<<
>>

Возможность уступки будущих требований в российском праве

Сложность анализа подходов к проблеме уступки будущих требований, складывающихся в российском праве, определяется отсутствием как в законодательстве, так и в правоприменительной практике единого понимания того, что считается "будущим правом".

Говоря о предмете цессии договорного права, следует отличать права из уже заключенного договора, поставленные в зависимость от срока или условия, и права, которые возникнут в будущем, поскольку договор, являющийся их основанием, еще не заключен.

В первом случае правовая связь между должником и кредитором существует, право требования определено договором, но возможность его реализации зависит от тех или иных обстоятельств.

Подобные права требования - права, поставленные в зависимость от срока, - в российской цивилистике определялись как "несозревшие права"*(107). Возможность их уступки, так же как и прав, возникновение которых поставлено под условие, в российской и советской цивилистике практически не подвергалась сомнению. Изложение взглядов и мнений по данному вопросу дано В.В.Почуйкиным*(108). Иной подход приводит к абсурдному выводу о возможности передачи в порядке цессии лишь просроченных долговых обязательств.

Понятие "будущее право" было бы более правильным применять лишь во втором случае, когда речь идет о праве из договора, который еще не заключен к моменту уступки.

Глава 24 ГК РФ не содержит каких-либо указаний о возможности либо невозможности уступки будущих требований. Однако отдельные положения, содержащиеся в этой главе, дают основания для вывода о том, что предметом уступки может быть только существующее, но не будущее право, понимаемое как право из еще не заключенного к моменту уступки договора. Так, в пункте 1 статьи 382 ГК РФ говорится о праве (требовании), принадлежащем кредитору на основании обязательства. М.И. Брагинский полагает, что такой же вывод позволяет сделать и статья 384 ГК РФ: "...нельзя передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи"*(109).

В пункте 1 статьи 826 ГК РФ указывается, что предметом уступки, под которую предоставляется финансирование, может быть как денежное требование, срок платежа по которому уже наступил (существующее требование), так и право на получение денежных средств, которое возникнет в будущем (будущее требование). А.С. Комаров, анализируя содержание этой статьи, говорит о праве на получение будущих долгов и определяет их как "платежные обязательства контрагентов клиента, вытекающие, например, из уже заключенных им договоров на поставку товаров, срок платежа за которые еще не наступил"*(110). Действительно, такой подход вполне возможен. Но если понимать под будущим требованием в контексте рассматриваемой нормы лишь требования, по которым не наступил срок платежа, то включение этого положения в закон излишне, поскольку общие положения о цессии (гл.24 ГК РФ) не исключают такой возможности.

Более правильным, по нашему мнению, является охват понятием "будущие требования" в данном случае и требований из договоров, которые будут заключены в будущем. Именно такой подход позволяет правильно понять положения, содержащиеся в абзаце втором пункта 1 статьи 826 ГК РФ - при наличии уже заключенного договора не может быть затруднений в определении, идентификации требования, поскольку есть конкретный должник, конкретный договор, конкретное требование.

Затруднения могут возникнуть лишь при использовании в качестве объекта сделок уступки прав по еще не заключенным на момент заключения договора о финансировании договорам. Такое понимание соответствует подходам, которые складываются в практике мировой торговли, и способствует развитию практики финансирования

Пункт 1 статьи 826 ГК РФ требует, чтобы денежное требование, являющееся предметом уступки, было определено в договоре клиента с финансовым агентом таким образом, который позволяет идентифицировать существующее требование в момент заключения договора, а будущее требование - не позднее чем в момент его возникновения.

В юридической литературе существуют серьезные различия в определении круга сведений, которые должны быть включены в договор о финансировании для того, чтобы обеспечить возможность определения уступленного требования.

Так, по мнению Е.А.Павлодского в договоре финансирования "должны быть указаны сумма, сроки выплаты другие признаки каждого переуступаемого требования"*(111).

А.С. Комаров допускает возможность индентификации требований путем ссылки на определенный контракт или вид продукции, а также и без такого указания: "сумма, определяющая стоимость финансирования, предоставляемого под уступку требования, может дать основание для определения требования, к которому относится уступка". Представляет интерес и его замечание касающееся ситуации, когда конкретные уступленные требования из договора финансирования определить невозможно: "более правильно при применении данной статьи (ст.826 ГК РФ - Л.Н.) исходить из того, что отсутствие в договоре факторинга прямой ссылки или невозможность использования на основании договора какого-либо иного способа идентификации требований, ставших предметом уступки, означает, что уступка распространяется на все требования клиента, возникающие из его предпринимательской деятельности. Такой подход не будет создавать препятствий для развития данных финансовых операций и в то же время будет стимулировать стороны четко определять предмет договора"*(112).

Практика применения норм об уступке показывает, что предлагаемый А.С. Комаровым радикальный подход вряд ли пока может найти поддержку.

Тем не менее следует обратить внимание на то, что статья 826 ГК РФ не содержит каких-либо формальных требований в отношении того, на основании каких сведений может быть определено уступленное требование. При ее применении нельзя говорить о неопределенности требования лишь потому, что в договоре финансирования не указаны номер и дата договора, права по которому передаются, как это в некоторых случаях делается на практике. Следует принимать во внимание любые сведения, позволяющие определить, какая задолженность уступается. Если в договоре о финансировании уступаемые требования определены таким образом, который позволяет разумно их идентифицировать (например, "все требования, возникшие из договоров поставки такого-то вида товаров"), то наличие указаний о конкретных суммах долга, номерах договоров представляется излишним. В отношении будущего требования определенность должна существовать не в момент заключения договора об уступке, а в момент возникновения уступаемого требования. Следовательно, в таком договоре должны содержаться сведения, достаточные для того, чтобы решить вопрос о распространении на то или иное требование соглашения об уступке, когда это требование возникнет. При отсутствии определенной договорной и правоприменительной практики условия договора о финансировании желательно формулировать более четко.

<< | >>
Источник: Новоселова Л.А.. Финансирование под уступку денежного требования. 2000

Еще по теме Возможность уступки будущих требований в российском праве:

  1. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
  2. Глава 11. СДЕЛКИ ПО УСТУПКЕ БУДУЩЕГО ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
  3. Оптовые уступки, уступки будущей дебиторской задолженности и частичные уступки
  4. Об уступке права требования по обязательствам в римском праве
  5. Договорные отношения на уступку в российском праве
  6. Глава 4. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ОБЩЕЙ ЧАСТИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДОГОВОР ФАКТОРИНГА
  7. Глава I. Об уступке права требования по обязательствам в римском праве. О безыменных знаках, известных в древности грекам, римлянам, индусам и в средние века евреям
  8. Форма уступки и форма договора о финансировании под уступку денежного требования
  9. 11.5. Оформление уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  10. 5.2. Случаи, когда уступка права требования недопустима в силу закона. Высокоперсонифицированные права требования
  11. 11.3. Уступка прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -