<<
>>

Глава 4. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ОБЩЕЙ ЧАСТИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДОГОВОР ФАКТОРИНГА

В юридической литературе последних лет много внимания уделяется выявлению соотношения норм о сделках уступки права требования (гл. 24 ГК РФ) и о договоре факторинга (гл. 43 ГК РФ).

В большинстве работ отмечается сложный характер договора факторинга, включающего в себя и сделку (сделки) уступки права требования (цессии), урегулированную ст.

ст. 382 - 390 ГК РФ <*>.

--------------------------------

<*> См.: Суханов Е.А. Договор финансирования под уступку денежного требования (договор факторинга) // Правовое регулирование банковской деятельности. М., 1997; Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования (глава 43) // Гражданский кодекс Российской Федерации. Ч. 2. Текст, комментарии, алфавитно-предметный указатель / Под ред. О.М. Козырь, А.Л. Маковского, С. А. Хохлова. С. 445 и др.

Характеризуя рассматриваемое соотношение, А.С. Комаров указывает на специальный характер норм, включенных в гл. 43 ГК РФ, по отношению к нормам общей части обязательственного права об уступке требований (ст. ст. 382 - 390) и отмечает, что положения общей части применяются к отношениям по договору о финансировании под уступку требования, если в данной главе не содержится иного регулирования <*>. В.А. Белов также признает правомерность рассмотрения понятий цессии и договора факторинга как в определенной степени соподчиненных - цессия может совершаться и в рамках договора факторинга, который определяется им как комплексный договор <**>.

--------------------------------

<*> См.: Комаров А.С. Финансирование под уступку денежного требования. С. 445.

<**> "Договор сингулярной сукцессии (активной цессии) - это двустороннее соглашение, в силу которого одна сторона (первоначальный кредитор, цедент) передает другой стороне (новому кредитору, цессионарию) право требования исполнения обязательства третьим лицом (должником, цессионаром), а цессионарий приобретает это право требования от цедента на условиях, не ухудшающих положения должника" (Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 140).

В некоторых работах цессия и факторинг противопоставляются. Так, например, Е.А. Павлодский рассматривает договор цессии и договор финансирования под уступку денежного требования как два самостоятельных договора, имеющих существенные различия. Договор о финансировании под уступку денежного требования, по его мнению, не может быть охарактеризован как смешанный, включающий элементы цессии; применение общих норм о цессии в отношениях по финансированию в силу действующего законодательства исключается <*>. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что Е.А. Павлодский не определяет юридическую природу уступки, осуществляемой в рамках договора факторинга, что оставляет открытым вопрос о природе указанного института.

--------------------------------

<*> См.: Павлодский Е.А. Договоры организаций и граждан с банками. М., 2000. С. 23.

В отличие от Е.А. Павлодского, другой автор, М.В. Кротов, отрицает идентичность уступки права требования и уступки в рамках договора факторинга, полагая, что "факторинг не влечет перемену лиц в обязательстве, а представляет собой переадресовку исполнения в пользу финансового агента" <*>. Обоснования изложенного положения автор не приводит.

--------------------------------

<*> Кротов М.В. О некоторых проблемах перемены лиц в обязательстве // Очерки по торговому праву. Вып. 6. С. 66.

По мнению Л.Г. Ефимовой, предмет уступки требования, совершаемой в рамках договора факторинга, "не совпадает с предметом уступки, регулируемой главой 24 ГК РФ". В диссертации указанным автором высказывалось мнение о возможности применения к отношениям по факторингу норм о цессии только по аналогии <*>.

--------------------------------

<*> См.: Ефимова Л.Г. Банковские сделки (актуальные проблемы): Автореф. дисс. ... д-ра юрид. наук. М., 2000. С. 3.

Вместе с тем, сравнивая нормы о цессии с положениями гл. 43 ГК РФ, она приходит к выводу, что уступка требования, совершенная в рамках договора финансирования, может рассматриваться как особая коммерциализированная разновидность общегражданской уступки права требования, "которая, однако, не носит самостоятельного характера, а входит в договор финансирования как его элемент" <*>.

--------------------------------

<*> Там же. С. 231, 239.

Природа сделки уступки права требования как распорядительной сделки была подробно рассмотрена нами выше. Сделка уступки права (требования) имеет своим результатом замену кредитора в обязательстве и представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своего субъективного права в отношении должника в пользу нового кредитора. Нормы гл. 24 ГК РФ призваны обеспечить урегулирование отношений, возникающих как между прежним и новым кредитором, так и между этими лицами и должником при использовании обязательственного права требования в качестве передаваемого объекта.

Содержащиеся в указанной главе положения применимы к случаям передачи обязательственного права от прежнего кредитора новому, независимо от того, является ли такая передача возмездной, безвозмездной, обеспечительной и т.д. Одновременно следует указать на возможность установления специальных правил, регламентирующих отношения по передаче (уступке) права на основании той или иной хозяйственной сделки.

Если бы в Гражданский кодекс Российской Федерации не были включены специальные нормы (гл. 43), то при передаче права фактору в рамках финансирования под уступку применялись бы общие нормы ГК РФ о форме сделки уступки, недопустимости и ограничениях уступки, последствиях уступки, возражениях должника и т.д. Именно такой подход, основывающийся на возможности применения общих норм о цессии к уступке в рамках факторинга, существует в большинстве стран системы как общего, так и континентального права.

Несмотря на отсутствие в положениях гл. 43 ГК РФ прямых отсылок к нормам гл. 24 ГК РФ, характер обязательств по договору финансирования под уступку денежного требования (клиент уступает или обязуется уступить фактору права требования об уплате денежной суммы) свидетельствует о совершении в рамках данного договорного отношения сделок по передаче обязательственных прав.

Общие положения о перемене лиц в обязательстве на основании сделок уступки права (требования) установлены в гл. 24 ГК РФ и в силу их общего характера должны применяться и к отношениям по уступке права, реализуемым в рамках договора факторинга.

Вместе с тем само возникновение специальных норм о финансировании под уступку требования было вызвано тем, что традиционные нормы об уступке не в полной мере обеспечивали интересы и фактора, и должника, а в ряде случаев - и клиента при использовании прав требования как объекта коммерческих сделок. Поэтому в рамках договора факторинга некоторые отношения урегулированы иным образом (например, последствия включения в договор между должником и клиентом условия о недопустимости уступки, возможность дальнейших переуступок и т.д.). Эти нормы имеют специальный характер. При уступке прав на основании договора факторинга к отношениям сторон общие нормы ГК РФ об уступке подлежат применению в том случае, если в гл. 43 отсутствуют специальные нормы <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Несмотря на некоторые расхождения во взглядах, этой точки зрения придерживаются и иные авторы. См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. М., 1999. С. 466 - 467; Чеговадзе Л. Факторинг - сделка под уступку имущественного права // Хозяйство и право. 2001. N 12. С. 54 и др.

Сделанный выше общий вывод применительно к российскому праву на сегодняшний день особых сомнений не вызывает. Тем не менее хотелось бы указать на ряд моментов, которые, по нашему мнению, следует учитывать при анализе конструкции договора финансирования под уступку денежного требования. Прежде всего практически переход права финансовому агенту не всегда в коммерческой практике осуществляется на основании сделки уступки права требования. Такой переход может иметь основанием, к примеру, суброгацию <*> либо иные отличные от цессии сделки, влекущие переход прав по обязательству.

--------------------------------

<*> Под суброгацией понимается один из случаев уступки права, возникающей в силу закона и состоящей в переходе к новому кредитору требований в размере реально произведенной за них оплаты (или иного исполнения). (см.: Гражданское право: Учеб. В 2 т. Т. 2 / Под ред. Е.А. Суханова. С. 38). Основания разграничения понятий суброгации и уступки права требования приведены М.И. Брагинским в кн.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 381 - 382.

Отметим, что в некоторых правовых системах уступка прав по обязательствам может осуществляться различным образом и с различными последствиями. В качестве примера можно привести Францию, где в целях модернизации рефинансирования Законом от 2 января 1981 года, модифицированным Законом о банках от 24 января 1984 года был установлен специальный порядок передачи прав (цессия Дайи). Суть введенного порядка состоит в передаче прав по финансовым обязательствам путем передачи специального документа (бордеро), включающего перечень передаваемых обязательств <*>. Такой порядок существует наряду с классической цессией. Для исключения некоторых формальных затруднений, связанных с применением конструкции цессии, французские банки нередко прибегают к использованию при финансировании института суброгации <**>.

--------------------------------

<*> См.: Гавалда К., Стуфле Ж. Банковское право. 2-е изд.: Пер. с фр. М., 1996. С. 299 - 300.

<**> См.: Там же. С. 299 - 300.

В международной практике передача прав фактору может производиться, в частности, в результате суброгации, новации и залога прав на дебиторскую задолженность. В связи с этим в проекте Конвенции ООН об уступке дебиторской задолженности термин "уступка" в рамках отношений по финансированию первоначально определялся как "передача путем соглашения существующей или будущей дебиторской задолженности одной или несколькими сторонами ("цедентом") другой стороне или сторонам ("цессионарию") посредством продажи, в качестве обеспечения исполнения обязательств или иным образом, включая суброгацию, новацию или залог дебиторской задолженности" <*>.

--------------------------------

<*> Доклад рабочей группы по международной договорной практике о работе ее 26-й сессии // Комиссия ООН по праву международной торговли. Вена, 11 - 22 ноября 1996 г. А/СN.9.434 от 16.12.1996. С. 14.

В окончательной редакции Конвенции указания на характер сделок были исключены, но предложенные определения уступки не ограничивают возможных способов передачи прав. Статья 2 (п. а) этого документа определяет уступку как передачу по договоренности одним лицом (цедентом) другому лицу (цессионарию) договорного права, полностью или частично, или неделимого интереса в договорном праве цедента на платеж денежной суммы (дебиторской задолженности), причитающейся с третьего лица (должника). Создание прав в дебиторской задолженности в качестве обеспечения долга или иного обязательства считается передачей.

Представляют интерес и высказанные в связи с этим некоторыми участниками рабочей группы соображения о необходимости создания новой конструкции (нового вида) уступки в области международной торговли, которой будут пользоваться те стороны, которые пожелают, чтобы их взаимоотношения регулировались положениями Конвенции <*>.

--------------------------------

<*> Доклад рабочей группы по международной договорной практике о работе ее 26-й сессии // Комиссия ООН по праву международной торговли. Вена, 11 - 22 ноября 1996 г. А/СN.9.434 от 16.12.1996. С. 15.

Исходя из этого, можно говорить о потенциальной возможности создания в российском праве особой конструкции передачи прав, не сводящейся к сделкам уступки требования, урегулированным в гл. 24 ГК РФ, но включающей и эти сделки, в рамках договора факторинга.

Сама конструкция договора финансирования под уступку денежного требования не исключает возможности перехода права финансовому агенту не только в результате традиционной сделки уступки права, но и в результате иных сделок. Однако действующие нормы Гражданского кодекса Российской Федерации, и в частности положения ст. 824, говорят о совершении клиентом действий по уступке права финансовому агенту, т.е. именно о сделке уступки.

Изложенные выше положения имеют существенное практическое значение. Отсутствие четкого представления о месте рассматриваемых институтов в системе гражданского права и их соотношении нередко приводит к серьезным проблемам.

Так, в частности, по одному из дел кассационная инстанция указала, что рассматриваемый ею договор "представляет собой не договор факторинга (финансирования под уступку денежного требования), а договор цессии (уступки требования)".

В другом постановлении кассационная инстанция признала "договор о финансировании в связи с уступкой денежного требования полностью соответствующим положениям гл. 43 ГК РФ. В связи с этим применение судом норм гл. 24 ГК РФ к этим отношениям признано неправомерным". В некоторых случаях суды указывали, что поскольку гл. 43 ГК РФ не содержит положений о том, что нормы, регулирующие цессию, могут применяться к отношениям, вытекающим из финансирования под уступку денежного требования, то применение к этим отношениям положений гл. 24 ГК РФ неправомерно.

Встречается и иной подход: договор признается договором факторинга и при этом указывается, что по своему содержанию договор о факторинге является договором цессии и, следовательно, должен соответствовать требованиям гл. 24 ГК РФ.

Приходится сталкиваться с формулировками такого рода: договор не является договором уступки права требования, а является договором финансирования под уступку денежного требования.

Практически все высказанные выше положения не учитывают, что сделка уступки требования может совершаться как на основании договора о финансировании, так и на основании других договоров. Противопоставление сделки (договора) цессии и договора о финансировании неправомерно, как неправомерно противопоставление любого договора, на основании которого совершается передача имущества, самому действию по его передаче. Договор о финансировании под уступку денежного требования является одним из возможных оснований совершения сделок по уступке требования. Особенностью этих отношений является лишь то, что к уступке, совершенной в рамках этого договора, применяется ряд специальных правил.

К сожалению, приведенные выше положения судебных актов о соотношении норм гл. 24 и гл. 43 ГК РФ нередко приводятся в качестве единственного основания для вывода о недействительности сделки между новым и прежним кредиторами.

Следует отметить, что, если договор, лежащий в основании уступки права требования, не является договором факторинга, но уступка была произведена, это означает, что к отношениям сторон применимы не специальные, а общие нормы об уступке. Если договор является договором факторинга, то совершенные на его основании сделки уступки права регулируются как специальными нормами гл. 43 ГК РФ, так и нормами гл. 24 ГК РФ в части, не противоречащей специальным нормам.

С учетом сделанных выводов о соотношении норм об уступке права требования общей части ГК РФ (§ 1 гл. 24) и "коммерциализированной" уступке, совершаемой в рамках договора финансирования (гл. 43 ГК РФ), при дальнейшем анализе будет указываться на особенности регулирования в этих нормах отношений по уступке права требования.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме Глава 4. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В ОБЩЕЙ ЧАСТИ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И ДОГОВОР ФАКТОРИНГА:

  1. Сделки уступки права требования в общей части ГК РФ (гл.24) и договор факторинга
  2. Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c., 2003
  3. Глава 19. СООТНОШЕНИЕ ПОНЯТИЙ "ДОГОВОР ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ" И "ДОГОВОР ФАКТОРИНГА"
  4. Под общей редакцией заместителя Председателя Верховного Суда Российской Федерации В.И. НЕЧАЕВА . КОММЕНТАРИЙ К ГРАЖДАНСКОМУ ПРОЦЕССУАЛЬНОМУ КОДЕКСУ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ, 2008

  5. Соотношение понятий "Договор финансирования под уступку денежного требования" и "Договор факторинга"
  6. Глава 3. СООТНОШЕНИЕ СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ СО СДЕЛКОЙ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРОЙ ОНА СОВЕРШАЕТСЯ
  7. 3.5. О СПОРНЫХ ВОПРОСАХ ПРОЕКТА ЗАКОНА «О ВНЕСЕНИИ ИЗМЕНЕНИЯ В СТАТЬЮ 30 ЧАСТИ ПЕРВОЙ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ»*
  8. Глава 1. ПОНЯТИЕ СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ)
  9. Глава 11. СДЕЛКИ ПО УСТУПКЕ БУДУЩЕГО ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
  10. 1.2. Распорядительный характер сделки уступки права требования
  11. 8.1. Существенные условия в сделке уступки права требования
  12. Глава 20. СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРОВ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ С ДРУГИМИ ДОГОВОРАМИ, НА ОСНОВАНИИ КОТОРЫХ МОГУТ ПЕРЕДАВАТЬСЯ (УСТУПАТЬСЯ) ОБЯЗАТЕЛЬСТВЕННЫЕ ПРАВА
  13. Ответы судебной коллегии по гражданским делам верховного суда Российской Федерации на вопросы судов по применению норм гражданского процессуального кодекса Российской Федерации Вопросы подведомственности
  14. 2.3. Влияние характера обязательства на сделки уступки права требования
  15. Глава 18. ЭКОНОМИЧЕСКОЕ ЗНАЧЕНИЕ ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ. ИСТОРИЯ ВОЗНИКНОВЕНИЯ ФАКТОРИНГА
  16. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ ГРАЖДАНСКОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ И НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ МЕЖДУНАРОДНОГО ЧАСТНОГО ПРАВА. В. П. Звеков
  17. 10.2. Последствия сделки уступки права требования для третьих лиц. Преимущественное право
  18. 16.1. Сделки уступки права требования должника, совершаемые внешним и конкурсным управляющим
  19. РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ ФЕДЕРАЛЬНЫЙ ЗАКОН О ВВЕДЕНИИ В ДЕЙСТВИЕ ГРАЖДАНСКОГО ПРОЦЕССУАЛЬНОГО КОДЕКСА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  20. 16.3. Порядок замены кредитора на основании сделки уступки права требования в процессе рассмотрения дел о несостоятельности
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -