<<

10.7. Право и общественный идеал

Вопрос о соотношении права и нравственности при определении общественных идеалов привлекал внимание многих мыслителей. Так, Н.Н. Алексеев констатировал, что в современной! ему науке понятия «правовой идеал», «политический идеал», «общественный! идеал» совершенно фактически отождествляются.
Историческая причина этого смешения — поставленная еще школой естественного права проблема правового государства. Родившись из бурного и неудержимого стремления нопсишсго западного человечества к установлению на земле наиболее совершенного общественного устройства, теория правового государства связала эти искания «земного рая» с верой, что он может быть отыскан в праве и осуществлен через право. Таким образом, юридические формы договора, личных прав и юридических гарантий стали панацеей для излечения всех социальных и политических бедствий. В проблемах философии права сконцентрировалась вся социальная и политическая мудрость»322. Наиболее ярким воплощением этих устремлений стала «Философии права» Гегеля, в которой все аспекты общественной и политической философии вытекают все из идеи права, которая является и фундаментом и венцом построенного немецким философом здания. Алексеев считает, что первой и едва ли нс самой глубокой предпосылкой отождествления идеи правового идеала с социальным и политическим идеалом является распространенный взгляд на право как на Ю|ически необходимый элемент общественных явлений. Понятие общества с этой точки зрения вообще нельзя мыслить без права. Право есть регулирующая форма общественных отношений, и там, где правовое регулирование отсутствует, невозможна вообще никакая социальная жизнь. Если принять эти допущения, то окажется, что всякое усовершенствование общества не только неотделимо от усовершенствования права, но. более того, единственно может быть достигнуто путем права. Общество нс может иметь иного пути усовершенствования, кроме пути улучшения своего правового регулирования.
В философской форме это воззрение было сформулировано Р. Штамшером и разделяется многими юристами и философами права. Однако мно!ие русские мыслители отказывались отождествлять общественный идеал с правовым идеалом, полагая, что природа общественного идеала скорее имеет нравственный характер. Этой идеей руководствовались славянофилы Предполагая, что в основе права лежит изначальная разрозненность западного общества — эгоизм, они заключали, что в общении, построенном на христианской любви, право является излишним и ненужным принципом. Оттого они и полагали, что совершенное общество не может быть правопорядком. По В С. Соловьеву, праву приписываются позитивные задачи: оно должно вести человечество к нравственному идеалу, «подготавливать к Царствию Божию»1. Право и государство имеют не только «консервативное» призвание: «обеспечить основы общественной жизни», но также и призвание «прогрессивное»: «улучшать условия человеческого существования, содействуя свободному развитию всех человеческих сил, которые должны стать носительницами будущего совершенного состояния... Без прогрессивной деятельности государства человечество оставалось бы всегда на одной ступени исторического процесса, никогда не достигло бы способности... окончательно принять... Царствие Божие»323 324. Таким образом, в русской философии присутствует мысль о том, что право должно быть построено на истинных началах добра и правды. Так, для Алексеева начало права является не искажением и разложением религиозного и нравственного отношения к миру, но необходимой ступенью самой идеи духовности. Другими словами, для него целостность духовной! жизни немыслима без идеи права, без правового отношения к вешам и лицам: Таким образом, состояние духовного совершенства нс противоречит идее права и не является состоянием неправовым. Однако ошибочно думать, что идеал духовной жизни — личной пли соборной — вполне покрывается идеей права. Право является только моментом духовного отношения к миру и не совпадает с жизнью духа в ее целом.
Если духовная жизнь есть обшснис с святым и ценным, то право является одним из способов такого обшения, а не духовноП соборностью вообще1 По мнению Алексеева, существуют многочисленные исторические причины веры новейшего человечества в «утопию земного рая» л различные исторические причины привели эту веру в состояние современного кризиса. Но с точки зрения внутренней лотки идеи вера и скорейшее и окончательное осуществление обше- ciвенного совершенства, утверждает Алексеев, покоилась на недостаточном понимании того, что такое общественный, политический и правовой идеал. «Думать, что пропитанное правом общество и государство, — полагает Н Н. Алексеев, — являются образцом социального совершенства — “земным раем”, может только тот, кто мало уясняет, что такое общество, государство и право»325 326. Алексеев указывает на то, что учение о правовом идеале не может претендовать на то. чтобы воплощать абсолютные ценности жизни. Основной! темой этого учения должно стать не отыскание конечной формулы общественного совершенства, но лишь указание способов совершенствования правопорядка. Является ли достижение такого справедливого правопорядка бесконечной! задачей, или же оно реально возможно на известных стадиях исторического процесса? Алексеев полагает, что оно всегда возможно и в то же время целиком для нас никогда не достижимо, и в этом прояатяется его истинная бесконечность. Менее всего правильно истолковывать требование подобного справедливого права как какого-то бесконечного, никогда не достижимого стремления. Напротив, идеал справедливого права всегда должен рассматриваться в качестве достижимого идеала. Справедливый правопорядок есть единственно возможное, нормальное и здоровое состояние права. Всякий правовой! организм нормально должен быть справедливым, п в нем должен, следовательно, присутствовать правовой! идеал. Обусловливающее его здоровое правосознание, — полагает Н.Н. Алексеев. — и лежашее в его основе, правильное сознание ценностей нс суть какие-то запредельные свойства, о которых можно только мечтать.
Духовная жизнь как условие здорового права есть не потусторонняя человечеству задача, ио, в сущности, единственно правильный способ его существования327 Л.И. Петражицкий Как видим, многие русские мыслители стремились подчеркнуть приоритет нравственного совершенствования общества и человека сравнительно с совершенствованием правовым Против этой идеи выступил основоположник психологической школы права Л.И. Петражицкий. В обществе принято относиться к праву гак к чему-то низшему по сравнению с нравственностью, мснсс псиному, мснсс достойному уважения. А есть учения (например, учение Л. Толстого, разные анархические учения), которые относятся к нраву прямо отрицательно. В основе этих воззрений, как видно из всего выше изложенного, лежит незнание природы и значения той и другой ветви человеческой этики1. Петражиикий доказывал, что право не может рассматриваться как нечто мснсс важное для жизни общества, нежели мораль или религия. Именно право, а не нравственность конституирует определенный социальный порядок. Нравственность же связана с такой мотивацией, которую общество не имеет оснований требовать от индивида. Суть в том, что атрибутивная природа правового долга придает ему особую мотивационную силу, создает дополнительное давление в пользу соответствующего поведения, отсутствующее в области нравственности. Исполнение по отношению к другим того, что им причитается, есть нормальное явление и представляется само собой разумеющимся. Напротив, совершение по отношению к ближним таких нравственно рекомендуемых поступков, на какие они по существующим этическим воззрениям нс могли бы претендовать, представляется особой! заслугой, этическим героизмом. «А соблюдение, например, такой нравственной заповеди, как ‘"кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую”, — отмечает Л И. Петражицкий, — предполагает чрезвычайный христианский энтузиазм и представляется исключительным этическим героизмом»328 329. Право оказывает и более сильное воспитательное действие на человека и общество, чем нравственность, поскольку укрепляет социально желательные схемы поведения.
Причем императивно- атрибутивное правовое сознание оказывает специфическое влияние на поведение не только в тех случаях, когда мы его переживаем в качестве сознания нашего долженствования — права другого, но и в тех случаях, когда мы его переживаем в качестве сознания долженствования другого по отношению к нам — нашей управомоченно- сти по отношению к другому. Право имеет в этих случаях характер поощряющего и авторитетно санкционирующего побуждения к такому поведению, какое соответствует содержанию нашего права. Мотивация, исходящая из сознания нашего права — долга другого, называется активной правовой мотивацией в отличие от мотивации, исходящей от сознания нашего правового и нравственного долга, которую можно назвать пассивной правовой и нравственной мотивацией. Активная этическая мотивация в области нравственности не существует, она представляет вообще специфическую особенность права Активная правовая мотивация является наряду с пассивной существенным и необходимым фактором социальной жизни п социального строя. Государственный строй основывается нс только на том, что одни подчиняются законным предписаниям других, но и на том, что другие приписывают себе право повелевать, распоряжаться общими делами и т.д. и поступают сообразно с этим. Петражицкий подчеркивал, что активное правосознание так же, как и пассивное, имеет наряду с мотивационным и важное воспитательное значение. «Поэтому, между прочим, — писал он, — эмоционально здоровое и достаточно интенсивное сознание своих прав оказывает на человека то важное воспитательное влияние, что оно делает его “гражданином" по характеру, сообщает ему сознание собственного достоинства п предохраняет его от развития разных недостатков характера и поведения, связанных с отсутствием надлежащего сознания собственного достоинства и уважения к самому себе»1. Характер человека, который определяется отсутствием сознания собственного достоинства и должной меры самоуважения, традиционно обозначается выражениями «рабская, холопская душа».
Специфическая особенность рабства в отличие от иных форм подвластности состоит в том, что рабы были бесправными существами. Поэтому и рабская психолошя, например, в Греции и Риме отличалась особыми чертами, особым характером, не похожим на характер психики полноправных граждан Знаменитое римское «Civis romanus sum!» (Я — полноправный римский гражданин!) указывает на особый тип характера; «рабская душа» (anima servilis), «холопская душа» означают противоположный тип характера. «Сохранение этих выражений из истории рабства до настоящего времени, — отмечает Петражицкий, — для обозначения особой совокупности темных черт характера показывает, сколь вредно для воспитания характера отсутствие сознания своих прав, сколь важны для здорового развития характера наличие и действие этого сознания»330 331. Воспитание «без права», справедливо отмечает ученый, даст в результате отсутствие прочной этической почвы жизни, а что касается специально отношения к человеческой личности, чужой! и своей, то естественный продукт такого воспитания — «рабская душа» и вместе с тем неуважение чужой личности, деспотизм и самодурство. Если человек воспитывается в атмосфере произвола, хотя бы и очень благожелательного и милостивого, если ему не выделяется известная сфера прав, на незыблемость которых он может надеяться, то он нс приучится строить и выполнять с уверенностью жизненные планы. В частности, в экономической области не будет надлежащей уверенности, смелости и предприимчивости, а будет скорее апатия, действие на авось, ожидание благоприятных «случаев», помощи со стороны, милостей, подачек и т.п. Это относится и к воспитанию народа в целом: От структуры права и направления законодательной политики, в частности, и в особенности от проведения принципа законности, от надлежащего развития системы субъективных прав вместо ожидания милостивого усмотрения, от твердости и незыблемости прав, гарантии против произвола и т.д — в высокой степени зависит развитие типа «гражданина» как особого идеального характера, экономической дельности, энергии и предприимчивости в народных массах и т.д.1 Даже экономическое развитие страны зависит в первую очередь от правового воспитания, а не от протекционистской политики правительства: Экономическое недомогание и процветание зависят от характера миллионов субъектов хозяйственной деятельности, от типа «хозяев», от их энергии, предприимчивости, умения смело и уверенно задумывать и исполнять хозяйственные планы, полагаться на себя, а не на «авось» и проч. А для воспитания этих черт характера существенным условием является законность, пропитание всех областей социальной жизни, в том числе и экономической, правом-. Вместе с тем нравственное сознание с течением времени может превращаться в правосознание. Например, христианская, чисто императивная, этика заключала и заключает в себе источник и материал для образования соответствующих императивно-атрибутивных принципов поведения. Таким образом, социальная функция нравственности представляется весьма ограниченной. Именно право для Петражицкого конституирует социальный порядок. Нравственность, конечно, может служить определенным ориентиром общественного развития, но только определенным образом, а именно превращаясь в право.
<< |
Источник: Золкин Андрей Львович.. Философия права: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Философия права». 2012

Еще по теме 10.7. Право и общественный идеал:

  1. Социалогия права.
  2. § 6. Принципы аграрного права
  3. 1.1. Общая теория государства и права как социально-гуманитарная наука
  4. 8.2. Современное международное право и внутригосударственное законодательство
  5. § 1. Общественные отношения, регулируемые административным правом
  6. 3. Право собственности общественных объединений (организаций).
  7. Уральский центр конституционной и международной защиты прав человека общественного объединения «Сутяжник»
  8. ИНСТАНЦИЯ ИСТИНЫ: О СООТНОШЕНИИ НОРМ ЯЗЫКА И ПРАВА В ОБЩЕСТВЕННОЙ КОММУНИКАЦИИ
  9. Общественный идеал в свете современных исканий
  10. 2. Какое место занимает теория государства и права среди общественных наук
  11. § 1. Право — сложный феномен общественной жизни
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -