<<
>>

ПЛАН УАЙТА И ПЛАН КЕЙНСА

Мировая денежная система подверглась историческим изменениям после второй мировой войны. Государства еще никогда так далеко не уходили от либеральной ортодоксии в управлении своими государственными финансами. Правительства без колебаний взяли на вооружение принцип Кейнса, который хотел, чтобы общественные финансы были поставлены на службу реальным потребностям экономики, а затем распространили свои прерогативы на денежную систему и рынок капиталов своей страны. Финансовые отношения между союзниками были также подчинены государственному контролю посредством соглашений о ленд-лизе4.

Очень быстро доллар превратился в главную мировую резервную валюту. Все европейские государства покинули зону фунта стерлингов,и перед ними встала задача построить иные регламентирующие рамки5.

Инициативу по созданию новой международной денежной системы, которая могла бы функционировать после войны, взяли на себя Великобритания и США. Летом 1941 г. Кейнс подготовил первый текст, который представил британскому министерству финансов в сентябре. Он назывался: "Предложения по созданию Международного компенсационного союза". В декабре того же года американское правительство поручило Гарри Декстеру Уайту и его коллегам по департаменту Казначейства подготовить предложения по созданию Стабилизационного фонда союзников, который обеспечивал бы оказание последним военной помощи и мог бы стать основой мировой послевоенной монетарной системы. Летом 1942 г. произошел обмен этими документами для взаимного ознакомления. В основных своих по-

2* Правительства этих стран обязывались скупать валюту своих партнеров против золота по фиксированному курсу, действительному в течение 24 часов.

3* К Тройственному соглашению вскоре присоединились Нидерланды, Швейцария и Бельгия (Dehem F De l'etalon sterling a l'etalon dollar. P. 123-124). В 1937 г. США заключили двустороннее соглашение по стабилизации с Бразилией. Уже после начала второй мировой войны Великобритания заключила сходные соглашения с Францией и Голландией: чтобы получить возможность использовать золотые резервы для закупки в США военного оборудования, эти страны решили учесть взаимные дефициты в валюте партнера (Horsefield J.K The International Monetary Fund. P. 7).

167

ложениях английский и американский планы сходились. Прежде всего они предлагали обеспечение стабильности внутреннего экономического развития, что предусматривало осуществление государством определенных контролирующих функций в монетарной сфере в рамках функционирования национальной экономики. Уделение особого внимания внутренней экономике означало уменьшение степени вхождения в мировое хозяйство. Следовало, поэтому, проводить определенный контроль на международном уровне, а страны должны были поступиться лишь небольшой частью своего суверенитета в монетарной сфере. Считая желательным осуществление этих функций какой-либо одной страной, Кейнс и Уайт предлагали создать для международной кооперации специальный наднациональный орган6.

Сходясь на идее необходимости международного сотрудничества, планы тем не менее значительно отличались в других важных положениях. Если Кейнс отдавал приоритет интересам внутреннего развития, то Уайт на первое место ставил задачи международные. В последующие годы они внесли изменения в их планы.

Предпочтение Кейнса внутренним целям в рамках новой международной монетарной сисгемы объясняется тем, что в его памяти еще был жив опыт 30-х годов.

Он не исключал, что после войны безработица резко возрастет и хотел, чтобы каждое государство сохранило в значительной мере свою независимость в выработке и реализации внутренней экономической политики, обеспечивающей полную занятость. Было бы неосмотрительным поэтому интегрировать Великобританию в открытую мировую экономику. Стерлинговая зона должна была быть поставлена под строгий контроль Великобритании.

Эта позиция, отмеченная печатью узкого экономического национализма, постепенно смягчалась под воздействием особых военных обстоятельств. Несколько причин склонили Великобританию к участию в разработке многостороннего мирового порядка. Лишившись к моменту окончания войны большей части своих зарубежных авуаров, она не могла уже использовать доходы с них для финансирования импорта продовольствия и сырья. Импорт теперь должен был обязательно компенсироваться экспортом, и в этих условиях как можно более широкий доступ на мировой рынок был необходим. Кроме того, военный долг Великобритании (особенно США) приобрел тревожные размеры, что предвещало установление сильной экономической зависимости от этой страны. В этих условиях проведение после войны экспансионистской политики в Европе и вообще вне пределов США вызвало бы большие осложнения платежного баланса. Более того, в случае экономической депрессии в США, которая была возможна, несмотря на огромное увеличение производственных мощностей последними, она быстро бы распространилась на остальные страны. Чтобы избежать такого риска, Кейнс считал желательным поставить национальную экономику под опеку какого-либо наднационального института. Создание механизма автоматического кредитования при посредничестве этого института дало бы возможность европейским государствам проводить экспансионистскую политику, несмотря на дефицит платежного баланса. Одновременно такой наднациональный институт мог бы предложить странам с активным платежным балансом (в первую очередь США) нацелить свою политику либо на либерализацию импорта, либо увеличение объема денежного обращения7.

Под влиянием идеологии "Нового курса", Уайт предусматривал создание системы планирования и контроля за экономикой. Перенесенная на международную монетарную систему, эта философия вела к идее основания двух наднациональных институтов: фонда стабилизации и мирового банка. Первый, обладая суммой до 5 млрд долл., занимался бы кредитованием стран с дефицитным балансом. Второй имел бы фактически доступ к еще большим суммам, так как формировал бы свой капитал за счет займов, создавая, следовательно, средства обращения. Он мог бы увеличить, таким образом, объем мировой ликвидности в целях улучшения условий жизни в мире. Эти две наднациональные организации могли бы осуществлять

168

достаточно обстоятельный контроль за внутренней денежной политикой своих членов, особенно в отношении корректировки обменных курсов и мировых потоков капиталов8.

С другой стороны, чтобы получить одобрение государственного департамента и конгресса, а также под влиянием Кейнса, Уайт внес важные изменения в свой план. Он сделал акцент на создании фонда стабилизации и придал роль мирового банка классическому кредитному учреждению, специализировавшемуся на инвестициях в другие страны.

Но даже с учетом этих изменений план Уайта отличался от программы Кейнса. Последний, в частности, предложил ввести новую мировую валюту - "банкор", курс которой определялся бы по отношению к золоту. Соответственно, курсы всех национальных валют выражались бы в банкорах. Международный компенсационный союз использовал бы последний для урегулирования взаимных задолженностей центральных банков.

Банкор, таким образом, замещал бы национальные валюты и превратился бы в мировую резервную валюту. Согласно же плану Уайта, функцию международной резервной валюты могла бы выполнять корзина национальных валют, привязанных к золоту. План Кейнса предусматривал создание автоматических кредитных линий для государств с дефицитным балансом. Другими словами, последние теперь не были обязаны восстанавливать равновесие своих балансов, осуществляя дефляционистские меры, тормозящие или парализующие политику внутреннего экономического развития. План Уайта, наоборот, требовал, чтобы предоставление международных кредитов соответствовало бы обычным коммерческим критериям. Все страны должны сделать свои вклады в организацию в виде золота или национальных валют. Страны, испытывавшие трудности, могли прибегнуть к займам из этого фонда на ограниченный срок у членов организации, но на строгих условиях.

План Кейнса предусматривал участие стран, имевших активный платежный баланс, в корректировке неравновесия платежных балансов. Кейнс рассматривал свой Компенсационный союз как своего рода банк центральных банков стран-членов, наделенный рядом специальных полномочий, включая корректировку обменных курсов для уравновешивания платежных балансов. План Уайта предполагал в этом случае корректировку паритетов, принятие решения о которой требовало подавляющего большинства голосов стран-членов. Другими словами, все проблемы по восстановлению равновесия платежного баланса ложились на страны, имевшие дефицитные балансы, которые и должны были применять дефляционные меры. Страны же с активным балансом не несли никаких обязательств.

Длительные переговоры привели к выработке Общего коммюнике экспертов, которое провозглашало создание МВФ (4 апреля 1944 г.). В конце июня того же года в Атлантик-Сити прошла встреча для подготовки Бреттон-Вудской конференции, созвать которую планировалось в Нью-Гемпшире в июле того же года с участием представителей 44 стран. Безусловно, подготовительные встречи давали возможность участникам вносить поправки, что и делалось (особенно в отношении квот-взносов), но фактически англо-американский план поставил участников конференции перед свершившимся фактом. Поскольку же США навязали Великобритании свою точку зрения, в конечном итоге принятое соглашение представляло собой лишь подредактированную версию плана Уайта9.

БРЕТТОН-ВУДСКОЕ СОГЛАШЕНИЕ

Подписанное в июле 1944 г. Бреттон-Вудское соглашение предусматривало создание международного стабилизационного фонда, известного как МВФ, который приступил к деятельности в марте 1947 г. Тогда же было принято решение об учреждении международной инвестиционной организации, получившей название "Мировой банк реконструкции и развития" (или Мировой банк). Он приступил к

169

осуществлению операций несколькими месяцами раньше МВФ. Новая система представляла собой реалистический компромисс между строгостью золотых паритетов XIX в. и непредсказуемостью плавающих валютных курсов 30-х годов. В XIX в. внешнее равновесие было центром внимания экономической политики и достигалось благодаря принятию внутренних мер. В 30-х же годах приоритет отдавался внутреннему равновесию, а правительства, чтобы его достичь, главным образом прибегали к ограничениям в торговле, обменном курсе и манипулированию паритетами. Бреттон-Вудское соглашение, отдавая дань внутренним экономическим целям, таким, как обеспечение полной занятости и повышение заработной платы, выступало против того, чтобы главным средством их достижения стала автономная манипуляция обменными курсами, отдавая предпочтение принципу относительной строгости. Это означало, что в принципе, обменные курсы были фиксированными, но при определенных обстоятельствах они могли время от времени корректироваться10.

Паритет определялся по золоту, а национальные правительства гарантировали внешнюю конвертируемость своей валюты в золото по избранному курсу. Государства имели также возможность установить-паритет собственной валюты по отношению к другой, конвертируемой в золото. Таким образом, речь шла уже о косвенной конвертируемости в золото. Многие государства пошли по этому пути. Так, все страны-члены стерлинговой зоны определили свои курсы в фунтах, а другие - в долларах, золотой паритет которого составлял 35 долл. за тройскую унцию. В рамках валютных переводных операций допускалось колебание обменного курса валюты страны на один процент в ту или иную сторону от официального курса (т.е. с максимальным размахом колебаний в 2%)4*. Изменение официального паритета допускалось лишь в случае "фундаментального" нарушения равновесия платежного баланса. В этих условиях всякое изменение паритета, меньшее или равное 10%, автоматически принималось МВФ. Если же речь шла о большей разнице, последний должен был сначала ознакомиться с ситуацией. Основные проблемы были связаны с интерпретацией термина "фундаментальное нарушение". Помимо этого, Фонд не имел никаких конкретных механизмов, которые могли бы заставить национальные правительства скорректировать посредством конъюнктурной или структурной политики дефицит или положительное сальдо платежного баланса и определить необходимый для этого временной срок. Таким образом, лишь когда ситуация приобретала характер кризисной, могли включаться корректирующие механизмы по девальвации или ревальвации курса11.

Бреттон-Вудское соглашение, помимо этого, предусматривало включение системы фиксированных обменных курсов в рамки многостороннего свободного обмена, независимого от каких бы то ни было ограничений международных расчетов, по текущим операциям. Таким образом, становилось невозможным корректировать равновесие баланса мерами непосредственного контроля. Однако с учетом обстоятельств того времени нельзя было немедленно создать систему многосторонних обменов и платежей без специальной регламентации. Страны, имевшие вследствие войны дефицит платежного баланса, получили право на период до пяти лет ограничивать платежи, связанные с внешней торговлей. Что же касается ограничительных мер по перемещениям капиталов, срок их действия не определялся.

Наконец, по требованию, выраженному Великобританией, были приняты меры по оказанию давления на страны, имевшие активное сальдо платежного баланса, которые обязывали последние восстановить равновесие. Если же избыток принимал такие пропорции, что МВФ уже был не в состоянии удовлетворить спрос на эту

4*Большинство курсов было увязано с долларом; размах колебаний между двумя валютами, кроме последнего, мог достигать при случае 4% (Tew В. International Monetary System. P. 110,111).

169

валюту, он мог применить к последней оговорку "редкой валюты". В этом случае другие страны-члены Фонда должны были ограничить свои расчеты в валюте, названной "редкой", и с помощью дискриминационных мер способствовать сокращению экспорта из страны, обладавшей избыточным платежным балансом12.

Реализация задач внутреннего экономического развития в условиях относительно стабильных обменных курсов и либерализованных международных норм неизбежно вела к возникновению проблем платежного баланса. Чтобы способствовать борьбе с ними, Бреттон-Вудское соглашение имело несколько механизмов представления краткосрочной или среднесрочной помощи. Такие государства могли обращаться к золотым или валютным резервам, содержавшимся на Главном счете (Compte general) МВФ.

Эти резервы состояли из обязательных вкладов членов организации. На момент создания Фонда их было 44, а в 1988 г. - уже 131. Каждая из стран-участниц вносила вступительный пай, величина которого определялась величиной ВНП и ее относительной долей в мировой торговле. Конкретная сумма оговаривалась в момент вступления. 25% вносилось в виде золота или конвертируемой в него валютой, остальные 75% - в валюте национальной. Учитывая тот факт, что величина взноса определяла количество голосов, принадлежавших участнику, последние имели в основе структуру асимметричных полномочий. Так, США и Великобритания обладали правом вето13. Каждые пять лет система квот-взносов могла изменяться14. Впоследствии, за счет увеличения количества своих взносов право вето получили и страны ЕЭС15.

Система же займов действовала следующим образом. Когда у того или иного государства образовывался дефицит платежного баланса, оно могло просить у МВФ скупить определенное количество иностранной валюты. Последний переводил ее в свой резерв, государство же расплачивалось своей денежной единицей. С точки зрения МВФ эта операция была эквивалентна займу. Использование последнего контролировалось Фондом, срок задолженности определялся пятью годами. В зависимости от состояния своих резервов МВФ выбирал валюту, которую страна-должник могла получить с Генерального счета. При этом, безусловно, учитывались ее пожелания. В течение 12 месяцев сумма таких займов каждого из государств не могла превышать 25% своего первоначального взноса. В целом страна могла получить займы лишь пятью частями, соответствующими 25% взноса. Другими словами, МВФ не мог владеть валютой страны на сумму выше 200% от ее первоначального взноса (75% от квоты-взноса и плюс 125% от депозитов, внесенных за пять частей по 25%)16. Займы на первые 25% ("золотые"), как правило, не оговаривались никакими условиями. Последующие четыре ("кредитные") займа подлежали контролю, условия которого постепенно ужесточались. Когда авуары МВФ в валюте страны-члена уменьшались до очень низкого уровня, последняя имела дополнительную возможность сделать специальный заем. Таким образом, она обеспечивала Фонд определенным количеством собственной валюты. Это должно было продолжаться до тех пор, пока авуары Фонда в этой валюте не достигали 75% величины первоначального взноса данного государства. Эти кредиты квалифицировались как "суперзолотые". Предоставляемые автоматически, они не имели определенного срока возврата.

Ограниченный первоначальный объем ресурсов МВФ и существование специфической процедуры управления займами не были случайными. Эти препятствия специально чинились американскими, а затем и другими руководителями МВФ, чтобы побудить государства использовать все внутренние механизмы борьбы с дефицитом платежного баланса, прежде чем обращаться за помощью к МВФ. Такая позиция отражала не только ортодоксальные концепции американского

170

правительства, но и давление со стороны международных банковских кругов5*. Бреттон-Вудское соглашение, таким образом, вступало в противоречие с самим собой. Малая возможность для маневра при использовании гибкости курсов вынудила страны иметь значительные внешние финансовые ресурсы для преодоления даже временных проблем с платежным балансом. Те же возможности, которые им предоставлялись, были строго ограничены.

Возникала и другая проблема, а именно наличие пропасти между нормативной идеальной системой, разработанной в Бреттон-Вудсе, и хаосом, который переживал мир в 1945 г. Кризис 30-х годов, а затем война вызвали усиление ограничений в сфере торговли и платежей, и ни одна из стран не могла фазу пойти на их отмену. Поэтому-то, Гаванская хартия не была ратифицирована, а Международная торговая организация никогда не увидела свет.

При отсутствии мировой либеральной экономической системы МВФ, не имея возможности выполнять функции кредитного института, стремился заполнить лакуну, образовавшуюся из-за провала МТО. В первое десятилетие своего существования МВФ занимался пропагандой и распространением принципов ГАТТ17. И только благодаря прогрессу в области либерализации торговли Фонд смог приступить к реализации функций, отведенных ему первоначально. Отношения, которые он теперь поддерживал со своими членами, обеспечили МВФ необходимый форум, на котором обсуждались международные монетарные проблемы и предложения по оказанию технической помощи развивающимся странам.

<< | >>
Источник: Герман Ван дер Bee. История мировой экономии!. 1945-1990 (пер. с фр.). - М.: Наука. 413 с.. 1994

Еще по теме ПЛАН УАЙТА И ПЛАН КЕЙНСА:

  1. 14.3. Бизнес-план
  2. 3.2. Сводный производственный план
  3. ЧТО ТАКОЕ ПЛАН РЕАГИРОВАНИЯ НА РИСКИ?
  4. План счетов
  5. План
  6. ЧТО ТАКОЕ БАЗОВЫЙ ПЛАН СТОИМОСТИ?
  7. План оздоровления финансового положения
  8. 10.6. Бизнес-план и его структура
  9. ПЛАН МАРКЕТИНГА
  10. ПЛАН ПРОИЗВОДСТВА
  11. VI. История 1. План Шумана