<<
>>

«МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ». ОБУСТРОЙСТВО ЖИЛЬЯ НОВОГО СРЕДНЕГО КЛАССА

  Исследование жилого пространства позволяет реконструировать практики повседневного обихода, формы социальных взаимодействий, происходящих в нем, социальные нормы, ценности его обитателей. Анализируя практики обитателей французского аристократического дома, Норберт Элиас исходит из того, что «каждому виду совместного пребывания людей соответствует определенное пространство, в котором входящие в то или иное объединение люди — пусть не все сразу, но, по крайней мере, частями — действительно пребывают или могут пребывать совместно» (Элиас, 2002: 58—59). Домашнее пространство оказывается наглядной репрезентацией того типа социальной организации, которая в нем размещается.
При попытке концептуализации жилья важным оказывается аналитическое разделение на приватную и публичную сферу социальной жизни. Дом, семья и домашнее хозяйство обычно ассоциируются с пространством приватным, а политическая сфера, сфера гражданской и экономической активности — с пространством публичным. Границы между публичным и приватным жестко не определены, варьируются от общества к обществу и часто являются проницаемыми и условными. В статье эти категории используются для описания социально-пространственной структуры жилья представителей нового среднего класса.
Разделение на приватное/публичное важно и тем, что оно позволяет связать пространственные категории и категории гендерного устройства. Наиболее влиятельные традиции концептуализации публичной сферы в политической философии ассоциируют ее с политической активностью, миром дискуссий, дебатов, коллективных ре
шений, а также деятельностью государства, рынком и экономикой. Приватная сфера выделяется в противовес публичной и включает в себя все то, что не относится к сфере публичной, т. е. дом, домашнее хозяйство, семью (Weintraub, 1997). Феминистские исследователи ставят под сомнение конвенциональное разделение на публичное/приватное и утверждают, что эти две сферы являются взаимосвязанными, гендерно маркированными и неравноположенными. Публичная сфера буржуазного общества рассматривается ими как сфера преимущественно мужской активности, а приватная — женской, домашней, вторичной по отношению к мужской.
Для многих европейских стран прошлого века, в том числе и России, характерен другой вариант разграничения и гендерного дисбаланса, и приватной/публичной сфер. Как в социал-демократической, так и в коммунистической идеологии государственная политика была направлена на существенные изменения в повседневных и гендерных практиках домашней сферы, например в областях гигиены, воспитания и эффективности домашних работ. В Советском Союзе государство пыталось радикально вмешаться в домашние отношения. По мнению исследователей советского общества (Shlapentokh, 1989; Хархордин, 2002; Reid, 2006), границы публичного/приватного не являлись жестко очерченными, были прозрачными и проницаемыми в связи с тем, что государство вторгалось в те сферы жизни, которые в либеральной политической традиции рассматриваются сферами приватности — семья, дом, дружеские и любовные отношения — и куда вторжение публичных институтов может осуществляться только в случаях крайней необходимости.
Сферами вмешательства советского государства в приватное применительно к исследованию жилья и его гендерной маркированности могут быть названы прежде всего жилищная и гендерная политика. Советское государство в разные периоды так или иначе стремилось регулировать, организовывать быт и жилье советских граждан, централизованно планируя и осуществляя жилищное строительство, создавая жилищные нормы и стандарты, распределяя жилье среди граждан, инициируя кампании по организации быта. Советская гендерная политика активно вторгалась в семейную жизнь, поддерживая женщин: предоставляя пособия, отпуск по уходу за ребенком, осуществляя поддержку матерей-одиночек и создавая инфра структуру детских дошкольных оздоровительных и образовательных учреждений и т. п. Целью было создание возможностей для совмещения жен
щинами материнских обязанностей и оплачиваемого труда. Прежде чем подойти к анализу организации жилья представителями современного российского среднего класса, кратко остановимся на специфике организации советского домашнего пространства и гендерного разделения советской эпохи.
  
<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009 {original}

Еще по теме «МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ». ОБУСТРОЙСТВО ЖИЛЬЯ НОВОГО СРЕДНЕГО КЛАССА:

  1. Лариса Шпаковская «МОЙ ДОМ - МОЯ КРЕПОСТЬ». ОБУСТРОЙСТВО ЖИЛЬЯ НОВОГО СРЕДНЕГО КЛАССА
  2. Жилье нового среднего класса: пространства и мечты о социальной сегрегации
  3. Борис Гладарев, Жанна Цинман ДОМ, ШКОЛА, ВРАЧИ И МУЗЕИ: ПОТРЕБИТЕЛЬСКИЕ ПРАКТИКИ СРЕДНЕГО КЛАССА
  4. 5.1. Ваш дом – ваша крепость
  5. Гендерное разделение ролей в процессе обустройства жилья
  6. IV- 2. «Средний класс» и интеллигенция. Единый класс рабочих и крестьян
  7. Теория «нового класса»
  8. Интеллигенция среднего класса
  9. 9.3. Жизненные стандарты среднего класса
  10. 17.2.2 Средний возраст смерти от крупных классов причин
  11. Потребительские практики постсоветского среднего класса
  12. Кто принадлежит к среднему классу?
  13. Дом идеальный и дом реальный
  14. Г л а в а 10 Корпорация «Дом, милый дом» (плюсы и минусы работы на дому)
  15. Экономические уклады и классы в переходный период. Союз рабочего класса с крестьянством.
  16. Начало обустройства: новое жилье
  17.    1722 г., Генваря 24 ТАБЕЛЬ О РАНГАХ ВСЕХ ЧИНОВ, ВОИНСКИХ, СТАТСКИХ И ПРИДВОРНЫХ, КОТОРЫЕ В КОТОРОМ КЛАССЕ ЧИНЫ; И КОТОРЫЕ В ОДНОМ КЛАССЕ, ТЕ ИМЕЮТ ПО СТАРШИНСТВУ ВРЕМЕНИ ВСТУПЛЕНИЯ В ЧИН МЕЖДУ СОБОЮ, ОДНАКОЖ ВОИНСКИЕ ВЫШЕ ПРОЧИХ, ХОТЯ Б И СТАРЕЕ КТО В ТОМ КЛАССЕ ПОЖАЛОВАН БЫЛ
  18. 4.4. Другие виды средних величин Средняя квадратическая