<<
>>

3.4. Проблема абстрактности цессии

Как правило, договор непосредственно не создает абсолютного права у приобретателя в отношении подлежащего передаче имущества. Так, заключение договора купли-продажи приводит к возникновению обязанности продавца передать имущество покупателю; у последнего возникает лишь право в отношении продавца.

Для исполнения этой обязанности продавец должен передать (с соблюдением необходимых формальностей) имущество покупателю.

Иные последствия наступают в результате заключения так называемых вещных договоров, объектом которых служат не действия обязанного лица, а непосредственно соответствующие вещи. Выделяя характерные признаки таких договоров, М.И. Брагинский указывает, что им "присуще отсутствие времени между заключением договора и возникновением порожденного им вещного права. Таким образом, действия стороны, которые выражаются в передаче вещи контрагенту, являются разновидностью актов (действий), с которыми связано самое возникновение обязательства, а не его исполнение. Речь идет, таким образом, о невозможности ситуации, при которой вещь еще не передана, а договор уже заключен" <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 279.

При рассмотрении отношений, возникающих при использовании в качестве "перемещаемого" имущества по названным выше договорам имущественных прав требования, также можно выделить различные ситуации.

Договор, являющийся основанием для совершения уступки, может содержать обязательство правообладателя передать право другому лицу. Заключение такого договора, на основании которого отчуждается право, само по себе еще не влечет перехода права от прежнего кредитора к новому.

Для исполнения договора лицо, отчуждающее право, должно совершить специальное юридическое действие, составляющее предмет договора. Такое действие совершается посредством сделки цессии (уступки права требования), юридическое значение которой аналогично действию по передаче вещи для исполнения договоров об отчуждении имущества. Иного механизма перемещения имущества в виде не оформленных в ценной бумаге прав требования от одного лица к другому не существует. "Специфика этого исполнения, - пишет Е.А. Крашенинников, - заключается в том, что совершаемые действия носят не обычный материально-вещественный, а юридический характер..." <*>.

--------------------------------

<*> Крашенинников Е.А. Отдельные вопросы перемены лиц в обязательстве // Законодательство. 1998. N 5.

Так, рассматривая отношения, возникающие при передаче права требования в дар, М.И. Брагинский замечает, "что уступка прав требования представляет собой юридико-техническое средство, посредством которого даритель выполняет действия, составляющие предмет договора дарения..." <*>. Таким же образом можно охарактеризовать и место уступки в рамках иных договорных конструкций. В связи с этим уступка права рассматривается некоторыми авторами как исполнение по договору, связывающему первоначального и нового кредиторов <**>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Договоры о передаче имущества" (Книга 2) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2002 (издание 4-е, стереотипное).

<*> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 2. С. 342.

<**> См.: Ломидзе О. Отдельные вопросы перемены лиц в обязательстве // Законодательство. 1998. N 5.

Совершение распорядительной сделки для исполнения существующего обязательства не является чем-то необычным, такого рода отношения в современном обороте весьма распространены.

Так, простой вексель как ценная бумага, содержащая денежное обязательство, может быть предметом договора купли-продажи либо иного договора (мены, дарения). Но сам договор не может перенести права по векселю на его приобретателя. Для этого по общему правилу необходимо совершение еще одной письменной сделки - индоссамента. В соответствии с п. 3 ст. 389 ГК РФ уступка требования по ордерной ценной бумаге совершается путем индоссамента на этой ценной бумаге. Именно совершение этой дополнительной, "транспортной" сделки приводит к переходу права по векселю в отношении должника. Сам индоссамент не включает указания на основания его совершения. Даже будучи включенным, оно признается юридически отсутствующим, "ненаписанным". Наличие оснований передачи векселя и их характер (продажа, дарение, комиссия и т.д.) при нормальном ходе отношений по векселю не имеет юридического значения для целей определения лица, которому должник обязан производить исполнение.

Если правообладатель не отчуждает право, то он несет ответственность перед лицом, которому право должно быть передано; характер ответственности определяется правилами, применимыми к данному договору.

Нередко сделка цессии и договор, служащий для нее основанием, совершаются одновременно и оформляются единым документом, фактически сливаясь. Но юридически и в этих случаях мы имеем дело с двумя сделками. Например, соглашение может предусматривать, что цедент уступает цессионарию определенное право требования, а последний обязуется передать цеденту такое-то имущество (денежную сумму). Это договор купли-продажи права, совмещенный с актом (сделкой) передачи имущества. Природа названного договора сходна с договором купли-продажи материальной, индивидуально определенной движимой вещи, предусматривающим, что право собственности на нее переходит к покупателю с момента заключения договора (вещный договор).

Сделка цессии, как уже отмечалось, совершается по единым правилам, не зависящим от причин передачи права. Эту сделку нельзя охарактеризовать ни как возмездную, ни как безвозмездную, поскольку данные характеристики определяют сделки, являющиеся основанием передачи.

Определяя соотношение норм, содержащихся в гл. 24 ГК РФ, с нормами о конкретных видах договоров, урегулированных в части второй ГК РФ, необходимо исходить из того, что сделки цессии могут совершаться на основании различных договоров. Поскольку отношения между цедентом и цессионарием "определяются существом передачи права по обязательству, - писал Д.И. Мейер, - они определяются одинаково, независимо от основания, на котором совершается передача" <*>.

--------------------------------

<*> Мейер Д.И. Русское гражданское право. Ч. 2. С. 117.

Исключением являются лишь отношения по финансированию под уступку денежного требования (гл. 43 ГК РФ), поскольку к отношениям по уступке, совершенной в рамках этого договора, применяется ряд специальных правил.

Е.Г. Комиссарова указывает на существование точки зрения, отрицающей самостоятельность договора цессии. Сторонники этой точки зрения считают, что цессия происходит в рамках тех гражданско-правовых договоров, из которых передаваемые права и обязанности возникли.

Критикуя эту позицию, Е.Г. Комиссарова обоснованно отмечает, что она не соответствует нормам Гражданского кодекса о договоре в целом и гл. 24 ГК РФ в частности. Первоначальный кредитор является стороной в сделке по уступке права требования, и цессия, безусловно, связана с обязательством, из которого уступаемое право возникло, - без этого, как указывалось, не может быть и правопреемства. Но цессию нельзя считать частью этого обязательства <*>.

--------------------------------

<*> См.: Комиссарова Е.Г. Уступка права требования в институте гражданско-правовой ответственности // Журнал российского права. 2000. N 8.

Соотношение сделок цессии (уступки права требования) по обязательствам, не закрепленным в ценной бумаге, со сделками, лежащими в основании передачи права, в литературе определяется различно. Спорность вопроса, является ли цессия обязательственного права абстрактной сделкой, отмечалась еще Г. Дернбургом, мнение которого приводит В.М. Хвостов <*>.

--------------------------------

<*> Хвостов В.М. Система римского права: Учебник. М., 1996. С. 174.

В российской юридической литературе последних лет эта проблема широко обсуждается. По мнению М.И. Брагинского, сделки цессии должны рассматриваться в тесной связи с договором, лежащим в их основе, и недействительность этого договора, следовательно, должна приводить к недействительности цессии <*>. Отметим, что изложенная позиция в значительной степени определяется тем, что М.И. Брагинский весьма осторожно обходит вопрос определения используемых им понятий. Природу тех "технико-юридических действий", которые признаются им уступкой права, он не определяет; об уступке говорится как об акте передачи права в силу сделки или закона. В той же работе данный автор указывает, что договор об уступке требования может быть как абстрактным, так и каузальным <**>, видимо, исходя из того, что в договоре цессии можно указать на наличие и содержание обязанности по передаче эквивалента уступленного права.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 465 - 466.

<**> См.: Там же. С. 373.

В качестве каузальной сделку уступки рассматривают М.В. Кротов <*> и А.Г. Калпин <**>.

--------------------------------

<*> Гражданское право: Учеб. Ч. 1 / Под ред. А.П. Сергеева, Ю.К. Толстого. С. 196 - 197.

<**> Гражданское право: Учеб. Ч. 1 / Под ред. А.Г. Калпина, А.И. Масляева. М., 1997. С. 158.

На абстрактность цессии ссылаются многие. Из современных исследователей квалификацию сделки уступки права как абстрактной обосновывают К.И. Скловский <1> и В.А. Белов <2>. Аналогичные взгляды на природу договора цессии высказывает и Е.А. Крашенинников, отмечая, что договор уступки есть самостоятельная абстрактная сделка, не совпадающая с лежащей в ее основании обязательственной каузальной сделкой, например договором купли-продажи <3>. Взгляд на договор уступки как абстрактную сделку обосновывает А.В. Вошатко <4>.

--------------------------------

<1> См.: Скловский К.И. Договоры об уступке требования (факторинга) в судебной практике. С. 462.

<2> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 136.

<3> См.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 7.

<4> См.: Вошатко А.В. Договор уступки и каузальная сделка // Очерки по торговому праву. Вып. 8. С. 32 - 36.

Основной характеристикой, позволяющей определить сделку в качестве абстрактной, является характер ее связи с основаниями ее совершения. "Для действительности этих (абстрактных - Л.Н.) сделок осуществление той цели, для которой они совершаются, не требуется. Они сохраняют силу и производят свое действие даже в том случае, если цель, для которой они заключены, не будет достигнута. Такой характер могут иметь только те сделки, которые могут заключаться для разных целей" <*>.

--------------------------------

<*> Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. М., 1996. С. 173.

Как было показано выше, сделки уступки могут быть совершены по самым различным основаниям. Нормы действующего гражданского законодательства, регламентирующие собственно сделки уступки (§ 1 гл. 24 ГК РФ), не содержат специальных указаний об основаниях уступки. Это обстоятельство позволяет сделать вывод о несущественности оснований передачи права для целей регулирования собственно сделки уступки права. Как отмечал В.А. Белов, "умолчание законодательства и документа о сделке об основании последней свидетельствует о том, что совершившие сделку не преследовали цель связать кредитора бременем доказывания наличности и действительности этого основания, если иное не будет доказано в каждом конкретном случае заинтересованным лицом, т.е. об абстрактности этой сделки" <*>.

--------------------------------

<*> Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования // Законодательство. 2001. N 2.

Еще один довод в подтверждение абстрактности уступки приводит А.В. Вошатко. Ссылаясь на содержание ст. 1106 ГК РФ, он пишет, что договор уступки признается действительным и в том случае, когда обязательственная каузальная сделка, лежащая в его основании, не существует или является недействительной. "Действие договора уступки не уничтожается несуществованием или недействительностью обязательства, на основании которого он был заключен. Оно может быть ликвидировано только с помощью предписания, предусмотренного ст. 1106 ГК РФ" <*>.

--------------------------------

<*> Вошатко А.В. Договор уступки и каузальная сделка. С. 33.

Ю.Е. Туктаров обращает внимание на цель положений, выделяющих из комплекса отношений между новым и старым кредиторами исключительно те действия, которые направлены на передачу требования, - усилить положение нового кредитора и избавить должника от необходимости правовой оценки всего комплекса отношений между прежним и новым кредиторами. "Должник должен оценить эту передаточную сделку с точки зрения ее ничтожности, но не оспоримости, правовое основание для него и вовсе безразлично. В этом выражается абстрактность уступки требования" <*>.

--------------------------------

<*> Туктаров Ю.Е. Договор цессии. С. 3.

Наличие ряда норм, распространяющих правила о том или ином виде договоров на отношения по отчуждению права, не является основанием для утверждения о каузальной природе сделок уступки, поскольку собственно сделки уступки подчинены специальным правилам и юридически не сливаются с договорами, лежащими в их основании.

В качестве дополнительного аргумента укажем на преобладающий в германском праве взгляд на уступку требования как на абстрактную (независимую от лежащих в ее основе договоренностей) распорядительную сделку. В странах немецкой правовой семьи проводят строгое разграничение между договорами купли-продажи или дарения или особыми обязательственными сделками между цедентом и цессионарием с одной стороны, и договором об уступке требования в собственном смысле этого слова - с другой <*>.

--------------------------------

<*> См.: Цвайгер К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. Т. 2. С. 164 - 165.

Российское право в вопросе о природе уступки традиционно тяготело к выработанным немецким правом конструкциям.

Изменяется ли характер этих сделок, если условия об уступке и основаниях передачи объединяются в одном документе? По мнению В.А. Белова, это не приведет к утрате данным договором своего абстрактного характера. Такой договор он определяет как договор особого типа - титулированный договор (нечто среднее между абстрактной и каузальной сделкой, но все же больше тяготеющее к сделке абстрактной) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования. А.В. Вошатко отмечает, что абстрактность не является необходимым свойством договора уступки. Действительность этого договора может быть поставлена в зависимость от осуществления основания сделки. Такой случай имеет место, если договор уступки совершается под условием. (См.: Вошатко А.В. Договор уступки и каузальная сделка. С. 35.)

Попытаемся оценить практические последствия принятия той или иной точки зрения в случае заключения договора о передаче права требования от первоначального кредитора А новому кредитору Б.

По условиям договора А (продавец) обязался передать право Б (покупатель) путем совершения сделки цессии, а последний - уплатить за уступленное право определенную денежную сумму. Предметом договора является право требования возврата суммы займа (денежное требование). Во исполнение этого договора продавец-цедент оформил документ о передаче права требования и передал его своему контрагенту по договору, одновременно проинформировав о произведенной уступке должника.

При наступлении срока исполнения по уступленному обязательству цессионарий (приобретатель права) обратился с требованием об исполнении к должнику. Должник исполнил обязательство лицу, которое ему было указано в уведомлении об уступке, - цессионарию Б.

Впоследствии по требованию цедента (первоначального кредитора) суд констатировал ничтожность договора о купле-продаже права.

Если рассматривать отношения по сделке цессии как каузальные, то право требования к новому кредитору не перешло и должник произвел исполнение ненадлежащему кредитору. Первоначальный кредитор, следовательно, может требовать от должника повторной оплаты, ссылаясь на то, что отсутствовали правовые основания для передачи права другому лицу. Должник же может предъявить требование к лицу, которому он произвел платеж, о возврате неосновательно полученного.

Если рассматривать сделку цессии как абстрактную, то право цессионарию перешло, хотя основание перехода отсутствует (ничтожно). Должник, действовавший на основании уведомления о переходе права, должен считаться надлежащим образом исполнившим свои обязательства. Последствия недействительности должны применяться между сторонами по недействительной сделке, в данном случае - по договору купли-продажи права. В отношениях между продавцом (цедентом) и покупателем (цессионарием) право передано неосновательно, следовательно, все полученное цессионарием может быть у него истребовано цедентом по иску о неосновательном обогащении.

Последний из предложенных выше подходов представляется соответствующим природе отношений, складывающихся в связи с совершением уступки права требования. Он способствует защите должника, который вправе основываться на уведомлении о произведенной цессии. Должник в подавляющем числе случаев не знает и не может знать обо всех обстоятельствах, связанных с отношениями между цедентом и цессионарием. Вряд ли справедливо по общему правилу возлагать на должника риск, связанный с платежом неуправомоченному лицу, если сделка, лежащая в основе уступки, ничтожна либо признана недействительной.

Вряд ли основательны опасения, высказываемые М.И. Брагинским по поводу возможных злоупотреблений в отношениях между цедентом и цессионарием. По его мнению, если договор цессии - самостоятельный договор, отличный, в частности, от договора дарения, то это дает возможность обойти запрет безвозмездной передачи прав, в частности, между коммерческими организациями. Стоит лишь назвать договор, по которому безвозмездно переходит право, цессией, как сразу отпадут основания для применения ст. ст. 575 и 576 ГК <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского "Договорное право. Общие положения" (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации - М.: Издательство "Статут", 2001 (издание 3-е, стереотипное).

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 466.

Действительно, договор (сделка) уступки права требования самостоятелен, но не в смысле существования особого договорного основания приобретения имущества в форме права требования в отношениях между цедентом и цессионарием. Сделки уступки могут быть оторваны от основания, но это не значит, что основания у них нет или это основание во всех случаях не должно приниматься во внимание.

Если разобрать предложенный выше пример с совершением сделки по передаче права, где приобретатель права - коммерческая организация - не предоставляет и не обязуется предоставить никакого встречного возмещения (ни в денежной, ни в товарной форме, ни в форме освобождения от обязанности), то сделка, лежащая в основании передачи права, ничтожна.

Последствием признания ее ничтожной является либо принудительный перевод права в результате реституции первоначальному кредитору, либо, если право уже реализовано, передача первоначальному кредитору того, что было неосновательно получено одаренным. Негативные хозяйственные последствия ничтожной сделки устраняются без того, чтобы затрагивать права и обязанности должника. Таким образом, признание сделки цессии по общему правилу абстрактной приводит лишь к большей определенности для должника: он считается свободным от обязательств, если уплатил лицу, в пользу которого была совершена сделка уступки, независимо от того, было ли у нее основание и было ли оно действительным.

Вопрос может быть решен иначе, если будет доказано, что должник платил, заведомо зная, что право цессионарию не принадлежит, например, если должник действовал в сговоре с цессионарием, допустившим обман в отношении цедента. Более подробно последствия сделок уступки в отношении должника будут рассмотрены в последующих разделах.

Практика арбитражных судов в вопросе о природе сделок цессии непоследовательна. С одной стороны, признается, что должник, уплативший цессионарию в соответствии с уведомлением, освобождается от ответственности за неисполнение обязательства, даже если договор уступки права требования недействителен. В некоторых случаях признается, что при недействительности договора о цессии у цедента возникает право требовать совершения обратной уступки. Однако возможность должника выдвигать против требования цессионария возражения, вытекающие из отсутствия или недействительности основания совершения уступки права требования, редко подвергается сомнению.

Говоря об абстрактности сделок уступки, не следует забывать, что в современном праве практически отсутствуют сделки абсолютно абстрактные, т.е. полностью оторванные от своего основания. В той или иной степени наличие и реже - характер основания принимаются правом во внимание, но лишь для определенных целей. Весьма часто абстрактность выражается в распределении бремени доказывания - наличие основания в абстрактной сделке презюмируется, но иное может быть доказано заинтересованной стороной. Принцип абстрактности, как правило, действует при добросовестном поведении сторон; в случаях злоупотреблений право стремится ограничить или исключить его действие. Примером являются нормы вексельного права (в частности, ст. 17 Положения о переводном и простом векселе). Этой проблеме посвящена обширная юридическая литература, что позволяет в рамках данной работы на ней подробно не останавливаться. Следует лишь отметить, что выработанные в теории подходы к определению природы сделок уступки как абстрактных ориентированы на защиту интересов добросовестно уплатившего должника.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 3.4. Проблема абстрактности цессии:

  1. 3.1. Сделка цессии и договор о цессии
  2. МЕСТО ВСЕМИРНОСТИ В СИСТЕМЕ КАТЕГОРИЙ «КАПИТАЛА» (АБСТРАКТНО-ТЕОРЕТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕМЫ)
  3. § 3. Восхождение от абстрактного к конкретному и проблема противоречия. Марксистская диалектика и метафизика ревизионизма
  4. 3.5. Возмездность сделок цессии
  5. 228. Может ли заработная плата являться объектом цессии?
  6. 14.1. Принцип защиты должника при цессии права требования
  7. СПОСОБЫ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПРИ НЕИСПОЛНЕНИИ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ, ПРИОРИТЕТЫ И ЦЕССИИ
  8. 7.4.2. Абстрактная архитектура FIPA
  9. 3. Абстрактный эмпиризм
  10. Общие и абстрактные правила
  11. ДОВЕРИЕ К АБСТРАКТНЫМ СИСТЕМАМ
  12. Г) Абстрактные и каузальные, или материальные, сделки
  13. Глава 9 КОНКРЕТНОЕ И АБСТРАКТНОЕ
  14. АБСТРАКТНЫЕ СИСТЕМЫ И ТРАНСФОРМАЦИЯ ИНТИМНОСТИ
  15. Возможности получения информации абстрактного и конкретного характера
  16. 7.4.3. Реализация абстрактной архитектуры FIPA 2000
  17. I. Отношение стипуляции о неустойке*(2) к абстрактному обязательству
  18. Трудности ответов на вопросы абстрактного характера
  19. § 27 II. Юридические отношения корпорации. - Абстрактный характер латинской universitas и "жизненность" немецкой Gesammtperson.
  20. ОТ ПЕРВОНАЧАЛЬНОГО «АБСТРАКТНОГО» ЕДИНСТВА ЧЕРЕЗ ОСТРУЮ ИДЕОЛОГИЧЕСКУЮ БОРЬБУ ФРАКЦИЙ К ИНТЕРНАЦИОНАЛЬНОМУ ЕДИНСТВУ НОВОГО, БОЛЕЕ ВЫСОКОГО ТИПА
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -