<<
>>

5.2. Случаи, когда уступка права требования недопустима в силу закона. Высокоперсонифицированные права требования

К обязательственным правам, которые не могут переходить другим лицам в порядке уступки, Гражданский кодекс Российской Федерации относит права, неразрывно связанные с личностью кредитора, называя в числе таких прав, в частности, требования об алиментах и о возмещении вреда, причиненного жизни или здоровью (ст.

383). Речь идет о так называемых высокоперсонифицированных требованиях, в которых характер связи кредитора и должника столь тесен, что личный характер отношений "перевешивает", приводя к исключению права в отношении должника из имущественного оборота. "Некоторый личный элемент есть во всяком обязательстве, однако он может быть объективным - когда право признает то или иное обязательство личным..." <*>.

--------------------------------

<*> Комиссарова Е.Г. Уступка права требования в институте гражданско-правовой ответственности.

Перечень исключаемых из оборота прав не является исчерпывающим. Непосредственно в законе критерии, по которым права требования могут быть признаны непередаваемыми, обозначены самым общим образом - указанием на строго личный характер обязательства. Какие критерии должны приниматься во внимание при выделении требований, исключаемых из оборота?

В качестве одного из общих признаков перечисленных в ГК РФ требований А. Эрделевский выделяет их "направленность на получение денежного обеспечения для сохранения или восстановления прежнего жизненного уровня гражданина" <*>. На эту же цель направлено и требование о предоставлении пожизненного содержания (ст. 601 ГК РФ), что позволяет отнести их к изъятым из оборота <**>.

--------------------------------

<*> Эрделевский А. Компенсация морального вреда третьим лицам. Переход и зачет права на компенсацию // Законность. 1998. N 2.

<**> См.: Там же; Крашенинников Е.А. Допустимость уступки требования.

К высокоперсонифицированным требованиям Е.А. Крашенинников относит и требование о компенсации морального вреда (ст. 151 ГК РФ). По мнению А. Эрделевского, данное требование не связано с неблагоприятными изменениями в имущественном положении гражданина и не направлено на его восстановление, утрата этого права не может создать неблагоприятных последствий для иных лиц, в связи с чем отсутствуют основания для исключения прав на компенсацию морального вреда из оборота. Вряд ли с этим можно согласиться.

Цель восстановления или сохранения имущественного положения физического лица, несомненно, является одним из основных, но далеко не единственным критерием, позволяющим выделить строго личные обязательства. Основным критерием, по нашему мнению, является связь цели установления обязательства с его субъектным составом. О невозможности уступки можно говорить в тех случаях, когда изменение лица на стороне кредитора приводит к результату, существенно отличающемуся от результата, преследуемого при установлении обязательства.

Требование о компенсации морального вреда направлено, как указывает в цитируемой работе А. Эрделевский, "на создание у лица положительных эмоций, которые позволили бы полностью или частично погасить воздействие на психику перенесенных ранее эмоций". Вряд ли есть основания полагать, что эта цель достигается при передаче права другому лицу, которое никакого воздействия на психику не переносило.

Как мы видим, примеры исключенных из оборота строго личных требований относятся к сфере некоммерческих отношений; в отношениях торговых, предпринимательских отыскать их затруднительно.

Совершение сделок уступки прав, передаваемость которых законом исключена, не приводит к переходу права. Такие сделки недействительны, и их совершение не создает того правового результата, на который они направлены. Невозможность уступки строго личных прав не может быть устранена посредством получения согласия должника на такую уступку.

От высокоперсонифицированных прав требования следует отличать требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника. Уступка таких требований может быть произведена лишь с согласия должника (п. 2 ст. 388 ГК РФ).

К таким требованиям относят, в частности, требования о предоставлении имущества в пользование (ст. 606, п. 1 ст. 626, п. 1 ст. 650, п. 1 ст. 671, п. 1 ст. 689 ГК РФ) <*>, требования об оказании личных услуг, например об исполнении поручения (ст. 971), требования комитента к комиссионеру (ст. 990 ГК РФ), аналогичные требования по договору агентирования.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Допустимость уступки требования.

В.А. Белов называет также право требования одаряемого к дарителю об исполнении обещания дарения (п. 2 ст. 572 ГК РФ), Е.А. Крашенинников - требование об исполнении завещательного отказа.

Невозможна без согласия всех участников уступка права требования по договору о совместной деятельности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с договорами на участие в строительстве: информационное письмо Президиума ВАС РФ от 25.07.2000 N 56 (п. 4). // Вестник ВАС РФ. 2000. N 9.

Так, при рассмотрении спора о взыскании задолженности по договору о долевом участии в строительстве жилого дома, предъявленному лицом, которому право требования перешло в порядке цессии, кассационная инстанция указала следующее.

Между должником и кредитором был заключен договор о долевом участии в строительстве жилого дома. Суд правомерно пришел к выводу, что договор долевого участия в строительстве является договором простого товарищества, поскольку из его содержания следует, что стороны обязуются соединить свои вклады и совместно действовать без образования юридического лица для достижения цели по строительству жилого дома. Стороны не оспаривают, что указанный договор не прекращен по основаниям, указанным в ст. 1050 ГК РФ, и не расторгнут в установленном законом порядке.

Суд правомерно признал соглашение об уступке права требования ничтожной сделкой в силу ст. 168 ГК РФ, поскольку, согласно п. 2 ст. 388 ГК РФ, не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Право требования возникло у первоначального кредитора из договора простого товарищества. По договору простого товарищества его участники имеют взаимные права и обязанности, которые сохраняются до тех пор, пока договор действует. По такому договору вклады участников, полученные от совместной деятельности, а также продукция и доходы в соответствии со ст. 1043 ГК РФ являются общей долевой собственностью, владение и пользование которой осуществляется, согласно ст. 247 ГК РФ, по соглашению всех участников. При ведении общих дел каждый товарищ в соответствии со ст. 1044 ГК РФ вправе действовать от имени всех товарищей, если договором простого товарищества не установлено, что ведение дел осуществляется отдельными участниками либо совместно всеми участниками договора.

Учитывая, что по договору о совместной деятельности личность его участника имеет существенное значение, уступка требования по нему возможна только в случае, если согласие на уступку предусмотрено договором или последующим соглашением его участников. Поскольку в договоре долевого участия в строительстве такое условие отсутствовало и ответчик возражал против уступки права требования, кассационная инстанция оставила без изменения решение суда об отказе в удовлетворении исковых требований <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 05.03.2001 N А56-29307/00; аналогичный вывод содержится также в Постановлениях ФАС Западно-Сибирского округа от 22.04.1999 N Ф04/830-113/А46-99, ФАС Центрального округа от 23.11.2000 N А14-1447-2000/50/1.

К требованиям, в которых личность кредитора имеет существенное значение для должника, можно отнести также и требования о выдаче кредита (в том числе и коммерческого) <*>, а также требования клиента, вытекающие из договора банковского счета <**>. В то же время необходимо добавить, что в отношениях по банковскому счету возможность уступки права требования клиентом в отношении банка противоречит и нормативным положениям, определяющим порядок осуществления банковских операций.

--------------------------------

<*> С этой позицией согласен и В.А. Белов (см.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 142).

<**> См.: Новоселова Л.А. Уступать или закладывать // ЭЖ-Юрист. 2001. N 2.

Отнесение требований к данной категории зависит не только от вида договора, на основании которого возникло уступаемое требование. Во многих случаях для должника значение личности кредитора определяется особенностями его правового статуса и (или) характером его участия в правоотношении. Как отмечает Е.Г. Комиссарова, связь обязательства с личностью кредитора может обусловливаться субъективными факторами, что зависит от индивидуальности обязательства и личных качеств кредитора и должника <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комиссарова Е.Г. Уступка права требования в институте гражданско-правовой ответственности.

К примеру, отменяя состоявшиеся по делу решения судебных инстанций, в которых затрагивался вопрос о действительности уступки права требования, вытекающего из договора на поставку, получение и оплату электроэнергии и мощности и оказания услуг, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации исходил из необходимости учета особого характера отношений сторон: целевого характера получаемых первоначальным кредитором средств, предусмотренной договором возможности погашения задолженности посредством внутриотраслевых зачетов, совершения компенсационных сделок и других обстоятельств, указывающих на существенное значение личности кредитора для должника <*>. Необходимо обратить внимание, что в рассмотренном случае кредитор и должник являлись предприятиями одной отрасли, а кредитор являлся органом, наделенным рядом административных полномочий в отношении должника.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 26 октября 1999 г. N 4641/99.

Как правило, требования об оплате товаров, работ и услуг не относятся к высокоперсонифицированным требованиям, поскольку должнику по денежному обязательству в принципе безразлично, кому осуществлять платеж. По мнению Г. Ласка, право на получение денег является типичным примером уступаемого права. "Обязанность должника установлена, и время исполнения не увеличивается от того, что платеж должен быть произведен не кредитору, а цессионарию. К исполнению любой договорной обязанности примешивается элемент личных отношений. Однако уплата и получение денег предполагают минимум личных связей" <*>.

--------------------------------

<*> Ласк Г. Гражданское право США (право торгового оборота). М., 1961. С. 220.

О.С. Иоффе указывал, что должнику решительно все равно, кому производить исполнение - старому или новому кредитору, а если в связи с цессией это потребует дополнительных расходов, они целиком будут отнесены на счет кредитора. Кроме того, должник сохраняет против нового кредитора все возражения, которые он мог бы противопоставить старому кредитору <*>.

--------------------------------

<*> См.: Иоффе О.С. Обязательственное право. С. 79.

Так, отменяя решение суда, признавшего недействительным договор уступки требования задолженности за выполненные опытно-конструкторские работы, кассационная инстанция указала, что суд ошибочно исходил из того, что предметом договора, по которому уступлено право требования, является выполнение опытно-конструкторских и технологических работ.

Вывод суда о значении личности кредитора в данном случае был признан противоречащим ст. ст. 388, 770 ГК РФ, поскольку уступка права требования не предполагает исполнения истцом обязательств по спорному договору. Кассационная инстанция отметила, что для ответчика по настоящему делу не может иметь значения то обстоятельство, в чей адрес необходимо перечислить денежные средства с целью прекращения своего обязательства по договору <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Московского округа от 29.08.2000 N КГ-А40/3768-00.

В другом случае при рассмотрении дела в порядке надзора было установлено, что коммерческий банк уступил другому банку право требования возврата выплаченных на основании кредитных договоров денежных сумм с заемщика.

Апелляционная и кассационная инстанции применили в данном случае п. 2 ст. 388 ГК РФ и пришли к выводу о необходимости получения согласия должника на уступку требования, поскольку личность кредитора в данном случае имела существенное значение для должника.

Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации с этим выводом не согласился, указав, что получение согласия должника на уступку требования по обязательству установлено п. 2 ст. 388 ГК РФ в случае, когда личность кредитора имеет существенное значение для должника. По обязательствам, вытекающим из кредитных договоров, личность кредитора для должника значения не имеет.

Ссылки должника на невыполнение первоначальным кредитором обязательств по договору банковского счета о перечислении налоговых платежей не были приняты во внимание, так как эти обстоятельства не относятся к личности кредитора.

При исполнении кредитных договоров должник вправе зачесть свое встречное требование к первоначальному должнику в порядке, предусмотренном ст. 412 ГК РФ, поскольку в данном случае срок указанного встречного требования определен моментом востребования.

С учетом этого Президиум Высшего Арбитражного суда Российской Федерации констатировал, что апелляционная и кассационная инстанции необоснованно применили к правоотношениям сторон норму п. 2 ст. 388 ГК РФ <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 17 марта 1998 г. N 6173/97.

В целом ряде случаев суды признавали, что личность кредитора имеет в конкретном случае существенное значение для должника, основываясь на условиях договора о конфиденциальном характере отношений. Так, при рассмотрении спора о взыскании задолженности по договору подряда по иску лица, которому права перешли в порядке уступки права требования, суд, учитывая раздел договора о конфиденциальности его условий, сделал вывод о том, что характер отношений сторон по договору указывает на значение личности кредитора для должника <*>. Однако однозначно во всех случаях трактовать условие о конфиденциальности как условие, определяющее значение личности кредитора для должника, вряд ли есть основания. Для обоснованности такого вывода следует учитывать характер отношений сторон по договору, особенности их правового положения и целый ряд иных факторов.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22.03.2001 N А58-45/2000/Ф02-535/2001-С2.

Доказывать особый характер отношений, исключающий возможность уступки, должна сторона, ссылающаяся на это обстоятельство. К примеру, арбитражный суд отказал в иске о признании недействительным договора уступки права требования возврата займа, полученного истцом от цедента. В исковом заявлении ставился вопрос о нарушении требований п. 2 ст. 388 ГК РФ, поскольку истец (заемщик) с учетом назначения платежа и условий обязательства по договору займа не доказал существенного значения личности кредитора. Кассационная инстанция оставила решение без изменения, указав, что истец должен был представить суду доказательства наличия между ним и ответчиком особых правоотношений, связанных или возникших на основе договора целевого займа, которые бы свидетельствовали о существенном значении для истца личности кредитора <*>.

--------------------------------

<*> Пункт 1 Справки о результатах изучения судебной практики Федерального арбитражного суда Московского округа по рассмотрению споров, связанных с уступкой права (цессией), от 2 июня 2000 г. (см.: Постановление Президиума ФАС МО от 19.05.2000 N 13).

Как отмечает, основываясь на подходах, содержащихся в немецкой правовой доктрине, Е.А. Крашенинников, уступаемость требования, при котором личность кредитора имеет существенное значение для должника, исключается лишь в интересах последнего. Поэтому, если должник одобрил уступку такого требования, она должна рассматриваться как допустимая <*>.

--------------------------------

<*> См.: Крашенниников Е.А. Допустимость уступки требования. С. 85.

Именно такое решение закреплено и в действующем российском законодательстве: п. 2 ст. 388 ГК РФ допускает уступку подобных требований при наличии согласия должника.

Исходя из целей данной нормы и учитывая отсутствие в ней каких-либо условий, ограничивающих право должника одобрить совершенную уступку, можно сделать вывод, что должник вправе одобрить совершенную первоначальным кредитором сделку в любое время. Согласие может быть дано предварительно, например, путем указания на такую возможность при заключении первоначального договора либо отдельным актом; как непосредственно при совершении соглашения об уступке, так и после совершения такого соглашения.

При этом для сферы коммерческого оборота вряд ли правильно судить о наличии согласия должника только на основании письменных документов, содержащих непосредственное указание о признании им совершенной сделки. Вполне достаточным для целого ряда ситуаций является факт одобрения сделок уступки, которое может быть выражено в различной форме, в том числе и путем сознательного и добровольного исполнения обязательства новому кредитору на основании уведомления об уступке.

В правоприменительной практике в некоторых случаях даже при одобрении должником в последующем совершенной между цедентом и цессионарием сделки о передаче права ее считают недействительной, указывая, что согласие должника не может "исцелить" ничтожную сделку. Однако к рассматриваемым случаям такой ход рассуждений неприменим. Недействительность уступки, совершенной без согласия должника, означает, что до получения такого согласия переход права не происходит, право сохраняется за первоначальным кредитором. Согласие должника приводит уступку в действие; с момента получения такого согласия уступка, по нашему мнению, должна признаваться действительной.

Закон может относить к неуступаемым и иные требования. Так, п. 2 ст. 880 ГК РФ исключает возможность передачи (а следовательно, и уступки) прав по именному чеку.

Запрет на совершение уступки в Гражданском кодексе РФ часто устанавливается в диспозитивной норме. Ограничения, таким образом, существуют в качестве общего правила, которое может быть изменено по воле сторон. Так, ст. 829 ГК РФ запрещает уступку финансовым агентом требований, которые были им приобретены в порядке уступки от клиента, добавляя, что иное может быть предусмотрено договором о финансировании. Равным образом и в отношениях по банковской гарантии принадлежащие бенефициару требования к гаранту не могут быть переданы другому лицу, если в гарантии не предусмотрено иное (ст. 372 ГК РФ).

В целом ряде случаев права требования не исключаются из оборота, ограничивается лишь круг лиц, которым они могут принадлежать (ограниченно оборотоспособные права). С такими ограничениями мы встречаемся, например, в отношениях по договору ренты. Исходя из положений п. 2 ст. 589 ГК РФ, требования из договора постоянной ренты могут быть уступлены только гражданам, а также некоммерческим организациям, если это не противоречит закону и соответствует целям их деятельности.

Статья 135 Транспортного устава железных дорог РФ исключает возможность перехода прав требования к железным дорогам, возникающих в связи с осуществлением перевозки груза, к иным лицам. Права на предъявление претензий и исков к железной дороге могут принадлежать только грузоотправителю и грузополучателю <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Пленума ВАС РФ от 12.11.1998 N 18 "О некоторых вопросах судебной практики арбитражных судов в связи с введением в действие Транспортного устава железных дорог Российской Федерации" (п. 27). // Вестник ВАС РФ. 1999. N 1.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 5.2. Случаи, когда уступка права требования недопустима в силу закона. Высокоперсонифицированные права требования:

  1. 9.2. Уступка права требования
  2. 1.2. Распорядительный характер сделки уступки права требования
  3. 8.1. Существенные условия в сделке уступки права требования
  4. Сделки уступки права требования в общей части ГК РФ (гл.24) и договор факторинга
  5. Глава 16. УСТУПКА ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ПРОЦЕССЕ НЕСОСТОЯТЕЛЬНОСТИ
  6. 2.3. Влияние характера обязательства на сделки уступки права требования
  7. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
  8. Об уступке права требования по обязательствам в римском праве
  9. Глава 15. ПРОЦЕССУАЛЬНОЕ ПРАВОПРЕЕМСТВО ПРИ УСТУПКЕ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
  10. 16.1. Сделки уступки права требования должника, совершаемые внешним и конкурсным управляющим
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -