<<
>>

Действительность (вступление в силу) уступки в отношении должника Правовое значение уведомления

Сделка уступки совершается между прежним (цедент) и новым (цессионарий) кредиторами, но имеет целью изменить управомоченное лицо в отношениях с должником. Соглашение между цедентом и цессионарием в силу общего правила связывает их самих с момента заключения ими соглашения об уступке, момент перехода права в отношениях между ними может определяться различно.

Определение этого момента, в частности, может зависеть от характера отношений, лежащих в основании уступки. "Последствия уступки между цедентом и цессионарием обычно регулируются условиями договора об уступке между ними, а для должника они регулируются положениями первоначальной сделки"*(61).

Для должника перемена лица на стороне кредитора, приводящая к изменению лица, которому должно быть исполнено обязательство, связана не с самим фактом соглашения между цедентом и цессионарием, а с иными обстоятельствами. В подготовительных материалах Комиссии ООН по праву международной торговли обращалось внимание на то, что в национальном праве предусматриваются различные требования, касающиеся юридической силы действительной уступки требований по отношению к должнику. Это могут быть требования об информировании должника об уступке, о направлении должнику уведомления об уступке, о направлении должнику уведомления об уступке в какой-либо конкретной форме, о получении согласия должника на уступку, о регистрации уступки в определенном государственном реестре. Во многих государствах признается лишь такая уступка, о которой информируется должник или которая регистрируется в соответствии с национальным правом*(62). Возникающие в связи с этим проблемы в сфере международного оборота привели к признанию необходимости установить материально-правовые нормы, определяющие момент вступления в силу уступки в отношении должника.

В Оттавской конвенции 1988 года (ст.8) говорится об обязанности цессионария уплатить цеденту, если он не знает другого преимущественного права и если:

а) он письменно уведомлен о цессии поставщиком (цедентом) или цессионарием в силу полномочий, данных последнему цедентом;

б) в письменном уведомлении достаточным образом уточняются обязательственные требования и цессионарий, которому или от имени которого дебитор должен сделать платеж;

в) уведомление касается обязательственных требований, которые вытекают из контракта на продажу товара, заключенного до или в момент, когда уведомление дано.

В докладе Генерального секретаря ООН отмечалось, что требование о письменном уведомлении защищало бы должника от двусмысленностей, которые могли возникнуть без такого уведомления. Вместе с тем в отношении письменного уведомления следовало разрешить следующие вопросы должно ли оно направляться современными средствами связи, такими как факсимильная или электронная связь, каким должно быть минимальное содержание уведомления, например разумное указание уступаемой дебиторской задолженности и информации о цессионарий, какая сторона может давать уведомление - цедент или цессионарий, когда вступает уведомление в силу - при его направлении, получении или фактическом ознакомлении должника с ним*(63).

В проекте Конвенции о финансировании под уступку денежного требования предлагается исходить из того, что уступка является действительной как в отношении цедента и цессионария, так и в отношении должника с момента заключения договора уступки.

Так, в статье 16 проекта указывается, что если цедент и цессионарий не договорились об ином и независимо от того, было ли направлено уведомление об уступке:

"а) если платеж по уступленной дебиторской задолженности произведен цессионарию, цессионарий имеет право удержать все полученное по уступленной дебиторской задолженности;

б) если платеж по уступленной дебиторской задолженности произведен цеденту, цессионарий имеет право на весь платеж, который был получен цедентом"*(64).

Таким образом, переход прав в отношениях между цедентом и цессионарием предлагается не связывать с фактом направления уведомления об уступке.

В отношении должника предлагается установить, что должник до получения уведомления об уступке имеет право исполнить свое обязательство, произведя платеж в соответствии с первоначальным договором (подп.1 ст.19 "Освобождение должника от ответственности в результате платежа" проекта Конвенции). Это положение очевидно подразумевает возможность для должника погасить свой долг посредством платежа цессионарию и до уведомления, поскольку указывается, что должник "имеет право", но не обязан это сделать.

В комментариях отмечается, что такое положение может негативно воздействовать на некоторые виды практики, когда предполагается, что должник продолжает платить цеденту. Возможно, что этот подход будет изменен с тем, чтобы до уведомления должник освобождался от ответственности только в результате платежа цеденту.

После получения должником уведомления об уступке он освобождается от ответственности, только произведя платеж цессионарию или в соответствии с другими полученными инструкциями.

Для целей данной Конвенции "уведомление об уступке" предлагается определить как "сообщение в письменной форме, в котором разумно идентифицируется уступленная дебиторская задолженность и цессионарий" (подп."f" ст.5 проекта). "Письменная форма" означает любую форму, в которой информация является доступной для ее последующего использования (подп."d" ст.5 проекта)"*(65).

Помимо вопросов уведомления об уступке в проекте Конвенции затрагиваются также проблемы, связанные с направлением должнику платежных инструкции, то есть указаний об осуществлении платежа. Как правило, платежные инструкции включаются в уведомление об уступке.

Вместе с тем существует и практика, при которой уведомление об уступке может не содержать платежных инструкций (то есть не указывать, кому и как производить платеж). Такие инструкции передаются отдельно.

В отношении платежных инструкций предлагается установить, что в платежной инструкции может быть изменено лицо, которому должник должен произвести платеж, адрес или счет, однако не может быть изменена валюта платежа, указанная в первоначальном договоре, или изменено указанное в первоначальном договоре государство, в котором должен быть произведен платеж, на иное государство, чем то, в котором находится должник.

Уведомление об уступке и платежную инструкцию предлагается считать действительными, когда они получены должником, если они составлены на языке, который разумно позволяет должнику ознакомиться с их содержанием. Считается достаточным, если уведомление об уступке или платежная инструкция составлены на языке первоначального договора (подп.2 ст.17 и подп.1 ст.18 проекта Конвенции).

Право на уведомление должника может принадлежать как цеденту, так и цессионарию. Этот вопрос может быть решен в соглашении между ними. В проекте Конвенции предлагается установить, что, если цедент и цессионарий не договорились об ином, цедент или цессионарий или и тот и другой могут направить должнику уведомление об уступке и платежную инструкцию. Однако после направления уведомления платежную инструкцию может направить только цессионарий (подп.1 ст.15 проекта).

Нарушение этого порядка, например направление уведомления цессионарием в обход соглашения с цедентом, не должно оказывать какого-либо эффекта в отношении должника, который по общему правилу не знает и не должен знать об условиях соглашения между цедентом и цессионарием. Поэтому для целей определения обязанностей должника по платежу названное выше нарушение не имеет значения. Однако это обстоятельство не снимает ответственности стороны, нарушившей договоренность, перед своим контрагентом за любые возникшие в результате такого нарушения убытки.

Предлагается также установить, что, если должник получает уведомление об уступке от цессионария, он имеет право потребовать от цессионария представить ему в течение разумного срока надлежащие доказательства того, что уступка была совершена, и, если цессионарий этого не делает, должник освобождается от ответственности, произведя платеж цеденту. Надлежащие доказательства включают, в частности, любую письменную форму, исходящую от цедента с указанием, что уступка была совершена (подп.6 ст.19 проекта Конвенции).

Проблемы, связанные с необходимостью определения момента уступки для определения приоритетов при коллизии прав нескольких цессионариев, могут быть оптимально разрешены при введении системы регистрации уступок. В связи с этим в качестве приложения к проекту Конвенции предлагается принять правила, устанавливающие порядок определения преимущественных прав при использовании системы их регистрации. Проект статей 1 и 2 приложения предусматривает, что для регистрации данных об уступках в соответствии с настоящим проектом будет создана система регистрации, правила функционирования которой будут приняты регистратором и контролирующим органом.

В правилах будет подробно регламентироваться функционирование регистрационной системы, а также процедура для урегулирования споров, связанных с регистрацией*(66).

Указанные правила установлены как факультативные, так как предполагается, что государство-участник может в любой момент заявить о том, что указанные положения его не связывают. В связи с этим вопросы о создании системы регистрации излагаются в приложении к проекту в самых общих чертах.

Обязательное введение системы регистрации может препятствовать принятию Конвенции многими государствами которые в силу различных причин (в том числе и экономических, поскольку введение такой регистрации связано со значительными затратами) не готовы использовать такую систему.

При обсуждении положений о регистрации отмечалось, что в отношении возможного порядка системы регистрации договаривающиеся государства могут исходить из различных вариантов: создать свою собственную национальную систему регистрации или создать на основе сотрудничества международную систему регистрации. Обращалось внимание на то, что в любом случае государства, возможно, пожелают создать контрольный орган, который либо будет оказывать государствам помощь в установлении связей между национальными регистрами, либо будет обеспечивать и поддерживать функционирование международной системы регистрации*(67). Детальное урегулирование в области создания и функционирования системы регистрации было признано нецелесообразным, поскольку оно могло бы негативно повлиять на складывающуюся практику в этих отношениях.

В гражданском законодательстве России обязанность должника произвести исполнение (платеж) финансовому агенту также связывается с получением письменного уведомления об уступке денежного требования. В соответствии с положениями статьи 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии что он получил от клиента либо от финансового агента письменное уведомление об уступке денежного требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент которому должен быть произведен платеж.

По просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок представить доказательства того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполнит эту обязанность, должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.

Исполнение денежного требования должником финансовому агенту в соответствии с вышеназванными правилами освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом

Нормы статьи 830 ГК РФ не противоречат общим положениям о перемене лиц в обязательстве, в частности пункту 3 статьи 382 ГК РФ, в соответствии с которым, если должник не был письменно уведомлен о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим для него неблагоприятных последствий. В этом случае исполнение обязательства первоначальному кредитору признается исполнением надлежащему кредитору.

Приведенные выше положения позволяют сделать вывод о том, что сделка уступки требования приводит к передаче существующего права от прежнего кредитора новому кредитору с момента, определенного договором (соглашением) об уступке. Для вступления уступки в силу между названными лицами не имеет значения, было ли направлено и получено извещение должником. Обязанность же должника исполнить обязательство новому кредитору и при общегражданской цессии (гл.22 ГК РФ), и при цессии в рамках факторинга (гл.43 ГК РФ) возникает при получении им извещения об уступке*(68).

Вместе с тем, несмотря на кажущуюся определенность, в российском праве отсутствует единый подход к вопросу о действии уступки в отношении цедента и цессионария, а также в отношении должника. И. Б. Новицкий связывал момент перехода прав к цессионарию с моментом заключения договора об уступке. По его мнению, если произошла уступка, но должник не уведомлен, то новый кредитор является кредитором, но до уведомления должник не может сообразовывать своего поведения с произошедшей уступкой права*(69). По отношению к переходу права "уведомление имеет лишь правоукрепляющее значение", это действие выносится за пределы юридического состава цессии*(70).

В диссертационном исследовании О.А. Колесникова обосновывается позиция, в соответствии с которой момент перехода права в отношениях по сделке уступки права требования должен определяться моментом, с которого должник узнал или должен был узнать о передаче обязательственного права. Данный автор предлагает исходить из того, что этот момент может быть определен на основании данных о получении уведомления должником, в котором он впервые поставлен в известность об уступке*(71).

Следует указать, что, несмотря на противоречие данного подхода достаточно четко выраженной (по крайней мере, в отношении цессии, совершаемой в рамках факторинга) позиции законодателя, данный автор приводит в своей работе ряд интересных аргументов, свидетельствующих об опасности разрыва между моментом вступления в силу уступки в отношении различных лиц, затрагиваемых ею.

Указание в пункте 2 статьи 830 ГК РФ о том, что должник, не получивший от финансового агента подтверждения того, что уступка действительно имела место, имеет право произвести по данному требованию платеж клиенту, свидетельствует о том, что платеж, произведенный в этом случае финансовому агенту, не будет рассматриваться как ненадлежащий.

Данная норма свидетельствует о признании российским законодателем моментом перехода права к финансовому агенту и в отношении должника момента заключения договора об уступке. Вместе с тем выше отмечались недостатки такого подхода, определяемые тем, что создается неопределенность в отношении того, кто (цедент или цессионарий) может требовать от должника исполнения его обязанности.

Кроме того, следует обратить внимание, что российская правоприменительная практика при определении объема информации, которую должен представить цессионарий (новый кредитор) должнику в уведомлении, исходит из того, что это должна быть исчерпывающая информация как о самой уступке, так и о договоре уступки. В результате этого во многих случаях должники не производят платеж ни прежнему, ни новому кредитору, оспаривая договор между указанными лицами. Позиция судов в отношении объема информации совершенно не вытекает из положений главы 24 ГК РФ, в частности пункта 3 статьи 382, где говорится о необходимости извещать должника о состоявшемся переходе права, но не информировать его об основаниях такого перехода. Подтверждения произведенной уступки могут понадобиться лишь в случае извещения, полученного от цессионария. Если же о передаче права информирует должника цедент, то дополнительного подтверждения в подавляющем большинстве случаев не требуется.

Сложившиеся предубеждения в отношении общегражданской уступки могут сыграть отрицательную роль и при применении положений статьи 830 ГК РФ. Представляется, что широкое применение в российском гражданском обороте сделок уступки права требования, в том числе и в рамках коммерческих сделок, определяет настоятельную потребность в выработке подходов к таким сделкам, основанных не на домыслах, а на серьезном юридическом анализе. Только такой подход позволит создать цивилизованный российский рынок обязательств, и российские предприниматели получат возможность воспользоваться выгодами, которые дает использование сделок по финансированию под уступку денежного требования.

<< | >>
Источник: Новоселова Л.А.. Финансирование под уступку денежного требования. 2000

Еще по теме Действительность (вступление в силу) уступки в отношении должника Правовое значение уведомления:

  1. 2.3. Лица, участвующие в исполнительном производстве
  2. § 3. Преемство в обязательстве на активной и пассивной стороне
  3. 10.1. Общие положения
  4. Действительность (вступление в силу) уступки в отношении должника Правовое значение уведомления
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -