<<
>>

2. Государство как нормативный факт

Одним из видов нормативных фактов является также государство. В том-то и заключается истина так называемой государственной теории права, что правовые связи, вытекающие из государственных актов и ими обусловленные, являются связями абсолютными, обнаруживающими характер особой, логической необходимости. Это обстоятельство обыкновенно ускользает от внимания юристов и государствоведов и потому требует особого обсуждения. Менее всего возбуждает сомнение вопрос о фактической природе государства. Что всякое государство есть временный, исторический факт — эта истина является, по-видимому, более очевидной и более общепризнанной, чем утверждение фактической природы положительного права.
В сущности, не было даже сколько-нибудь серьезных сторонников воззрения, утверждающего противное и отрицающего фактический характер тех связей, которые устанавливаются государством.216 Воззрение это вытекает уже из донаучного, популярного взгляда на государство, как на общество, основанное на принуждении и по преимуществу практикующее принудительную деятельность. Связи, вытекающие из принуждения, не могут быть, конечно, связями идеальными. Они — фак- тичны в грубом механическом смысле этого слова; они предполагают простое внешнее сцепление событий, в котором не принимаются в расчет какие-либо внутренние духовные отношения. Поэтому, если государство властно диктует свою волю, подчинение ей не есть акт, вытекающий из своеобразной логики, но простая, естественная необходимость считаться с фактами. Такое популярное воззрение на государство находит поддержку и в юридической теории, которая склоняется к мысли, что высшие предписания и нормы, вытекающие из воли государства, являются как бы своеобразными законами природы, требующими чисто фактического подчинения. Государство, по мнению представителей государственной теории права, есть высший носитель власти и первичный источник всякого права. Ho "если в человеческом обществе имеется какой-нибудь высший носитель власти, то необходимо подчиняться всему тому, что он предпишет".217 Положение это имеет такой же ненарушимый характер, как закон природы. "Оно, подобно всякому закону природы, не вытекает из каких- либо действий или актов, но представляет из себя суждение о происхождении и прекращении правового долженствования".218 Подобно любому закону природы, положение это независимо от опытной действительности: действительные события являются только частными случаями этого закона. Взгляды эти, по нашему мнению, довольно последовательно вытекают из теории, которая признает высшим источником права государство и в то же время в природе государства не усматривает никаких сверхопытных идеальных моментов. Ясно, что из государства в таком понимании не могут вытекать правовые связи, обладающие каким-то особым, идеальным содержанием. Чтобы такие связи были установлены, государство должно обладать особыми идеальными свойствами. И мы думаем, что свойства эти в существе государства имеются налицо, хотя не всегда они ощущаются и выявляются. Обычно упускают из виду, что государство есть единство уже знакомого нам абсолютного характера. Это вытекает прежде всего из особой природы государственной власти. Власть государства есть власть ' универсальная, предполагающая "общую" обязанность повиновения и I послушания. Государственная власть связывает не только всех, без исключения, наличных членов государства, но она также охватывает и прошлые поколения граждан и будущие, обязывая еще не существующих и не родившихся.
"Долг взаимной солидарности и верности", как некоторая непрерывная и ненарушимая связь, есть необходимое предположение государственного общения.219 Ho такая связь простирается не только на внутренно-государственные отношения, она не может не отражаться и на внешних отношениях любого государства. Государственная власть предполагает, что никто другой, посторонний, не может посягать на вмешательство во внутреннюю жизнь государственного союза. В этом смысле государственная власть "адресуется" не только к гражданам, но и ко всем другим реальным и даже мыслимым властным единицам с требованием воздерживаться от вторжения во внутренние свои дела и от всякого посягательства на внутреннюю свою самостоятельность или самостоятельность отдельных своих членов.220 Совершенно справедливо, что в этих отношениях государственная связь сходна с другими связями абсолютного характера, в частности с правом собственности.221 Она предполагает идею "целого" — мысль, являющаяся краеугольным камнем так называемой органической теории государст ва.222 Ho потому именно предписания государства и способны устанавливать связи не временно-фактического, но нормативно-идеального характера. Подчинение государственной власти не есть следствие фактической неизбежности, но результат признания разумной необходимости, вытекающей из принадлежности к некоторому целому. Когда мы характеризуем такими чертами государство, мы разумеем, конечно, идею государственной связи, а не исторические воплощения ее в конкретных государственных формообразованиях. Всем известно, что исторические государства зачастую представляют собою более или менее механические агрегаты разнородных частей, держащихся вместе только благодаря более или менее случайному сцеплению. В частях этих живет иногда дух столь сильного обособления, что государственное целое тотчас же распадается, как только ослабляется или прекращается механическое упорство централизирующих сил. Исторически очень часто случается, что не "солидарность" и "верность" лежат в основании госу- дарственного целого, но насилие и коварство. Исторические государства родились и выросли в царстве голых, бессмысленных фактов и не могли, конечно, не считаться с этими фактами, не могли не подчинять им свою судьбу и свою внутреннюю жизнь. Органическое существо государства было вковано в мир случайных сцеплений событий, в мир естественной необходимости. Оттого многое в жизни исторических государств несет на себе печать механического автоматизма, а не органического строения. Однако без этого последнего государство лишается своей души и перестает быть государством. Эмпирически полное отсутствие органического строя можно наблюдать только в эпохи создания или разложения государств, когда государственное единство еще не выявилось из первоначального хаоса или когда оно погрязло в такой хаос. Ho факт сложения государства в целое предполагает идею некоторой абсолютной связи и потому является фактом нормативным. Из сказанного следует, что защищаемое нами мнение об органической природе государства является не политическим требованием, имеющим в виду установить "должное",223 но теоретической истиной о существе и природе государства. Мы глубоко убеждены, что во всех суще-' ствующих и существовавших государствах, за исключением разве только крайних деспотий, проявлялся и проявляется этот органический строй. Любая государственная власть, стремящаяся придать своим волеизлия- ниям истинно нормативную силу, не может не поступать в предположении того, что общественный союз, ею управляемый, есть органическое целое.
Только в этом предположении ее предписания будут истинными нормами, связывающими всех и каждого, устанавливающими всеобщие права и обязанности, обладающими ненарушимой силой. Возможно только одно принципиальное отступление от этого общего закона. — это режим последовательного государственного деспотизма. I Деспотическое государство по внутренней логике своей не может суще- ' ствовать как органическое целое и не может считать себя органическим целым. Будучи последовательным оно и не может считать себя союзом, обладающим единой, непрерывной и ненарушимой властью. Оно не может, строго говоря, допускать возможность какой-либо регулярной законодательной деятельности, т. е. предполагать возможность издания связывающих всех без исключения ненарушимых норм. Деспотическая власть не может притязать на идеально-нормативную силу своих предписании. Строго говоря, такая власть способна только на одни "изъятия" из норм и на практические окрики по адресу подданных, повинующихся из неизбежности и страха. Если она делает вид, что издает законы, она подрывает основы своего деспотического бытия. Она совершает как бы некоторый логический промах. Ho даже и деспотии, утверждая себя государствами, невольно, в силу внутренней логики вещей, вступали нередко на путь скрытого признания себя органическими целостностями. "Шапка Мономаха" не только тяжела, но она и ко многому обязывает. Признание государства нормативным фактом выдвигает чрезвычай- / но важный вопрос об отношении его к другим видам нормативных фактов. Решение этого вопроса так называемой государственной теорией права сводится к утверждению первенства государства в ряду других нормативных фактов, — первенства, которое вытекает в значительно» степени из исторических особенностей государств новейшей европейской культуры. Монополизация правотворчества, столь характерная для жизни современных государств, является ничем иным, как возведением нормативной силы государства на степень первичного источника положительного права и низведением всех других нормативных фактов на степень источников вторичных или производных. Так, в сущности говоря, и строится современная теория права, отражая в соотношениях своих понятий эти исторические особенности новейшей европейской культуры. Современная теория не отрицает, что юридический акт может устанавливать права и обязанности, т. е. может быть источником права, однако же она признает правотворческую природу договора постольку, поскольку она разрешается государством. Поэтому современная теория в качестве первичных источников права выдвигает веления государственной власти, законы или нормы, — объективное право, — а учение о юридических актах отодвигается на второй план, излагается в отделе явлений производных, в отделе о субъективных правах.224 Это может быть последовательным с точки зрения системы монополизированного правотворчества, но это не имеет за собой никаких действительно не- обходимых и очевидных основ225. И потому в тех областях современного правоведения, которые имеют дело не с монополизированным, а с более или менее свободным правотворчеством, учение об источниках права и нормативных фактах неожиданно приобретает черты, не сходные с изображением общей теории права. В частности, сюда принадлежит учение об источниках в международном праве, где соглашение и договор из юридических сделок прямо превращаются в первичные источники \/ права226. Такая несогласованность в современной юридической теории объясняется тем, что она построена на изучении случайных исторических явлений, а не на разумении истинно необходимых отношений и связей. С точки зрения эйдетической одинаково нужно признать нормоустано- вительными фактами и акты государственной воли, и акты, вытекающие из воли отдельных лиц, как-то обещания, соглашения и пр.
<< | >>
Источник: H .H .Алексеев. ОСНОВЫ ФИЛОСОФИИ ПРАВА. 1998

Еще по теме 2. Государство как нормативный факт:

  1. § 2. Методологические предпосылки понятия «нормативный факт». Правовой «идеал-реализм». За пределами противопоставления «социологизма» и «нормативизма»
  2. 2. ЭЛЕМЕНТЫ СОЦИОЛОГИИ ОБЩЕСТВО КАК ФАКТ
  3. Глава 5 крещение княгини Ольги как факт международной политики (середина X века)
  4. | 7.1. «Сильное государство» и «слабое государство» как выражение характера отношений государства и общества                           
  5. I. Понятие систематизации нормативно-правовых актов. Учет, инкорпорация и консолидация как основные виды систематизации нормативно-правовых актов
  6. 2.2. Семиотическая роль журналиста как критерий этической нормативности речи и дискурс как средоточие лингвоэтических проблем
  7. Нормативные акты некоторых зарубежных государств
  8. § 3. «Нормативные факты» и проблема источников позитивного права («первичные источники» [«нормативные факты»] и вторичные, или формальные, источники права. Их разграничение в связи с противопоставлением социального права и права индивидуального. Позитивное право государства) 1,1
  9. 106. Как установить факт смерти работника либо работодателя - физического лица или признания его умершим или безвестно отсутствующим?
  10. Арзамаскин Алексей Николаевич. НОРМАТИВНО-ПРАВОВОЕ ОБЕСПЕЧЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИТИКИ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ГОСУДАРСТВА, 2016
  11. Государство и его роль в обществе А) Государство как политический институт
  12. Локальные нормативные правовые акты как источники экологического права
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -