<<
>>

1.1. Концептуальные рамки и предметное поле анализа энергетической составляющей современных международных отношений.

Ключевыми терминами в диссертационном исследовании являются понятия «международные отношения» и «мировая политика», современные трактовки которых предлагает профессор А.Д. Богатуров: «Традиционные международные отношения - это преимущественно отношения между государствами по поводу их политики в отношении друг друга и общемировых проблем, ...

мировая политика - это сфера нерасчлененного взаимодействия между субъектами международных отношений по поводу как их действий в отношении друг друга и решения общемировых проблем, так и политики каждого из них в отношении собственных внутренних проблем и ситуаций» .

Точкой отсчета большинства концепций политического мышления в теории международных отношений является «сила» (англ. power - сила, мощь, власть), которая определяется как: «возможность государства использовать свои реальные или потенциальные ресурсы таким образом, чтобы воздействовать на образ жизни и поведение других государств» , «способность действовать, обусловленная количеством и качеством ресурсов, выделяемых для достижения определенных политических целей во внешнем мире, что [80] [81] определяется состоянием национальной экономики» , «способ получения желаемых результатов» [82] [83] [84] [85] [86] [87].

Необходимыми в работе терминами являются национальный интерес (англ. national interest - объективно значимые цели и задачи национального государства как целого) и баланс сил (англ. balance of power - равнодействующая столкновения национальных интересов, эффективное средство сохранения мира, как результат действия национальных правительств или как порядок в международных отношениях, не зависящий от политиков) .

В теории политического реализма эти понятия являются основными категориями. Исследуя истоки политики в отношениях между государствами, один из основателей классической теории реализма Г.

Моргентау, писал о «концепции интереса, понимаемого в терминах власти (силы)... зависимую от ситуации» . При таком подходе идея власти концентрировалась в понятии интереса, а «концепция интереса», определенного с помощью термина «сила», позволила выяснить сущность как внутренней, так и внешней политики

90

государства .

На современном этапе развития международных отношений т.н. «силовой арсенал» государств существенно расширился. Помимо традиционного понятия «жесткой силы» (англ. hard power) [88], в научный и эмпирический оборот введены понятия «мягкая сила» (англ. soft power) , «умная сила» (англ. smart power) [89] [90] , «кибер-сила» (англ. cyber power) [91] , намеченный, но не отрефлексированный концепт «разумной силы»[92].

Применительно к настоящему диссертационному исследованию наиболее релевантным является понятие «мягкая сила», впервые упомянутая в древнекитайском тексте «Канон Пути и благодати» (Daode jlng (Дао дэ цзин), IV/V/VI вв. до н.э.), открытое для западной научной мысли в концепте «культурно-идеологической гегемонии» [93] А. Грамши и введенное в современный научный оборот Дж. Наем. «Мягкая сила» (soft power) - способность получать желаемые результаты в отношениях с другими государствами за счет привлекательности собственной культуры, ценностей и внешней политики, а не принуждения или финансовых ресурсов[94].

Многовековой опыт Китая в использовании этого концептуального подхода, раскрывает китайский тезис «влияние важнее власти». Практикующееся в западных подходах понимание власти/влияния, как стремления к прямому и силовому геополитическому контролю, в китайской транскрипции понимается как ограниченное, естественное, точно дозированное, направленное воздействие на ключевые точки регионов и стран, государств и общественных систем. Хорошо разработанные принципы стратегий «побеждать не сражаясь», «управление миром, помощь народам» (цзинши цзиминь) позволяют Китаю не прямо, но косвенно контролировать весь мир.

В этом деле руководство КНР ни в чём не полагается на волю случая и гибко действует приёмами «мягкой силы».

Реалисты исходят из того, что государства при защите национальных интересов обязаны идти на соглашения, достигаемые путем взаимных уступок (компромиссы), сдерживать свое стремление к власти (доминированию в мировой политике), если это оправданно. Компромиссу не подлежат только жизненно важные интересы. Государства участвуют в международных отношениях посредством дипломатии. При этом внешнеполитические цели государств непременно формулируются сквозь призму национальных интересов и должны быть поддержаны соответствующими ресурсами.

Г. Моргентау определил элементы национальной мощи: география, природные ресурсы, промышленный потенциал, военная подготовленность, численность населения, национальный характер, национальная мораль, качество дипломатии, качество правительства. Главным фактором мощи государства по Моргентау является «искусство совмещения различных элементов национальной мощи вокруг достижения внешнеполитических

- 98

целей» .

Применяя свой реалистический подход к балансу сил в Азии, Г.Моргентау предвидел, что события в Азии, особенно в Китае, могут, в долгосрочной перспективе, нести серьезные последствия для остального мира . Он отмечал, что пробужденные массы Азии будут использовать пространства, природные ресурсы, огромные массы людей, политические силы, современные технологии и современные нравственные идеи для своих целей. Развивая данную геополитическую концепцию в работе «Дальний Восток», классик реализма констатирует: «Китай станет наиболее могущественной державой на [95] [96]

азиатском континенте»[97]. При этом он призывал не преувеличивать значение идеологии в китайской внешней политике: «поразительный контраст между идеологическими претензиями и реальной политикой... Внешнеполитические шаги Коммунистического Китая с 1949 г. были основаны на фундаментальных национальных интересах» [98] [99] [100].

Основные перемены на международной арене сегодня связаны, прежде всего, с использованием невоенных параметров силы (хотя военная мощь по- прежнему является показателем т.н.

«авторитета» государства). В рамках исследований школы международной политэкономии энергетика относится к «вторичным структурам силы» (secondary power structures), которые играют ключевую роль в обеспечении четырех первичных структур: безопасности (securuty), финансов (finance), производства (production) и знания (knowledge). Обладание энергетическими ресурсами, по сути, глобальности и последствиям воздействия, особенно в перспективе, могут конкурировать с применением военной силы.

Применительно к анализу международных отношений в энергетической сфере, ключевая роль отводится интересам государств, стремящихся к обеспечению максимального доступа к энергоресурсам (страны-импортеры), или максимально выгодные условия реализации своих энергоресурсов на мировых рынках (страны-экспортеры). В условиях жесткой конкуренции, считают сторонники неореализма, между государствами неизбежны конфликты . Доминирование интересов национальных игроков проявляются, в зависимости от статуса экспортер/импортер в таких феноменах как «ресурсный национализм» (укрепление государственного и общественного контроля над природными ресурсами: сокращение экспорта, манипулирование ценами - как для извлечения максимальной прибыли, так и для оказания политического давления на отдельных импортеров, ограничение доступа иностранных компаний к разработке национальных природных ресурсов[101]) и «ресурсный алармизм» (от англ. «alarm» - тревога, представление о недостатке природных ресурсов в собственной стране). Следствием «ресурсного алармизма» становится «ресурсная экспансия» (расширение сферы экономического влияния в богатом ресурсами регионе, экономические действий страны посредством вытеснения других стран, захвата рынков, приобретения ресурсных источников)[102], катализирующая напряженность в сфере международных отношений.

Наблюдается усиление внимания к «энергетической безопасности», как ключевой составляющей национальной безопасности[103] [104]. Одна из главных особенностей проблемы глобальной энергобезопасности (обеспечение оптимальным сочетанием различных видов энергии для устойчивого экономического и социального развития мира, с минимальным ущербом для окружающей среды ) заключается в том, что односторонние действия государств не приводят к положительным результатам и требуются совместные усилия всех сторон, заинтересованных в решении данной проблемы.В этой связи, в теории структурного реализма Кеннета Уолтса можно найти объяснение проводимой государствами стратегии доминирующего союза во избежание перевеса сил у какой-либо страны[105] [106].

Определяя структуру как совокупность сдерживающих факторов, приводящих к расхождению между намерением и результатом, К.Уолтс провел убедительную аналогию между теорией баланса сил и теорией идеальной конкуренции[107] и сформулировал принцип «непреднамеренного и нежелательного результата».

По Уолтсу, в условиях идеальной конкуренции (отсутствие препятствий для выхода на рынок и наличие полноты необходимой информации) следствием независимого стремления каждого государства реализовать собственные интересы (намерения) результаты могут быть нежелательными и непреднамеренными [108] . Другими словами, у субъектов международных взаимодействий была возможность избрать путь сотрудничества, но структура мира, в котором они находились, в результате приводила к отказу от сотрудничества. Поскольку абсолютным приоритетом государств есть выживаемость, баланс сил становится основополагающим.

<< | >>
Источник: Семенова Нелли Кимовна. МЕЖДУНАРОДНО-ПОЛИТИЧЕСКИЕ ИЗМЕРЕНИЯ РОССИЙСКО-КИТАЙСКОГО ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ЭНЕРГЕТИЧЕСКОЙ СФЕРЕЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ .Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук.

Еще по теме 1.1. Концептуальные рамки и предметное поле анализа энергетической составляющей современных международных отношений.:

  1. Контрольные вопросы
  2. Глава 1. Сравнительный анализ восприятия безопасности в России и на Западе
  3. 2. Переговоры — путь к решению спорных международных проблем
  4. ВВЕДЕНИЕ И.С. Семененко, ИМЭМО РАН ИДЕНТИЧНОСТЬ В ПРЕДМЕТНОМ ПОЛЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ НАУКИ
  5. ЧАСТЬ II. ПОЛИТИКА В ПРЕДМЕТНОМ ПОЛЕ ПРИКЛАДНОЙ СОЦИОЛОГИИ
  6. Предметное поле дискуссии. Мертоновская теория неформальных отношений.
  7. Геополитический анализ современных процессов и их влияние на развитие военной воздушнокосмической составляющей национальнойбезопасности России.
  8. § 1. Международные отношения и мировая политика как объект изучения
  9. Теоретические подходы к анализу института судав современной социологии права
  10. Глава 1. Концептуальные основы энергетической безопасностив современных теориях международных отношений
  11. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ
  12. 4.2. Информационная безопасность в контексте геополитики России
  13. 4.2. Национальные инновационные системы в рамках североевропейской модели: сравнительный анализ
  14. Введение
  15. Глава I. Концептуальное обоснование феномена постсоветского пространства как нового сегмента глобального пространства современных международных отношений
  16. 1.1. Ретроспективный анализ основных теоретических концепций в условиях трансформации системы международных отношений
  17. Список источников и литературы
  18. Источники и литература
  19. Степень научной разработанности проблемы.
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -