<<
>>

8.1. Существенные условия в сделке уступки права требования

В соответствии с ч. 2 п. 1 ст. 432 ГК РФ существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе и иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

Положения гл. 24 ГК РФ не содержат специальных указаний о существенных условиях в сделках уступки права (требования). Это позволяет сделать вывод, что существенным условием сделки уступки является указание на ее предмет, т.е. характер тех действий, которые составляют существо договора.

Целью рассматриваемой сделки является передача обязательственного права требования от одного лица (первоначального кредитора, цедента) другому лицу (цессионарию). Исходя из этого, можно определить и существенные условия такой сделки - это указание на цедента и цессионария, а также на характер действий цедента: цедент передает (или уступает) такое-то право требования, а цессионарий соглашается принять (или принимает) это право. В.А. Белов считает нелишним уточнять, что права передаются цедентом такому-то (цессионарию) и последним принимаются от такого-то (цедента), так как без такого указания "получается не договор, а констатация - цедент передает (неизвестно кому), а цессионарий принимает (неизвестно от кого)" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования.

Такое уточнение действительно лишним не будет, но и отсутствие уточняющих формулировок никоим образом не влияет на оценку вопроса о существовании соглашения между сторонами по вопросу о характере совершаемых ими действий.

В том случае, если передача права (переход права) отстоит во времени от момента совершения соглашения об уступке, то формулировки, определяющие характер обязательств цедента по сделке, как правило, отражают то обстоятельство, что цедент принимает на себя обязательство (обязуется) передать право требования цессионарию, а последний обязуется принять это право требования.

Наиболее важным в подобных сделках является определение самого субъективного обязательственного права, которое подлежит передаче. Для этого, как правило, достаточно указать кредитора и должника в обязательстве, основание возникновения требования, предмет и содержание права требования.

В качестве основания возникновения уступаемого требования в большинстве случаев достаточно сослаться на договор, в силу которого должник обязан произвести то или иное действие, составляющее содержание уступаемого права. Так, если в сделке уступки указывается, что цедент уступает, а цессионарий принимает право требования к такому-то должнику, вытекающее из кредитного договора (номер и дата), все необходимые условия соблюдены, поскольку и характер действий должника, составляющих предмет обязательства (уплата денежных сумм), и основания возникновения обязательства в данном случае определены посредством указания на связывающий цедента и должника кредитный договор.

В практике арбитражных судов сделки уступки права требования достаточно часто признаются незаключенными ввиду отсутствия в них указания на договор, права по которому уступаются. Так, в одном из постановлений кассационная инстанция указала, что "в договоре цессии не указана дата его заключения и отсутствует ссылка на договор, послуживший основанием возникновения обязательства, права по которому переходят к новому кредитору. В соответствии со ст. ст. 382, 384 ГК РФ в предмет договора цессии входит согласование конкретного обязательства, в котором осуществляется замена кредитора. При отсутствии в договоре цессии указания на договор, послуживший основанием возникновения обязательства, нельзя определить передаваемое кредитором право, а предмет договора цессии - считать согласованным, а следовательно, в силу ст. 432 ГК РФ договор уступки требования считается незаключенным" <*>.

--------------------------------

<*> Постановление ФАС Центрального округа от 10.09.1999 N 222/9.

В другом случае, подтверждая решение суда об отказе цессионарию в иске к должнику, кассационная инстанция указала, что по смыслу ст.

382 ГК РФ отсутствие указания на обязательство, являющееся основанием права требования, которое передается новому кредитору, не соответствует требованиям закона. Ссылка в договоре уступки на иной договор без указания его номера и даты заключения лишает уступленное право определенности и не позволяет установить, какое же право было предметом уступки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 21.11.2001 N А58-1692/2001-Ф02-2727/01-С2.

Вместе с тем указание на номер и дату договора, на основании которого возникли уступаемые права, является наиболее распространенным, но отнюдь не единственно возможным способом определения основания возникновения прав, являющихся предметом сделки уступки. Например, в том случае, когда между цедентом (кредитором) и должником существует только одно обязательство (например, только один договор), то при уступке права вполне достаточно указать лишь должника. В этой ситуации даже указание на характер обязательства не является необходимым, поскольку данный должник и кредитор в других правоотношениях друг с другом не состоят.

Индивидуализация уступаемого права требования может осуществляться различными способами.

Указанное обстоятельство на практике нередко игнорируется. При оценке условий соглашений об уступке преобладает сугубо формальный подход, согласно которому отсутствие ссылки на договор или сделку, порождающее обязательство, рассматривается как основание для признания договора уступки права беспредметным.

Особенно часто к выводу об отсутствии предмета сделки уступки суды приходят при оценке сделок, в которых предмет определен посредством ссылки на акт сверки расчетов, проведенных между кредитором (цедентом) и должником, указывая, в частности, что акт сверки расчетов не является правоустанавливающим документом, на его основании права и обязанности непосредственно не возникают и т.д.

Так, кассационная инстанция, оставляя в силе постановление апелляционной инстанции об отказе цессионарию в иске к должнику, отметила, что цедент уступил цессионарию право требования долга с должника в определенной актом сверки сумме по договору поставки; акт сверки расчетов никоим образом не заменяет сведений об обязательстве и не конкретизирует уступленное право, поскольку он сам по себе не порождает обязательства, а лишь подтверждает размер взаимных претензий на определенную дату.

В акте сверки отсутствует указание на договор, по которому производилась сверка расчетов, в то время как сверки производились по разным договорам, что не оспаривал представитель должника. При изложенных обстоятельствах апелляционная инстанция правомерно признала договор цессии не соответствующим требованиям закона и отказала в удовлетворении иска <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 04.09.2001 N А05-2596/01-136/8.

Однако в целом ряде случаев указание в сделке уступки на акт сверки является достаточным для конкретизации уступленного права, например, в том случае, когда акт содержит указание на договоры (обязательства), задолженность по которым сверялась. Данная позиция поддерживается и практикой. Так, суд кассационной инстанции, отменяя решение суда, отметил: "Суд первой инстанции правильно указал, что акты сверки не являются основанием возникновения обязательств. Однако суд не учел, что акты сверки являются доказательствами, подтверждающими наличие обязательств, возникших из предусмотренных законом оснований" <*>.

--------------------------------

<*> Орловская Я.О. О применении статей 382 - 390 ГК РФ (уступка права требования) // Арбитражная практика. 2002. N 11. С. 67.

Нет необходимости в дополнительных уточнениях и в том случае, когда сверка расчетов производилась между должником и кредитором по единственному связывающему их договору.

Особо следует выделить случаи, когда кредитор и должник прекращают ранее существовавшее договорное обязательство посредством новации долга и акт сверки содержит условия, свидетельствующие о замене ранее существовавшего обязательства новым. В этом случае так называемый акт сверки является документом, ссылка на который исчерпывающим образом определяет характер уступаемых прав.

Индивидуализируя предмет уступки, стороны нередко указывают на передачу прав, подтвержденных определенным судебным решением (или исполнительным листом).

Этот способ индивидуализации предмета уступки вполне допустим, поскольку, даже при отсутствии специального указания в соглашении об основаниях и характере уступаемого права, такие данные могут быть установлены из решения суда, ссылка на которое имеется в исполнительном листе.

Передаваемое право, таким образом, определено. В некоторых случаях сделки уступки права требования, в которых предмет был определен посредством указания на судебное решение (исполнительный лист), признавались недействительными, поскольку "судебное решение не является основанием возникновения прав требования". Соглашаясь с этим утверждением, нельзя согласиться с выводом об отсутствии в подобном соглашении об уступке данных о ее предмете.

Ссылка на решение (исполнительный лист) для определения предмета уступки может породить другие проблемы, связанные с определением объема уступаемых прав. В частности, при рассмотрении споров достаточно часто возникает вопрос, ограничен ли объем уступаемых прав правом взыскания только тех сумм, которые указаны в решении (исполнительном листе), или новому кредитору переходят все права в отношении должника по обязательству (например, право на взыскание договорной неустойки за просрочку уплаты долга после вынесения судом решения до момента фактической уплаты долга).

В тех случаях, когда в соглашении предмет уступки определен следующим образом: "уступаются права по обязательству, подтвержденные таким-то судебным решением (или выданным на основании такого-то судебного решения исполнительным листом)", - в силу положений ст. 384 ГК РФ должно предполагаться, что новому кредитору перешли все права по обязательству.

Конкретизация в отношении основания уступаемого требования необходима, если в силу данного договора должник обязан выполнить несколько однотипных по содержанию, но различных по основаниям возникновения действий и уступаются не все права в отношении должника по договору, а одно или несколько из них.

Уступаемое требование должно быть конкретизировано и в том случае, когда на основании договора возникает несколько однотипных и по содержанию, и по характеру оснований прав требования (например, по договору энергоснабжения существуют обязанности потребителя (должника) заплатить за энергию за различные периоды). Одним из возможных способов конкретизации предмета уступки в том случае, если права в отношении должника уступались не по всем этим обязательствам, является указание на сроки исполнения (или возникновения) обязанностей по оплате.

При уступке права требования, возникшего не на основании договора, как правило, указывают основания его возникновения (причинение вреда, неосновательное обогащение и т.д.) для исключения возможности смешения с другими правоотношениями, связывающими данного кредитора и должника.

Определяя характер уступаемого требования, как правило, указывают на характер действий, которые должен совершить должник (уплатить деньги, передать то или иное имущество и т.д.).

При передаче прав по денежным обязательствам в соглашениях об уступке нередко указывается, что цеденту передается право, вытекающее из такого-то договора, на взыскание денежных сумм с должника (а не право требовать их уплаты). В некоторых случаях суды признавали такие сделки незаключенными только на том основании, что "предметом уступки требования... является право кредитора требовать исполнения обязательства, а не право на взыскание долга". С этим вряд ли можно согласиться, поскольку в данном случае не вызывают сомнений ни намерение сторон уступить право требования, ни предмет уступки (определен должник, характер и основание возникновения обязательства).

Как показывает анализ правоприменительной практики, значительное количество сделок уступки права требования признается арбитражными судами незаключенным из-за невозможности установления предмета этих сделок. Например, суд при рассмотрении материалов дела установил, что цедент и цессионарий подписали договор, согласно которому цедент передает имущественные права к должнику на определенную сумму. В договоре уступки не было указано, какое право и по какому обязательству передано прежним кредитором новому кредитору, т.е. отсутствует его предмет, являющийся существенным условием договора. Данный договор признан незаключенным <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 08.11.2001 N А74-1349/01-К1-Ф02-2631/01-С2.

В силу того, что объем уступаемых прав определен в диспозитивной норме (ст. 384 ГК РФ), нет необходимости включать соответствующие условия в соглашение об уступке. Но если уступается часть права требования (при делимости предмета обязательства) или стороны иначе, чем указано в ст. 384 ГК РФ, решают вопрос о переходе дополнительных и связанных с основным требованием прав, то условия об объеме передаваемых прав должны быть определены в соглашении.

Сделка уступки может содержать особое указание о моменте, когда права считаются переданными новому кредитору (моменте перехода права). При отсутствии такого специального указания необходимо указать дату совершения самого соглашения об уступке, которая в этом случае должна считаться и моментом передачи, если иное не установлено законом.

Отсутствие в документе об уступке данных, достаточных для индивидуализации ее предмета, само по себе не является основанием для признания соглашения об уступке незаключенным. В.А. Белов справедливо замечает, что индивидуализация предмета договора активной цессии составляет непосредственный интерес цессионария, а не цедента. Поэтому в случае возникновения спора между цедентом и цессионарием по вопросу о том, какое именно требование или в какой части было предметом уступки, достоверными должны предполагаться сведения, предоставленные цедентом. На цессионария же вполне логично возложить опровержение этой презумпции <*>.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования.

Для выявления действительной воли сторон в сделке уступки относительно ее предмета могут быть использованы правила толкования договора (ст. 431 ГК РФ). Так, отменяя решение суда о признании сделки уступки незаключенной, кассационная инстанция обратила внимание, что при рассмотрении спора суд не применил ст. 431 ГК РФ, которая предусматривает возможность разъяснения не только отдельных условий договора, но и соглашения как такового. Суд не проанализировал действия сторон при заключении и исполнении договора, которые могли бы свидетельствовать о том, ясен ли был им предмет договора <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Московского округа от 08.08.2001 N КГ-А40/4041-01.

Если необходимость установления предмета соглашения об уступке возникает при рассмотрении спора между цессионарием и должником, цедент должен быть привлечен к участию в деле в качестве третьей стороны, поскольку признание судом соглашения об уступке незаключенным может повлиять на его права и обязанности как по отношению к должнику (ответчику), так и по отношению к цессионарию (истцу).

Например, отказывая цессионарию в удовлетворении иска о взыскании с должника задолженности, суд исходил из того, что договор цессии является незаключенным, поскольку он не содержал ссылок на первичные документы, подтверждающие долг, и указания на конкретное обязательство ответчика, неисполнение которого повлекло возникновение этого долга, т.е. сторонами не определен предмет договора. В решении указывалось, что общая стоимость работ, выполненных по договору, составила определенную сумму, однако эта сумма не совпадает с размером переданного по договору об уступке права.

Кассационная инстанция, отменяя решение и направляя дело на новое рассмотрение, отметила, что судом не дана оценка условиям договора подряда, право требования по которому передано истцу. Так, в соответствии с договором оплата производится в течение 20 дней после выставления подрядчиком в адрес заказчика платежного требования и оформления акта приемки работ с приложением счета-фактуры. Как следовало из материалов дела, акт приемки подписан сторонами, подрядчиком выставлен счет за январь, что свидетельствует о наличии у подрядчика права на оплату выполненных работ.

Из подлежащих оплате сумм передано новому кредитору право требования в определенной сумме, что не противоречит ст. 384 ГК РФ, т.е. уступлена часть прав, в связи с чем имеется несовпадение стоимости выполненных работ и сумм, указанных в соглашении об уступке.

Кроме того, вывод о незаключенности договора цессии сделан без участия одной из сторон - первоначального кредитора, что нарушает права последнего. Суду следовало привлечь к участию в деле первоначального кредитора, что позволило бы индивидуализировать уступленное право <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 13.06.2002 N Ф09-1211/02-ГК.

В другом случае кассационная инстанция отклонила довод заявителя о том, что договор уступки является ничтожной сделкой, так как в нем не определен объем прав и размер требований кредитора, переходящих к другому лицу. При этом было отмечено, что уступка права требования означает только замену кредитора в обязательстве, а изменений в объеме прав и обязанностей сторон при уступке не происходит <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Уральского округа от 13.10.1998 N Ф09-870/98-ГК.

Немаловажное значение при рассмотрении вопроса о предмете уступки имеет и характер спора.

Например, цедентом был заявлен иск об оплате переданного права к цессионарию. При рассмотрении спора было установлено, что в самом письменном соглашении об уступке не было указано, на основании какого обязательства возникло уступаемое право. В соглашении устанавливалось, что неотъемлемой частью договора является акт приема-передачи документов, подтверждающих права цедента в отношении должника. В этих документах (договор цедента с должником, счета-фактуры, накладные на отпуск товаров) уступаемое обязательство было четко определено. Акт передачи документов был подписан и цедентом, и цессионарием. Между сторонами сделки отсутствовал спор по вопросу об исполнении цедентом обязанности по передаче права требования.

Несмотря на это, суд посчитал, что договор уступки недействителен, поскольку он не соответствует требованиям гл. 24 ГК РФ. Указания в договоре цессии на передачу документов, удостоверяющих право требования по обязательствам к должнику по акту, суд не принял во внимание, признав акт ненадлежащим доказательством, поскольку акт "не восполняет условия договора относительно предмета", передача документов является действием по исполнению договора и "не может исцелить сделку, которая является недействительной с момента ее заключения".

С таким подходом нельзя согласиться. Во-первых, в случае, если уступленное право невозможно индивидуализировать, несмотря на принятые меры по выявлению воли сторон сделки уступки, соглашение (договор) об уступке является незаключенным. Оснований для признания сделки уступки права требования недействительной на основании ст. 168 ГК РФ в этом случае не имеется. Несоблюдение формы соглашения о предмете уступленного права может привести к ничтожности сделки в случаях, определяемых ст. ст. 389, 162 ГК РФ. Во-вторых, в рассмотренном случае суд не принял во внимание особенности оформления договора между сторонами. В данном случае условия сделки уступки были определены в ряде взаимосвязанных документов (основной текст и акт передачи документов).

Если суд констатирует, что договор об уступке требования не заключен (в нем отсутствуют существенные условия), то лицо, которому право должно было быть передано, вправе потребовать возврата уплаченных первоначальному обладателю права сумм как неосновательно уплаченных <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Московского округа от 29.01.2002 N КГ-А40/39-03.

При уступке окончательно не определившихся ("не созревших") прав, например права на возмещение причиненных убытков до момента, когда их размер определен решением суда или соглашением сторон, нет оснований считать предмет уступки несогласованным, если невозможно определить в договоре окончательный размер требования. А. Эрделевский высказывает противоположное мнение, полагая, что подобное право может быть предметом цессии только тогда, когда оно стало требованием о выплате определенной суммы. Если размер компенсации не определен судебным решением или соглашением между потерпевшим и причинителем вреда, право на компенсацию не наступило в полном объеме, а договор уступки должен быть признан незаключенным <*>. Однако между вопросом, сформировалось ли право на момент уступки, и вопросом о наличии соглашения о предмете договора уступки связи нет. Возможность уступки окончательно не сформировавшихся прав рассматривается нами в разделе об уступке будущих прав.

--------------------------------

<*> См.: Эрделевский А. Компенсация морального вреда третьим лицам. Переход и зачет права на компенсацию.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 8.1. Существенные условия в сделке уступки права требования:

  1. 4.4. Уступка прав требования по договорам займа и кредита
  2. 9.2. Уступка права требования
  3. Глава I. Об уступке права требования по обязательствам в римском праве. О безыменных знаках, известных в древности грекам, римлянам, индусам и в средние века евреям
  4. Об уступке права требования по обязательствам в римском праве
  5. Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c., 2003
  6. Глава 1. ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)
  7. 1.2. Распорядительный характер сделки уступки права требования
  8. 2.3. Влияние характера обязательства на сделки уступки права требования
  9. Глава 3. СООТНОШЕНИЕ СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ СО СДЕЛКОЙ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРОЙ ОНА СОВЕРШАЕТСЯ
  10. Глава 4. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ОБЩЕЙ ЧАСТИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДОГОВОР ФАКТОРИНГА
  11. 5.2. Случаи, когда уступка права требования недопустима в силу закона. Высокоперсонифицированные права требования
  12. 5.3. Уступка прав требования возврата кредита
  13. 8.1. Существенные условия в сделке уступки права требования
  14. 10.2. Последствия сделки уступки права требования для третьих лиц. Преимущественное право
  15. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -