Задать вопрос юристу
 <<
>>

2. Обоснование ценностей

(Чщеавуют различные типы метафизического и религиозного обо- iHOBamiH ценностей. — и из них наиболее простой и наиболее отвечающий западному сознанию есть путь метафизического имманентизма. Значение ценностей, с точки зрення этой теории, определяется их особенностями в пределах этого, посюстороннего мира.
То, что мы называем ценным, ценно потому, что оно фактически и опытно обнаруживает свое жизненное преимущество перед неценным. А так как в пределах лого преходящего и изменчивого мира высшим злом является полное эмпирическое уничтожение, прекращение временно-фактического бытия, то нельзя не считать в его пределах ценностью всего, в бытии пребывающего. сохраняющего существование, обладающего той или иной степенью устойчивости. Conatus sui conservandi, устойчивость, постоянство и суть основы для определения ценности посюсторонних вещей. Воззрение это, ведущее свое начало из весьма древних источников,156 особое развитие получило в различных позитивистических системах Новейшего времени. "Везде, где происходит оценка поступков и действий, — говорит один из представителей этого взгляда, — они относятся прямо или косвенно к какому-либо желаемому или же достигнутому устойчивому состоянию, которое оценивающим признается состоянием высшим".157 С субъективно-психологической стороны ценными мы считаем те переживания, которые обладают относительным постоянством. А так как постоянство в известной степени равнозначно с законообраз- ностью, то ценностями можно назвать не только постоянные, но и законообразные проявления нашей внутренней жизни, в частности наши постоянные стремления и волеизлияния.158 Это суть состояния "виртуальной стабильности", или наивысшей способности самосохранения. Вообще в природе господствует закон "стремления к устойчивости", со- ; ставляющин, по словам Фехнера,9 "качественное дополнение к закону сохранения энергии".159 Этот закон проявляется не только в индивидуальной жизни отдельного человека, но он господствует также и в жизни человеческих обществ. Развитие человечества — не бесконечно. Оно имеет свою конечную цель, свой предел. Конечной целью человеческого развития является достижение такого состояния, в котором уже не будет никаких изменений, — состояния "виртуальной стабильности". 'Такое состояние и является высшей социальной ценностью, — социальным идеалом.160 Основные аксиомы, лежащие в основании этого воззрения, можно формулировать в следующих положениях: I) факт временного бытия сам по себе есть уже положительная ценность; 2) небытие во времени само по себе есть отрицательная ценность. Отсюда следует, что каждое, хотя бы самое мгновенное, временное существование выше несуществования, и что каждое более длительное временное существование представляет большую ценность, чем менее длительное, и что, наконец, Предельной, высшей ценностью является бесконечная длительность во времени или вечность. Доля истины, содержащаяся во всех этих положениях, не может затушевывать их общей очевидной ошибочности. Временное существование не есть, разумеется, факт, с точки зрения ценности совершенно безразличный. В очевидности этого убеждает нас аксиома, формулированная Брентано и его школой и затем принятая Шелером: "существование положительных ценностей есть положительная ценность".161 Иными словами, ценность не проигрывает от того, что она осуществляется и реализуется.
Напротив того, при реализации идеальных ценностных содержаний образуются факты, также имеющие ценность. Однако не факт временного бытия сам по себе служит основой ценностных свойств, но только его соединение с идеальной ценностью. He будь этого соединения, факт временного бытия сам по себе не обладал бы никаким, ни положительным, ни отрицательным, значением. Если бы было иначе, мы дошли бы до выводов нелепых и отрицающих самую возможность положительной и отрицательной ценности, — отрицающих возможность добра и зла. Мы должны были бы признать, что если отрицательная ценность обладает более длительным и прочным временным существованием, то она тем самым приобретает большую положительную ценность. Зло, временно упрочившееся более, чем добро, становилось бы добром, а добро, потерявшее способность устойчивости во времени, стало бы злом. Зло, упрочившееся навек в этом временном мире, тем самым стало бы верховным добром, если бы всякое добро, по сравнении с этим злом, обладало бы менее прочным характером. Нелепо было бы при таких выводах бороться с реальным злом, так как борьба с ним есть его уничтожение, т. е. лишение его существования, другими словами, лишение положительной ценности. Человек, который стал бы на подобную точку зрения, принужден был бы разрешать вопрос о ценности мерой "виртуальной устойчивости" вещей и отношений; так что физические вещи более устойчивые, чем организмы, ему пришлось бы считать воплощениями высших ценностей по сравнению с жизнью: тех же существ органического мира, которые обладают большей устойчивостью, чем человек, — например низшие растения и бактерии, — пришлось бы считать высшими, чем человек. Позитивисты совершают прямую непоследовательность, не придерживаясь этого мнения, которое логически вытекает из их предпосылок. В действительности способность устойчивости является действительной положительной ценностью только тогда, когда в основании ее заложен уже какой-нибудь ценностный принцип: например, в пределах духовного существования то существо более совершенно, которое более устойчиво; это означает, что идея духовности уже предполагает идею ценности: поскольку в реальной духовности осуществлена уже ценность, постольку более длительное духовное существование более ценно, чем менее длительное.162 Из совершенно противоположных предпосылок исходит тот способ обоснования ценностей, который можно назвать трансцендентным. Аксиома: "существование ценности есть положительная ценность", лишена для этой теории какого-нибудь значения. Для нее существование, воплощение, реализация суть явления, которые в ценностном отношении не играют ровно никакой роли. Для ценности в высшей степени безразлично, осуществляется ли она в эмпирическом мире или не осуществляется. Временное бытие с точки зрения ценности является столь глубоким ничтожеством, что при соприкосновении с ним ценность может только утрачивать свои свойства. Очень трудно привести пример философского или религиозного миросозерцания, которое последовательно проводило бы эту точку зрения. Такое учение должно было бы полагать, что в пределах этого мира вообще ничего не может быть достигнуто в смысле ценностей, что сама идея достижения является нравственной нелепостью. Такое миросозерцание с трудом мыслимо, если только оно не является прямым нигилизмом. Или, вернее, оно последовательно мыслимо только в одном виде, — в виде проповеди самоубийства. Если идея ценности не подвергается отрицанию и если в то же время признается, что она не имеет ровно никакого отношения к здешнему миру, остается один последовательный выход: освободиться от его уз и постараться перейти в другой мир. Всякое отступление от этого вывода в направлении признания за нашей эмпирической жизнью возможности быть подготовительной ступенью для будущей есть уже некоторая непоследовательность, утверждающая допустимость каких-то достижений в царстве посюстороннего. Поэтому даже многочисленные формы восточного аскетизма далеко не всегда приближаются к учению о полной трансцендентности ценностей. Индийская или христианская святость все же суть ступени достижений, предполагающие признание аксиомы: "существование положительных ценностей есть положительная ценность". Существует впрочем одна черта, отличающая разбираемые нами религиозные и нравственные воззрения — именно их максимализм, т. е. отрицание промежуточности ступеней в достижении ценностей. Характерной чертой крайних форм аскетизма является не отрицание вышеупомянутой аксиомы, но отрицание постепенности достижения ценностей и их иерархии. Аскетизм есть род ценностного максимализма, для которого в порядке реализации ценностей существует только одна плоскость движения и только один путь непосредственного восхождения к , высшему. Здесь нет признания различных даров, призваний и способ- ностей. — подвига Марфы и Марии.13 Последовательное утверждение потусторонности всех ценностей наталкивается на ряд непреодолимых затруднений. И прежде всего остается неясным, каким образом потусторонние ценности становятся предметом нашего познания? Носителями ценностей, как мы видели, являются акты небезразличия, акты любви и ненависти. Совершая эти акты, мы тем самым входим в соприкосновение с ценностями, проникаемся ими. Если любовь есть адеквация ценности, то акт любви сам по себе является уже ценностью, ему внутренне присуща ценность, она в нем присутствует и пребывает. Каким же образом она может быть ему совершенно потусторонней? Познание ценностей не есть акт безразличного приспособления к безразличному предмету. Это есть акт участия в существе самой ценности, пребывания ценности в самой жизни и жизни в ценности. Оттого точка зрения трансцендентизма в познании ценностей недопустима. Последовательное проведение этой точки зрения ведет к отрицанию самой идеи ценности, т. е. к нигилизму. Я не знаю, как можно любить потустороннее в подлинном смысле этого слова? Как можно быть к нему не безразличным? Истинно потустороннее может быть мыслимо, но никак не любимо. Любовь требует не холодного удаления, но теплой близости, интимного и тесного общения. Там, где его нет, — там мы вступаем в мир подлинно безразличного, в мир, лежащий по ту сторону добра и зла. В этом мире нет ценностей, но только одни совершенно безразличные содержания, которые можно познавать, не любя и не ненавидя. Истинное обоснование ценностей может дать только то метафизическое и религиозное миросозерцание, которое примирит между собой имманентизм и трансцендентизм. Оно возможно только при проникновении в тайну воплощения потустороннего бытия в посюстороннем и опытном. — проникновения, достигнутого многими религиями и в особенности христианством. С точки зрения этого примиренного взгляда земные достижения не довлеют сами себе, но ценны постольку, поскольку служат подготовительными ступенями для высших небесных планов. Нельзя не вспомнить при этом известных слов Платона: "Мудрецы говорят, что общительность, дружба, умеренность, рассудительность и справедливость сохраняются на небе и на земле, у богов и людей и что по этой причине, друг мой, мир называется у них космосом, а не неустройством и необузданностью".163 Слова эти могут служить прекрасной иллюстрацией высказанной здесь точки зрения. Добродетели именно "сохраняются" и на земле, и на небе, так как соответствующие им ценности имеют не только посюстороннее, но и потустороннее значение. Как учил один из новоплатоников. Плотин,14 потустороннее значение имеют даже так называемые "политические" добродетели, — терпение, храбрость, великодушие и т. ТГЛПравда, ими не обладает Божество, однако они дают возможность освобождаться от власти тела и тем самым приближают нас к истинно духовной жизни.164 Тем более имеют потустороннее значение добродетели высшего порядка, достижение которых приносит нам истинное очищение — катарсис,15 как учил Плотин. Стремясь к ним. мы приближаемся к истинно духовной жизни, достижение котором приводит нас к соприкосновению с иными, нездешними мирами.
<< | >>
Источник: H .H .Алексеев. ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ ПРАВА. 1998 {original}

Еще по теме 2. Обоснование ценностей:

  1. Глава 6. Обоснование: идея равной присущей ценности
  2. Глава 6. ОБОСНОВАНИЕ: ИДЕЯ РАВНОЙ ПРИСУЩЕЙ ЦЕННОСТИ
  3. § 21. Монетная единица платежа. - Уравнение ценности при замене одной единицы другою. - Понятие о законной, металлической и курсовой ценности. - Постановления иностранные и русского законодательства об уравнении ценности в платежах
  4. Ценности в праве и право как ценность
  5. 2. Виды ценностей и правовые ценности
  6. § 42. заем (mutui datio, mutuum, Darlehn, prкt а consommation, prкt а interкt) Сущность займа в отличие от ссуды. - Передача ценности или валюты. - Зачет ценности. - Ограничение личной способности вступать в займы. - Означение основания долга
  7. 2.1. СОДЕРЖАНИЕ ПРОЦЕССА ОБОСНОВАНИЯ РЕШЕНИЙ
  8. ПРИТЯЗАНИЕ НА ОБЪЕКТИВНУЮ ОБОСНОВАННОСТЬ.
  9. 9.3. ПРИНЦИПЫ ОБОСНОВАНИЯ РЕШЕНИЙ
  10. Классификация методов обоснования решений
  11. Технико-экономическое обоснование инновации
  12. II - Формулировка и обоснование проблемы.
  13. 1. Обоснование
  14. Обоснование.
  15. Философский смысл и обоснование прав человека
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -