<<
>>

Отделение первое Об ответственности по простым векселям вообще

27. Выдачей векселя векселедатель принимает на себя ответственность за платеж по оному.

§ 1. Правилам об ответственности по простым векселям, при окончательном обсуждении устава, признано необходимым предпослать, в виде отдельной статьи, общее положение, что выдачей векселя векселедатель принимает на себя ответственность за платеж по оному, а засим указать в постановлениях статей: 28 - на ком лежит ответственность по векселю, кроме векселедателя, а 29 - что ответственность по векселю простирается на каждого из обязанных по оному лиц, в том числе на каждого из участников в подписи векселя или надписи на нем (Журн.

Соед. деп. Гос. сов. 1902 г., N 197, стр. 42).

§ 2. Векселя сами по себе доказывают свой валютность, доколе противное не будет доказано оспаривающим (О. 6245 - 10 г., N 74).

28. Кроме векселедателя, ответственность по векселю лежит и на всех подписавших вексель или сделавших на нем надписи, как если бы каждым из них выдано было самостоятельное на себя обязательство, за исключением случаев, прямо в сем уставе указанных. Ответственное по векселю лицо не вправе проверять подлинность надписей.

§ 1. Существенный признак ответственности, выраженный в ст. 28, заключается в подписи или надписи на векселе: не только векселедатель, но каждое лицо, подписавшее вексель или сделавшее на нем надпись, есть обязанное, ответственное лицо. Это начало, выраженное в форме общей, соответствует тому, что высказано, при перечислении ответственных лиц, в начале ст. 81 Германского устава, а также в Венгерском (ст. 91), Сканд. (ст. 87), Швейц. (ст. 808), Итал. (ст. 275), Англ. (ст. 23) и др. Вместе с тем в означенной статье дано пояснение: ":как если бы каждым из них выдано было самостоятельное на себя обязательство". Это пояснение напоминает собой сказанное в ст. 55 прежнего устава (об ответственности каждого из надписателей): ":как бы от каждого из них особый вексель был выдан", и служит одним из главных руководящих начал в приложении к отдельным случаям, например, по вопросу о влиянии одних подписей на другие (ст.

32), по вопросу о перерыве течения сроков для предъявления исков по векселям (ст. 76) и т. п. (Объясн. зап. 1899 г. к ст. 25 - 27).

§ 2. Статья эта, не перечисляя круга лиц, обязанных по векселю (векселедатель, поручитель, надписатели), ограничивается вполне достаточным общим указанием, что все подписавшие или сделавшие на векселе надпись принимают на себя каждый совершенно самостоятельное обязательство.

§ 3. Векселедержатель, добившийся по векселю благоприятного решения суда в отношении надписателя, но не получивший от последнего по означенному решению удовлетворения, вправе предъявить по тому же векселю новый иск к векселедателю (О. 1911 г., N 82).

§ 4. Постановление, что "ответственное по векселю лицо не вправе проверять подлинность надписей", является логическим развитием положения, установленного в ст. 23 (см. объяснения к ней), в силу которого "векселедержатель не обязан удостоверяться в подлинности предшествующих надписей".

§ 5. Ответственность по векселю надписателя, передавшего вексель банкирскому учреждению, перед сим последним (правильным векселедержателем) нисколько не зависит от порядка учета, производимого в банкирском учреждении (О. 7648 - 10г., N 69.).

§ 6. Передача векселя по надписи (индоссаменту) нуждается в такой же векселеспособности, какая необходима и для выдачи векселя (ср. р. 80 г. N 58), а посему бланковая надпись монашествующего, но лишь в случае его о том заявления, недействительна (п. 1 ст. 2); но возражать о недействительности сей надписи не могут векселедатели, права коих не нарушаются неправильным в смысле вексельного устава приказом векселей (р. 82 г. N 15) и обязанность коих ответствовать по выданному ими векселю не устраняется уступкой вневексельного порядка своих прав (О. 1910 г., N 62).

§ 7. К ответу по иску, основанному на векселях, выданных каким-либо торговым домом, должен быть прежде всего привлечен сам торговый дом, как сословие лиц, а не отдельные члены, в состав его входящие, ответственность коих за долги торгового дома является не самостоятельной, а вспомогательной (О.

1913 г., N 165).

29. Ответственность каждого из обязанных по векселю лиц, в том числе каждого из участников в подписи векселя или в надписи на нем, простирается как на сумму векселя, так и на все, чего векселедержатель, по силе сего устава, вправе от них требовать.

§ 1. В ст. 29 выражено общее начало об объеме ответственности. Последняя обнимает собой, конечно, сумму векселя, но может простираться и на другие суммы, например, проценты, просрочки, издержки протеста и т. п., как это определено, в том или другом объеме, в разных местах устава. Это правило, как общее, выражено в ст. 81 германского устава и в других основанных на нем уставах (Объясн. зап. 1899 г. к ст. 25 - 27).

§ 2. В дополнение к предыдущей статье, устанавливающей самостоятельность ответственности каждого векселеобязанного лица, статья эта говорит о характере солидарной ответственности всех обязанных по векселю лиц; определение этой ответственности содержится в ст. 30, а ближайшее указание обязанностей каждого из участвующих - в ст. 50.

§ 3. Включение в договор полного товарищества условия о том, что за долги товарищества перед кредиторами каждый из товарищей отвечает пропорционально внесенному им капиталу, не освобождает товарищей, подписавших вексель, от солидарной ответственности по векселю (О. 1912 г. мая 4. N 145).

30. В случае неплатежа по векселю, удостоверенного установленным порядком (ст. 49), векселедержатель вправе, по своему усмотрению, предъявить требование о платеже всей причитающейся по векселю суммы (ст. 29) или ко всем ответственным по оному лицам совокупно (ст. 28), или только к некоторым из них также совокупно, или же к одному из сих лиц, не теряя в двух последних случаях своего права против тех из них, к которым упомянутое требование еще не предъявлено.

