<<
>>

3.1 Дорожная карта и мониторинг трудовых иммиграционных угроз в Рос­сии

Политическая стабильность современной России в связи с трудовыми имми­грационными вызовами зависит от многих факторов. К числу важнейших и стра­тегических из них относятся решения, принимаемые высшим политическим руко­водством государства - в том числе и о применении сдерживания трудовых им­миграционных потоков и их минимизации на территории страны.

При этом своевременность и эффективность принимаемых решений во мно­гом зависит от научно-экспертного анализа трудовой иммиграционной угрозы, который, в свою очередь, позволяет выработать наиболее приемлемую политику и решить поставленные перед страной задачи.

Важное значение для качества реко­мендаций экспертов имеет их представление об угрозе - её причинах, движущих силах, специфических особенностях, а также построение «дорожных карт» их протекания[205].

Подразумевая под последней, конструирование картины угрозы, в её объек­тивно-субъективном значении, основанном на определенной общепринятой (или авторской) модели восприятия, посредством которой делается анализ и прогноз изучаемого феномена, института или политического процесса. По мнению из­вестного учёного Е.М. Егорьева: «Представления во многом определяют содер­жание и тональность рекомендаций экспертов - даже когда последние стремятся к самому беспристрастному, неангажированному анализу»[206].

В условиях глобализации в современной политической практике положено представление о нескольких типах угроз в трудовой иммиграционной сфере: 1) спонтанные, отличающиеся быстротечностью, слабой организованностью и по­вышенной эмоциональностью участников; 2) латентные (внутренние, скрытые); 3) открытые.

Большинство экспертов, изучающих трудовые иммиграционные угрозы, схо­дятся в понимании её как системного образования, в котором отдельные элементы находятся во взаимосвязи и взаимовлиянии. В основе системного образования по­ложен набор знаний как общего характера, так и специальных, убеждений, уста­новок, ценностей.

Роль некоторых их этих факторов неоднозначна - например, внешнеполитические убеждения экспертов способны как усилить, так и ослабить качество экспертизы. Системные образования структурно подобны трудовой ми­грационной угрозе. Изменение структуры опасности влечет изменение структуры самой системы, которая отражает воспринятые отношения между элементами трудовой иммиграционной угрозы.

Мониторинг угроз - представляет собой сложно-составную систему пред­ставлений о реальном (и возможно прогнозируемом) состоянии опасности для той или иной области исследования. Её содержание и уровень детализации индиви­дуальны. Мониторинг необходим эксперту для структуризации информации, фильтрации новых данных о феномене или процессе (в нашем случаи угрозе) и определяет не только оценку основных его параметров, но и прогноз его развития.

Мониторинг трудовых иммиграционных угроз в политическом поле отлича­ется от математическо - вычислительных и информационных моделей своим язы­ком и содержательно - символическими характеристиками.

По нашему мнению, для активизации трудовой иммиграционной угрозы в Российской Федерации должны быть созданы условия на соответствующих уров­нях:

- На наднациональном уровне: глобализация, стихийность и массовая бес­контрольность трудовых миграционных потоков в мире.

- На государственном уровне: официальный и неофициальный политический дискурс о трудовой иммиграции, несовершенство миграционного законодатель­ства, потребность в трудовых ресурсах.

- На региональном уровне: социально - политическая и экономическая при­влекательность субъекта Федерации, его потребность в дополнительных трудо­вых ресурсах и степень заселённости территории («человеческий капитал»), по­ликультурность общества.

- На местном уровне: благоприятная среда для трудоустройства, социализа­ции и проживания трудовых иммигрантов.

При этом трудовая иммиграционная угроза, как правило, институционализи­руется и эволюционирует на всех обозначенных уровнях, может видоизменяться и приобретать новые свойства и качества (в том числе и на каждом из выделенных уровней).

В этой связи особенно важно проследить причинно-следственную связь активизации угрозы в трудовой миграционной сфере и определить возможные проекции её модификации.

Так на наднациональном уровне возникает угроза нелегальной трудовой им­миграции в Россию. На наш взгляд, это первая трудовая иммиграционная угроза высшего (наднационального) порядка, которая по мере своей институционализа­ции на общегосударственном, субфедеральном и местном уровнях, приспосабли­вается и создаёт свои новые политические проекции (мигрантофобия, криминали­зация, асоциальное поведение, терроризм, экстремизм, антигосударственные настроения и т.д.).

Нами предлагается перечень общегосударственных мер, необходимых для нейтрализации незаконной трудовой иммиграции в Россию.

Во-первых, учитывая тот факт, что трудовые иммигранты переселяются в Россию из государств со сложной социально-политической, санитарно­гигиенической, экономической ситуацией, необходимо усилить государственный контроль за иммиграционными переселениями их соответствующих стран.

Во-вторых, крайне важно применять превентивные меры, содержащие в сво­ей основе методы убеждения, а если понадобится и жесткого принуждения - от административного выдворения за пределы территории Российской Федерации до уголовной ответственности за организацию незаконной трудовой иммиграции и иные сопутствующие ей преступления.

В-третьих, необходимо более тщательно подходить к вопросам совершен­ствования политико-правового обеспечения управления трудовой иммиграцией населения. В частности, предварительной научной проработки требуют проблемы расширения компетенции территориальных органов ФМС России в сфере неза­конной трудовой иммиграции за счет наделения их «силовыми» полномочиями.

Прибытие незаконных трудовых иммигрантов в Россию сопряжено с целым рядом негативных факторов, провоцирующих и порождающих асоциальные, ан­тигосударственные, преступные и националистические отношения в обществе[207].

Примером могут служить трагические события в московском районе Бирю­лёво в конце 2013 года.

Когда убийство местного жителя Е. Щербакова, в совер­шении которого подозревался трудовой иммигрант из азиатского региона, приве­ли к дестабилизации социально-политической ситуации на местном уровне.

Очевидно, что подобные инциденты приводят к возникновению особых «фо­бий» обществе и способствуют распространению националистических настрое­ний.

В связи с чем хотелось бы согласиться с позицией учёного В.В. Гайдука, ко­торый в одном из своих интервью отметил: «Подобные инциденты расшатывают общественное самочувствие россиян, вводят смуту и даже хаос в организации со­циума. Теряется уверенность в завтрашнем дне, вызванная полной ничтожностью и уязвимостью человеческих жизней. Складывается впечатление, что власти бес­помощны в решении проблем национальной безопасности и не могут защитить нас от, казалось бы, самого главного - безопасного проживания»[208].

Трудовая мигрантофобия, как правило, основывается на общеизвестных де­терминантах (социально-биологические, географические, культурные и т.д.) и направлена против конкретных трудовых общностей.

Хотелось бы выделить несколько типов трудовой мигрантофобии в россий­ском социуме:

1. азиатофобия - неприязнь к трудовым мигрантов из центрально-азиатского региона;

- цыганофобия - неприязнь к трудовым мигрантам без определённого место жительства, кочующим в мире;

- антисемитизм - неприязнь к трудовым мигрантам еврейского происхожде­ния;

- кавказофобия - неприязнь к трудовым мигрантам из Кавказа и Закавказья;

- синофобия - неприязнь к трудовым мигрантам из Китая.

К причинам возникновения трудовой мигрантофобии в России следует отне­сти: боязнь кардинальной трансформации социально-экономических отношений в обществе; маргинальное положение трудовых мигрантов, способствующее их внутренней интеграции и организации в неформальные объединения (криминаль­ные и асоциальные структуры).

Исследователь О.М. Шевченко объясняет институционализацию трудовой мигрантофобии в России «травматическими» последствиями распада СССР: пе­реходом к рыночной экономике, деструктуризацией идентичности «советский че­ловек», потерей социально - политических статусов и связей в обществе, массо­вой приватизацией и т.д.[209].

По мнению эксперта А. Моргунова, трудовая мигран­тофобия приобрела институционально-системные черты[210].

Совокупность всех этих факторов и причин приводит к тому, что трудовые иммигранты воспринимаются исключительно как угроза национальной безопас­ности страны. Как отмечает Президент Российской Федерации В.В. Путин: «Ста­новится очевидным, что надо на порядок повысить качество миграционной поли­тики государства»[211].

Элитарный дискурс вокруг трудовой иммиграции также носит неоднознач­ный характер. Если обратиться в партийной риторике, то она будет несколько «пёстрой». Так, например, по мнению учёного Булгакова М.А. миграционная по­вестка дня выглядит для политических партий следующим образом: «Партия ЛДПР активней среди других системных партий реагирует на проблему мигра­ции. Жириновский умело использует националистические настроения масс, апел­лируя в предвыборных лозунгах к русскому народу, в жесткой, негативной форме, порой с использованием ненормативной лексики отзываясь о всех мигрантах, не­русских. Миграцию лидер ЛДПР отождествляет с нашествием, считая, что ми­гранты несут в себе угрозу существования русской нации. Но использование Жи­риновского антимигрантских, русофильских лозунгов приводит, как показывают результаты выборов, к снижению рейтинга партии. Представители КПРФ крити­куют непоследовательную политику власти в отношении мигрантов, считают, что данный процесс до сих пор не удается поставить под контроль. Упрекают комму­нисты политическую элиту в отсутствии стремления поддержать возвращение на родину русскоязычных мигрантов. Социал-демократы считают одним из источ­ников конфликтов на национальной почве социальную неадаптированность ми­грантов, их не включенность в социально-культурные отношения, незнание куль­туры и обычаев России. Законные мигранты по желанию должны становиться гражданами России, незаконные - выдворяться из страны. Политика «Единой Рос­сии» во многом направлена не на решение проблем миграции, а на борьбу с ее по­следствиями.

Движения, созданные единороссами, заявляли о готовности «пере­воспитывать» скинхедов. Прокремлевские движения вступают в прямую конку­ренцию с ультраправыми националистическими группами, легализуют этнически окрашенные антимигрантские настроения и дискриминационные практики. Власть пытается контролировать националистические настроения, создавая про­кремлевские националистические организации. К парламентским выборам 2003 года была создана партия «Родина». На федеральном и региональном уровне ли­дер «Родины» Дмитрий Рогозин призывал очистить страну от нелегальных ми­грантов. Антимигрантские идеи привлекательны для власти как эффективный способ мобилизации масс»[212].

Интересным с научной точки зрения является субфедеральное (региональ­ное) и муниципальное преломление трудовой иммиграционной угрозы. На наш взгляд, наиболее острая фаза политического протекания трудовой иммиграцион­ной угрозы приходится как раз на региональный и местный уровни. И послед­ствия могут оказать самое негативное влияние на обеспечение национальной без­опасности России:

1. на региональном уровне - угроза территориально-политической целостно­сти страны, разжигание гражданских конфликтов и войн, сепаратизм,

2. на местном уровне - угроза общественной безопасности (теракт, экстре­мизм, криминал).

Территория (субъект Федерации, муниципальное образование) - выступает средой институционализации и протекания трудовой миграционной угрозы и осо­бым объектом безопасности государства. При этом воспринимается трудовым иммигрантов в трёх аспектах:

- обще-информационном, включающим определённую информацию об осо­бенностях, преимуществах, а возможно и недостатках территории переселения;

- субъективно-личностном, включающим систему отношений трудового ми­гранта к населению, проживающему на территории переселения;

- субъективно-территориальном, включающим субъективное восприятие са­мой территории переселения по сравнению с другими вариантами.

Очевидно, что выделенные особенности территории идентифицируются в конкретных субфедеральных и муниципальных условиях и способствуют/ пре­пятствуют формированию трудовых миграционных угроз, которые либо прижи­ваются в общей системе, либо нет.

На наш взгляд, имеет смысл выделить три механизма воспроизводства тру­довой иммиграционной угрозы на субфедеральном и местном уровнях: а) измене­ние жесткости условий среды (изменение законодательства, невозможность тер­ритории обеспечить реализацию интересов трудовых мигрантов); б) изменение доминирующих групп населения (количественное или иное преобладание трудо­вых мигрантов над принимающем населением); в) изменение степени устойчиво­сти территории (социально - политическая, экономическая нестабильность в ре­гионе, муниципальном образовании).

Очевидно, перечисленные механизмы взаимосвязаны. Так, изменение доми­нирующих групп населения возможно в результате массового заселения трудо­выми иммигрантами конкретного поселения и предполагает снижение степени устойчивости самой территории. Вплоть до открытых конфликтов иммиграцион­ных сообществ с правоохранительными органами и действующей властью.

Всё это свидетельствует о возникновении потребности в системном монито­ринге и научно-экспертном анализе сложившейся трудовой иммиграционной си­туации на субфедеральном и муниципальном уровнях.

В основе такого мониторинга, на наш взгляд, должны быть заложены внут­ренние и внешние факторы, определяющие потенциал опасности от трудового иммиграционного сообщества.

1. Внешние факторы:

- Политические факторы: государственный политический дискурс о трудо­вой миграции, межгосударственные отношения в сфере иммиграции и переселе­ния;

- Социально-экономические факторы: рынок занятости, доступность жилья, материальные возможности трудовых иммигрантов;

- Институциональные факторы: общественный порядок, доступность здраво­охранения;

- Мотивационные факторы: глобализация иные условия, провоцирующие трудовую иммиграцию;

- Образовательно-языковые факторы: доступность образовательных услуг и изучения русского языка;

- Социокультурные факторы: принадлежность трудового иммигранта к кон­кретной социальной группе (этничность, конфессия);

- Субъектные факторы: возможность трудового иммигранта само - реализо­вываться и само - выражаться;

- Территориально - географические факторы: продолжительность прожива­ния на территории вселения.

2. Внутренние факторы:

- Политические факторы: отношение трудовых иммигрантов к политической системе принимающей страны (политический режим, строй, действующая власть);

- Социально-экономические факторы: удовлетворённость материальными условиями жизни;

- Институциональные факторы: наличие или отсутствие чувства защищенно­сти на территории проживания; отношение к общественной безопасности и пра­вопорядку;

- Мотивационные факторы: психологическая установка на трудовую имми­грацию; несоответствие притязаний трудового мигранта с реалиями среды; жела­ние и возможности трудоустроиться, социализироваться в принимающей стране;

- Образовательно-языковые факторы: потребность в образовательных услу­гах, саморазвитии; удовлетворенность образовательными услугами;

- Социокультурные факторы: интегрированность трудового иммигранта в социокультурную среду; желание уважать чужую культуру и традиции;

- Субъектные факторы: ощущение возможности удовлетворения своих по­требностей в самореализации;

- Территориально-географические факторы: идентификация трудового имми­гранта с территорией вселения.

Нами предлагаются конкретные меры по преодолению факторов, определя­ющих степень опасности трудовых иммиграционных сообществ: государственная и муниципальная поддержка бизнес-структур, занимающихся проблемами трудо­устройства, адаптации и интеграции иммигрантов в принимающих общностях; оформления и документального сопровождения их профессиональной деятельно­сти и быта (регистрация по месту жительства/ пребывания, оформление медицин­ских документов, жилья и т.д.); создание универсальной информационной базы данных о трудовых мигрантах в России и её в регионах, об организациях исполь­зующих нелегальных мигрантов на рынке труда и т.д. Мы убеждены, что подоб­ные меры должны приниматься в первую очередь на субфедеральном и местном уровнях.

С точки зрения субфедеральных особенностей России нами предлагается дорожная карта трудовых иммиграционных угроз, которая опосредована соци­ально- политическими особенностями территории (поликультурная привлека­тельность, хозяйственно-экономическая самодостаточность и политическая ста­бильность) и факторами наращивания опасности.

Поликультурная привлекательность - позволяет определить культурное многообразие принимающего субъекта Федерации и выявить возможности трудо­вой иммиграции слиться с поликультурным обществом.

Хозяйственно-экономическая самодостаточность - финансовые и иные экономические возможности региона решать самостоятельно собственные эконо­мические проблемы.

Политическая стабильность - эффективность политического менеджмента и элитарная согласованность в субъекте Федерации.

Основываясь на социально-политических особенностях территорий, мы вы­деляем факторы, которые являются значимыми при активизации трудовых мигра­ционных угроз в субъектах Российской Федерации.

1. Чем выше численность трудовых иммигрантов в субъектах Российской Федерации, тем выше потенциал политической нестабильности и конфликтно­сти в социуме.

Необходимо подчеркнуть, что численность трудовых иммигрантов аб­страктным показателем, который напрямую не свидетельствует о том какие имен­но социальные размежевания оказываются значимыми. Кроме того, ни одна из перечисленных работ до конца не объясняет каузальную связь между данным фактором и зависимой переменной в следствие чего необходимо ввести несколько дополнительных корректирующих политологических факторов, получивших большее распространение среди не только исследователей XX века, но и среди современных политологов.

В первую очередь, речь идет об этнической идентификации, которая свиде­тельствует о степени гетерогенности сообществ. В то же время, несмотря на то, что данный показатель не учитывает в полной мере наличие миграционной кон­фликтности в обществе и степень их политизированности, он все же является по­лезным для данной работы, так как позволяет учесть особенности наращивания потенциала трудовой иммиграционной угрозы в конкретном субъекте Федерации. Очевидно, что в условиях сильной этнической поляризации степень доверия меж­ду членами сообществ низкая, что провоцирует политическую нестабильность и конфликтность в обществе.

Исходя из приведенного анализа, мы можем сформулировать второй фактор активизации трудовых иммиграционных угроз в субъектах Российской Федера­ции.

2. Чем выше индекс и полярность этнической идентификации среди трудо­вых иммигрантов и принимающего общества, тем выше потенциал политиче­ской нестабильности и конфликтности.

Помимо идентификации, в данной работе рассматривается ещё один поли­тологический фактор, который может оказывать влияние на политическую ста­бильность и конфликтность - доля трудовых иммигрантов в крупных городах и мегаполисах. Степень урбанизации, на наш взгляд, свидетельствует о степени концентрации трудовых мигрантов на определённых территориях, на которых процесс обмена культурой и интеграция с принимающей общностью могут быть значительно ускорены.

Тем не менее, если принимать во внимание прочие факторы, оказывающие­ся более значимыми для самих трудовых иммигрантов, то возможно возникнове­ние обратной тенденции, когда приезжее население «закрывается» и формирует анклавы при достижении определённых экономических благ и возможностей крупных мегаполисов. Что может вызвать недовольство принимающих общно­стей и усложнить ситуацию в регионе.

Таким образом, третий фактор может быть сформулирован следующим об­разом:

3. Чем выше доля трудовых иммигрантов в крупных российских городах и мегаполисах, тем выше их мобильность населения, которая может быть ис­пользована в положительном (адаптация и интеграция культур с принимающим населением) или отрицательном русле (анклавизация).

В то же время, принимая во внимание тот факт, что для российских реалий характерно наличие различных институтов адаптации и интеграции трудовых ми­грантов в принимающие общности, возникает необходимость учёта ещё одного фактора.

4.Чем выше эффективное число общественных организаций, национально­культурных центров и иных структур, реализующих культурные интересы тру­довых иммигрантов, тем ниже потенциал политической нестабильности и кон­фликтности в обществе.

В диссертационной работе, на основе социально-политических особенно­стей территории и факторов активизации опасности, мы выделяем четыре типа трудовых иммиграционных угроз:

Тип тру­довой ми- грацион­ной угро­зы Общая характеристика трудовой миграции Характеристика трудовой миграци­онной угрозы Субъекты Россий­ской Фе­дерации
Трудовые иммиграционные процессы протекают в привлека­тельной поликультурной, хозяй- - исламофобия; Республи­ка Баш­кортостан,
«Респуб- ственно-самодостаточной и поли- - кавказофобия; Республи-
лика» тически стабильной среде. Эти ре­гионы позволяют наиболее безбо­лезненно и эффективно интегриро­ваться трудовым иммигрантов (особенно из центрально­азиатского региона) в принимаю­щее общество. Регион предоставля- - азиатофобия;

- криминализация общества;

ка Татар­стан и т.д.
ет трудовым иммигрантам «макси­мум» условий для самореализации, высокий уровень урбанизации.
«Пригра­

ничье»

Трудовые иммиграционные процессы протекают в однородной поликультурной среде, но с эле­ментами приграничного сотрудни­чества. Хозяйствено- экономическая самодостаточность определяется также приграничным положением субъекта Федерации. Регионы привлекательны для тру­довых мигрантов из Китая, При­балтики, Западной Европы. - сепаратизм (угро­за территориаль­ной целостности страны);

- синофобия;

- криминализация общества;

Хабарос- кий край, Калинин­градская область, Псковская область и т.д.
«Центр» Трудовые иммиграционные про­цессы протекают в хозяйственно­самодостаточной и политически стабильной среде. Самый привле­кательный тип региона для трудо­вых иммигрантов. В основном ре­гиональные особенности субъектов Федерации этого типа строятся на - исламофобия;

- кавказофобия;

- азиатофобия;

- криминализация общества;

Москва, Санкт- Петер­бург, Се­вастополь, Нижний Новгород и т.д.
взвешенной политике федеральных и региональных властей, это преж­де всего города федерального зна­чения (и города приближенные к этому статусу), не имеющие кон­кретной привязки к месту «рожде­ния» отдельного индивидуума. Но в отличии от других регионов име­ют большие преимущества по­скольку олицетворяют «сердце» России. По сравнению с первым типом («Республика») отношение принимающего общества к трудо­вым мигрантам более радикальное.
Трудовые иммиграционные про- - руссофобия (в Суздаль,
«Русь» цессы протекают в однородной по- отношении прини- Владимир,
ликультурной среде. Это как пра- мающего обше- и т.д.
вило прорусские края и области. ства);
Эти регионы в большей степени тя­готеют к формированию общерос­сийской идентичности. В данной конфигурации очень важная роль принадлежит стержневой идеи единения. - криминализация общества;

Далее хотелось бы продемонстрировать выдержку из мониторинга трудовых иммиграционных угроз, который проводился на базе Башкирского государствен­ного университета (г. Уфа, февраль - март 2015 г.). Результаты этих опросов представлены ниже. Всего было опрошено 214 респондентов. Среди которых:

студенты; эксперты; профессорско - преподавательский состав; представители органов государственной (муниципальной) власти и общественных организаций.

Основная часть респондентов считает, что:

1. трудовая иммиграционная ситуация в России остаётся скорее кризисной (31%).

2. трудовая иммиграционная ситуация за последние пять лет улучшилась (47%).

3. государственная иммиграционная политика в России скорее эффективна, результаты есть, но необходимы серьёзные доработки (28%).

4. экономические (27%) и административно - политические (19%) меры им­миграционной политики являются наиболее эффективными для России.

5. трудовую иммиграцию следует отнести к факторам обеспечения нацио­нальной безопасности России (73%).

6. трудовые иммигранты сегодня нужны России (56%).

7. трудовые иммиграционные отношения усиливают противоречия в обще­стве (62%).

8. относятся с пониманием к трудовым иммигрантам из стран бывшего Со­ветского Союза (52%).

9. скорее не испытывают открытых чувств неприязни к трудовым иммигран­там из других стран (47%).

10. конфликты между трудовыми иммигрантами и принимающим обществом возникают по обоюдным причинам (39%).

Проведенное исследование показало, что в целом респонденты относятся с пониманием к трудовым иммиграционным процессам, считают их объективными, скорее независящими от собственной воли переселенцев. При этом видят в них источник повышенной конфликтности и рисков в обществе.

Хотелось бы обратиться к словам известного учёного С.Н. Градировского, который в одной из своих работ написал следующее: «Придется вернуть мигра­ционную тему в политическое, а следом и управленческое пространство. Риски, которые несет миграция, должны мотивировать не к выносу её за скобки, а, напротив, к более тщательному продумыванию и внедрению современных форм управления ею, в частности, к переходу на канальную форму организации поли­тики иммиграции и натурализации, на новые подходы повышения пространствен­ной мобильности собственного населения. Но сложилось так, что признание ми­грационной составляющей в качестве важнейшего и ведущего компонента дина­мики населения — политически невозможно. Остается загадкой, как так получи­лось, что русские стали бояться вчерашних своих сограждан? Казалось бы, воз­вращающаяся этатическая сила и массовое самоуважение — хороший повод для того, чтобы более терпимо (пусть даже снисходительно) отнестись к тем, кто в нас нуждается. Почему же нам так трудно признать, что страна наша — обшир­на, но пустынна, и заселять ее и осваивать — лучше не в одиночку»[213]. В этих сло­вах кроется глубокий смысл современности.

Интересна с научной точки зрения и позиция С.Н. Градировского на постсо­ветское пространство: «Одним словом, нужно, наконец, определиться и

в отношении трудовой миграции, и в отношении постсоветского пространства: мы наращиваем интеграционные процессы и тем самым активизируем процесс нашего возвращения в Среднюю Азию и Закавказье (а это дорога с двухсторонним движением) или переходим на осадное положение в доставшихся нам границах?»[214].

Или как пишет учёный Ж.А. Зайончковская: «Представления о потребитель­стве трудовых мигрантов отнюдь не безобидны. Они разжигают у принимающего сообщества мигрантофобию, создавая мираж повышенного внимания к «чужим» в ущерб «своим». Разумеется, это не означает, что государство может отстранить­ся от решения проблем мигрантов. Но от государства требуется не прямая по­мощь приезжим, а создание рамочных условий для их приема и интеграции. В компетенции государства могли бы быть: разработка адекватного законодатель­ства по приему мигрантов — их регистрации, предоставлению вида на житель­ство, гражданства; регулирование порядка трудового найма мигрантов; развитие рынка жилья; установление партнерских отношений со странами—донорами ра­бочей силы; стимулирование формирования информационной и рекрутерской се­тей; надзор за соблюдением прав мигрантов и др. Важным является вопрос о раз­делении функций и ответственности между центром и регионами, государством и работодателями[215]». Особенно в условиях федеративного строительства России. Поэтому модернизация трудовой миграционной политики в федеративной России должна проходить с учётом региональных особенностей. И это вписывается в российский федерализм.

Учитывая результаты проведённого мониторинга нами была разработан ал­горитм управления трудовыми иммиграционными вызовами в условиях глобали­зации, которая представлена следующими структурными элементами:

1. Политический менеджмент в сфере трудовой иммиграции:

- подготовка научно-методических разработок для обучения государствен­ных и муниципальных служащих в рамках исполнения законодательства по предотвращению межнациональных конфликтов и технологиям работы с имми­грантами и их семьями:

- проведение семинаров и тренингов для государственных и муниципальных служащих («Трудовые иммиграционные угрозы: типы и технологии их предот­вращения», «Управление миграционным конфликтом», «Иммиграционная медиа­ция в трудовой сфере»);

- мастер-классы по обмену опытом работы с трудовыми иммигрантами, с приглашением ведущих специалистов России и стран ближнего и дальнего зару­бежья.

2. Мониторинг трудовых иммиграционных угроз:

- проведение социологических опросов среди школьников, молодежи, взрос­лого населения, трудовых мигрантов, работодателей и органов власти, занимаю­щихся вопросами трудовых иммигрантов;

- составление и публикация аналитических отчетов;

- выработка рекомендаций (на основе мониторинга).

3. Организация и менеджмент иммиграционной активности:

- адаптация взрослых трудовых иммигрантов включает:

а) обучение русскому языку (с учетом специфики избранной сферы деятель­ности);

б) знакомство с культурой субъекта Федерации (муниципального образова­ния), ее историей, традициями и обычаями;

в) повышение политической, правовой и финансовой грамотности;

г) проведение тренингов на выработку толерантных установок, готовность работать в команде;

д) психологическое сопровождение процесса адаптации;

- адаптация детей трудовых иммигрантов включает:

а) обучение русскому языку как неродному;

б) знакомство с культурно-историческими особенностями субъекта Федера­ции;

в) психолого-педагогическое сопровождение;

г) проведение уроков толерантности, тренингов.

4. Информационная инфраструктура трудовой миграции:

- Формирование общего социокультурного пространства:

а) освещение в СМИ общих вопросов трудовой иммиграции, прежде всего - позитивных;

б) проведение круглых столов, в том числе в режиме онлайн, по вопросам трудовой миграции;

в) формирование волонтерских объединений и иных общественных структур (совместно с трудовыми иммигрантами);

- Формирование общей культурной среды:

а) проведение национальных праздников;

б) конкурсы на национальную тематику;

в) знакомство с культурой стран трудовых иммигрантов (литературой, музы­кой, архитектурой, традициями и т.д.).

Реализация данного алгоритма позволит, на наш взгляд, проводить эффек­тивную профилактику проявлений трудовых иммиграционных угроз в обществе и

- что очень важно - будет способствовать формированию как среди местного населения, так и у трудовых мигрантов активной жизненной позиции, предпола­гающей защиту прав любого человека, вне зависимости от его национальной и конфессиональной принадлежности, места рождения, и отношение к проявлениям нетерпимости как недопустимым. Все вместе взятое и даст позитивный результат

- безболезненную адаптацию трудовых иммигрантов в социально - политическую и культурную среду проживания.

Мониторинг трудовых иммиграционных угроз наводит на мысли о необхо­димости переосмысления функций регулирования трудовой иммиграции в направлении формирования комплексного информационного и организационно - управленческого её обеспечения. Особо важное значение приобретают реоргани­зация управления в сторону уменьшения бюрократизма, сокращение властной ди­станции, создание условий для увеличения мобильности управления, своевремен­ное реагирование на изменившиеся условия внешней и внутренней среды.

<< | >>
Источник: МУРЗАГАЛЕЕВ РАДИК ИШКАЛИЕВИЧ. ИНСТИТУТ ТРУДОВОЙ ИММИГРАЦИИ КАК ФАКТОР ПОЛИТИЧЕСКОЙ СТАБИЛЬНОСТИ РОССИИ. Д И С С Е Р Т А Ц И Я на соискание ученой степени кандидата политических наук. 2016

Еще по теме 3.1 Дорожная карта и мониторинг трудовых иммиграционных угроз в Рос­сии:

  1. Степень научной разработанности темы исследования.
  2. 3.1 Дорожная карта и мониторинг трудовых иммиграционных угроз в Рос­сии
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -