<<
>>

«Безответственное» сексуальное поведение: «советское наследие» или общий тренд?


В настоящее время тенденция «безответственного» сексуального поведения россиян фиксируется в большинстве статистических обследований (например, Репродуктивное здоровье..., 1998, 2000; Кессели и др., 2005).
Наиболее распространенное объяснение этого явления дает российский демограф Анатолий Вишневский, который объясняет эту тенденцию «неготовностью» населения «достаточно ответственно относиться к своему здоровью» (Вишневский, 2006а: 325). С одной стороны, отсутствие страха перед сексуальными рисками может быть связано с инерционностью советской модели контрацептивного поведения, для которой характерны фатализм и некомпетентность в вопросах предохранения (Ваганов и др., 1996).[78] Но можно
представить и другое объяснение. Отсутствие у современных молодых людей страха перед беременностью и ЗППП может быть связано с особенностями коммуникации в сфере интимных отношений. Для подтверждения или опровержения этого положения обратимся к материалам исследований, посвященных вопросу «безопасного секса» в контексте отношений между партнерами в гетеросексуальных парах.
Исследования, которые рассматривают практики предохранения в контексте межличностной коммуникации в парах (или в контексте «отношений»), малочисленны и не очень распространены.[79] Значительная их часть посвящена переговорам между партнерами о выборе средств предохранения как способу профилактики ЗППП (и особенно ВИЧ). Среди них можно выделить исследования, изучающие влияние межличностных отношений на использование презерватива (Weissman, 1991; Campbell et al., 1992; Pendergrast et al., 1992; Williams et al., 1992; Nyamathi et al., 1993; Helweg-Larsen, Collins, 1994; Poppen, 1994; Reisen, Poppen, 1995; Castaneda, Collins, 1998). Вопросы о том, при каких отношениях использование презерватива более популярно, вписаны в более широкую дискуссию о символическом значении средств предохранения в интимных отношениях. Так, исследователи контрацептивных решений в латиноамериканских (Catania et al., 1992) и в американских (Marin, Marin, 1992) парах считают, что использование презерватива ассоциируется со множеством сексуальных партнеров. В длительных отношениях использование презерватива связывается с недоверием (Pivnick, 1993; Remien et al., 1995; San Doval et al., 1995). Именно поэтому переход постоянных партнеров к использованию презерватива расценивается как «ненормативный сценарий» развития отношений, который свидетельствует о недостатке доверия или рисках в отношениях с партнером. В то же время отказ от использования презерватива и предпочтение других средств контрацепции расценивается как свидетельство любви и доверия между партнерами (Sibthorpe, 1992; Sobo, 1995; Conley, Rabinowitz, 2004).
Наряду с изучением символического значения средств предохранения в литературе внимание уделяется также анализу того, как
культурные нормы сексуальных отношений влияют на практики безопасного секса. К примеру, сравнительное исследование латиноамериканских, афроамериканских и «белых» пар показало, что латиноамериканские мужчины всегда проявляют инициативу в использовании средств предохранения со своей женой, в то время как во внебрачных связях отказываются от их использования. Исследователи интерпретировали это явление как влияние «культурного фактора»: проявление нормативной модели «мачо».[80] Это же исследование показало: отказ «белых» женщин от средств предохранения основан на их представлении о том, что использование контрацептивов разрушает интимные отношения любви и доверия. Схожее наблюдение делается и в исследовании постоянных афроамериканских пар (Reinholtz et al., 1995). Карен Плискин, изучавшая практики предохранения между случайными партнерами, пришла к заключению, что для американцев в целом характерны трудности в обсуждении проблемы безопасности секса. Проблематичность Плискин объясняет нехваткой культурно санкционированного языка для обсуждения сексуального здоровья и тем, что обсуждение таких проблем не является частью романтического сценария (Pliskin, 1997). При этом Плис- кин, как и многие другие, подтверждает, что осознание возможности заразиться не мотивирует людей прибегать к практикам «безопасного» секса (Lindan et al., 1990; Farmer, Kim, 1991; Sobo, 1995).
Мы кратко описали круг зарубежных исследований, в которых в изучении контрацептивного поведения упор прежде всего делается на типе отношений между партнерами и культурных предписаниях. Сравнение этих исследований с результатами изучения российской сексуальной культуры (Герасимова, 1997; Здравомыслова, Тёмкина, 2002; Кон, 2005) показывает, что, несмотря на существенные различия в практиках предохранения, существуют и общие черты. Такие проблемы, как инициатива предохранения, обсуждение контрацепции и планирование семьи, разделение ответственности за предохранение, существуют везде. Исторический феномен «отставания» контра
цептивной культуры России от западной не является, на наш взгляд, достаточным аргументом в интерпретации правил «безопасного» сексуального поведения. Мы предполагаем существование более глубоких причин для «недружелюбного» отношения к предохранению, чем низкий уровень сексуального просвещения и «безответственность». Такими причинами могут быть представления о сексе как части романтических отношений, символическое значение, которое приписывается средствам предохранения, особые правила «интимной» коммуникации и общения со случайным партнером, и т. д.
  
<< | >>
Источник: Коллективная монография. Новый быт в современной России: гендерные исследования повседневности. 2009 {original}

Еще по теме «Безответственное» сексуальное поведение: «советское наследие» или общий тренд?:

  1. СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ
  2. § 27. опыт работы с лицами девиантного поведения на почве сексуальных отклонений
  3. Третий ребенок в семье: утопия или результат безответственности родителей
  4. § 24. норма и девиация в сексуальном поведении в контексте различных подходов
  5. 3. Запрет как норма поведения: пищевые и сексуальные табуации
  6. глава 7 девиантное поведение на почве сексуальных отклонений
  7. В связи с повышенной сексуальной расторможен-ностью больные в маниакальном состоянии нередко совершают сексуальные
  8. § 2. Понятия уголовной безответственности, разумения и воспитуемости
  9. Тренды
  10. ПЕРИОДЫ И ЭТАПЫ ТРЕНДА
  11. В стране языка, или «Посетите Советский Союз!»
  12. ПАЦИЕНТ В КЛИНИКЕ ОТ «ВХОДА» ДО «ВЫХОДА» ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ АСПЕКТЫ ТРЕНДА
  13. 6.5. Общение с людьми с аномальным поведением или ограниченными возможностями
  14. 8.5. Методы выявления основной тенденции (тренда) в рядах динамики
  15. Советская «Империя знаков», или Социалистический (гипер)реализм
  16. Сходство временных трендов
  17. НЕДОСТАТКИ ОРГАНИЗАЦИИ ТРЕНДА ПАЦИЕНТА в КЛИНИКЕ ОТ «ВХОДА» ДО «ВЫХОДА»