§ 1. Настоящая статья определяет характер ответственности по векселю. Обыкновенно она называется солидарной. В первоначальном проекте употреблялось выражение "все за одного и один за всех". Оба выражения не соответствуют характеру вексельной ответственности, ибо каждое лицо отвечает только за себя и притом независимо от каких-либо между ответственными лицами расчетов.

Поэтому положено не вносить упомянутых выражений для устранения таких выводов, которые совершенно чужды вексельному праву (Объясн. зап. 99 г., к ст. 25 - 27).

§ 2. Солидарность ответственности, по справедливому толкованию немецких судов, проявляется и в исполнительном производстве: взыскание, обращенное на имущество одного из должников, не лишает права обратить взыскание и на других ответственных лиц (Staub. Kom. Art. 49 Anm. 3).

§ 3. Из ст. 50 Уст. о векс. следует, что одно получение векселедержателем исполнительного листа на бланконадписателя без оплаты оного засим последним, не лишает векселедержателя права на взыскание с векселедателя, причем безразлично, имеет ли надписатель, по имущественному положению, возможность лично погасить присужденное с него взыскание, или нет, а имеет значение лишь то, что исполнительный лист до данного времени не погашен (О. 6953 - 10 г. N 72, и 3958 - 10 г., N 63).

§ 4. Соглашение совекселедателей об уплате одним из них долга по векселям, без участия векселеприобретателя или векселедержателя в сем соглашении (т. е. без принятия ими на себя обязанности исполнения), по отношению к последнему никакой обязательной силы не имеет, причем безразлично, известен ли факт соглашения ему или нет, так как известность соглашения не делает его обязательным для лица, в нем участия не принимавшего (О. 7965 - 10 г.).

§ 5. Вексель представляет собой совокупность отдельных и вполне самостоятельных обязательств, разновременно возникающих в каждой особой на нем подписи и надписи и не связанных между собой ни общим интересом, ни единством основания. Поэтому и сама солидарная ответственность вексельных должников сводится в сущности к самостоятельной ответственности каждого из них в полном размере вексельного долга, установленной в законе только по практическим соображениям, не имеющим никакого отношения к солидарным обязательствами, в видах облегчения вексельного обращения и укрепления вексельного кредита (К. Д. 1906 - 61).

§ 6. Если вексельное взыскание по заочному решению присуждено солидарно с векселедателя и надписателя, то обращение его к исполнению против векселедателя не прерывает, по законам, действующим в Империи, течение установленного 735 ст.

уст. 2 р. суд. срока против надписателя (К. Д. 1906 - 91).

31. Сделавший на векселе подпись или надпись, как уполномоченный векселедателя или иного обязанного по векселю лица, без надлежащего на то полномочия, ответствует лично точно так же, как ответствовало бы, при существовании полномочия, то лицо, уполномоченным которого он подписался. Такой же ответственности подлежат опекуны и другие законные представители, которые в этом качестве подписались на векселе, не имея на то права.

§ 1. Настоящий устав не дает ответа на вопрос, при каких условиях лицо должно почитаться достаточным образом уполномоченным на выдачу за другого вексельного обязательства. Точно так же ни в гражданском, ни в торговом праве нет достаточных по сему предмету указаний, ввиду чего практика наших судов при действии старого вексельного устава не отличалась устойчивостью. В одном из своих позднейших решений (К. Д. 90 - 98) Прав. Сенат высказался, что, если лицо уполномочено общегражданской доверенностью, т. е., следовательно, на действия, не имеющие торгового характера, то, хотя бы поверенный и был уполномочен кредитоваться, он все же не может считаться уполномоченным на выдачу векселя. Наоборот, предоставление права кредитоваться торговой доверенностью дает право обязывать доверителя векселями. Этот вывод Прав. Сенат мотивировал следующими двумя положениями. 1) Предоставляя право кредитоваться по общегражданской доверенности, доверитель имеет в виду те обыкновенные способы кредита или займа, о которых упоминается в законах гражданских; а так как в них не содержится постановлений о векселях, то нельзя предположить, чтобы вверитель изъявил готовность подвергнуть себя строгим последствиям вексельного взыскания. 2) Этот вывод подтверждается вполне п. 6 ст. 2 Уст. о векс., в силу коего существенной принадлежностью простых и переводных векселей признается и собственноручная подпись векселедателя или подпись лица, "особой доверенностью к тому уполномоченного".

Этот второй аргумент в настоящее время, во всяком случае, отпадает, так как ст.

3 нового устава, соответствующая ст. 2 старого, не упоминает об "особой" доверенности, ввиду чего в настоящее время вопрос представляется спорным. Казалось бы, раз законодатель счел нужным устранить требование "особой" доверенности, то он как бы признал, что это требование является излишним.

§ 2. Однако и в 1906 г. Правит. Сенат признал, что выдача общегражданской доверенности, хотя бы и с уполномочием кредитоваться от имени доверителя, не дает поверенному права выдавать от имени доверителя векселя, которые силу простого долгового обязательства (О. 1893) в таком случае имеют (1906 г. N 8).

§ 3. Доказательство наличности полномочия на передачу векселя не должно быть установлено в самом векселе; в случае предъявления требования к доверителю, последний вправе требовать предъявления ему доказательств наличности полномочия у поверенного (Staub. Kom. Art. 95, Anm. § 8 - 9).

§ 4. Ответчик сын, совершивший передаточную надпись в качестве поверенного своего отца, не имея на то полномочия, должен отвечат лично так же, как ответствовал бы при существовании полномочия его отец. (О. 1911 г. марта 28, N 95).

§ 5. Ответственность лица, ложно выдавшего себя за поверенного, уполномоченного на выдачу векселя, обусловливается тем, что оно заверило других, что имеет достаточные полномочия, безразлично, как это признают немецкие суды, была ли на его стороне вина (Staub. Kom. Art. 95, Anm. § 14). Именно потому германские суды признали, что если лицо, получившее вексель, выданный от третьего лица без достаточных к тому полномочий, знало об этом недостатке полномочий, то оно не может требовать ответственности лица, вексель выдавшего, ссылаясь на ст. 31 (Staub. Kom. Art. 95, Anm. 14).

§ 6. Выдавший себя за уполномоченного отвечает по началам вексельного права; этот вывод прямо вытекает из слов закона: ":точно так же, как ответствовало бы при существовании полномочия то лицо, уполномоченным которого он подписался". Именно в установлении вексельной ответственности заключается особенность ст. 31, так как и помимо специального постановления лицо, выдавшее себя неправильно уполномоченным, отвечает за весь тот убыток, который оно наносит этим неправомерным действием третьим лицам.

§ 7. Этому тексту ст. 31 вполне соответствует и вывод германской судебной практики, что ответственность лица, ложно выдавшего себя за представителя, является ответственностью не субсидиарной, но самостоятельной (Staub. Kom. Art. 95, Anm. 16).

§ 8. Ст. 31 применяется при условии, если выдавший себя за уполномоченного не был формально уполномочен на выдачу векселя. Если же формальные полномочия имеются налицо, то вопросы о том, дал ли доверитель поручение выдать вексель, не был ли уполномоченный формальной доверенностью обязан в силу своих отношений к доверителю, например, данной ему инструкции воздержаться от выдачи векселя, безразличны. Доверитель обязан отвечать по векселю и сохраняет лишь право в свой очередь привлечь к ответственности за убытки поверенного, нарушившего свои по отношению к нему обязанности.

§ 9. Поэтому кредитор, ссужая деньги поверенному, обязан только убедиться, уполномочен ли поверенный на заем денег от имени своего доверителя, и затем уже вовсе не обязан наблюдать за употреблением ссуженных денег, а следовательно, не может подлежать ответственности за заем денег поверенным не согласно с целью, указанной в доверенности (К. Д. 79 - 255).

§ 10. Поэтому же, если поверенный в силу доверенности, дающей право ограниченного кредита, превысил пределы полномочий относительно суммы кредита, то это обстоятельство, относясь к расчетам и отношениям его к доверителю, не может иметь влияния на права тех лиц, которые, ввиду доверенности, оказывали поверенному кредит, если этот последний по отношению к каждому отдельному кредитору не превышает дозволенной доверенностью суммы (Н. V - 8).

§ 11. Вексель, в подписи коего означено, что он выдан по доверенности, считается выданным тем лицом, от имени которого он подписан, хотя бы в тексте векселя было сказано: "повинен я заплатить, а не повинен заплатить мой доверитель" (К. Д. 75 - 804), так как обозначено в самом тексте векселя, что заплатить по оному обязан доверитель, не составляет по закону одной из существенных принадлежностей векселя, к числу которых отнесена подпись лица, особой доверенностью на то уполномоченная (К. Д. 76 - 73).

§ 12. Доверенный не может выдать самому себе вексель от имени своего доверителя, так как соединение в одном лице двух договаривающихся сторон было бы противно самому понятию о договоре, который составляется не иначе как по взаимному согласию договаривающихся сторон (К. Д. 99 - 16).

§ 13. Так как сделавший на векселе надпись, как уполномоченный, не имея, однако, на это доверенности, отвечает "как ответствовало бы при существовании полномочия то лицо, уполномоченным которого он подписался", то для привлечения этого лица к вексельной ответственности необходимо, чтобы лицо, за которое была совершена надпись, само обладало вексельной способностью, ибо иначе оно не могло бы отвечать по векселю даже и в том случае, если бы дало полномочие на совершение надписи.

§ 14. В германской судебной практике возникал неоднократно вопрос о том, представляется ли достаточным позднейшее признание вексельного обязательства лицом, от имени которого, но без достаточных к тому полномочий, оно было выдано. Вопрос этот разрешен в положительном смысле (Staub. Kom. Art. 95 Anm, 10 а).

§ 15. К ответственности по настоящей статье может быть привлечено только такое лицо, которое имеет право обязываться векселями, иначе оказалось бы, вопреки основному началу устава, что вексельная ответственность возлагается на лицо, которому запрещено обязываться векселем (Staub. Kom. Art. 95, § 15).

§ 16. По векселю, выданному от имени полного товарищества, одним из товарищей, обязанными являются все товарищи (О. 1907 г. N 26).

§ 17. Душеприказчики вправе выдавать векселя за счет завещанного имущества, если такая выдача прямо предусмотрена завещанием, или же если это необходимо в видах исполнения завещательных распоряжений (О. 1908 г. N 35).

§ 18. По векселю, выданному душеприказчиком за счет наследственной массы без надлежащего полномочия, ответствует душеприказчик лично; причем вопрос о превышении пределов полноиочия при выдаче векселя, при отсутствии о том правил в Уставе о векс., разрешается на основании общегражданских законов (О. 1910 г. N 53).

§ 19. Ответственность согласно ст. 31 Векс. уст. обусловливается неправильностью заверения, данного лицом, подписавшим вексельное обязательство. Поэтому в тех случаях, когда представитель именует себя совершенно правильно и дефект заключается только в том, что, как таковой, он не имел права на выдачу векселя, неправильная его выдача же безусловно создает ответственность согласно ст. 31. Так, Прав. Сенат разъяснил, что в случае, когда опекун выдал векселя от имени опеки, не испросив на то разрешения сиротского суда, эти действия опекуна не создают для них ответственности согласно ст. 31, так как этой ответственности подлежат лишь лица, которые неправильно именовали себя опекунами. (С. Д. 13 ноября 1906 г., N 2193. Д. 1. 893). Правильность этого вывода решительно оспаривает А. М. Нолькен, полагающий, что такое толкование не соответствует ни буквальному смыслу ст. 31 (который скорее допустил бы ограничительное толкование в смысле применения оной только к случаям превышения прав со стороны лиц, состоящих опекунами), ни также первоисточнику ст. 31 - германскому вексельному уставу. К этому мнению готов присоединиться и А. А. Добровольский (Уст. о векс., стр. 44). Вопрос представляется нам более сложным, а потому он едва ли мог быть признан исчерпанным аргументацией А. М. Нолькена, серьезность которой мы, однако, не отрицаем. Никто не может ссылаться на незнание закона, и недостаточность правильно указанного полномочия не может служить достаточным основанием для безусловного привлечения к ответственности согласно ст. 31.

§ 20. По векселям должника, над делами коего учреждена администрация, ответствует последняя, с тем, однако, ограничением, что она не может быть признана обязанной к немедленному удовлетворению и по состоявшемуся суд. решению (О. 5169 и 3863 - 10 г.).

§ 21. По векселю, выданному в обеспечение займа для надобностей судна от имени судовладелъца капитаном, ответствует судовладелец, даже и при отсутствии на сей заем у капитана доверенности или разрешения (ср. ст. 235, 236 Уст. торг., изд. 1903 г.) (О. 7040 - 10 г.).

§ 22. Лицо, от имени которого выдан другим лицом вексель, вправе не только против первого, но и против всех дальнейших приобретателей векселя защищаться возражением о выдаче того векселя без надлежащего на то полномочия (О. 1908 г. ноября 22, Астрах.. гор. общ. 499 - 1908 г.).

§ 23. Статья эта говорит о лицах, подписывающихся в качестве уполномоченных, опекунов или иных законных представителей других лиц, и никакого отношения к лицам, делающим подписи за других лиц по их неграмотности, болезни или иной какой-либо причине, не имеет (К. Д. ?907 - 114).

§ 24. Вексель, выданный лицом, не имеющим права выдать таковой, сохраняет, однако, силу долгового обязательства, если выдавший его был уполномочен выдавать долговые обязательства (см. ст. 31) (О. 1839 - 1906 г., N 8).

32. Если подпись на векселе (ст. 3 п. 7, ст. 18 и 25) окажется подложной или необязательной для того лица, которым или от имени которого она учинена, или же сделанной лицом, не имеющим права обязываться векселями, то этим не устраняется ответственность по прочим имеющимся на векселе подписям (ст. 27 и 28).

§ 1. В ст. 32 находит себе подтверждение правило о самостоятельности каждой подписи, выраженное в ст. 28 (Объясн. зап. 1899 г., к ст. 29).

§ 2. В первоначальном проекте заключалось правило о том, что подложность подписи на векселе или учинение ее лицом, не имеющим права обязываться векселями, не устраняет ответственности по прочим имеющимся на векселе надписям. При окончательном обсуждении нового устава было принято во внимание, что, кроме случая подлога или отсутствия права лица обязываться векселями, на практике встречаются другие случаи, когда подпись лица, подписавшего вексель или учинившего на оном надпись, может быть для него необязательна, например, в случае недостаточности полномочия, отсутствия специальной правоспособности и т. п. Эти обстоятельства не устраняют, однако, ответственности по векселю других лиц, в нем участвующих. Поэтому было признано необходимым ст. 32 дополнить в том смысле, что указанная ответственность не устраняется и в тех случаях, когда вексельная подпись или надпись необязательна для лица, которым или от имени которого она учинена (Журн. Соед. деп. Гос. сов. 1902 г. N 197, стр. 42 и 43).

§ 3. В основе настоящей статьи лежит принцип, в силу которого вексель, формально действительный, является достаточным основанием для принятия на себя, путем присоединения к нему, самостоятельного вексельного обязательства.

§ 4. Поэтому Правит. Сенат правильно признал, что присутствие на векселе передаточной надписи несовершеннолетнего не прекращает возможности перехода векселя по другим передаточным надписям, и лицо, приобретшее такой вексель, является правильным векселедержателем (О. 6457 - 1906 г., N 21. О. 1911 сент. 20 N 112, ср. ст. 2 § 3).

§ 5. Передача векселя по надписи лицом, не имеющим права обязываться векселями (ксендзом), представляется ничтожной и не может служить основанием для ответственности надписателя ни по уставу о векселях, ни по общегражданским законам, в коих не упоминается о принятии на себя известным лицом платежа по обязательству, выданному другим лицом, путем учинения на нем бланковой надписи (О. 1911 г., N 118). Такая передача не может служить основанием к привлечению передатчика к ответственности и по законам общегражданским, ибо по общему, содержащемуся в ст. 2058 т. X, ч. I правилу, передаваший обязательство другому не несет по оному ответственности, если только обязательство не окажется недействительным (О. 1912 г., N 162).

§ 6. По смыслу приведенных суждений статья 32 применяется и к тому случаю, когда подпись лица недействительна ввиду отсутсипвия у лица общей гражданской правоспособности, а не только специально вексельной.

§ 7. Недействителъная или подложная подпись не создает никаких обязанностей для лица, подпись которого подделана или недействительна. Такая подпись не должна была бы переносить и права на вексель, но это последствие смягчено постановлением вексельного устава, в силу которого добросовестному держателю векселя не могут быть сделаны возражения, основанные на подложности или недействительности подписи.

§ 8. В вексельном уставе не предусматривается вопрос о подлогах не в подписях, а в других частях векселя, ибо ст. 13 и 14 говорят о поправках, т. е., следовательно, о таких исправлениях, которые заметны при первом же ознакомлении с векселем, между тем подлоги могут изменять содержание векселя, не оставляя по себе такого заметного следа. Не говорит эта статья и о порче внешнего вида векселя, например, о его надорвании. Объяснительная записка к проекту 1899 г. указывает, что такие случаи могут относиться ко всяким актам. Следовательно, и по отношению к векселям их надо рассматривать с точки зрения общих принципов права. Немецкий вексельный устав тоже не нормирует этих вопросов, а судебная практика разрешает их следующим образом (ср. Staub. Kom. Art. 76, § 9 сл.).

§ 9. а) Если изменения, произведенные в первоначальном тексте векселя, таковы, что повреждена существенная часть векселя, то вексельная сила документа уничтожена,- поэтому вексель недействителен, если уничтожена часть векселя, на которой содержался один из признаков векселя, необходимых для признания его действительным.

§ 10. б) Если, однако, и после произведенных в первоначальном тексте изменений, вексель и в новой своей форме содержит все существенные части, то он сохраняет вексельную силу по отношению к тем, кто присоединился к вексельному обязательству в новом его виде.

§ 11. в) Если изменения коснулись несущественной части векселя, то это не колеблет его вексельной силы.

§ 12. г) Возражения, основанные на том, что в векселе произведены изменения, могут быть противопоставлены в равной мере и добросовестному векселедержателю.

§ 13. д) Распределение тяжести доказательств ставится в зависимость от степени очевидности произведенных изменений. Если изменения не бросаются в глаза при первом осмотре векселя, то лицо, к которому предъявляется требование, должно доказать, что в тексте произведены изменения, без которых оно не было обязано произвести платеж. Если же по внешнему виду векселя можно сразу заметить сделанные изменения, то на векселедержателе, предъявляющем требование платежа, лежит тяжесть доказательства, что, несмотря на произведенные в векселе изменения, векселеобязанное лицо в действительности обязано произвести платеж (Staub Kom. Art 76 § ?9 ).

33. Ответственное по векселю лицо, к которому обращено вексельное требование, может защищаться только такими возражениями, которые вытекают из постановлений сего устава или из непосредственных отношений означенного лица к векселедержателю.

§ 1. Эта статья, касающаяся одного из важнейших вопросов вексельного права, именно возражений, основана ближайшим образом на ст. 82 Германского устава (также ст. 92 Венг., ст. 811 Швейц., ст. 324 Итал.) и должна служить руководящей при разрешении разных частных вопросов. Доктрина и практика вексельного права убедительно доказали, что всякая попытка перечисления всех возможных в вексельном порядке возражений является крайне неудобной, так как на самом деле невозможно исчерпать в любой схеме всех случаев, в коих могут быть допущены возражения; вот почему дробного перечисления, кроме общего правила, нет ни в одном уставе. Отдельные категории возражений могут находить себе место лишь в комментариях и учебниках (Объясн. зап. 1899 г., к ст. 30).

§ 2. В первоначальном проекте не было приведено общего правила, а указано лишь несколько его применений в форме отрицательной. При этом между прочим было выражено, что вексельный должник не вправе предъявлять возражений, вытекающих из правоотношений его к кому-либо из прежних векселедержателей. Это положение разумеется само собой, так как возражения, кроме вытекающих из положений самого устава, могут проистекать лишь из непосредственных отношений к векселедержателю. Такие непосредственные отношения могут основываться на разных сделках и весьма разнообразны) они могут быть помещаемы и на векселях, если нет в уставе специального воспрещения, но предусматривать в уставе дозволительные непосредственные правоотношения, как необязательные для третьих лиц, нет, конечно, надобности. Поэтому признано излишним и помещенное в первоначальном проекте правило об отсрочке в платеже, даваемой кому-либо из участников векселя: она уставом не возбраняется, но, конечно, не может касаться ответственности других обязанных по векселю лиц (Объясн. зап. 1899 г., к ст. 30; Объяснит. зап. 1884 г., к ст. 121).

§ 3. Противопоставление возражений, "которые вытекают из постановлений сего устава", таким, которые вытекают "из непосредственных отношений означенного лица к векселедержателю", заимствовано из ст. 82 герм. векc. устава, трактующей о возражениях aus dem Wechselrechte selbst и о возражениях, которые unmittelbar gegen den jedesmaligen Klдger zustehen. Это противопоставление и в германской литературе и практике возбуждало серьезные разногласия и споры. Нравильным представляется толкование, которое исходит из взгляда, что эти две категории возражений должны представлять из себя действительную противоположность. Поэтому нельзя под возражениями, "вытекающими из постановлений сего устава", понимать все возражения, основанные на постановлениях Вексельного устава, так как среди них имеются и такие, которые могут быть делаемы не каждому держателю векселя, а только известным держателям, так что существа вексельного обязательства они не уничтожают, так, например, возражение о том, что вексель был передан вопреки запрещению, предусмотренному ст. 22 Векс. устава. Это, несомненно, возражение, "вытекающее из постановлений вексельного устава", а вместе с тем оно может быть противопоставляемо только известным держателям векселя. Поэтому под возражениями, вытекающими из вексельного устава и противополагаемыми возражениям, основанным на непосредственных отношениях векселедержателя к данному лицу, надо понимать такие, которые разрушают само существование вексельного обязательства, кто бы ни являлся его держателем, между тем как под возражениями, вытекающими из непосредственных отношений ответственного по векселю лица к векселедержателю, следует понимать такие, которые могут быть противопоставляемы одним держателям, но не могут быть противопоставлены другим; само существование вексельного отношения ими не уничтожается, но только данное лицо или данные лица (см. ст. 24 и комментарий к ней) не могут осуществить вексельного требования.

Правильность этого противоположения вполне подтверждается для германского вексельного устава, послужившего образцом и для нашего, сопоставлением с § 364 Abs. 2 Торгового уложения, трактующим об ордерных бумагах. Именно, согласно этой статье управомоченному владельцу документа должник может противопоставить только такие возражения, которые касаются действительности его волеизъявления в документе или вытекают из содержания документа, или касаются непосредственно данного владельца. Текст этой статьи Леман совершенно правильно называет аутентическим толкованием Аrt. 82 W. О., толкованием, совершенно совпадающим с вышеуказанным толкованием ст. 33 Векс. уст. Законодательная цель разделения всех возможных возражений на эти две категории ясна: она противопоставляет такие, которые действуют in rem , безразлично, в чьих бы руках вексель ни находился, таким, которые, не поражая векселя, могут быть противопоставлены только известным категориям векселедержателей, со стороны которых является недобросовестным предъявление вексельного требования. Таким образом, эта вторая категория возражений нисколько не колеблет твердости вексельного оборота (Ср. например, Staub, Kom. Art. 82, § ? сл.; Cosack, Handelsr. § 49). Именно такое определение понятия отношений, вытекающих из непосредственных отношений обязанного лица к векселедержателю, дает Судебный департамент. Под этими возражениями, говорит Суд. департамент, надо понимать такие, которые могут быть противопоставляемы одним держателем, но не могут быть противопоставляемы другим; само существование вексельного отношения этими возражениями не уничтожается, но только данное лицо или данные лица (см. ст. 24 уст.) в случаях, если векселедатель докажет, что векселедержатель знал о тех дефектах, которые должны были служить основанием для отказа его предшественнику в платеже по векселю - не могут осуществить вексельного требования. Таким образом, закон допускает возможность возражений против векселей, которые, не поражая самого векселя и не колебля твердости вексельного оборота, могут быть противопоставлены только известным категориям векселедержателей, со стороны которых является неправильным предъявление вексельного требования (Д. I. N 891).

§ 4. I. Объективные возражения, exceptions in rem. Они в свою очередь распадаются на те два класса, о которых говорит Art. 303 Abs. 2 Германского торгового уложения, именно: 1) возражения, касающиеся сделанного в документе волеизъявления, 2) возражения, вытекающие из содержания этого документа.

§ 5. 1) Возражения, касающиеся сделанного в документе волеизъявления, разрушают само существование вексельного обязательства вообще или, по крайней мере, по отношению к делающему возражения.

Возражения эти могут и не вытекать из текста векселя,- так, например, возражение, вытекающее из того обстоятельства, что вексель подписан лицом, которое к тому не было уполномочено. Сюда относятся все возражения, вытекающие из формальной природы векселя, так, например, ссылка на вексельную давность и т. п.

§ 6. 2) Второй вид возражений этой категории - это те, которые вытекают из содержания документа.

Возражения эти могут поражать действительность самого документа и в таком случае они могут быть подводимы и под первый вид возражений,- таковы все недостатки, относящиеся к форме векселя, или же они могут не затрагивать действительности вексельного обязательства, вытекая, однако, из содержания векселя,- таковы пометки о произведенном платеже.

§ 7. II. К возражениям личным, вытекающим из непосредственных отношений ответственного по векселю лица к векселедержателю, устраняющим необходимость производства ему платежа, относятся основанные или специально на постановлениях вексельного права (так, например, возражение о том, что векселедержателю уже был произведен платеж), или же на постановлениях общих законов.

§ 8. В целом ряде решений Правит. Сенат проводит, в общем довольно последовательно, основную идею этой категории возражений, именно строго личный их характер. Расчеты векселедателя с первоначальным векселедержателем или бланконадписателями не могут вредить интересам законного приобретателя векселя, не оспоренного в подлинности и представленного ко взысканию (О. 1906 г., июля 12, Липовецкой. 1881 - 1906 г., 1912 г., окт. 4. N 157).

§ 9. Ответственное по векселю лицо может защищаться только такими возражениями, которые вытекают из постановлений устава или из непосредственных отношений этого лица к векселедержателю, а потому никакие расчеты и сделки векселедателя с одним из надписателей не обязательны для правильного векселедержателя (О. 1907 г. февр. 9. Бабинского. 4038 - 1906), разве бы последнему известно было о расчетах векселедателя с прежним векселедержателем (О. 1911 г. окт. 4N 114, О. 1911 г. сент. 20, N 111).

§ 10. Расчеты векселедателя с первоначальным векселедержателем не могут касаться правильного векселедержателя (О. 1911 г. сент. 20 N ???); в ограждение себя от ответственности перед тем лицом, к коему вексель может дойти, векселедатель должен потребовать от векселедержателя вексель с полной платежной надписью, иначе он обязан ответствовать перед настоящим держателем, несмотря на учинение полного расчета с первым векселедержателем (О. 1907 г. авг. 23, Саса. 1500 - 1907 г.). Так как, по силе постановления устава о векселях 1903 г. (ст. 3, 27 - 31), вексель по существу своему является чисто формальным долговым документом, сила коего не зависит от материального основания долга (ст. 27 и 28 Уст. о векс.), то ввиду сего неисполнение векселеприобретателем сделки, по которой выдан был вексель, может лишь служить для векселедателя основанием для предъявления самостоятельного иска (О. 1911 марта 28 N 92).

§ 11. Несколько неосторожно разъяснение Сената, что при отсутствии спора о подлоге право на вексельное взыскание не требует доказательства путем наведения справки в торговых книгах векселепринимателя. (О. 1912 г. сентября 20, N 154). По отношению к первому векселедержателю спор о безденежности векселя возможен, но только против первого векселедержателя, против же последующих приобретателей, к коим вексель перешел по правильной надписи, спор может быть допущен тогда лишь, когда приобретший вексель при принятии его знал о его безденежности (О. 1908 нояб. 6, Рафаилова. 4526 - 1908 г.).

§ 12. Ответственное по векселю лицо не может защищаться обвинением прежних векселедержателей в незаконной передаче ими спорного векселя, выданного первому из них безденежно для учета в банке (О. 1907 г., мая 3, Соловьева, 8585 - 1906 г.).

§ 13. Расписка третьего лица в уплате долга по векселю, исходящая не от настоящего векселедержателя, не может служить доказательством погашения векселя, ибо для держателя векселя никакие расчеты векселедателя с прежним векселедержателем не обязательны (1908 г. авг. 22. фирм. "Перкун". 410 - 1908 г.).

§ 14. Но, само собой, только добросовестные третьи лица, держатели векселя, имеют право отвергать значение возражений, покоящихся на отношениях векселеобязанных лиц к их правопредшественникам. Поэтому Правит. Сенат разъяснил, что, установив на основании письменных доказательств что предъявленный ко взысканию вексель безденежен, суд вправе отказать в иске по сему векселю третьему лицу, если установит, что последнее, получая вексель, знало о его безденежности (О. 1906 г. июля 12, Ландкаф. 2037 - 1906 г.).

§ 15. Так как непосредственные отношения ответственного по векселю лица к векселедержателю могут быть самые разнообразные, то различны и те основания, в силу которых лицо может быть признано свободным от обязанности произвести векселедержателю платеж. Немыслимо, да и излишне было бы приводить все возможные основания, достаточно указать важнейшие категории возражений в виде примеров, дающих возможность разобраться в аналогичных случаях.

§ 16. Основания эти могут корениться или в тех отноииениях, в силу которых и возникло данное вексельное обязательство, или же они могут наступить позднее. Возможность оспаривать обязанность произвести платеж по векселю в силу тех отношений, которые дали основание к возникновению векселя, несмотря на формальное соответствие векселя всем требованиям вексельного устава, доказывает, что, поскольку вексель не пущен в обращение путем вексельной его передачи, он остается связанным с тем основанием, в силу которого был выдан. Преимущество векселедержателя заключается только в том, что для обоснования вексельного требования достаточно предъявления формально правильного векселя и на векселеобязанном лице лежит вся тяжесть доказательства, что те обстоятельства, в связи с которыми возникло вексельное обязательство, дают ему право не производить платежа.

§ 17. Притом лицо векселеобязанное чрезвычайно стеснено в выборе, доказательств, с помощью которых оно может оспаривать предъявленные к нему вексельные требования. Правит. Сенат разъяснил, что, установив по делу, что безденежность спорного векселя не доказана письменными доказательствами, суд вправе не допустить допроса свидетелей в подтверждение этого обстоятельства, ибо таковыми может быть доказываема лишь известность, при самом приобретении векселя, векселеприобретателю его безденежности (О. 1907 г. авг. 23. Персианинова. 768 - 1907 г.).

§ 18. Безденежность векселя может быть доказываема только письменными доказательствами, но не свидетельскими показаниями (К. Д. 1899 - 100 О. 1908 г. нояб. 6. Рафаилова. 4526 - ?908 г., 1911 г. окт. 17 N 115, 1913 г. янв. и N 169, 1912 г. сент. 20 N 155), вопрос о получении валюты не имеет решающего значения и одной выдачей векселя или вексельного бланка векселедатель принимает на себя ответственность за платежи по оному (О. 1912 апр. 27 N 141).

§ 19. К актам, коими может быть доказываем факт знания последующего приобретателя векселя о безденежности оного, не может быть причисляема расписка, выданная векселедателю первым приобретателем векселя, передавшим его другому лицу по правильной надписи, и удостоверяющая безденежность того векселя, так как такая расписка является не более как внесудебным свидетельским показанием (О. 1913 янв. 11 N 168). В другом решении Прав. Сенат разъяснил, что факт платежа по векселю, на коем не имеется отметки о платеже, не может быть доказываем письменным удостоверением кредитного учреждения, где означенный вексель был учтен, ибо письменный акт, каким является вексель, не допускает установления факта платежа по нему посредством свидетельских показаний, а тем более показаний бесприсяжных и внесудебных, каким является означенное удостоверение (О. 1913 янв. 18 N 173). В этом решении Прав. Сенат не различает письменное удостоверение, выданное в целях установления известного факта, каковое удостоверение может быть подведено под понятие внесудебного признания, и выписку из книг, которая является не свидетельством, а письменным следом, оставленным в момент учинения известных действий.

§ 20. Права векселедержателя определяются исключительно содержанием векселя, и содержание передаточной надписи на векселе не может быть опровергаемо или доказываемо свидетельскими показаниями (О. 1906 г. ноября 30, Вахнянского 2207 - 1906, 1909 г.. сент. 16, Твишора 3245 - 1909 г.).

§ 21. Недопустим допрос свидетелей в подтверждение обстоятельств, сопровождавших выдачу векселя (К. Д. 99 - 100).

§ 22. Под непосредственными отношениями ответственного по векселю лица к векселедержателю следует понимать не только отношения к данному держателю векселя, но и к каждому такому его держателю, который приобрел его не путем передаточной надписи на векселе. Поэтому Прав. Сенатом было совершенно правильно разъяснено, что лицо, приобретшее по праву наследования вексель, выданный его наследодателю, вполне заменяет последнего, почему против иска этого лица векселедатель вправе предъявить все те возражения, которые он мог бы предъявить против иска самого наследодателя, как первого приобретателя векселя, но вместе с тем он обязан подтвердить свои возражения теми же доказательствами, которые он должен был бы представить, если бы иск был предъявлен первым приобретателем векселя (1908 г. февр. 12 Ржевского. 8723 - 1907 г.).

§ 23. Против лица, коему вексель передан по препоручительной надписи, векселедатель всегда вправе сделать те возражения, которые он мог бы сделать против собственника векселя (О. 1906 сент. 18. Кржечковской. 2695 - 1905 г.). Аналогичные выводы германской судебной практики см. Staub Art. 82. Anm. 4, установившей, что самостоятельность права векселедержателя обусловливается исключительно вексельной передачей.

§ 24. Возражения, основанные на незаконности сделки, в силу которой был выдан вексель, могут быть обоснованы тем, что сделка эта воспрещена законом, так, например, вследствие ростовщического ее характера. Так, Прав. Сенат признал недействительным вексель, выданный для того, чтобы склонить к вступлению в брак (Н. IV - 31).

§ 25. Всякий заем, происшедший по игре, признается недействительным, хотя бы такой заем и облечен был в форму векселя, и векселедатель вправе, при взыскании по векселю, предъявить спор о недействительности векселя, как выданного по игре, не только против первого приобретателя векселя, но и против всех последующих недобросовестных векселедержателей (О. 1911 г. мая 20 N 102).

§ 26. Другим основанием к возражениям этого рода может служить недействительность сделки, послужившей основанием для выдачи векселя (как, например, по ошибке, для уплаты долга, в действительности уже погашенного). Прав. Сенат высказывался в том смысле, что с признанием недействительности договора, в силу которого последовала выдача векселей, последние могут быть признаны безденежными (Н. 1 - 145), что дает право векселедателю не платить по такому векселю лицу, которое непосредственно от него получило вексель по признанному недействительным договору.

§ 27. Возражения против векселедержателя могут быть основаны на том, что уже после выдачи векселя наступили такие обстоятельства, которые лишают этого векселедержателя права требовать уплаты по векселю. Таким обстоятельством является, например, то, что условие, от выполнения которого была поставлена в зависимость обязанность уплатить по векселю, не было выполнено. Прав. Сенат признавал вексель в таком случае безденежным (Н. IV - 39).

§ 28. Валютой векселя могут служить всякого рода предметы (К. Д. 80 - 138, 90 - 101), равно как и услуги, оказанные векселедателю (Н. IV - 39), причем, как это было разъясняемо Прав. Сенатом, безразлично, были ли эти предметы переданы до выдачи векселя, были ли в векселе в качестве валюты показаны те самые предметы, в обмен за которые в действительности был выдан вексель (К. Д. 75 - 187). Безразлично, была ли выдана валюта тем лицом, которому был выдан вексель, или же третьим лицом (2 Общ. собр. 88 г., N 169).

§ 29. Таким образом, допустимо возражение, основанное на том, что условленная валюта в действительности не была уплачена, а не о том, что вообще не имела места уплата валюты, так как по особенностям тех отношений, в силу которых последовала выдача векселя, передача валюты могла вовсе и не требоваться.

§ 30. Прав. Сенат признал допустимость встречных исков при предъявлении первоначального иска по векселям (С. Д. 9 окт. 1903 г., N 1598. Д.1-890).

34. Если вексель приобретен таким лицом, которое до передачи векселя уже участвовало в нем (ст. 17), то оно не вправе предъявлять требований к тем ответственным по векселю лицам, перед которыми, до приобретения оного, само подлежало ответственности.

§ 1. Это правило, находящееся в связи с правилом ст. 17, заключается в том, что обязанное по векселю лицо, к которому вексель возвратится по передаточной надписи, не вправе привлекать к ответственности тех лиц, перед которыми оно, до передачи, само ответствовало, именно низших надписателей (Объясн. зап.).

См. также объяснения к ст. 17.

35. В случае упущения векселедержателем какого-либо из действий, коими, по силе сего устава, обусловливается ответственность обязанных по векселю лиц, ответственность эта прекращается, хотя бы такое упущение произошло под влиянием непреодолимой силы или вообще без вины векселедержателя.

§ 1. При обсуждении первоначального проекта возник вопрос о том: если векселедержатель не совершит требуемого законом действия вследствие непреодолимой силы, то подвергается ли он тем не менее последствиям, которые установлены за упущение сего действия?

Вопрос этот в большей части иностранных вексельных уставов не разрешается положительно, вследствие чего доктрина и практика в разных странах пришли к противоположному разрешению оного. В Германии установился тот взгляд, что ссылка на непреодолимую силу не может быть допущена, тогда как во Франции и Бельгии она допускается. Из законодательств вопрос этот разрешается только швейцарским (ст. 813) и скандинавским (ст. 92), и то каждым из них в противоположном смысле, а именно: первым - в смысле германскаго, а вторым - в смысле французского воззрения.

Ввиду такого разнообразия во мнениях признано было необходимым разрешить этот вопрос положительно. Проект исходил от той мысли, что случай, воспрепятствовавший векселедержателю совершить требуемое законом действие, не должен служить основанием к усугублению ответственности должника, а должен оставаться на страхе самого векселедержателя. При сем было принято во внимание и то, что определение в законе понятия о непреодолимой силе представлялось бы весьма затруднительным. Разрешение приведенного вопроса в противоположном смысле повлекло бы за собой большие осложнения во взаимных отношениях участвующих в векселе лиц. Поэтому признано более целесообразным не допускать ссылки на непреодолимую силу, против чего последовало только возражение со стороны московского купечества, которое считало полезным удержать частное правило устава 1893 г. о том, что замедление хода почты не ставится в вину векселедержателю, замедлившему вследствие чего предъявить вексель своевременно к платежу. Допущение такого частного изъятия из принятого общего начала, однако, было признано не имеющим достаточного основания.

Если, таким образом, непреодолимая сила в принципе и не должна быть принимаема во внимание, то сие не исключает, конечно, возможности, в случаях чрезвычайных, по особому о том правительственному распоряжению, приостановить течение сроков, в том числе и сроков, установленных в вексельном уставе (Объясн. зап. 1884 г., к ст. 122).

§ 2. И, действительно, случаи простановки течения сроков для предъявления векселя к протесту известны нашей практике. Именной Высочайший Указ 30 сент. 1905 г. впервые установил такую льготу и притом для всей страны. Позднейшие случаи установления такого рода льготы носили местный характер. Указ 5 ноября 1905 г. устанавливал мораторий для протестов в Привислинском и Прибалтийском крае. Указ 9 июня 1906 г.- в Белостоке, указ 3 мая 1910 г. - в Могилеве.

<< | >>
Источник: Каминка А.И.. Устав о векселях. 1913

Еще по теме Отделение первое Об ответственности по простым векселям вообще:

  1. О ДРЕВНЕЙ И НОВОЙ РОССИИ В ЕЕ ПОЛИТИЧЕСКОМ И ГРАЖДАНСКОМ ОТНОШЕНИЯХ
  2. ТЕМА 4. ОБЯЗАТЕЛЬСТВА МЕЖДУНАРОДНОМ ЧАСТНОМ ПРАВЕ
  3. § 82. Реформационное движение первой половины 19 ст.
  4. Отделение первое Об ответственности по простым векселям вообще
  5. Высочайше утвержденное мнение Государственного Совета по проекту устава о векселях
  6. Устав о векселях с разъяснениями Введение
  7. Отделение первое О составлении простых векселей
  8. Отделение второе О выдаче и передаче простых векселей
  9. Отделение третье О векселедержателях и их уполномоченных по простым векселям
  10. Отделение первое Об ответственности по простым векселям вообще
  11. Отделение второе О платеже по простым векселям
  12. Отделение четвертое О поручителях по простым векселям
  13. Отделение первое Об утраченных простых векселях
  14. Отделение первое Об ответственности по переводным векселям вообще
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -