<<
>>

Сделки уступки права требования в общей части ГК РФ (гл.24) и договор факторинга

В юридической литературе последних лет много внимания уделяется выявлению соотношения норм о сделках уступки права требования (гл.24 ГК РФ) и о договоре факторинга (гл.43 ГК РФ).

В большинстве работ отмечается сложный характер договора факторинга, включающего в себя и сделку (сделки) уступки права требования (цессии), урегулированные статьями 382-390 ГК РФ*(15).

Характеризуя рассматриваемое соотношение, А.С. Комаров указывает на специальный характер норм, включенных в главу 43 ГК РФ, по отношению к нормам общей части обязательственного права об уступке требований (ст.382 -390) и отмечает, что положения общей части применяются к отношениям по договору о финансировании под уступку требования, если в данной главе не содержится иного регулирования*(16). В.А. Белов также признает правомерность рассмотрения понятий цессии и договора факторинга, как в определенной степени соподчиненных - цессия может совершаться и в рамках договора факторинга, который определяется им как комплексный договор*(17).

В некоторых работах цессия и факторинг противопоставляются. Так, например, Е.А.Павлодский рассматривает договор цессии и договор финансирования под уступку денежного требования как два самостоятельных договора, имеющих существенные различия. Договор о финансировании под уступку денежного требования, по его мнению, не может быть охарактеризован как смешанный, включающий элементы цессии; применение общих норм о цессии в отношениях по финансированию в силу действующего законодательства исключается*(18). Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Е.А.Павлодский не определяет юридическую природу уступки, осуществляемой в рамках договора факторинга, что оставляет открытым вопрос о природе указанного института.

В отличие от Е.А.Павлодского другой автор, М.В. Кротов, отрицает идентичность уступки права требования и уступки в рамках договора факторинга, полагая, что "факторинг не влечет перемену лиц в обязательстве, а представляет собой переадресовку исполнения в пользу финансового агента"*(19).

Обоснования изложенного положения автором не приводятся.

По мнению Л.Г. Ефимовой, предмет уступки требования, совершаемой в рамках договора факторинга, "не совпадает с предметом уступки, регулируемой главой 24 ГК РФ". В диссертации указанным автором высказывалось мнение о возможности применения к отношениям по факторингу норм о цессии только по аналогии*(20).

Вместе с тем, сравнивая нормы о цессии с положениями главы 43 ГК РФ, она приходит к выводу, что уступка требования, совершенная в рамках договора финансирования, может рассматриваться как особая коммерциализированная разновидность общегражданской уступки права требования, "которая, однако, не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент"*(21).

Для целей дальнейшего анализа необходимо определить понятие "уступка права требования"*(22).

Сущность обязательственного правоотношения (обязательства) состоит в "обязании конкретных лиц к определенному поведению, преследующему имущественную цель"*(23).

Обязательственное правоотношение требует наличия двух сторон, двух субъектов - активного (кредитора, который имеет право требовать от другой стороны совершения определенного действия) и пассивного (должника, который обязан исполнить то, что требуется по условиям обязательства). В силу установления обязательства кредитор приобретает право требовать от должника совершения определенных действий. При этом в состав имущества кредитора право требования входит как актив. Должник обременяется долгом, который отражается в его имуществе как пассив. Таким образом, содержание обязательственного правоотношения складывается из прав и обязанностей его участников. Для кредиторов речь идет о правах требования, для должников - о долгах.

По мере развития оборота обязательство во многом утратило личный характер, имеющееся у кредитора право требования стало рассматриваться как самостоятельная имущественная ценность. Право стало допускать изменения в субъектном составе обязательства, в том числе и на стороне кредитора.

Субъективное право может перейти к другому лицу либо в результате общего (универсального) правопреемства, либо в результате сингулярного (частичного) правопреемства. При универсальном правопреемстве права переходят к новому кредитору (правопреемнику) как единое целое (например, при наследовании, реорганизации юридического лица).

При частичном правопреемстве может осуществляться передача отдельного права (прав) или отдельной обязанности (обязанностей). В период действия обязательства возможны изменения его субъектного состава.

В обязательстве может быть заменен кредитор, в этом случае говорят о передаче (уступке) права требования от первоначального кредитора к новому лицу - новому кредитору. При замене должника говорят о переводе долга.

Действующее гражданское законодательство России допускает возможность перехода прав кредитора к другому лицу, в том числе и в порядке сингулярного правопреемства. В соответствии с пунктом 1 статьи 382 ГК РФ право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, может быть передано им другому лицу по сделке (уступка требования) или перейти к другому лицу на основании закона.

Уступка права представляет собой акт передачи (уступки) права в силу заключенной между прежним кредитором (цедентом) и новым кредитором (цессионарием) сделки либо на основании иных предусмотренных непосредственно законом юридических фактов, приводящий к замене кредитора в обязательстве*(24).

Очень подробный и обстоятельный анализ взглядов российских цивилистов на институт уступки прав дает В.В.Почуйкин*(25). В числе современных научных работ, посвященных рассматриваемому институту, можно назвать работы В.А. Белова, Е.А. Крашенинникова, О.А. Колесникова*(26).

Переход права возможен по сделке, которая также именуется сделкой уступки права (требования), либо на основании других юридических фактов, предусмотренных законом. Сделка уступки права (требования) имеет своим результатом замену кредитора в обязательстве и представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своего субъективного права в отношении должника в пользу нового кредитора. По своей природе эта сделка сходна с известной римскому праву сделкой по передаче владения вещью для переноса права собственности (традиция).

Рассматривая отношения, складывающиеся при уступке прав требования, можно указать на существование:

а) обязательства, из которого возникли права, являющиеся предметом уступки,

б) сделки, на основании которой прежний кредитор передает новому кредитору имущество в виде права требования (основание передачи) (купли-продажи, дарения права и т.п.);

в) сделки цессии как акта, действия прежнего кредитора по передаче права.

В отношении сделки, лежащей в основе передачи обязательственного права (см. выше подп."б") в литературе высказываются различные точки зрения, в основном сводящиеся либо к признанию существования особого договора - договора об уступке требования (договора сингулярной субцессии (активной цессии)*(27), либо к отрицанию самостоятельной природы договора цессии*(28).

Не имея возможности в рамках данной статьи дать оценку этим подходам, следует отметить, что и в том и в другом случае речь идет об особого рода "транспортной" сделке, совершаемой для целей передачи права. Нормы главы 24 ГК РФ призваны обеспечить урегулирование отношений, возникающих как между прежним и новым кредитором, так и между этими лицами и должником при использовании права по обязательству в качестве передаваемого объекта.

Содержащиеся в указанной главе положения применимы ко всем случаям передачи обязательственного права от прежнего кредитора новому, независимо от того, является ли такая передача возмездной (по типу купли-продажи) или безвозмездной (по типу дарения); обеспечительной и т.д. Одновременно следует указать на возможность установления специальных правил, регламентирующих отношения по передаче (уступке) права на основании той или иной хозяйственной сделки.

Представляется совершенно естественным, что при передаче права фактору в рамках финансирования под уступку при отсутствии в ГК РФ специальных норм применялись бы общие нормы ГК РФ о форме сделки уступки, недопустимости и ограничениях уступки, последствиях уступки, возражениях должника и т.д. Кстати, именно такой подход, основывающийся на возможности применения общих норм о цессии к уступке в рамках факторинга, существовал в большинстве стран системы как общего, так и континентального права.

Действительно, несмотря на отсутствие в положениях главы 43 ГК РФ прямых отсылок к нормам главы 24 ГК РФ, сам характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить фактору права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав.

Общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования) установлены в главе 24 ГК РФ и в силу их общего характера должны применяться и к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга.

Вместе с тем само возникновение специальных норм о финансировании под уступку требования было вызвано тем, что традиционные нормы об уступке не в полной мере обеспечивали интересы и фактора, и должника, а в ряде случаев - и клиента при использовании прав требования как объекта коммерческих сделок. Поэтому в рамках договора факторинга ряд отношений урегулированы иным образом (например, последствия включения в договор между должником и клиентом условия о недопустимости уступки, возможность дальнейших переуступок и т.д.). Эти нормы имеют специальный характер. В силу этого при уступке прав на основании договора факторинга к отношениям сторон общие нормы ГК РФ об уступке подлежат применению в том случае, если в главе 43 отсутствуют специальные нормы.

Сделанный нами выше общий вывод применительно к российскому праву на сегодняшний день особых сомнений не вызывает. Тем не менее хотелось бы указать на ряд моментов, которые, по нашему мнению, следует учитывать при анализе конструкции договора финансирования под уступку денежного требования. Прежде всего, теоретически переход права финансовому агенту не всегда может осуществляться на основании сделки уступки права требования. Такой переход может иметь основанием, к примеру, суброгацию*(29) либо иные, отличные от цессии сделки, влекущие переход прав по обязательству.

Так, например, действующий ГК РФ рассматривает в качестве одной из форм передачи права (уступки права) индоссамент, хотя в отношениях, возникающих при передаче прав в порядке индоссамента, нормы главы 24 ГК РФ вытесняются специальными положениями о передаче прав по ценным бумагам.

Отметим, что в некоторых правовых системах уступка прав по обязательствам может осуществляться различным образом и с различными последствиями. В качестве примера можно привести Францию, где в целях модернизации рефинансирования законом от 2 января 1981 г, модифицированным законом о банках от 24 января 1984 г. был установлен специальный порядок передачи прав (цессия Дайи). Суть введенного порядка состоит в передаче прав по финансовым обязательствам путем передачи специального документа (бордеро), включающего перечень передаваемых обязательств*(30). Такой порядок существует наряду с классической цессией.

В международной практике передача прав фактору может производиться, в частности, в результате суброгации, новации и залога прав на дебиторскую задолженность. В связи с этим в проекте Конвенции об уступке при финансировании под дебиторскую задолженность термин "уступка" в рамках отношений по финансированию первоначально определялся как "передача путем соглашения существующей или будущей дебиторской задолженности одной или несколькими сторонами ("цедентом") другой стороне или сторонам ("цессионарию") посредством продажи, в качестве обеспечения исполнения обязательств или иным образом, включая суброгацию, новацию или залог дебиторской задолженности"*(31). Хотя в более поздних редакциях указания на характер сделок были исключены, тем не менее предложенные в них определения уступки не ограничивают возможных оснований передачи прав*(32).

Представляют интерес и высказанные в связи с этим некоторыми участниками рабочей группы соображения о необходимости создания новой конструкции (нового вида) уступки в области международной торговли, которым будут пользоваться те стороны, которые пожелают, чтобы их взаимоотношения регулировались положениями проекта Конвенции*(33).

Исходя из этого, можно говорить о возможности создания в российском праве особой конструкции передачи прав, не сводящейся к сделкам уступки требования, урегулированным в статье 24 ГК РФ, но включающей и эти сделки, в рамках договора факторинга.

Сказанное означает лишь, что конструкция договора финансирования под уступку денежного требования теоретически не исключает возможности перехода права финансовому агенту не только в результате традиционной сделки уступки права, но и по иным основаниям. Формально действующие нормы ГК РФ, и в частности положения статьи 824, говорят о совершении клиентом действий по уступке права финансовому агенту, то есть о сделке уступки.

Казалось бы, изложенные выше положения не имеют существенного практического значения. Но это не так. Отсутствие четкого представления о месте рассматриваемых институтов в системе гражданского права и их соотношении нередко приводит к принятию арбитражными судами решений, которые мягко можно охарактеризовать как своеобразные.

Так, в частности, по одному из дел кассационная инстанция указала, что рассматриваемый ею договор "представляет собой не договор факторинга (финансирования под уступку денежного требования), а договор цессии (уступки требования)". Встречаются и обратные высказывания договор не является договором уступки права требования, а является договором финансирования под уступку денежного требования. Учитывая, что, как мы уже видели, цессия может осуществляться и в рамках договора факторинга, правильность приведенных высказываний в равной степени вызывает сомнения.

Печально, что очень часто приведенные выше положения приводятся в качестве единственного основания для вывода о недействительности сделки между новым и прежним кредитором. Ведь если договор не является договором факторинга, но уступка была произведена, это означает лишь, что к отношениям сторон применимы не специальные, а общие нормы об уступке. Если договор является договором факторинга, то совершенные на его основании сделки уступки права регулируются как специальными нормами главы 43 ГК РФ, так и (в части, не противоречащей этим специальным нормам) нормами главы 24.

Анализ конструкции договора финансирования под уступку денежного требования будет неполным, если не остановиться на вопросе о месте оказанного договора в системе гражданско-правовых договоров, опосредующих передачу обязательственных прав. Разграничение указанного типа договоров с договорами купли-продажи права, залога права и т.д. имеет существенное практическое значение, поскольку помимо прочих последствий определяет необходимость соблюдения специальных требований в отношении лица, выступающего в качестве финансового агента.

Нередко в литературе само разграничение производится по такому критерию: если требуется наличие лицензии - то это договор факторинга, а если не требуется - то иной договор (купли-продажи права, залога права и т.д.). Между тем необходимо прежде всего определить природу договора, а затем, основываясь на этом, делать вывод о применении или неприменении к рассматриваемым отношениям норм о договоре финансирования под уступку денежного требования.

В рамках выделения договора факторинга из числа сходных договорных конструкций наиболее существенным является определение понятия "финансирование".

<< | >>
Источник: Новоселова Л.А.. Финансирование под уступку денежного требования. 2000

Еще по теме Сделки уступки права требования в общей части ГК РФ (гл.24) и договор факторинга:

  1. "Оборотное" имущество
  2. Т.Л. Липовецкая НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ ДОГОВОРА ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  3. § 2. Общие положения учения о способах обеспечения обязательств
  4. ВВЕДЕНИЕ
  5. Глава 4. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ОБЩЕЙ ЧАСТИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДОГОВОР ФАКТОРИНГА
  6. 9.2. Уступка части долга
  7. 10.1. Общие положения
  8. 11.3. Уступка прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  9. 11.5. Оформление уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  10. 13.3. Право на уведомление должника
  11. Глава 20. СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРОВ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ С ДРУГИМИ ДОГОВОРАМИ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРЫХ МОГУТ ПЕРЕДАВАТЬСЯ (УСТУПАТЬСЯ) ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРАВА
  12. Глава 21. СТОРОНЫ ДОГОВОРА ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  13. Глава 23. ОПЛАТА УСЛУГ ФИНАНСОВОГО АГЕНТА ПО ДОГОВОРУ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  14. 12.6. Внешнеэкономические сделки с коммерческим финансированием
  15. История возникновения факторинга
  16. Сделки уступки права требования в общей части ГК РФ (гл.24) и договор факторинга
  17. Финансирование под уступку денежного требования
  18. Стороны договора финансирования под уступку денежного требования
  19. Форма уступки и форма договора о финансировании под уступку денежного требования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -