Задать вопрос юристу

УПРОЧЕНИЕ ДОЛЛАРОВОГО ЭТАЛОНА ДЕ-ФАКТО

Предложения о проведении международной монетарной реформы, предоставленные на суд общественности в 1974 г., не вызвали (как мы уже видели) единогласной поддержки. В результате они оказались забытыми.

"Комитет двадцати", подготовивший эти предложения, уступил место временному Комитету, который занял более прагматическую позицию. В то же время в самом МВФ происходило смещение властных полномочий в пользу пяти наиболее крупных промышленных государств: США, Японии, ФРГ, Великобритании и Франции. Эти страны уже провели сепаратную встречу на ежегодной ассамблее МВФ в Найроби в сентябре 1973 г. и продолжили практику таких встреч впоследствии в целях координации борьбы с мировой рецессией. После 1973 г. все крупные решения в экономической сфере, имевшие международный характер, готовились в рамках "Группы-пяти" перед тем, как быть ратифицированными Подготовительным комитетом32.

США имели внушительное влияние в "Группе-пяти". Это основывалось, с одной стороны, на улучшении платежного баланса, а с другой - на прогнозах об ухудшении экономической ситуации в Европе и Японии в связи с их большей зависимостью от импорта энергоресурсов19*. В результате мировая монетарная система ориентировалась на условия США по укреплению де-факто долларового эталона. Господствующие позиции США на Западе усилились.

Главным проявлением нового положения стало укрепление доллара в качестве мировой резервной валюты. Чтобы достичь этого, следовало ослабить позиции двух его конкурентов - золота и СДР. Что касается золота, на первый взгляд это казалось трудным, учитывая позицию Франции по этому вопросу. В 1975 г. "Груп-па-пяти" достигла компромисса. Европейские страны и Япония приняли демо-нитаризацию золота. Было решено, что МВФ должен исключить всякое обращение к золоту, как в Уставе так и в операциях, а также продать треть своих золотых запасов в течение двух лет. С другой стороны, США согласились, что половина результатов этой продажи должна была быть распределена среди своих членов пропорционально сумме их квоты-взноса. Другая половина прибыли подлежала переводу в Доверительный фонд для последующего использования в целях оказания экономической помощи развивающимся странам20*. Это решение было поддержано подготовительным комитетом во время встречи, проходившей 7 и 8 января в Кингстоне на Ямайке33.

Вторым конкурентом было СДР. В условиях дальнейшего развития эта единица могла занять место доллара в качестве резервной валюты, что дало бы больше полномочий МВФ. Чтобы воспрепятствовать этому, было отклонено предложение стран "третьего мира" об установлении прямой связи межу эмиссией СДР и оказанием помощи развитию. Для того чтобы и в будущем такие попытки стали невозможными, было увеличено количество голосов (с 80 до 85%), необходимых для

' Надеждам на улучшение позиций платежного баланса США по сравнению с Европой и Японией (что и привело к усилению доллара) не суждено было сбыться, многие финансовые институты столкнулись с трудностями.

'* В 1974 г. Доверительный фонд был образован в по инициативе американского правительства для облегчения возможностей получения кредита странами "третьего мира", в наибольшей степени пострадавшими от последствий нефтяного кризиса.

200

принятия подобных решений21*. Это решение должно было поддержать право вето США, но оно устраивало и страны ЕЭС, так как предоставляло им такую же возможность. Чтобы компенсировать разочарования "третьего мира", было принято решение о возобновлении к развитии нефтяных механизмов МВФ, их финансирование осуществлялось благодаря увеличению квот - взносов стран, принятое в 1976 г. По предложению европейских государств квота стран ОПЕК была увеличена с 5 до 10%34. Помимо этого, новые увеличения квот были предприняты 1 апреля 1978 г. и 1 апреля 1980 г. Обязанность вносить четвертую часть квоты в золоте была отменена. Первое увеличение было проведено в национальной валюте, второе - в СДР.

Определение стоимости СДР, оцененной первоначально в 7з5 тройской унции золота, представляло значительную трудность, учитывая отмену конвертируемости доллара в золото и свободные курсы обмена. Подготовительный комитет решил, что с 1 июня 1974 г. стоимость СДР будет определяться в зависимости от выровненной средней обменных курсов корзины из шестнадцати наиболее важных валют. Выравнивание опиралось на внешнюю торговлю и значимость самих стран. Система действовала, в принципе, целых пять лет. Во время первой ревизии было принято решение о сокращении с 1 января 1981 г. количества валют в корзине до пяти, которая, таким образом, состояла теперь из американского доллара (42%), немецкой марки (19%), йены (13%), французского франка (13%) и британского фунта стерлинга (13%). Такой способ выражать стоимость СДР дает прекрасную иллюстрацию доминирующей позиции, которую продолжал занимать доллар в международной монетарной системе22*.

Стратегия ограничения эмиссии СДР не ограничивалась отказом увязать их с оказанием помощи развитию. Сами по себе эмиссии СДР были также ограничены. После выпусков 1970, 1971 и 1972 гг., составивших в целом 9,3 млрд долл., в течение шести лет дальнейшей эмиссии не последовало. Такая политика была подтверждена на Подготовительном комитете в Кингстоне в 1976 г. Лишь в сентябре 1978 года МВФ подтвердил новые выпуски СДР на общую сумму 4 млрд долл. иа 1979, 1980 и 1981 гг. Общая сумма СДР составила теперь 21,3 млрд долл. Это означало ощутимое увеличение мировой наличности, но говорить о рождении реального конкурента доллару было еще рано. В действительности же идея замены или сокращения долларовых активов за счет денежной единицы МВФ не продвигалась. Поднятый на заседании Подготовительного комитета в Гамбурге осенью 1979 г. этот вопрос не получил дальнейшего развития. США не имели никакого желания ослабить международную роль доллара.

Помимо стремления устранить возможных конкурентов доллара, американская стратегия ориентировалась на поддержку плавающих обменных курсов. Благодаря фактическому действию долларового эталона и существованию плавающих курсов американское правительство получало желанную возможность проведения корректировки паритетов в свою пользу, т.е. в ущерб остальному миру. Вот почему Франция не доверяла системе плавающих курсов. Это привело к новому франко-америкаискому компромиссу, который был достигнут на экономическом саммите в ноябре 1975 г. в Рамбуйе, в котором приняли участие страны "Группы-пяти" и Италия. Для удовлетворения запросов Франции было решено дополнить статью IV Устава МВФ положением о том, что система фиксированных, но корректируемых паритетов должна быть, по возможности, восстановлена. США пошли на это изменение, так как одновременно каждая страна имела право поддерживать плаваю

201

щие курсы. В контексте фактического долларового эталона это означало, что США получали право вето в случае, если МВФ захотел бы восстановить фиксированные паритеты. Американцы к тому же согласились с предложением, по которому МВФ должен был получить право осуществлять контроль, стремясь к упорядоченной эволюции колебаний обменных курсов. Эта контролирующая деятельность осуществлялась прагматическим способом посредством проведения консультаций с заинтересованными сторонами23*. МВФ мог использовать свой авторитет для давления на малые страны, но его позиция выглядела гораздо слабее в отношениях с более крупными, в особенности с США. Принципы такой координирующей деятельности Фонда, а также стабильных, но корректируемых курсов были подтверждены на встрече участников Подготовительного комитета в Кингстоне в январе 1976 г. Как мы уже видели, другие решения этой встречи касались демонитаризации доллара и ограничения эмиссии СДР.

Все эти положения были ратифицированы Административным советом МВФ 30 апреля 1976 г. Реформа получила название Второй поправки к уставу МВФ, которая вступила в действие 1 апреля 1978 г. Эта поправка подтверждала и даже усиливала фактический долларовый эталон и означала важную победу США. В качестве утешения Западная Европа и Япония получили часть средств, вырученных от продажи золотых запасов МВФ. Другую часть получили развивающиеся страны через Доверительный фонд.

Однако США должны были заплатить за свою победу. Вторая поправка отражала намерение главных государств сделать СДР основной резервной валютой мировой монетарной системы. В этих целях были приняты некоторые конкретные меры35. Переводы СДР были облегчены: страны-члены теперь могли осуществлять их без специального контроля со стороны Фонда. Более того, были несколько смягчены обязательные "восстановительные" нормы.

Таким образом, в краткосрочной перспективе эти изменения не представляли угрозу для господства долларового эталона. Количество СДР оставалось крайне ограниченным по сравнению с остальной мировой наличностью. К тому же их увеличение могло натолкнуться на препятствие в виде американского вето. В долгосрочной же перспективе позиции СДР по отношению к доллару усилились. Будущее покажет, в какой степени усиление этого влияния из области де-юре перейдет в область де-факто.

Беспечное отношение американцев к применению системы плавающих курсов постепенно превратилось в "яблоко раздора" с остальным миром, в особенности с промышленно развитым государствами. США не хотели проводить интервенции на обменных рынках, несмотря на обесценение доллара, ибо хотели, чтобы как можно дольше продолжалась внешняя корректировка их экономики извне, т.е. за счет других государств. Но последние испытывали на себе всю тяжесть последствий. Прежде всего обесценение доллара приводило к уменьшению стоимости их долларовых резервов, выраженных в национальной валюте. Наконец, их позиция в области экспорта в долларовую зону ухудшалась. Их раздражала также большая амплитуда колебаний обменных курсов на рынках. Вследствие этого в соответствии с решением, принятым в июле 1973 г. с целью заменить систему свободно плавающих курсов системой курсов управляемых, интервенции центральных банков европейских государств, а также Японии усилились, смягчая колебания обменных курсов и замедляя падение курса доллара. США же перед лицом таких попыток оставались безучастным наблюдателем. В результате падение американской валюты продолжалось, сменяясь на короткое время слабым подъемом36.

202

В 1974 г. экономисты Вильфред Этье (Wilfred Ethier) и Артур Блумфильд (Arthur I. Bloomfield) выдвинули предложение об осуществлении контроля за колебанием паритетов посредством интервенции в зависимости от обусловленной шкалы обменных курсов, которая бы регулярной пересматривалась. В июне того же года аналогичные директивы были направлены МВФ в адрес центральных банков. Целью их было положить конец агрессивным и дискриминационным интервенциям, которые могли бы спровоцировать резкое обесценение национальных валют. С другой стороны, они поощряли те интервенции, которые способствовали урегулированию на рынках обмена. В январе 1975 г. монетарные власти Швейцарии, ФРГ и США решили расширить сотрудничество и применить для этого положения вышеуказанных директив. Аналогичное соглашение было заключено на саммите в Рамбуйе в ноябре 1975 г., но американские власти занимали пассивную позицию до ноября 1978 г., предоставив инициативу другим государствам.

1 ноября 1978 г. администрация президента Картера, наконец, договорилась со Швейцарией, ФРГ и Японией о совместных действиях по стабилизации обменных курсов37. Американцы подчеркивали в этом отношении необходимость сотрудничества с остальным миром24*. Такая смена позиции США объяснялась также тем, что они убедились в инфляционных последствиях плавающих курсов38. Необходимо было, таким образом, избежать нового падения доллара. В то же время американцы считали, что доллар и так достаточно упал, чтобы восстановить внешнее равновесие. Отныне следовало поддерживать его курс. Учетная ставка повысилась с 8,5 до 9,5%, достигнув рекордного для того времени показателя. Более того, был создан специальный интервенционный фонд с капиталом в 30 млрд долл. Эти ресурсы проистекали в первую очередь от увеличения в 2 раза количества своп-соглашений с ФРГ, Швейцарией и Японией, а также от выпуска казначейских обязательств в валюте этих трех стран в счет кредита и продажи СДР39. ФРГ и Япония поддержали эту инициативу, так как считали, что "закрытие" их валют позволит им установить контроль за внутренней инфляцией. Операция оказалась успешной. На протяжении 1979 и 1980 гг. курс доллара оставался стабильным. Вследствие этого американцы отказались от своей прежней политики. Более того, в сотрудничестве с другими странами была создана система управления обменными курсами, разработанная в духе июльских соглашений 1973 года. Этой новой политике США суждено было существовать не слишком долго. Пришедший в январе 1981 г. на смену Джимми Картеру Рональд Рейган выделил в ранг особо приоритетного направления борбу с внутренней инфляцией. Процентные ставки были подняты на беспрецедентно высокий уровень с одновременными антиинфля-ционистскими мероприятиями в различных областях. Во втором квартале 1981 г. ФРС отказалась проводить интервенции, а доллар испытал головокружительный взлет на рынках обмена. Вновь американцы начали действовать в одиночку. Они поставили монетарную политику единственно на службу своим интересам, не заботясь о выполнении заключенных соглашений о развитии международного сотрудничества и стабилизации обменных курсов.

Страны ЕЭС без энтузиазма наблюдали успешное становление с начала 70-х годов долларового эталона де-факто. С одной стороны, США заняли место мирового банкира, что позволяло им играть ключевую роль в определении мировой монетарной политики. С другой, они активно влияли на курс доллара и, по соображениям внутриэкономического порядка, - на управление спросом. Долларовый эталон не мог больше служить гарантом монетарной стабильности. Европейские государства опасались, что нестабильность отношений обмена между долларом и другими валютами будет стимулировать спекулятивный процесс и окажет давление

202

на паритеты, установленные между европейскими валютами. Инфляционное влияние доллара также представляло предмет для беспокойства40. Помимо этого, Франция и Великобритания опасались, что наметившаяся политика сближения доллара и немецкой марки приведет к тому, что последней будет придан статус мировой резервной валюты25*.

Чтобы избежать этого, придав новое дыхание идее прочного и независимого европейского блока41, Рой Дженкинс (Roy Jenkins), президент Европейской комиссии, выдвинул новую формулу монетарного союза в своем выступлении в Европейском Университетском институте во Флоренции 27 октября 1977 г. Он предложил обеспечить ЕЭС реальной Европейской валютной системой (ЕВС), Разработка проекта продолжилась во время саммита в Бремене 6-7 июля 1978 г. и на заседании Совета министров в Брюсселе 5 декабря 1978 г. "Система" должна была начать действовать 1 января 1979 г.26*

ЕВС позволяла реализовать две крупные задачи: усилить чувство солидарности в монетарной области между европейскими странами и придать большую гибкость механизму корректировки взаимных курсов обмена27*. Для их достижения были созданы три новых инструмента: европейская валюта (ЭКЮ)28*, меры, позволяющие гибко корректировать взаимные обменные курсы, а также Европейский фонд валютного сотрудничества.

Усиление последнего предполагало более активное взаимодействие стран, обладавших сильной валютой, в деятельности по стабилизации "змеи". В предшествовавший период вся ответственность за ее функционирование ложилась на страны со слабой валютой, центральные банки которых и должны были проводить постоянные интервенции из своих резервов. В случае усиления спекулятивной атаки против такой валюты она довольно быстро покидала "змею". Такие ситуации были главными причинами кризисов 70-х годов, поражавших этот механизм. ЕВС старалась решить эту проблему за счет предоставления государственной поддержки странами с сильной валютой тем, у которых валюта была слабой. Механизм оказания немедленной помощи был улучшен, а система предоставления краткосрочных кредитов - развита29*. Одновременно были смягчены условия возврата последних. Для придания новой системе большей прочности и основательности было принято решение о переводе части резервов центральных банков в наднациональный институт - Европейский фонд валютного сотрудничества. Эта часть составила 20% обменного резерва (в золоте или долларах) каждого государства, Предусматривалось, что в дальнейшем в обмен на ЭКЮ там могут быть размещены национальные валюты. Такой фонд рассматривался в качестве первого этапа на пути создания европейского центрального банка.

Второй целью ЕВС была гармонизация корректировки взаимных обменных курсов. Принцип взаимных паритетов, известный как "курсовой стержень", был поддержан. Но одновременно разрешались колебания внутри ограниченного диапазона (2,25% в ту и другую сторону от официального паритета)30*. Объективный индикатор, регистрируя отклонение между рыночными курсами и официальными па-

25* См. по этому вопросу: Monroe W.F., Krause W. The International Monetary System. P. 25, 26.

i6* 1 ноября 1975 года девять экономистов уже опубликовали в "Экономисте" статью, названную "The ЛИ Saint's Day Manifesto for European Monetary Union" ("Манифест Дня Всех Святых для Европейского Монетарного Союза"), в которой они приветствовали создание параллельной и индексированной емроиеЛЧкой валюты.

2/* O'i^iib хороший обзор этой проблемы см.: Vanrompuy Е. Relance van de Europese Monetaire Unie. P. 1-

16.

28* С аньаря 1У7& г. бюджет ЕЭС выражался в ЭКЮ. Международные займы также выражались в

JTOI ЕГ.-ЛНУГС.

29* Сумма чьыеленяых для этого средств составила 25 млрд ЭКЮ.

30* Если к "-'мее" .«слали присоединиться другие государства, они временно могли пользоваться более широким диапазоном.

203

Таблица 33. Режимы обменный курсов стран-членов МВФ (июнь 1975 г.) Показатели Количество валют Доля в торговле стран-членов МВФ (в %) Валюты, которые колеблются изолированно 11 46,4 Валюты, привязанные к курсам колеблющихся: 81 14,4 к доллару США 54 12,4 к французскому франку 13 0,4 к фунту стерлингу 10 1,6 к испанской песете 1 - к южно-африкаискому ранду 3 - Валюты, привязанные к группе валют: СДР 5 5,0 другие валюты 14 7,4 Валюты, привязанные к другим валютам, но паритет 4 2,0 которых часто корректируется по определеииой формуле Валюты, которые колеблются согласованно 7 23,2 Всего 122 98,4 Источник: FMI. Rapport annuel 1975. P. 26. ритетами, должен был придавать системе гибкость. Констатация чрезмерных отклонений позволяла применение корректирующих мер. При отсутствии отклонений необходимо было совместно решать, стоит или нет корректировать паритеты.

Из-за разногласий между Францией и ФРГ ЕВС вступила в действие не 1 января 1979 г., как предполагалось, а лишь с 13 марта того же года. Но трудности продолжали существовать42. Великобритания отказалась присоединиться к ЕВС. Италия оговорила свое право допускать 6%-ные отклонения в ту или другую сторону от официального паритета. Определение стоимости ЭКЮ было особенно сложным. Эта стоимость оказалась нестабильной. Наконец, функции ЭКЮ были ограниченными. Она служила единицей международного счета, резервной валютой центральных банков и инструментом межбанковских операций. ЭКЮ не могла быть использована в качестве валюты интервенции на рынках обмена и потому не могла еще быть поставлена на одну ступень с другими резервными валютами.

Вследствие этого в первые годы своего существования ЕВС почти не способствовала эффективной деятельности Европейского валютного союза. Напротив, усиленно развивались резервные функции немецкой марки, японской йены и швейцарского франка. Это сделало возможным возникновение многополюсной системы, опирающейся на национальные валюты. К тому же на рынке евровалют немецкая марка, японская йена и швейцарский франк усиливали свое влияние. Таким образом, 70-е годы характеризовались монетарной диверсификацией, но не на основе единой международной валюты, а на базе нескольких сильных национальных валют (табл. 33).

НЕОПРЕДЕЛЕННОЕ БУДУЩЕЕ

Сильная амплитуда колебаний взаимных курсов основных индустриальных государств, в особенности после падения доллара осенью 1978 г. и подъема весной 1979 г., укрепила точку зрения, согласно которой система плавающих курсов, даже управляемых, не может служить единственным фундаментом нового международного монетарного порядка. Колебания курсов отразились на финансовых результатах деятельности предприятий, что привело к конфликтам последних с налоговой

204

администрацией. Подобные службы не имели в своем распоряжении никаких критериев, чтобы определить финансовые результаты деятельности компаний в реальном измерении. Руководители предприятий вынуждены были затратить много времени и денег, чтобы разработать механизмы предохранения от потерь, связанных со скачками курса. Юристы, специализирующиеся на международной торговле и разрешении споров между предприятиями, были не в состоянии определить ущерб, вызванный поведением обменных курсов. Помимо этого, вопреки первоначальному убеждению, эмпирические исследования доказали, что плавающие курсы подпитывают инфляционный процесс43. Они вызывали состояние беспокойства на рынках и провоцировали сильные изменения цен на импорт. В результате издержки операций росли, что стимулировало инфляцию31*. К тому же правительства располагали большой свободой действий в борьбе против повышения цен, что привело к появлению различий в темпах инфляции. Явление несло скрытую опасность ввиду открытости и взаимозависимости мировой экономики, вследствие чего инфляция из стран с ее большим уровнем проникала в государства с низким уровнем44. Сформировался определенный консенсус по проблеме урегулирования проблем инфляции. Предусматривалось проведение монетарной политики. В связи с этим реформа международной монетарной системы приобретала первоочередную важность45. Но в каком направлении ее осуществлять? Как бы там не было, первоочередному решению подлежали вопросы обменных курсов, международных резервов и движения капиталов. В действительности все эти три элемента составляли порог и даже большую проблему в виде урегулирования платежных балансов в мировом масштабе.

Что касалось обменных курсов, некоторые специалисты считали, что решение состоит в новом усиления системы управляемых колебаний. Это предполагало проведение интенсивных интервенций на обменных рынках. Последние должны были быть организованы правительством каждой страны через свой центральный банк на основе предварительных международных консультаций. Помимо этого, следовало опираться на объективные критерии, позволяющие добиться разделения между случайными колебаниями и серьезными отклонениями обменных курсов46. Наконец, политика согласованных интервенций, для того чтобы достичь желанных и долгосрочных результатов, должна была опираться на центральную власть, обеспеченную надгосударственными функциями и способную восстановить равновесие в случае трудностей с платежными балансами47. Согласно декларациям американского правительства от января 1979 г.48, МВФ, функции контроля которого были расширены, должен был проявить новаторское влияние в этой сфере. Важная роль в этом отводилась ОЭСР, ЕЭС и "Группе-семи" ("Группа-пяти", расширенная за счет Италии и Канады). Однако и на сегодняшний день полученные результаты остаются весьма скромными.

Установление нового мирового монетарного порядка предполагало также нахождение удовлетворительного решения проблемы мировых резервов49. Для этого прежде всего требовалось реорганизовать систему долларового эталона де-факто и ликвидировать огромные долларовые активы. Они могли быть конвертированы в СДР и в другие валюты, способные играть роль резервных: немецкую марку, йену, швейцарский франк или ЭКЮ. Однако без дополнительных мер идея не могла быть реализована. В действительности речь шла бы о временном решении, так как в какой-то момент эти валюты также могли бы вызвать недоверие и обеспокоенность. Более того, это означало бы, что восстановление системы нескольких ре

204

зервных валют, конвертируемых между собой, могло бы вызвать риск спекуляций между собой50. Позиция ЭКЮ еще была слишком слабой, чтобы играть значительную роль в короткой или даже среднесрочной перспективе.

Конверсия в СДР выглядела еще более нереальной. После долгого перерыва в 1978 г. было решено эмитировать эквивалент 4 млрд долл. в этой валюте в течение каждого из трех последующих лет51. Это увеличение СДР было еще настолько слабым по сравнению с объемом существующих резервов, что не позволяло предвидеть решение в краткосрочной перспективе проблемы переизбытка долларов.

К тому же вставала более фундаментальная проблема. Ликвидация долларовых активов должна была осуществляться в конечном итоге через значительный рост американского экспорта товаров и услуг. В условиях неблагоприятной конъюнктуры это могло бы вызвать серьезные расстройства в экономической области. Недовольство, вызванное гегемонией фактического долларового эталона, могло столкнуться с аналогичным чувством при ликвидации долларовых активов, и было невозможно решить эти две проблемы одновременно.

По мнению некоторых экспертов, единственную возможность глобального решения этих проблем представляло усиление функций и полномочий МВФ. Прежде всего речь шла о создании компенсационного союза на основе идей Кейнса52. Этот союз смог бы обеспечить Фонд необходимыми полномочиями. Наднациональная власть должна была в конечном итоге способствовать восстановлению равновесия в движении товаров, капиталов и услуг. Объем наличности в этом случае в гораздо большей степени соответствовал бы реальным запросам. В то же время МВФ получил бы в качестве компенсационного союза возможность организовать распределение избыточной наличности систематически и на многосторонней основе. Между 1978 и 1980 гг. американское правительство в большей или меньшей степени поддерживало эту идею, что отразилось в соглашении по новому выпуску СДР, где предлагалось с 1980 г. на 50% увеличить квоты-взносы МВФ и тем самым расширить компетенцию Фонда в области контроля. Двойная проблема избытка долларов и существования фактического долларового эталона не могла быть решения мгновенно, но очевидно, что ликвидация долларовых активов происходила бы более быстро и более уверенно под контролем МВФ, чем в других условиях32*. Помимо всего прочего, требовалось подчинить более эффективному международному контролю движение капиталов. Управление платежным балансом не могло быть рационализировано без осуществления контроля за движением капиталов и текущими операциями. К тому же внимание постоянно было привлечено к инфляционистскому влиянию спекулятивных потоков. С этим сочетались фактически бесконтрольное создание кредитов на рынке евровалют, что также способствовало инфляции33*. Американское правительство выразило свое намерение установить контроль за потоками капиталов, в особенности на рынке евровалют, учитывая, что строгость подобных мер должна носить ограниченный характер. В свое время (в 60-х и 70-х годах) оно уже потерпело неудачу, желая осуществлять контроль за экспортом капиталов и подчеркивало теперь еще относительно слабую долю рынка евровалют в общем кредитном обороте. Им же отмечалась полезная роль, которую играл этот рынок в обращении нефтедолларов и необходимости в экономической области иметь возможность переводить капиталы в те регионы и отрасли, которые были перспективны с точки зрения производственных прибылей. Наконец, американское правительство указывало на сущестование национальных регламентации деятельности банков, включая и зарубежные филиалы иностранных бан.<ов и увеличение

205

потока информации о международных трансфертах, которой располагал БМР. Тем не менее США хотели расширить это информационное поле. Вновь делалась отсылка на новые компетенции в области контроля, которыми располагал МВФ с 1978 г.53

Развитие международной монетарной системы после принятия второй поправки в Устав МВФ (1 апреля 1978 г.) выявило тенденцию к усилению властных полномочий Фонда. Как мы уже видели, в 1979 г. был возобновлен выпуск СДР. С 1 мая 1981 г. держатели последних кредитовались в той степени, в которой были заинтересованы54. Обязательство возврата заемных средств, смягченное той же поправкой, было затем и вовсе отменено. Отныне СДР рассматривалось как полноправная резервная единица. МВФ также получил право разрешать некоторым институтам владеть СДР, чем он сразу воспользовался. К концу 1980 г. 9 важных организаций держали СДР. Среди них были, к примеру, Арабский валютный фонд, БМР, Мировой банк и Национальный швейцарский банк. МВФ также использовал СДР в качестве счетной единицы во многих международных соглашениях. В свою очередь на это пошел и Мировой банк.

После 1978 г. контроль со стороны Фонда за развитием обменных курсов также претерпел некоторые изменения практического характера. Увеличилось количество конфиденциальных консультаций между МВФ и каждым его членом, а также расширилось их содержание. Используя метод убеждения и гибкого подхода, МВФ стремился усилить свое влияние на монетарную политику во всем мире. Последнее отчетливо проявилось во время новых дискуссий о будущем золота. В 1980 и 1981 г. американский конгресс подготовил проекты, предусматривающие в целях борьбы с инфляцией восстановить роль золота во внутренней монетарной политике США. Коммиссия по изучению этого вопроса под председательством секретаря Казначейства должна была изучить возможности в этой сфере. Ее заключение, однако, оказалось негативным из-за политики, проводимой МВФ по демоне-таризации золота55.

Выдвижение МВФ в ранг наднационального института, призванного служить основой для управления новым международным монетарным порядком, можно рассматривать как логическое завершение развития этой сферы после окончания второй мировой войны. Созданная после Бреттон-Вудса система строгого контроля за обменными курсами, неизбежно должна была уступить место ситуации, когда не оказалось того центра, который мог бы диктовать правила игры как самому себе, так и своим партнерам. Внезапная остановка конвертируемости в золото в 1971 г. и создание системы исключительно гибких обменных курсов могла внести лишь коррективы краткосрочного действия, но в долгосрочной перспективе эти меры привели к нестабильности и неуверенности. Применение в условиях свободных курсов политики полной автаркии для исправления ситуации было абсолютно бессмысленным мероприятием. Мировая экономика стала настолько сложной и взаимозависимой, что подобные меры вызвали бы драматические последствия как для эффективности, так и для солидарности деятельности мирового сообщества. Чтобы создать атмосферу стабильного и уверенного развития в монетарной сфере мировой развивающейся экономике, т.е. во все более сложном и взаимозависимом окружении, необходимо было добиться прогресса в области организации. Необходимы были новые формы, без чего происходящий рост вызвал бы хаос, разрушал свою собственную динамику. Единственной возможностью избежать этого было создание наднационального монетарного органа, обеспеченного соответствующими полномочиями. Используя технику управления и планирования, этот орган должен был постараться найти удовлетворительное равновесие между эффективностью и стабильностью, между ростом и справедливостью.

Несмотря на кажущуюся, на первый взгляд, резонность, эти замечения имели два больших недостатка.

205

Первый имеет теоретический характер и связан с отрицательными последствиями, присущими каждому циклу прогресса в области огранизации или технологии. Как бы ни был хорош такой наднациональный орган, который мог бы направлять процесс развития мировой экономики, последняя неизбежно становится все более сложной и взаимозависимой. Предположим, что такой институт обладает достаточным потенциалом развития, в результате чего он в состоянии адаптироваться к уже новым условиям и прибегнуть к монетарному планированию и новым формам контроля. Предположим также, что равновесие между эффективностью и социальной справедливостью по-прежнему не нарушается. Но даже в этом случае усложнение планирования содержит в себе усиление наднациональной власти, все более глубокое проникновение монетарной регламентации во все сферы экономической жизни, бюрократизацию и постепенное ограничение свобод нации и индивида. Наступит момент в развитии этого института, когда бюрократическая экспансия уничтожит прогресс, достигнутый в сфере эффективности и справедли-вости'4 .

Создание регламентирующей системы вызывает также возражение практического характера. Развитие масштабной экономики на мировом уровне усилило убеждения в невозможности восстановления климата стабильности, проводя политику автаркии в монетарной области. Но между автаркией национальных государств и мощной наднациональной властью существует в реальности множество влиятельных в экономическом и политическом отношении группировок стран. США и Канада, ЕЭС и его ассоциированные члены, Япония и сфера ее влияния на Дальнем Востоке, "Группа-77", СССР (ныне-бывший. — Ред.) со своими союзниками, -все они составляют достаточно крупные экономические группировки, которые, обладая некоторой автаркией, не испытывают в такой сильной степени ущерб в области эффективности. Прежде всего нет уверенности, что эти группы смогут поступиться частью своей реальной власти и передать ее органу наднациональной монетарной власти. В противном случае мир мог бы расколоться на несколько крупных политических и экономических блоков со всеми возможными рисками, следующими из этого. Как представляется, именно в таком направлении движется мир в последнее время. Если это действительно так, наднациональная власть может быстро растерять свои властные функции. Но, даже предположив, что различные блоки пойдут на сотрудничество в рамках наднациональной институции, например МВФ, можно заранее быть уверенным в том, что каждый из них будет располагать правом вето на принятие Фондом важных решений. В этих условиях власть последнего будет действительной лишь при консенсусе между группировками. В настоящее время такое согласие возможно лишь по очень ограниченному числу фундаментальных вопросов35*.

'* Более детальный анализ см. в гл. 7.

'* Конвертируемость между различными валютами, например, не является, в принципе, проблемой. Трудно определить удовлетворительный для всех уровень таких обменов. Условно, что конвертируемость в золото приостановлена, но европейские государства никогда не смогут смириться с идеей полной демонетаризацией желтого металла. Эти страны никогда не пойдут на слишком большое содержание в их резервах долларов или СДР, учитывая свой скептицизм по отношению к процессу международной кооперации. В случае, если по тем или иным причинам последняя потерпит крах, а МВФ утратит способность управлять ситуацией, СДР не смогут быть использованы. Не стоит также повторяться относительно недоверия Европы к доллару. Чувство ностальгии по золоту, которое однажды станет играть ключевую роль, выполняя функцию резерва, не скоро сможет исчезнуть.

206

1 Magdoff H., Sweezy P.M. The End of Prosperity. P. 1

2 Scammel W.M. International Monetary Folicy. P. 238-247.

3 Tew B. The International Monetary System. P. 185-190.

4 Solomon R. International Monetary System. P. 219-220.

5 Ibid. P. 224.

6 IMF. Annual Meeting, 1972. См. также: Flemming L.M. International Monetary Reform; Williamson .1. Failure of World Monetary Reform.

7 Для уточнения см.: Council of Economic Advisors. 1974. Chap. 5, appendice.

8 Monroe W.F. International Monetary Reconstruction. P. 90-97.

9 Ibid. P. 101-112. См. также: International Monetary Reform.

10 UNCAD. Money, Finance and Development.

11 CNUCED. La reforme monetaire internationale; Ressources financieres pour le developpement. nGrubel H.G. Basic Methods for distributing SDRs. P. 1009-1022.

13 Solomon R. Op. cit. P. 255-258.

14 Haberler G.The Case Against the Link. P. 13-22; Kessler GAShould Development Aid be Linked. P.206-211.

15 IMF. International Monetary Reform.

16 Simonne! P. Apres l'enterrement de la reform monetaire.

17 Monroe W.F. Op. cit. P. 91; Solomon R. International Monetary System. P. 242-243, 253-254.

18 Monroe W.F. Op. cit. P. 145.

19 Cleveland H.В. van. International Economie Organization. P. 9-14.

20 Solomon R. Op. cit. P. 191, 192.

21 Williamson J. Failure of World Monetary Reform. P. 53-60.

22 Hirsch F., Oppenheimer P. Managed Money. P. 639, 640.

23 По этому вопросу см.: Vanrompuy Е. Groot-Brittanie.

24 Whitman M.V.M. The Payments Adjustement Process. P. 137, 138

25 FMI. Rapport annuel 1975. P. 2-13.

26 Haberler G. The International Monetary System. P. 115-123.

27 Haberler G. Inflation as Worldwide Phenomenon.

28 Solomon R. Op. cit. P. 292-295.

29 Higher Oil Prices / E. Frier, C.L. Schultze, eds.

30 Solomon R. The Allocation of Oil Deficits.

31 BRI. Rapport annuel 1975. P. 140.

32 Volker PA. Priorities for the International Monetary System. P. 8.

33 Solomon R. International Monetary System. P. 302-307.

34 Ibid. P. 313-318.

35 Gold J. Second Amendment. P. 10-17.

36 Hayes A. Emerging Arrangements in International Payments.

37 Ramsey S. Interview with Robert Solomon. P. 38—41.

38 Salant W.S. International Transmission of World Inflation.

39 International Communications Agency, Text Excerrpts, 11 mai 1979. 40Grauwe P. de, Peelers T. The European Monetary System. P. 8-11.

41 Preeg E.H. Economic Blocs.

42 Monroe W.F., Krause W. The International Monetary System. P. 14-22.

43 Haberler G. Control over International Reserves? P. 23; Cline W.R. International Monetary Reform. P. 20, 46,

47. Этот вопрос остался предметом дискуссии.

44 Spitaller Е. A Model of Inflation. P. 254-277; Hooper P., Lourey B. Impact of the Dollar Depreciation; Strydom P.D.F., Mullins D., Van der Lingen T.W. Exchange Rate Adjustement. P. 213-224.

45 International Communications Agency, Carter: November 1, 1978. См. также: International Communications Agency, A. Solomon at the Royal Institute.

46 Solomon R. International Monetary System. P. 324.

47 Krasner S.D. US Commercial and Monetary Policy. P. 635-671.

48 International Communications Agency. A. Solomon at the Royal Institute.

49 См.: Cline W.R. International Monetary Reform. P. 48-107.'

50 Monroe W.F. International Monetary Reconstruction. P. 161-163.

51 Haberler G. Control over International Reserves? P. 17.

52 Scammel W.M. International Monetary Policy. P. 251-253.

53 International Communications Agency. A. Solomon at an International Trade and Investement Conference.

54 Gold J. DTS monnaies et or. P. 12-20.

55 Ibid. P. 21-78.

<< | >>
Источник: Герман Ван дер Bee. История мировой экономии!. 1945-1990 (пер. с фр.). - М.: Наука. 413 с.. 1994

Еще по теме УПРОЧЕНИЕ ДОЛЛАРОВОГО ЭТАЛОНА ДЕ-ФАКТО:

  1. ПЕРЕХОД ОТ ОФИЦИАЛЬНОГО К ДЕЙСТВИТЕЛЬНОМУ ДОЛЛАРОВОМУ ЭТАЛОНУ
  2. КОНВЕРТИРУЕМОСТЬ В РАМКАХ ЗОЛОТОГО ДОЛЛАРОВОГО ЭТАЛОНА
  3. Вклад в упрочение мира и укрепление безопасности
  4. 5. Признание государств: де-юре (de jure), де-факто (de facto), no конкретному делу (ad hoc).
  5. 3. Бирма на пути упрочения независимости
  6. 5. Борьба партии за упрочение колхозного сюоя за подъем сельскохозяйственного производства
  7. Реализация философии с использованием эталонных стратегий
  8. Как расширять эталонные торговые марки
  9. Что такое эталонные стратегии?
  10. 6. ПРИЗНАНИЕ ДЕ-ЮРЕ И ПРИЗНАНИЕ ДЕ-ФАКТО
  11. 15.11. Альтернативы тактических решений и использования эталонных стратегий
  12. 6.4. НЕКОТОРЫЕ НРАВСТВЕННЫЕ ЭТАЛОНЫ И ОБРАЗЦЫ ПОВЕДЕНИЯ В МЕНЕДЖМЕНТЕ
  13. О.Б. Подвинцев, Институт философии и права УрО РАН, Пермский филиал РЕГИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ДЕ-ФАКТО ДВУНАЦИОНАЛЬНЫХ СУБЪЕКТАХ РФ: КОНКУРЕНТНЫЙ ПОТЕНЦИАЛ И ПОПЫТКИ СТИМУЛИРОВАНИЯ
  14. Приложение 1 ОДИН ИЗ ЭТАЛОНОВ ПРИ СОСТАВЛЕНИИ ОПИСАНИЯ РАБОТ
  15. ГЛАВА VIII БОРЬБА ПАРТИИ ЗА РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОЙ РЕВОЛЮЦИИ И УПРОЧЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ (октябрь 1917 года-1918 год)
  16. ГЛАВА XIV ПАРТИЯ В БОРЬБЕ ЗА УПРОЧЕНИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА. УСИЛЕНИЕ ОБОРОНЫ СТРАНЫ (1937 год-июнь 1941 года)
  17. ГЛАВА XVII ПАРТИЯ В БОРЬБЕ ЗА РАЗВИТИЕ СОЦИАЛИСТИЧЕСКОГО ОБЩЕСТВА В СССР И УПРОЧЕНИЕ МИРОВОЙ СИСТЕМЫ СОЦИАЛИЗМА (1952-1961 годы)
  18. 3. ПРОТИВОРЕЧИЯ СИСТЕМЫ "ЗОЛОТОЙ ЭТАЛОН-ДОЛЛАР" (1958-1971)