<<
>>

ОТСТАВАНИЕ ЕВРОПЫ И ЯПОНИИ

В области современных методов управления предприятием все европейские государства испытывали отставание по сравнению с США. В Европе не получили такого же развития методы централизованного административного контроля, разработанные в XIX в.

Европейские железнодорожные компании редко создавали отделения или независимые единицы, находящиеся под контролем единого центрального органа. Аналогичная ситуация сложилась в промышленности и торговле. Лишь несколько представителей высшей администрации, как правило из семьи владельцев, осуществляли управление предприятием. Под их началом находилось некоторое количество персонала среднего звена. Отношения между первыми и вторыми носили неформальный характер.

Если Европа с запозданием приняла систему централизованного контроля, это отнюдь не означало, что организация предприятий здесь осталась неизменной. В Европе в XIX в. также появились новшества в области управления, но они отличались по своей природе и области применения от тех, которые произошли в США. В Великобритании крупные предприятия сформировались в результате самостоятельного развития или длительного процесса слияний и поглощений, растянувшегося на два или три поколения26. Иногда, таким образом, возникали впечатляющие горизонтальные комбинации 30—50 предприятий. Однако ни самостоятельное развитие, ни слияния не приводили к централизации администрации. Филиалы сохраняли свою автономию, рационализация ограничивалась областью закупки сырья и разделением рынков. За несколькими исключениями британская индустрия развивалась в горниле "семейного капитала". Развитие Франции ничем принципиально не отличалось от британского варианта, с той лишь разницей, что финансовый элемент стал здесь преобладающим9*.

'* См. по этому поводу широко известную работу Чандлера: Chandler A.D., Jr. Strategy and Structure; см.

также: Williamson O.E. Managerial Discretion.

P. 343-386; Idem. Markets and Hierarchies (особенно гл. 1). '* В этой стране возникали комбинации нз групп предприятий, объединенных "перекрестным" участием,

в рамках одновременно семейного и финансового капитализма (Levi-Laboyer M. The Large Corporation.

P. 117-160; см. также: Granick D The European Executive).

79

В наиболее чистой форме модель финансового капитализма реализовалась в Бельгии к середине XIX в. Банки, называемые смешанными, т.е. коммерческие, осуществляя долговременные инвестиции, взяли под контроль за счет системы "участий" тяжелую промышленность Валлонии. Они использовали это положение для создания эффективной горизонтальной и вертикальной системы как на начальной, так и на конечной стадиях производства. Помимо этого, ими были основаны холдинги для контроля над определенными отраслями либо регионами. Такая же модель использовалась этими банками при осуществлении инвестиций за рубежом27. Германские инвестиционные банки приняли на вооружение аналогичную стратегию, начиная с "Огапаеггек" (1871-1873 гг.). Банковские системы Бельгии и Германии были, таким образом, явно схожи с "семейным" капитализмом Великобритании и Франции, обладая, правда, более прочной организацией. Решения стратегического характера принимались отныне в одном месте, обеспечивая доступ к информации и облегчая наблюдение и контроль. Эта система привела к созданию своего гомогенного и хорошо организованного мини-рынка капиталов для каждой промышленной группы, где централизованный процесс принятия решений гарантировал эффективное вложение ресурсов. Наконец, эта система породила возможность организации горизонтальных и вертикальных объединений, которые ускорили процесс рационализации и реализации масштабной экономики.

Германия была единственным европейским государством, где к концу XIX в. произошла модернизация системы управления предприятиями. Накануне 1900 г. значительное число крупных компаний диверсифицировало свою деятельность и провело вертикальную интеграцию. Ориентируясь на американскую модель, многие из них приняли на службу стратегию организации многочисленных подразделений.

Накануне первой мировой войны такой организацией, к примеру, обладала компания "Сименс"10*.

Как объяснить тот факт, что в Европе прогресс в области организации предприятий был зарожден в недрах крупных инвестиционных банков? Почему этот процесс ограничился, главным образом, контролем за принятием инвестиционных решений и не привел к административной централизации? Главная причина скрывалась в характере европейского рынка28. Из-за невысокого уровня заработной платы и неоднородности рынков перспективы массового производства текстильной продукции, продовольствия и товаров длительного пользования выглядели менее благоприятно по сравнению с США. Напротив, тяжелая промышленность не испытывала подобных неудобств. Процесс индустриализации усилил необходимость создания современной транспортной инфраструктуры. Эта модернизация сначала в Европе, а затем и в Америке вызвала особую потребность в постоянном капитале. Рынок капиталов в Западной Европе был недостаточно развит для этих требований. Напротив, смешанные банки и их холдинги были в состоянии заполнить эти лакуны. Они приняли участие в бурно развивающихся железнодорожных компаниях и связанных с ними предприятиях базовых отраслей.

В континентальной Европе первые "интегрированные" предприятия принадлежали к базовым отраслям: к металлургии, судостроению, химии и тяжелому машиностроению11*. Они демонстрировали огромный потенциал экономического роста, который сохранили в течение большей части XX в. Это развитие за счет политики колониализма принял мировой масштаб. Однако в области организации эти компании сохранили статус финансовых групп с низким уровнем централизации

Германия не только перенимала американские методы управления, но и предложила свои оригинальные подходы. Подробнее см.: Коска J. The Modern Industrial Enterprise in Germany. P. 102. В Великобритании процесс концентрации н интеграции также затронул пищевую н пивную отрасли промышленности. Эта была единственная страна, где емкость рынка и уровень доходов населения позволяли расширять масштабы производства.

См.: Chandler A.D., Jr. Growth of the Transnational Industrial Firm. P. 404-407.

80

административного управления29. Неожиданно резкие перемены произошли после второй мировой войны. Колониальные империи вступили в стадию дезинтеграции, в то время как социалистические государства и страны "третьего мира" стали развивать собственные базовые отрасли с намерением модернизировать свою инфраструктуру. В странах Западной Европы в то же время обозначился переход к современному обществу потребления, который прежде всего характеризовался глубокой дифференциацией в области массового промышленного производства. Свой вклад внесли также факторы формирования общего рынка. Для Европы пришло время воспринять американскую модель управления предприятиями. Чтобы основать современную диверсифицированную и эффективно функционирующую промышленность, европейская индустрия должна была перестроиться. Требовалось организовать систему подразделений с иерархической системой центрального управления. Это происходило, частью благодаря внутренним структурным реформам, частью же в результате слияний и поглощений американскими гигантскими фирмами, и, как следствие этого, принятия новой концепции административного управления. Сыграл важную роль и демонстрационный эффект результатов деятельности европейских филиалов американских фирм.

В Великобритании курс на диверсификацию был в полной мере реализован в 50-х и 60-х годах30. К 1970 г. лишь 6 из 100 наиболее крупных британских промышленных фирм основывали свою политику развития на выпуске одного вида продукции. Современные диверсифицированные предприятия спешили изменить свою организацию: функциональная структура уступила место системе множества автономных подразделений. Основная теоретическая посылка Чандлера — "структура следует из стратегий" - становилась реальностью. Если в 1950 г. лишь 13 из 100 самых крупных британских промышленных компаний были организованы в "подразделенческую" структуру, в 1970 г. их стало 72. В других европейских странах ситуация после войны развивалась аналогичным образом31.

Западная Германия, как представляется, совершила преждевременную перестройку - процесс диверсификации распространился здесь к 1900 г., однако, картелизация помешала централизации административного управления32. Таким образом, переход к "подразде-ленческой" модели оказался возможным здесь лишь после окончания второй мировой войны.

В Японии доминировавшая до войны система управления наиболее крупными предприятиями Зайбацу несла в себе черты европейского семейного и финансового капитализмов. Последняя представляла собой группу промышленных, торговых и финансовых предприятий, управляемую из центрального холдинга, в свою очередь, находившегося под контролем одной или нескольких богатых семей. Зайбацу установили прочные связи с отраслями тяжелой промышленности (добывающей, металлургической, по производству оборудования), банками и страховыми компаниями. Таким образом, промышленность обеспечивалась необходимыми капиталами, в то время как специализированные торговые фирмы осуществляли взаимодействие с заграничными филиалами и предприятиями. Происходил процесс вертикальной и горизонтальной интеграции. Однако основной ее целью оставалась, скорее, координация в сфере инвестиционной политики, чем централизация административного управления33.

После второй мировой войны система Зайбацу была демонтирована. Но в течение десятилетия, последовавшего после заключения мирного договора 1952 г., Зайбацу снова обрели значимость, но уже никогда не смогли полностью вернуть свои силовые позиции 30-х и 40-х годов. Одновременно многие крупные японские предприятия прибегли, по образцу европейских компаний, к стратегии диверсификации и дифференциации своей деятельности. Это повлекло за собой серьезные реформы в организации34. Организация предприятий как автономных подразделений быстро распространяется, а с 50-х годов американская техника управления

81

применяется систематически. К 1959 г. не менее 107 из 200 самых крупных японских фирм использовали ее в своем производственном процессе. Это развитие продолжалось и происходило убыстряющимися темпами.

Таким образом, преимущество американцев в области современных методов управления предоставило вторую возможность "наверстывания". После второй мировой войны европейские и японские компании могли извлечь значительные прибыли из роста производительности, не только восполняя технологическое отставание, но и сокращая отрыв от американцев в деле управления производством. Даже мелкие и средние предприятия использовали новые методы управления.

Но и созданная в США техника управления продолжала развиваться. Западная Европа и Япония, конечно, продолжали развиваться наверстывающими темпами, но в то же время совершенствовалась и американская техника управления, способствуя в организационном плане технологическому прогрессу в области электроники, химии, биологии, авиации и космонавтики.

<< | >>
Источник: Герман Ван дер Bee. История мировой экономии!. 1945-1990 (пер. с фр.). - М.: Наука. 413 с.. 1994

Еще по теме ОТСТАВАНИЕ ЕВРОПЫ И ЯПОНИИ:

  1. ДИНАМИКА "НАВЕРСТЫВАНИЯ" И ЕЕ СОСТАВЛЯЮЩИЕ
  2. ИЗМЕРЕНИЕ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА ПО ДЕНИСОНУ
  3. КОЛИЧЕСТВЕННЫЙ АСПЕКТ ПРЕДЛОЖЕНИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ ПОСЛЕ ВОЙНЫ
  4. МЕЖДУНАРОДНОЕ И ОТРАСЛЕВОЕ СРАВНЕНИЕ ВЗАИМОСВЯЗИ ПРОМЫШЛЕННЫХ ИССЛЕДОВАНИЙ И ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА
  5. ОТСТАВАНИЕ ЕВРОПЫ И ЯПОНИИ
  6. 1 I. ПРОГРАММЫ ПОЛИТИЧЕСКИХ ПАРТИЙ. ИХ ЭВОЛЮЦИЯ
  7. Общественно-исторические тенденции
  8. 1. Милитаризация хозяйства, усиление экономической неустойчивости и углубление неравномерности развития капиталистических стран
  9. Общая характеристика виктимизации в Европе и Северной Америке
  10. СССР на международной арене: от борьбы за признание до превращения в сверхдержаву. Тихонов Сергей.
  11. 4.3. "Оболочка": союзы США и их современное состояние
  12. Военно-ориентированная наука - тягловая сила современного научно-технического прогресса