<<
>>

10.6. Право и религия

Для русской философской традиции характерна попытка осмысления права не только в тесной! связи с нравственностью, но н в его отношении к религиозной вере. Крупный русский философ права П.И.
Новгородцев подчеркивал, что понимание права тесно связано с культурными традициями народа, с его нравами и обычаями, религией! и нравственностью. Именно через эту связь проявляется особое «отношение народа к высшим тайнам и задачам жизни», в которых «западная философия права еще не увидела для себя проблемы»319 320. Поэтому «не конституции, а религии образуют высший продукт духовного творчества и высшую цель жизни. Нс государство, а церковь воплощает с величайшей глубиной и полнотой истинную цель истории и культуры»321. Л.И. Петражицкий Любопытную концепцию соотношения права и религии создал Л.И. Петражицкий. Он утверждал, что существует две системы совпадающего по содержанию права: с одной! стороны, межчеловеческое право, устанавливающее для людей обязанности по отношению к другим людям, с другой! стороны, религиозное право, устанавливающее для этих же людей обязанности к такому же поведению с представлениями божеств как субъектов притязания на это поведение. Тот, кто убивает, крадет, нарушает одновременно и человеческое право жизни, право собственности, и Божественное право, правопритязание божества на воздержание от такого поведения. Разумеется, это существенно усиливает мотивационное давление в пользу соответствующего поведения. Тот, кто под влиянием каких-либо эмоциональных влечении, может быть, легко совершил бы нарушение права человека, при осознании такого поведения как посягательства н на права божества не гак легко бы на него решился, поскольку в случаях неудовлетворения прав богов последним приписываются права наказания нарушителей. Пстражицкий подчеркивает, что правоотношения между людьми и богами имеют взаимный характер, то есть правам божества по отношению к людям, обязанностям людей соответствуют правовые обязанности божеств по отношению к тюдям, права людей по отношению к богам.
Правовые обязанности богов по отношению к людям при надлежащем поведении со стороны людей состоят в воздержании от причинения зла и в разных положительных услугах: в помощи на охоте, на войне, в мщении третьим лицам за правонарушения, в защите и покровительстве. Наряду с постоянными началами религиозного права между людьми и божествами могут устанавливаться разнообразные временные права и обязанности путем юридических сделок В частности, для достижения услуг со стороны божеств с ними часто заключаются меновые договоры, по которым они за известное количество пиши, жертвоприношения и т.п. обязуются оказать требуемую услугу. Согласие на сделку со стороны божеств определяется самими контрагентами или посредниками при заключении договора, жрецами, по разным признакам, с помощью разных гаданий и т.п. Весьма часты также разные безвозмездные сделки в пользу богов, дарения, завещания и т.д. Подчиненность богов праву, наделение их правами и правовыми обязанностями по отношению к людям представляются Пстражицко- му естественным и психологически неизбежным явлением в области политеизма, когда представления божеств имеют антропоморфный характер. Иного можно было бы ожидать от монотеистических религий, которые освобождаются или вполне свободны от представления о существовании множества подчиненных друг другу божеств и признают единого Бога как всемогущего Творца всего существующего, обладающего высшим авторитетом. Такой Бог, по- видимому, не должен быть подвержен этическим, нравственным и правовым законам. Он должен быть свободным от каких бы то ни было обязанностей и прав. В частности, приписывание каких бы то ни было правовых обязанностей по отношению к людям, каких бы то ни было прав людям по отношению к нему означало бы сущсст- вованис над ним и людьми высшего авторитета, налагающего на него долг и делающего господином этого долга человека. Точно так же приписывание людям правовых обязанностей по отношению к божеству, приписывание ему каких бы то ни было правопритязаний или правомочий по отношению к людям означало бы существование над ним и людьми высшего авторитета, октроирующего ему права.
Ввиду этих соображений, отмечает Петражицкий, особенного интереса и внимания заслуживает тот факт, что и в сфере монотеизма. в частности в области иудаизма и ислама, божество оказывается подчиненным праву, связанным разными правовыми обязанностями по отношению к людям и наделенным правами по отношению к ним Вообще в теократических государствах субъектами прав и обязанностей! верховного носителя юсударственной власти являются разные божества, управляющие через посредство первосвященников или иных подчиненных органов. Таково было положение Иеговы в древнееврейском государстве. «Вообще анализ и изучение еврейской! религии с точки зрения правовой! психологии, — считает Петражицкий, — в частности, древнееврейской религии в том виде, как она изображается в Библии, выяснил бы и доказал, что эта религия зиждется на правовой психике и пропитана этой психикой везде и всюду»1. Например, даже название «Ветхий Завет», по мнению Пстра- жицкого, является отражением такого непонимания: оно представляет неправильный перевод, вместо которого следовало бы применять выражение «древний договор», «древний союзный договор» (между Иеговой и Израилем) и т.п. О первом договорном акте сообщается в 1 кн. Моисея, смысл которого состоит в сообщении со стороны Иеговы, что Он заключает договор с Ноем, его сыновьями, их будущим (мужским) потомством и со всеми живыми существами на земле, с животными, пережившими потоп, и их будущим потомством, по которому Он обязуется по отношению ко всем этим настоящим и будущим существам впредь никогда больше нс истреблять их потопом. Далее в Библии часто упоминается и имеет большое значение договор, заключенный между Иеговой, с одной стороны, Авраамом и его потомством, с другой стороны, причем средством укрепления договора со стороны Иеговы была данная Богом Аврааму клятва в том. что Он исполнит обещанное, будет защитником и покровителем для Авраама и его потомков, доставит им всю Ханаанскую землю на праве собственности и т.д. В качестве формы и символа активного закрепления за Иеговой взаимных обязанностей (верности, почитания, послушания и т.д.) Авраама и его потомства была применена передача части тела, обряд обрезания. Петражицкий ЛИ Указ.
соч. С 117 Коренную реформу отношений между людьми и божеством и вообще существенное изменение характера религиозной этики Петра- жицкнй видит в евангельском учении. Существо этой реформы состоит главным образом в том, что вместо правовых отношений здесь вводится нравственная, чисто императивная этика. Несмотря на это обстоятельство, полагает Петражицкнй, в Средние века в христианскую идеологию проникают во множестве разные правовые элементы, поэтому и средневековая, а отчасти и позднейшая христианская этика опять в значительной степени превращается в право. Возобновляется и теократический режим, и заключение договоров, обетов на случай исполнения известных услуг с другой стороны дарственных, завещательных и иных предоставлений прав божеству, святым и тд. Современные западноевропейские мыслители шкже подчеркивали связь права и религии. Если понимать право в позитивистском смысле как совокупность норм, изложенных политическими властями и поддерживаемых принудительными санкциями, то мы нс сможем связать право с религией. С этой точки зрения трудно связать большую часть национального права с религией, даже в тех национальных государствах, в которых есть государственная церковь или они претендуют на религиозную миссию. Многие социологи права неоднократно заявляли, что связи между правом и религией, существовавшие в более ранних обществах, были разрушены в Новое время. Право современного государства, говорили они. ни в каком виде не отражает какого-либо высшего смысла и цели в жизни; цели его, напротив, конечны, материальны, безличны — добиться выполнения, заставить людей действовать определенным образом. Человек юридический вместе с человеком экономическим изображался и в социологической, и в юридической! литературе как человек, который подавляет свои мечты, убеждения, страсти, мысли о высших целях. Подобным же образом правовая система в целом, как и система экономическая, видится огромной! сложной машиной, бюрократическим аппаратом, в котором отдельные элементы выполняют определенные роли в соответствии с определенными стимулами и инструкциями.
Однако, как указывает Г.Дж. Бергман, во всех современных обществах право само по себе поощряет веру в собственную святость. Оно требует повиновения, апеллируя не только к материальным, безличным, конечным, рациональным интересам людей, которых призывают его соблюдать, но и к их вере в истину, в справедливость, выходящую за границы общественной пользы, то есть способом, который предполагает определенную установку. Утверждение Бергмана, что право тесно связано с религией, что первое является одним из измерений второго и наоборот, что они взаимодействуют, требует нс только широкого определения права, но и широкого определения религии. Если рассматривать религию лишь как набор доктрин и практик, имеющих отношение к сверхъестественному, ее тоже можно легко отделить от других аспектов социальной жизни, включая право. Однако если определять религию как систему прозрений и убеждений относительно цели и смысла жизни, ценностей, природы и предназначения человечества, то гораздо труднее исключить из ее сферы правовые отношения, правовые процессы и правовые ценности. Взаимодействие права и религии в современных правовых системах, по Бергману, отражается: (1) в ритуалах права — в его торжественном языке, формальностях юридических процедур, его вошедшем в традицию доверии к присягам; (2) в его приверженности традиции, его связи с прошлым и чувстве постоянного движения в будущее; (3) в его апеллировании к авторитету, будь то авторитет суда или правителя, прецедента или законов, или писаной конаи- туции; (4) в его моральной универсальности, его самооправдании. В аксиоматическом плане преступление должно быть наказано, ущерб от деликта должен быть возмещен, договоры должны выполняться, правительство должно соблюдать личную неприкосновенность граждан и т.д. нс только по прагматическим, утилитарным или философским причинам, но по причинам религиозным, то есть из-за существования всеобъемлющем моральной реальности, цели мироздания. Таким образом, право наделяется сакральностью, без которой оно теряет свою силу.
Эта сакральность и есть религиозное измерение права. На христианском Западе, в мусульманском мире, в иудейской традиции сакральность была закреплена богословскими доктринами и авторитетом церкви. То же можно сказать и о некоторых других культурах. Но во вновь возникающем мировом порядке нет одного всемирного богословия и глобальной церкви. Что же тогда является источником святости мирового права? Один из возможных ответов — различные исторические религиозные традиции во веем своем многообразии и образуют основной источник святости мирового права, точно так же, как национальные государства образуют основной источник легитимности мирового права как политического явления. Другой возможный ответ — религия в более широком смысле слова также существует в мировом масштабе. Ощущение законности мироздания и единства человечества свойственно в той или иной степени большинству религий. «Золотое правило» — правило равенства, призывающее относиться ко всем с одинаковым уважением, — имеет параллели в большинстве религий. Существует повсеместное неприятие — а нс только рациональное неодобрение — неповиновения законным властям, беззаконного убийства, воровства, нарушения принятых норм в отношениях между полами, клятвопреступления и мошенничества. Говоря, что религия — это источник мирового порядка, Бергман не отрицает, что она также и источник мирового беспорядка. Религиозный фанатизм разрушителен для мирового порядка. И все же ему представляется очевидным, что вновь возникающий мировой порядок нуждается в поддержке как права, так и религии и в какой-то степени получает ее; то есть он нуждается и структуре, процессе для распределения прав и обязанностей и в связи с этим — в общем для всех видении трансцендентных ценностей и приверженности им. Эти потребности могут быть удовлетворены лишь постепенно, по мере того как формируются сообщества разного рода: экономические, культурные, политические, которые выходят за пределы государственных границ н образуют инфраструктуру для постепенного перехода от мирового порядка к мировому обществу, а от него — к мировому сообществу.
<< | >>
Источник: Золкин Андрей Львович.. Философия права: учебник для студентов вузов, обучающихся по специальностям «Юриспруденция», «Философия права». 2012

Еще по теме 10.6. Право и религия:

  1. История государства и права Древнего мира
  2. 2.6. Наследственное право
  3. ПРАВО СТРАН ЗАПАДНОЙ ЕВРОПЫ В СРЕДНИЕ ВЕКА
  4. §2. Характерные черты мусульманского права
  5. §2. Мусульманское право и право мусульманских государств
  6. Вопрос 7. Социальные регуляторы первобытного общества, возникновение права. Понятие и признаки права
  7. Часть III. Право, культура, цивилизация. Человек в системе традиционного права
  8. § 3. Тенденции в социологии и их отношение к праву
  9. § 5. Определение права
  10. § 5. Системы права обществ, объединяемых превосходством города и империи (наиболее рациональные системы)
  11. Глава 2 ГУМАНИСТИЧЕСКОЕ ПОНИМАНИЕ ПРАВА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -