<<
>>

Оптовые уступки, уступки будущей дебиторской задолженности и частичные уступки

В процессе осуществления коммерческой деятельности, в особенности связанной с различными видами и формами финансирования, в сфере международной торговли широко используются сделки, в рамках которых финансовым агентам дебиторская задолженность передается "оптом", то есть не по отдельному требованию, а по группе требований, нередко без их индивидуализации. К примеру, в рамках сделок по проектному финансированию финансирующей стороне могут быть уступлены все права на дебиторскую задолженность, которая возникнет из договоров на поставку товаров предприятием, строительство которого финансируется, в течение определенного периода.

По договорам факторинга задолженность за товары, работы или услуги также уступается, как правило, на основе общего соглашения, нередко даже не определяющего конкретные договоры, из которых возникла или возникнет денежная задолженность. Сделки секьюритизации чаще всего охватывают передачу большого количества незначительных по объему денежных требований (например, задолженности потребителей по кредитным карточкам).

Использование так называемых "оптовых уступок" очень тесно связано с возможностью передачи будущих денежных требований. На практике наиболее часто предметом уступки являются денежные требования, основанные на договоре, уже заключенном к моменту уступки, но срок платежа по ним наступает позднее. Сущность многих сделок по финансированию как раз и заключается в предоставлении финансовыми агентами кредитов производителям и принятии в качестве встречного возмещения непросроченных (и, следовательно, более ликвидных) прав на получение денежных сумм за товары, работы и услуги, переданных или подлежащих передаче в соответствии с договором. При этом договор, на котором основано право требования, уже заключен на момент уступки или заключается одновременно с договором об уступке. Такие сделки рассматриваются не как уступка будущей дебиторской задолженности, а как передача права на получение платежа, срок которого еще не наступил.

Под уступкой будущей дебиторской задолженности понимаются сделки по передаче прав из договора (соглашения), не заключенного на момент заключения договора об уступке. Исходя из этого понимания статья 5(b) проекта Конвенции об уступке дебиторской задолженности в международной торговле (далее - проект Конвенции) определяет термин "существующая дебиторская задолженность" как дебиторскую задолженность, которая возникает в момент заключения договора уступки или до его заключения; "будущая дебиторская задолженность" - это дебиторская задолженность, которая возникнет после заключения договора уступки*(80).

"Различие между существующей и будущей дебиторской задолженностью основывается на моменте заключения первоначального договора (договора, на котором основано уступаемое требование. - Л.Н.). Дебиторская задолженность, возникающая в соответствии с договором, который был заключен до или в момент уступки, считается существующей, даже если срок ее погашения наступит в будущем или же она зависит от встречного исполнения или наступления какого-либо указанного события*(81).

Именно сделки с будущей задолженностью являются ядром таких операций по финансированию, как проектное финансирование, секьюритизация, и ряда других.

В категорию будущей дебиторской задолженности включаются и определенные денежные требования, которые неизбежно возникнут в будущем, и требования, которые могут возникнуть благодаря определенному событию в будущем, которое может иметь место, а может и не иметь ("условная" дебиторская задолженность), и требования предположительного, "гипотетического" характера.

Последние имеют место, к примеру, в случае уступки дебиторской задолженности, которая может возникнуть, если коммерсант получит возможность открыть свое дело и привлечь клиентов. Речь в подобных случаях идет о задолженности, реальная возможность возникновения которой весьма туманна, поскольку на момент уступки цедент еще не осуществляет деятельности, в связи с которой может возникнуть дебиторская задолженность.

"Условная" и "гипотетическая" задолженности часто уступаются в оптовом порядке. С учетом фактора неопределенности (неизвестно, возникнут ли такие требования вообще) сумма предоставляемого кредита, как правило, существенно ниже номинальной стоимости уступаемых требований.

В ряде правовых систем сделки по уступке будущей задолженности признаются недействительными ввиду того, что их предметом является несуществующее право. Вместе с тем отмечается, что "в таких правовых системах суды предпринимают усилия по устранению препятствий для финансирования дебиторской задолженности путем признания действительности оптовых уступок будущей задолженности при условии, что эта будущая задолженность на момент ее возникновения "определяется" или "может быть определена" с учетом ее основных характеристик (например, суммы и статуса должника)"*(82). В некоторых случаях признается действительность оптовых уступок, если будущая дебиторская задолженность возникает в течение определенного времени после заключения договора об уступке либо если уступка дебиторской задолженности зарегистрирована в соответствующем реестре.

Другой возможный подход, широко применяемый в национальных правовых системах, заключается в признании в целом действительности уступок будущей задолженности. Отмечается, что подобный подход способствует финансированию дебиторской задолженности*(83).

Еще один подход основывается на признании уступки будущих требований действительной в отношениях между цедентом и цессионарием. При таком подходе сделка цессии порождает правовые последствия лишь для сторон в обязательстве, на основании которого передается или подлежит передаче право. У цессионария возникает обязательственное право в отношении цедента, но перемещения имущества в форме права требования от цедента к цессионарию (вещно-правовые последствия уступки) не происходит.

Такой подход, в частности, используется в статье 5 Оттавской конвенции 1988 года о международном факторинге (далее - Оттавская конвенция), которая предусматривает, что в отношениях сторон по контракту по факторным операциям условие этого контракта, предусматривающее передачу существующих или будущих обязательственных требований, действительно даже в отсутствие их индивидуального обозначения, если во время заключения контракта или во время подготовки его они определимы.

Следовательно, Оттавская конвенция предусматривает такую конструкцию отношений, при которой оптовые ("в отсутствие индивидуального обозначения") уступки настоящих и будущих требований рассматриваются как действительные лишь в отношениях между цедентом и цессионарием - сторонами соглашения, на основании которого производится уступка. Вопрос о действительности уступки для третьих сторон Оттавская конвенция передает на усмотрение применимого национального законодательства.

Получение уведомления об уступке будущей дебиторской задолженности не обязывает должника произвести исполнение цессионарию. Исходя из положений статьи 8 (1) (с) Оттавской конвенции должник обязан уплатить цессионарию, если письменное уведомление касается обязательственных требований, которые вытекают из контракта на продажу товара, заключенного или до момента, или в момент, когда уведомление дано.

В качестве основного недостатка нормы статьи 5 Оттавской конвенции указывают на то, что одна и тоже оптовая уступка может быть действительной в отношениях между сторонами, участвующими в уступке, и не быть действительной в отношениях с должником и третьими сторонами.

В результате должник может заявить, что уступка является недействительной по отношению к нему, уплатить цеденту и тем самым освободиться от долгового обязательства.

Аналогичным образом могут действовать и кредиторы цедента, для которых уступка цедентом требования также не порождает последствий. Поскольку уступка действительна только в отношениях между цедентом и цессионарием, кредиторы цедента могут удержать средства, причитающиеся по дебиторской задолженности, на том основании, что уступка по отношению к ним недействительна. Для цессионария в этом случае имущество в виде дебиторской задолженности утрачивается.

При обсуждении концептуального решения, наиболее приемлемого для обеспечения потребностей международной торговли, и рабочая группа, и Комиссия ЮНСИТРАЛ пришли к выводу о необходимости закрепления положения о действительности уступок оптовой и будущей дебиторской задолженности.

Широкую поддержку получило мнение, что проект Конвенции должен применяться к оптовым уступкам и уступкам отдельных статей дебиторской задолженности и во всех случаях применяться в одинаковой мере к существующей и будущей дебиторской задолженности. Отмечалось, что для целей "ускорения процесса кредитования и сокращения для кредитора расходов по сделке, которые будут переведены на цедента, должны быть созданы правовые рамки, которые позволят сократить объем документации, необходимой для оформления займа на основе пула дебиторской задолженности... Если цеденту придется оформлять новые документы каждый раз, когда возникает новая дебиторская задолженность, регулируемая проектом Конвенции, расходы на управление программой кредитования существенно возрастут, и время, необходимое для получения должным образом оформленных документов и для рассмотрения этих документов, замедлит процесс кредитования в ущерб интересам цедента*(84).

Определенные опасения были высказаны в отношении возможности охвата в проекте Конвенции "условной" и "гипотетической" дебиторской задолженности. Национальное законодательство ряда стран отрицает действительность таких уступок по соображениям публичного порядка, в частности, потому, что такая уступка может необоснованно ограничивать экономическую независимость цедента, или потому, что она является несправедливой по отношению к кредиторам при несостоятельности цедента. В качестве примера подобной уступки, противоречащей публичному порядку, приводился случай уступки коммерческим предприятием всех своих "будущих" и "гипотетических" требований на весь срок своей коммерческой деятельности*(85).

Однако в целом было признано необходимым в проекте Конвенции исходить из действительности будущих и оптовых уступок в целом. Установление каких бы то ни было специальных исключений для условной и предположительной задолженности признано нецелесообразным, в первую очередь из-за трудности вычленения и четкого определения сделок, подлежащих исключению. Учитывая достаточно широкую практику финансирования под "проблематичные" требования, включение положений об исключении четко не определенных отдельных видов задолженности весьма затруднило бы применение проекта Конвенции Защита прав должника должна обеспечиваться посредством установления специальных правил, которые будут рассмотрены позднее.

В отношении прав третьих лиц (кредиторов цедента, управляющего в деле о несостоятельности) на дебиторскую задолженность вопрос о действительности связывается с вопросами приоритета, которые регламентируются нормами права места нахождения цедента (ст.24 проекта Конвенции).

Частичная уступка (уступка части дебиторской задолженности) часто используется для целей передачи прав, возникших вследствие участия в предоставлении кредитов, синдицировании займов, секьюритизации. К примеру, лицам, за счет которых предоставляется кредит, ведущим заимодавцем в качестве обеспечения могут быть уступлены либо определенная часть в дебиторской задолженности, либо "неразделенный интерес" в данном займе. Поскольку денежные права, в принципе, являются делимыми, то теоретически препятствия для признания возможности частичной уступки прав по денежному обязательству отсутствуют. Должник, как правило, в состоянии произвести частичный платеж, когда речь идет исключительно о денежном исполнении.

При рассмотрении проблем, связанных с частичной уступкой дебиторской задолженности, отмечалось, что на практике кредиторы заинтересованы в обычном потоке платежей и поэтому маловероятно, чтобы должнику было предложено произвести платеж более чем одному цессионарию. Тем не менее принятие Комиссией решения о признании действительности частичных уступок и уступок неразделенных интересов в дебиторской задолженности было сопряжено с констатацией необходимости установления специальных правил, обеспечивающих защиту должника при подобных уступках*(86).

В результате обсуждения положения статьи 9 "Действительность оптовых уступок, уступок будущей дебиторской задолженности и частичных уступок" проекта Конвенции были сформулированы следующим образом:

"1. Уступка существующей или будущей, одной или нескольких дебиторских задолженностей и частей или неразделенных интересов в дебиторской задолженности является действительной в отношениях между цедентом и цессионарием, а также в отношении должника независимо от того, определены ли дебиторские задолженности:

a) индивидуально в качестве дебиторских задолженностей, с которыми связана эта уступка; или

b) любым другим способом, при условии, что они могут быть идентифицированы в качестве дебиторских задолженностей, с которыми связана уступка, в момент уступки или - в случае будущих дебиторских задолженностей - в момент заключения первоначального договора.

2. В отсутствие договоренности об ином уступка одной или нескольких будущих дебиторских задолженностей является действительной без необходимости совершения дополнительного акта передачи для уступки каждой дебиторской задолженности.

3. За исключением предусмотренного в пункте 1 настоящей статьи... настоящая Конвенция не затрагивает каких бы то ни было ограничений на уступку, вытекающих из закона.

4. Уступка дебиторской задолженности не может быть недействительной в отношении лица, указанного в подпункте (а) статьи 24, а право цессионария не может быть лишено приоритета в отношении коллидирующих прав такого лица только на том основании, что в праве, помимо настоящей Конвенции, в целом не признается уступка, о которой говорится в пункте 1 настоящей статьи"*(87).

В отличие от Оттавской конвенции проект Конвенции ЮНСИТРАЛ об уступке дебиторской задолженности в международной торговле рассматривает оптовые уступки, уступки будущей задолженности, частичные уступки как действительные не только в отношении цедента и цессионария, но и в отношении должника.

В комментариях отмечается, что "термин "действительная" призван отразить вещно-правовые последствия уступки. Точное значение такой действительности, то есть вопрос о том, может ли цессионарий сохранить какой-либо излишек, и условия, на которых цессионарий может добиваться реализации дебиторской задолженности по отношению к должнику или должен иметь право регресса в отношении цедента, зависят от того, идет ли речь о прямой уступке или об уступке в качестве обеспечения, причем этот вопрос оставлен для решения на основе норм права, применимых вне проекта Конвенции. В любом случае цессионарий может заявлять требование и (если должник не использует в качестве возражения отсутствие уведомления и производит платеж) сохранить платеж (должник может получить законное освобождение от ответственности согласно статье 9 независимо от того, произвел ли он платеж лицу, имеющему приоритет).

Если должник производит платеж какому-либо другому лицу, то дебиторская задолженность погашается, а вопрос о характере in rem или ad personam права цессионария и о приоритетности этого права в отношении поступлений должен решаться на основе норм права места нахождения цедента...".

Для обеспечения интересов должника при уступках, перечисленных в пункте 1 статьи 9 проекта Конвенции, устанавливается дополнительный критерий - задолженность должна поддаваться идентификации, определению в момент ее возникновения. Указание на то, что идентификация должна быть разумной, свидетельствует о том, что вопрос о наличии или отсутствии достаточных сведений об уступленной задолженности должен решаться с учетом конкретных обстоятельств.

Считается достаточным указание об уступленной задолженности любым способом, который позволяет увязать уступку с задолженностью. Указание на личность должника или сумму задолженности не является обязательным, если задолженность может быть установлена без этих данных. Как правило, нет необходимости указывать, идет ли речь о прямой уступке или об уступке в качестве обеспечения, либо конкретно идентифицировать должника или сумму.

Разумной признается общая идентификация примерно следующего содержания: "вся моя дебиторская задолженность, связанная с моей предпринимательской деятельностью по продаже автомобилей, причитающаяся X" или " вся моя дебиторская задолженность в отношении моих клиентов в странах А, Б и С - Н". Однако в случае частичной уступки уступленную сумму, возможно, потребуется конкретно указать в уведомлении. Кроме того, хотя в уведомлении должен разумно идентифицироваться цессионарий для того, чтобы оно было действительным согласно проекту Конвенции, в нем не требуется идентифицировать получателя платежа (то есть лицо, которому либо на счет или в адрес которого должник производит платеж). В результате этого уведомление, не содержащее платежной инструкции, является действительным*(88).

<< | >>
Источник: Новоселова Л.А.. Финансирование под уступку денежного требования. 2000

Еще по теме Оптовые уступки, уступки будущей дебиторской задолженности и частичные уступки:

  1. 12.4. Гарантии цедента в Конвенции об уступке дебиторской задолженности
  2. 8.2. Оптовые уступки
  3. Форма уступки и форма договора о финансировании под уступку денежного требования
  4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа при частичной уступке
  5. 11.5. Оформление уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  6. Возможность уступки будущих требований в российском праве
  7. 11.3. Уступка прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  8. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
  9. Глава 11. СДЕЛКИ ПО УСТУПКЕ БУДУЩЕГО ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
  10. Финансирование под уступку денежного требования
  11. 9.2. Уступка права требования
  12. Б. Уступки
  13. 9.2. Уступка части долга
  14. 8.7. СТРАТЕГИЯ: СОХРАНЯЙТЕ УСТУПКИ
  15. Момент уступки
  16. 6.1. Действие договорных ограничений уступки при факторинге
  17. Договоры об уступке патента
  18. Договорные отношения на уступку в российском праве
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -