<<
>>

14.4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа

Для обеспечения определенности в положении должника при уступке необходимо установление четкого механизма, который бы позволял освободить должника от ответственности и обеспечивал выплату долга.

Разработка единообразных норм, определяющих порядок действий должника при уступке, приводящих к надлежащему исполнению им обязательства, сталкивается со значительными трудностями, связанными в первую очередь с отсутствием единого подхода к решению ряда вопросов в различных правовых системах.

Должнику при уступке права требования необходимо четко знать, кому он должен производить исполнение, для того чтобы исполнение было признано надлежащим и должник не попал в ситуацию, когда он будет вынужден платить повторно. В тех случаях, когда права закрепляются в ценных бумагах, определение, кому должно быть произведено исполнение, освобождающее должника, осуществляется на основании специальных законодательных норм, регламентирующих оборот ценных бумаг.

При передаче (уступке) права требования, не закрепленного в ценной бумаге, в положении должника нет достаточной определенности, несмотря на наличие в законодательных положениях правил о последствиях уступки права требования для должника, руководствуясь которыми он может определить, кому должно быть произведено надлежащее исполнение.

Большинство правовых систем исходит из того, что до получения уведомления об уступке должник может освободиться от обязательства, если он уплатил цеденту в соответствии с условиями первоначального договора, поскольку предполагается, что до получения уведомления должник не знает о совершенной уступке. Как отмечает В.А. Белов, теории, согласно которой именно момент получения должником уведомления об уступке признается моментом, с которого уступка требования обязательна для должника (субъективная теория обязательности цессии), придерживается подавляющее большинство законодательств, с ней согласны почти все цивилисты <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Белова В.А. "Уведомление должника об уступке требования и его юридическое значение" включена в информационный банк.

<*> См.: Белов В.А. Уведомление об уступке требования.

Вместе с тем достаточно часто на практике должник знает об уступке даже при отсутствии уведомления. Законодательство и практика различных стран подходят к оценке факта осведомленности должника о совершенной уступке по-разному.

Так, в соответствии с п. 3 ст. 9-318 Единообразного торгового кодекса США "Возражения против цессионария. Изменение договора после уведомления о цессии. Недействительность оговорки о запрещении цессии. Идентификация и доказывание цессии" должник по счету вправе уплатить цеденту, пока этот должник не получил уведомления о том, что причитающаяся сумма или сумма, которая будет причитаться, цедирована и уплата должна быть произведена цессионарию <*>.

--------------------------------

<*> См.: Единообразный торговый кодекс США. С. 375.

В странах германской правовой системы должник считается свободным от обязательства перед новым кредитором, если он погасил свои долги непосредственно цеденту и если в момент погашения не знал о свершившейся цессии. Это правило в содержательном плане признается законодательствами всех стран германской правовой семьи.

Вместе с тем в теории и практике имеются известные расхождения по вопросу о том, в какой момент должника можно признать "связанным" совершенной уступкой. Согласно одной из высказываемых позиций, если должник "хоть что-то" узнал об уступке - от цедента, цессионария или каким-либо другим образом - погашение им долга непосредственно цеденту не освобождает его от выполнения обязательств перед новым кредитором <*>. Другой подход возлагает на должника, получившего какие-либо сведения об уступке по обязательству с его участием, проверить полученную информацию под угрозой признания ненадлежащим исполнения, произведенного ненадлежащему кредитору. Промежуточная позиция сформулирована в работах Г. Дернбурга, по мнению которого уступка обязательна для должника с момента, когда он достоверно узнает о ней. Поскольку на практике выявление этого момента вызывает затруднения, он полагал более целесообразным определять его исходя из известного внешнего события, каковым и является уведомление должника о цессии <**>.

--------------------------------

<*> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение. Т. 2. С. 164.

<**> См.: Дернбург Г. Пандекты. Т. 2. С. 130 - 131.

Французское законодательство исходит из того, что, если должник не получил уведомления об уступке, как то предписано законом, или не подтвердил официальным документом свое "признание" цессии, он может погасить требование цеденту, который остается его кредитором (ст. 1691 Французского гражданского кодекса).

Судебная практика признает при определенных условиях право цессионария обратиться с иском к должнику, даже если тот погасил уступленное требование цеденту до "уведомления" или "признания". Такая уплата не освобождает должника от погашения уступленного требования цессионарию, если в момент уплаты долга должник знал о том, что цессия имела место, и его поведение представляло собой преднамеренный сговор с цедентом в ущерб интересам цессионария. Иногда суды усматривали злой умысел должника даже в том, что он просто знал о совершившейся уступке требования. Исследователи отмечают, что во Франции позиция законодателя по данному вопросу столь неопределенна, что доктрина советует должнику в случае иска цедента привлечь к спору цессионария в качестве третьей стороны, чтобы избежать риска необходимости платить дважды <*>.

--------------------------------

<*> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. С. 170.

В российской цивилистике традиционно признается, что исполнение новому кредитору будет иметь значение для освобождения должника от обязательства, если должник был уведомлен о цессии. До уведомления исполнение первоначальному кредитору признается надлежащим <*>. Е.А. Крашенинников добавляет, что по смыслу п. 3 ст. 382 ГК РФ не уведомленный об уступке должник может освободиться не только через исполнение прежнему кредитору, но также и посредством заключения с ним договора о прощении долга или совершением против него зачета <**>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права. С. 289; Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 347; Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части первой / Под ред. Т.Е. Абовой и А.Ю. Кабалкина. С. 764.

<**> См.: Крашенинников А.Е. Основные вопросы уступки требования. С. 31.

Той точки зрения, что погашение долга, произведенное до получения уведомления первоначальному кредитору, признается надлежащим исполнением, освобождающим должника от ответственности, в основном придерживается и судебная практика. Так, кассационная инстанция по одному из дел констатировала, что в материалах дела отсутствуют доказательства того, что ответчик был надлежащим образом извещен о состоявшейся уступке права требования. Погашение долга первоначальному кредитору в данном случае следует признать надлежащим, произведенным в рамках правил, о которых говорится в п. 3 ст. 382 ГК РФ.

Ссылка истца-цессионария на то, что ответчик был извещен о состоявшейся уступке права требования, не находит своего подтверждения. В адрес ответчика был направлен договор уступки права требования по иному договору; данные об уступке спорной задолженности ответчику не направлялись. С учетом этих обстоятельств отказ в иске был признан обоснованным <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Северо-Западного округа от 3 января 2002 г. N А42-1544/01-2.

Исполнение обязательства должником до получения уведомления. При разработке Конвенции об уступке дебиторской задолженности в основу положений, определяющих для должника последствия уступки, был положен принцип, в соответствии с которым до получения должником уведомления об уступке он имеет право на освобождение от ответственности посредством платежа в соответствии с первоначальным договором (п. 1 ст. 17 Конвенции).

Должник имеет право до получения уведомления исполнить обязательство цеденту или другому лицу либо на счет или по адресу, указанному в первоначальном договоре. Этим другим лицом может быть и цессионарий. Такое положение может сложиться при так называемом закрытом факторинге, когда цедент дает указания должнику о платеже на счет цессионария, но не информирует (не уведомляет) его об уступке. Для целей исполнения должником первоначального договора должник будет производить исполнение третьему лицу, погашая при этом обязательства перед своим первоначальным кредитором (цедентом).

В результате обсуждения было принято решение не указывать прямо на возможность того, что должник может произвести платеж либо цеденту, либо цессионарию, чтобы избежать подрыва таких видов практики, как секьюритизация, когда обычно предполагается, что должник продолжает платить цеденту. Ссылка на платеж "в соответствии с первоначальным договором", а не на платеж цеденту призвана сохранить право цедента и должника договариваться о любом виде платежа, позволяющего удовлетворить их нужды (платеж на банковский счет без указания владельца счета или платеж третьему лицу и т.д.) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/470 (п. 134).

Значение простой осведомленности должника об уступке. Поскольку уступка является действительной с момента заключения договора уступки, должник, зная об уступке, может пожелать погасить свой долг, уплатив цессионарию до получения уведомления.

Факту осведомленности должника об уступке, как было показано выше, может придаваться различное значение. Наиболее существенным является вопрос о том, имеет ли осведомленность о произведенной уступке такие же последствия, как и получение уведомления, и лишает ли это обстоятельство должника права исполнить обязательство, произведя платеж цеденту.

При обсуждении этой проблемы в процессе разработки Конвенции об уступке дебиторской задолженности высказывались различные точки зрения.

Согласно одному мнению, сам факт "осведомленности" должника об уступке должен признаваться альтернативным основанием для возникновения у должника обязательства произвести платеж цессионарию. Предоставление должнику возможности произвести платеж цеденту в случаях, когда должник действительно знает об уступке задолженности, например в результате устного уведомления, противоречило бы принципу добросовестности.

Согласно другой точке зрения, возникновение у должника обязанности произвести платеж цессионарию должно быть обусловлено исключительно получением уведомления об уступке.

Подход, предусматривающий получение уведомления, имеет важное значение для обеспечения защиты должника, поскольку должны быть устранены любые сомнения в вопросе о том, кому должник должен произвести платеж в целях освобождения от ответственности. В том случае, когда вопрос об освобождении должника от ответственности ставится в зависимость от его осведомленности, увеличивается риск возникновения ситуации, при которой должник произведет платеж дважды, если позднее будет доказано, что никакой уступки не было. Кроме того, приведенный подход соответствует принципу, согласно которому правовое положение должника не должно меняться в результате уступки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/432 (п. 168 - 169). С. 32.

При обсуждении указывалось также, что на практике стороны нередко предусматривают, что должник будет продолжать производить платежи цеденту до получения уведомления, а иногда и после.

В качестве примера приводились сделки секьюритизации, в рамках которых должник обычно знает о совершенной уступке или получил соответствующее уведомление, однако продолжает производить платежи цеденту, поскольку в роли цессионария выступает специальная корпорация, учрежденная с единственной целью - выпускать и продавать ценные бумаги, в которой не существует подразделения, занимающегося получением платежей по уступленной дебиторской задолженности <*>. В этих случаях предоставление права цеденту производить платежи цессионарию, основываясь только на осведомленности об уступке, могло бы принести ущерб такого рода практике.

--------------------------------

<*> См.: Там же (п. 170). С. 33.

Если сам факт осведомленности должника о произведенной уступке будет основанием для возникновения у него обязанности произвести платеж цессионарию, то становится необходимым четко определить, что представляет собой осведомленность, кто должен доказывать осведомленность, каким должно быть содержание этой осведомленности, как осведомленность об уступке должна рассматриваться в случае нескольких уступок одной и той же дебиторской задолженности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/432 (п. 171). С. 33.

В целях исключения неопределенности в положении должника, который знает или может знать об уступке, но не получил уведомления, было принято решение о том, что простая осведомленность об уступке не должна рассматриваться в качестве обстоятельства, заменяющего уведомление, и вызывать изменение способа, с помощью которого должник мог бы исполнить свое обязательство. "Хотя приведение деловой практики в соответствие со стандартами добросовестности является важной целью, она не должна достигаться за счет определенности. Степень определенности снизится, если осведомленность об уступке будет приводить к изменению способа, с помощью которого должник может исполнить свое обязательство" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/470 (п. 136).

В российской цивилистике проблема учета простой осведомленности должника об уступке освещалась очень скупо. В.И. Синайский, со ссылкой на проект Гражданского уложения и решение сената, говорит о том, что знание должника о цессии помимо уведомления о ней приравнивается к уведомлению <*>. Он же указывает и на существование иного решения. Из современных исследователей О.А. Колесников приравнивает к уведомлению должника его осведомленность об уступке из иных источников, нежели письменное уведомление <**>.

--------------------------------

<*> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 347.

<**> См.: Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки. С. 15.

Действующее гражданское законодательство связывает последствия цессии для должника исключительно с получением им письменного уведомления (ст. ст. 382, 386, 412 ГК РФ), что позволяет сделать вывод о том, что простое знание об уступке не связывает должника.

Освобождение должника от ответственности в результате платежа после получения уведомления. Получение уведомления ставит должника перед фактом совершенной уступки, но не изменяет первоначального договора. В связи с этим первоначально текст проекта Конвенции об уступке дебиторской задолженности включал положение, согласно которому после получения должником надлежащего уведомления об уступке должник наделялся правом исполнить свое обязательство путем осуществления платежа цессионарию.

Это положение было задумано как управомочивающее, а не обязывающее должника осуществлять платеж цессионарию после уведомления, поскольку обязательство произвести платеж вытекает из первоначального договора, а не из уведомления <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/434 (п. 178). С. 37.

Тем не менее было сочтено, что формулировка этого положения может привести к непреднамеренному результату, когда должник после уведомления будет иметь право по своему усмотрению исполнить обязательство путем осуществления платежа либо цеденту, либо цессионарию, что повлечет возникновение неопределенности в отношении прав цессионария. В этой связи было предложено предусмотреть, что после уведомления должник будет обязан с учетом первоначального договора, если таковой имеется, исполнить свое обязательство путем осуществления платежа цессионарию. В целях согласования этого положения с существующей практикой предлагалось к ссылке на осуществление платежа цессионарию добавить ссылку на то, что платеж производится согласно инструкциям, содержащимся в уведомлении.

В результате обсуждения положения об ответственности должника после получения уведомления были сформулированы следующим образом: после получения должником уведомления об уступке, с учетом п. п. 3 - 8 ст. 17 Конвенции, должник освобождается от ответственности только посредством платежа цессионарию или, если в уведомлении об уступке содержатся иные инструкции или если впоследствии должник получил от цессионария в письменной форме иные инструкции, в соответствии с такими платежными инструкциями (п. 2 ст. 17 Конвенции).

Данное положение основано на подходе, согласно которому после уведомления должник не должен иметь выбора, каким образом погасить долг.

Ссылка в приведенном положении на платежные инструкции имеет целью отразить потребности, связанные с различными видами практики. Например, цессионарий может уведомить должника с целью "заморозить" права на зачет со стороны должника, не требуя при этом платежа или требуя от должника продолжать производить платежи цеденту (этот случай касается, например, закрытого дисконтирования счетов-фактур или секьюритизации). Для устранения какой-либо неопределенности повторяются положения о том, что такие инструкции могут быть направлены цедентом или цессионарием с уведомлением или только цессионарием после уведомления <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ А/СN.9/470 (п. 135). С. 31.

В разрабатываемом проекте Европейских договорных принципов используется сходный подход: предлагается, в частности, установить, что должник обязан исполнить обязательство цессионарию, если и только если должник получил уведомление в письменной форме от цедента или цессионария, которое разумно идентифицирует требование, которое было уступлено, и требует от должника предоставить исполнение цессионарию. Однако, если такое уведомление представлено цессионарием, должник может в разумное время потребовать от цессионария представить соответствующие доказательства уступки, ожидая которые должник может приостанавливать исполнение.

В гражданском законодательстве России обязанность должника произвести исполнение новому кредитору связывается с получением письменного уведомления об уступке. Исполнение, произведенное после получения уведомления первоначальному кредитору, признается ненадлежащим.

Так, фирма "Молоко" (первоначальный кредитор) заключила с ООО "Россошьснаб" договор об уступке последнему права требования оплаты товара к колхозу по обязательствам, возникшим из договора поставки.

В иске к должнику новому кредитору было отказано. Отказывая в удовлетворении исковых требований, суд апелляционной инстанции указал на то обстоятельство, что ответчик уплатил сумму долга первому кредитору - фирме "Молоко". При этом суд счел данное исполнение произведенным надлежащему лицу, так как должник не был извещен в письменной форме о переходе прав кредитора к другому лицу. Имеющееся в материалах дела уведомление истца о состоявшейся цессии, представленное ответчику, суд не принял во внимание как доказательство, указав, что оно вручено ненадлежащему лицу - бухгалтеру. При таких условиях апелляционная инстанция признала договор цессии не соответствующим требованиям законодательства.

Кассационная инстанция отменила принятые по делу судебные акты как недостаточно обоснованные. Одним из оснований отмены являлось непривлечение первоначального кредитора к участию в деле.

При новом рассмотрении представитель ответчика в заседании пояснил, что долг был погашен первоначальному кредитору, хотя о договоре уступки требования ответчику было известно. Исковые требования признаны обоснованными, поскольку надлежаще извещенный о состоявшемся переходе прав должник не представил доказательств исполнения обязательств новому кредитору. Возражения ответчика об уплате задолженности первоначальному кредитору суд не принял во внимание, ибо, будучи извещенным о договоре цессии, ответчик неправомерно произвел исполнение первоначальному кредитору <*>.

--------------------------------

<*> См.: Анохин В. Практика рассмотрения арбитражных дел, связанных с уступкой права требования. С. 65.

Необходимо обратить внимание на то, что получение уведомления без указания новых платежных реквизитов (реквизитов нового кредитора) не изменяет первоначального порядка исполнения обязательства по платежу и платеж по старым реквизитам может считаться надлежащим (платеж третьему лицу во исполнение обязательства перед кредитором). Учитывая общий принцип защиты должника при уступке, вряд ли обоснованно возлагать на должника обязанность запрашивать у нового кредитора реквизиты, по которым должен быть произведен платеж после цессии. Цессионарий, желающий обеспечить получение платежа на необходимый ему счет, сам должен сообщить об этом должнику.

Если же в уведомлении содержатся новые платежные инструкции или указывается, что они будут сообщены цессионарием, то платеж по старым реквизитам следует признать ненадлежащим.

Общие правила об исполнении обязательства должником после получения уведомления применяются и в отношении уступки, совершенной на основании договора о финансировании. В соответствии с положениями ст. 830 ГК РФ должник обязан произвести платеж финансовому агенту при условии, что он получил от клиента либо финансового агента письменное уведомление об уступке требования данному финансовому агенту и в уведомлении определено подлежащее исполнению денежное требование, а также указан финансовый агент, которому должен быть произведен платеж. Исполнение денежного требования должником финансовому агенту в соответствии с установленными правилами освобождает должника от соответствующего обязательства перед клиентом.

Последствия недействительности уступки для должника. В практике могут иметь место случаи, когда должник осведомлен о недействительности уступки (например, вследствие обмана, действия под принуждением или без правомочий действовать), о которой ему направлено уведомление. Возникает ли у него в связи с этим обязанность платить лицу, указанному ему в качестве цессионария, и будет ли этот платеж рассматриваться как надлежащее исполнение должником своего обязательства по первоначальному договору?

В проекте Конвенции об уступке дебиторской задолженности предполагалось предусмотреть, что независимо от получения уведомления об уступке должник должен исполнить свое обязательство путем осуществления платежа цеденту, если должник фактически осведомлен о недействительности уступки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ А/СN.9/434 (п. 179). С. 37.

Однако, по общему мнению, включение субъективного критерия, т.е. осведомленности должника, в основу правила, касающегося исполнения должником своих обязательств, противоречило бы двуединой цели такого правила: обеспечить защиту интересов должника и правовую определенность в контексте уступки.

Кроме того, если поставить проблему исполнения должником своих обязательств в зависимость от его осведомленности о действительности уступки, это возложит на должника бремя установления не только фактической, но и юридической действительности уступки, а это бремя является для него слишком тяжелым. Было отмечено также, что правило, аналогичное устанавливаемому, может привести к непреднамеренным результатам. Если, например, должник проявит заботливость и установит недействительность уступки, уступка будет лишена силы, а если должник не приложит достаточных стараний к установлению недействительности уступки, ему, возможно, придется платить дважды <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ А/СN.9/434 (п. 179). С. 37.

В связи с этим было принято решение, что вопрос о платеже лицу, уступка которому была недействительной, возникает лишь в исключительных случаях и его можно было бы оставить для решения на основе норм права, применимых вне Конвенции.

При этом отмечалось, что "даже если обманные уведомления не порождают какой-либо проблемы на практике, то обстоятельство, что должник не может полагаться prima facie на отправленное в должном порядке уведомление, может нанести ущерб определенности, необходимой для того, чтобы должник был освобожден от ответственности".

Норма, которая защищала бы должника, добросовестно производящего платеж в случае "предполагаемой уступки", будет соответствовать общей политике, направленной на обеспечение защиты должника. В качестве примера такого подхода был приведен проект ст. 12.308 Европейских договорных принципов, содержащий ссылку на должника, который добросовестно исполняет свое обязательство и который не знает и не должен знать о недействительности уступки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/470 (п. 136). С. 31; "Должник, предоставивший исполнение в пользу лица, идентифицированного как цессионарий в уведомлении об уступке, освобождается от ответственности, если должник не мог быть осведомлен, что такое лицо не было наделено соответствующими полномочиями" (ст. 11.304 проекта).

В теоретическом плане проблема влияния недействительности договора, на основании которого производится уступка, на решение вопроса об освобождении должника от обязательства при платеже в российской цивилистике не рассматривалась. В литературе высказывались отрывочные замечания лишь относительно права должника ссылаться на недействительность этого договора в отношениях с цессионарием <*>. В.А. Белов, например, полагает, что у должника есть возможность порочить права нового кредитора, в том числе и тогда, когда дефект отношений лежит вне самой цессии; должник обязан удостовериться в легитимности нового кредитора <**>. Из данного подхода следует возможность учета при рассмотрении вопроса об освобождении должника от обязательств наличия у него информации о недействительности каузальной сделки между цедентом и цессионарием.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 8; Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 164.

<**> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 164.

Судебные решения, в которых суд анализирует последствия недействительности договора о цессии для должника, не очень многочисленны, но тем не менее дают основания для некоторых выводов.

Так, рассматривая исковое требование о возврате сумм предоплаты, перечисленной продавцу товаров, суд установил, что между ответчиком (продавцом) и покупателем был заключен договор поставки. Ответчику были перечислены суммы предоплаты, но обязательства по поставке выполнены не были, в связи с чем у покупателя возникло право требовать возврата сумм предоплаты. Это право продавец уступил третьему лицу (новому кредитору).

Ответчик получил от третьего лица уведомление об уступке и исполнил обязательство новому кредитору. Впоследствии решением суда договор уступки был признан незаключенным. Ссылаясь на это обстоятельство, первоначальный кредитор (покупатель) обратился с рассматриваемым иском к должнику (продавцу).

Суд исковые требования удовлетворил, апелляционная инстанция оставила решение в силе.

Кассационная инстанция, отменяя состоявшиеся по делу судебные акты, отметила, что суд не дал оценку тому обстоятельству, что должник исполнил свое обязательство в соответствии с уведомлением. Сославшись на недействительность договора цессии, суд возложил ответственность на должника, не являющегося стороной в сделке уступки. При этом суд не учел, что должник считается свободным от обязательств, если он уплатил лицу, в пользу которого совершена уступка, независимо от того, имелось ли у нее основание и было ли оно действительным. Дело было передано на новое рассмотрение для выяснения вопроса об исполнении обязательства должником новому кредитору. С учетом этого суду предлагалось решить вопрос об ответственности должника <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 22.06.2002 N А79-222/02-СК2-275.

По другому делу, рассмотренному Президиумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, было установлено, что должник зачел свои обязательства против требования нового кредитора после получения уведомления об уступке. Впоследствии другим судебным актом сделка уступки была признана ничтожной.

Ссылаясь на ничтожность цессии, первоначальный кредитор предъявил исковое требование к должнику об уплате долга. Исковые требования были удовлетворены.

Отменяя решение, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации указал, что суд при принятии решения исходил из того, что уплата задолженности указанному в уведомлении лицу не является надлежащим исполнением, так как это лицо не является надлежащим кредитором. Поэтому суд пришел к выводу о том, что исполнение обязательства ненадлежащему кредитору не прекращает обязательства ответчика по уплате долга надлежащему кредитору, которым является истец.

Между тем суд не дал оценки материалам дела, касающимся взаимоотношений сторон по договору цессии. В частности, не было учтено, что основанием для признания договора цессии ничтожным послужило то обстоятельство, что первоначальный кредитор не выбыл из обязательства, а цессионарий действовал в его интересах.

Кроме того, отрицательные последствия недействительности сделки судом возложены на добросовестного должника, не являющегося стороной в этой сделке. При таких обстоятельствах судебные акты подлежат отмене как принятые по неполно исследованным материалам дела <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ВАС РФ от 22 мая 2001 г. N 8838/00.

Другой пример. Первоначальный кредитор обратился с иском к должнику о взыскании долга. Суд первой инстанции установил, что между истцом и ответчиком заключались договоры на выполнение работ по созданию научно-технической продукции. Работы ответчиком не были полностью оплачены. Суд установил, что истец (цедент) заключил с третьим лицом (цессионарием) соглашение об уступке права требования уплаты суммы задолженности, о чем был уведомлен ответчик (должник). Во исполнение обязательства (по соглашению об отступном) должник передал новому кредитору имущество.

Истец указывал на то, что сделка уступки права требования в последующем была признана судом ничтожной, а также на то, что новому кредитору не были переданы документы, удостоверяющие право требования.

Суд первой инстанции отказал в иске в связи с надлежащим исполнением ответчиком обязательств.

Суд апелляционной инстанции установил аналогичные обстоятельства и отклонил доводы истца о том, что новый кредитор не располагал достоверными доказательствами перехода прав требования по договорам, заключенным между истцом и ответчиком, поскольку уведомление не является достаточным доказательством перехода прав требования к новому кредитору. Суд апелляционной инстанции указал, что ответчик исполнил обязательства по оплате надлежащему кредитору, что в соответствии со ст. 408 ГК РФ является основанием для прекращения обязательства. Действия ответчика расценены как добросовестные, а исполнение - произведенным надлежащему кредитору, так как ответчик не знал и не мог знать о ничтожности сделки.

Кассационная инстанция, оставляя в силе судебные акты, указала, что суды правомерно исходили из положений ст. ст. 312, 385, 408 ГК РФ.

Ссылаясь на неприменение арбитражным судом ст. ст. 167, 168 ГК РФ, заявитель не учитывает, что при ничтожности сделки ее последствия устанавливаются для участников сделки. Ответчик участником сделки, признанной судом ничтожной, не является.

Исковые требования о взыскании задолженности за выполненные работы при ссылке на ничтожность сделки об уступке права требования в данном случае влекут за собой повторное исполнение ответчиком обязательств, так как обязательства по оплате выполненных работ им уже исполнены <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.01.2001 N Ф04/126-801/А70-2000.

Приведенные судебные акты достаточно определенно исходят из того, что факт недействительности соглашения о цессии сам по себе не приводит к признанию платежа, произведенного должником в соответствии с уведомлением, ненадлежащим исполнением первоначального обязательства. Вместе с тем в Постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации упоминается о "добросовестности" должника, что позволяет сделать вывод о том, что при недобросовестных действиях должника (видимо, если он определенно знал о ничтожности соглашения о цессии) решение могло быть иным.

Несомненно, устранению проблемы способствовало бы установление в законе соответствующего правила, учитывающего интересы оборота (должник для этого не должен быть связан обязанностью выяснения вопроса о действительности прав цессионария). Одновременно должны быть установлены последствия недобросовестных действий должника. Бремя доказывания недобросовестности целесообразно возлагать на цедента.

Должник вследствие признания сделки уступки требования недействительной не вправе требовать от нового кредитора добросовестно уплаченное последнему в соответствии с уведомлением.

Так, при рассмотрении искового требования должника к новому кредитору о возврате исполненного в качестве применения последствий недействительности сделки уступки права требования суд кассационной инстанции указал, что в данном случае имеет существенное значение определение субъекта, чье право нарушено недействительной уступкой, установление факта нарушения права лица, предъявившего требование, и правомерность избранного способа защиты права.

Суд констатировал, что при ничтожности сделки уступки права требования заинтересованными в восстановлении своих прав являются стороны в этой сделке - первоначальный и новый кредиторы. Истец по делу - должник - не является участником этой сделки.

Последствия неосновательной передачи права другому лицу регулируются специальной нормой ст. 1106 ГК РФ, в силу которой только лицо, передавшее путем уступки требования или иным образом принадлежащее ему право другому лицу на основании несуществующего или недействительного обязательства, вправе требовать восстановления прежнего положения.

По существу отношений, сложившихся из ничтожной сделки по уступке прав, должник не обладает правом требования, а новый кредитор не является лицом, неосновательно обогатившимся в результате платежа должником. Права должника недействительной сделкой уступки не нарушены.

При рассмотрении дела судебные инстанции необоснованно применили общие нормы о неосновательном обогащении ст. ст. 1102, 1105 ГК РФ и не применили подлежащие применению специальные нормы ст. ст. 1103, 1106 ГК, что привело к неправильному выводу суда об удовлетворении иска <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС от 16.09.2001 N А58-3348/00-Ф02-2164/2001-С2.

Право должника запрашивать дополнительную информацию об уступке. Уведомление может направляться не только цедентом, но и цессионарием. Если уведомление направляется цедентом, то это считается достаточным подтверждением факта уступки.

Если уведомление направляется цессионарием, то вполне вероятно, что должник получит уведомление от неизвестного ему лица. В этом случае у должника может возникнуть сомнение, обладает ли это лицо правом заявлять требования и освободит ли должника платеж этому лицу.

В правовых системах наблюдаются расхождения по вопросам, касающимся защиты должника в отношении цессионария, требующего погашения уступленной дебиторской задолженности. В частности, различно определяется круг доказательств, предъявления которых вправе требовать должник в случае сомнения относительно совершения уступки.

Например, § 410 ГГУ возлагает на должника обязанность исполнить обязательство в отношении нового кредитора лишь при вручении ему документа об уступке, составленного первоначальным кредитором. Согласно п. 3 ст. 9-318 ЕТК США, по запросу должника по счету цессионарий обязан своевременно представить разумные доказательства того, что цессия состоялась, и, если он не сделает этого, должник может платить цеденту.

Право запрашивать дополнительную информацию в Конвенции об уступке дебиторской задолженности. Для защиты должника и устранения неопределенности в вопросе о способе, которым он мог бы погасить свой долг, в сфере международной торговли было признано необходимым установить специальное правило, которое давало бы должнику право требовать от цессионария предоставления ему доказательств уступки. Такой подход соответствовал бы существующей практике в том смысле, что направляемое цессионарием уведомление должно включать подтверждение со стороны цедента. При отсутствии такого подтверждения должник имеет право запросить дополнительные доказательства того, что уступка была осуществлена.

Предоставление такого права вызывает необходимость установить, в какой срок должна быть представлена информация, какая информация является достаточным доказательством уступки, каковы последствия ее непредставления, каков должен быть объем этой информации и т.д.

При обсуждении вопросов, касающихся информации об уступке, обращалось внимание на то, что при отсутствии "надлежащего доказательства" статуса цессионария должник должен быть в состоянии исполнить свое обязательство путем платежа цеденту <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/434 (п. 186). С. 39.

Возможный подход, который применяется в некоторых правовых системах, заключается в том, что должник может требовать "разумных" доказательств.

В качестве преимуществ такого подхода отмечалось, что термин "разумный" хорошо известен; даже в тех правовых системах, где этот термин не имеет специального юридического значения, он понятен всем в практическом применении. Возможным недостатком этого подхода является то, что использование термина "разумный" не позволяет добиться определенности и предсказуемости, поскольку его значение будет зависеть от обстоятельств, при которых совершается уступка. Иной подход заключался бы в требовании письменных доказательств, с тем чтобы добиться большей определенности и предсказуемости <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/397 (п. 33). С. 14.

Одно из предложений заключалось в том, чтобы на цессионария возложить общее обязательство прилагать к уведомлению надлежащее доказательство того, что уступка имела место. Против этого предложения были выдвинуты возражения на том основании, что подобный подход может непреднамеренно привести к удорожанию кредита <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/447 (п. 86). С. 19.

Для установления объема информации, необходимой должнику для определения статуса цессионария, в проекте Конвенции использовалось понятие "надлежащее доказательство" уступки, которое должно было охватывать любой документ, исходящий от цедента и содержащий указания на то, что уступка была совершена, но не ограничиваться этим.

В отношении ссылки на "надлежащее доказательство" высказывались опасения, касающиеся возможных трудностей ее понимания в некоторых правовых системах, поэтому было предложено заменить эту формулировку ссылкой на "подтверждение" со стороны цедента. В ответ было указано, что цель ссылки на "надлежащее доказательство" состоит в том, чтобы ввести объективный критерий, обеспечивающий необходимую степень определенности для защиты интересов должника. В качестве "надлежащего доказательства" было предложено рассматривать также и копию документа об уступке. Это предложение получило широкую поддержку <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/434 (п. 187). С. 39.

Поскольку требование дополнительных доказательств во всех случаях излишне затягивает платеж и увеличивает связанные с уведомлением расходы, на должника не возлагается обязанность истребовать доказательства; затребование доказательств - это право должника.

Цессионарий должен представить доказательства в разумный срок. Вопрос о том, что представляют собой "надлежащее доказательство" и "разумный срок", является вопросом толкования для судов или арбитражных судов с учетом конкретных обстоятельств. Эти термины вносят необходимую гибкость, поскольку нельзя найти какую-либо норму, которая подходила бы для всех возможных случаев.

Чтобы избежать любой неопределенности, которая могла бы возникнуть в результате использования этих терминов, предлагалось включить правило "безопасной гавани", в соответствии с которым письменное подтверждение от цедента представляет собой надлежащее доказательство (в таком случае, согласно проекту ст. 12.303 Европейских договорных принципов, уступка должна быть совершена в письменной форме, а должник должен располагать возможностью ознакомиться с ней) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/470 (п. 140). С. 32.

Еще одно предложение сводилось к тому, чтобы предоставить должнику право запрашивать дополнительные доказательства, если уведомление или платежные инструкции имели пороки (были неполными, неясными и т.п.). Включение такого положения было признано излишним, поскольку порочное уведомление, т.е. уведомление, не содержащее всех обязательных элементов, будет считаться недействительным.

В результате обсуждения в Конвенцию были включены положения, предусматривающие, что, если должник получает уведомление об уступке от цессионария, должник имеет право потребовать от цессионария предоставить ему в течение разумного срока надлежащее доказательство того, что уступка от первоначального цедента первоначальному цессионарию и любые промежуточные уступки были совершены, и, если цессионарий этого не делает, должник освобождается от ответственности посредством платежа в соответствии со ст. 17, как если бы уведомление от цессионария не было получено. Надлежащие доказательства уступки включают любой исходящий от цедента документ в письменной форме с указанием, что уступка совершена, но не ограничиваются этим (п. 7 ст. 17 Конвенции).

Само по себе уведомление не является основанием для исполнения должником обязательства произвести платеж. Обязательство должника независимо от получения уведомления регулируется первоначальным договором и применимыми к нему нормами права. Это означает, что должник не обязан производить платеж и с него не причитаются проценты за просроченный платеж, пока он ожидает запрошенного надлежащего доказательства.

Однако если в соответствии с первоначальным договором срок выплаты долга наступает в период, когда должник получает уведомление, вызывающее у него сомнения, возникает вопрос о том, приостанавливается ли действие обязательства платежа до получения должником запрошенных им доказательств и использования им разумного срока для их оценки и принятия соответствующих мер.

В подобной ситуации возможны два подхода. Во-первых, должнику может быть предоставлена возможность получить освобождение от обязательства, произведя платеж цеденту. Это предложение оспаривалось, поскольку его принятие могло бы привести к злоупотреблениям со стороны должников, действующих недобросовестно или в сговоре с цедентом и выжидающих до наступления срока платежа, прежде чем запросить надлежащие доказательства, чтобы продолжить выплаты цеденту или задержать платеж.

Помимо этого, отмечалось, что, если бы должник имел возможность платить цеденту, даже когда цедент стал несостоятельным, цессионарий мог бы попасть в весьма неблагоприятное положение.

Второй возможный подход заключается в приостановлении платежа. При обсуждении указывалось, что должник, особенно должник-потребитель, может попасть в сложную ситуацию, получив уведомление от неизвестного ему иностранного цессионария и не имея достаточного времени для его изучения.

Если не будет приостанавливаться действие обязательства платежа, то это может несколько снизить степень защиты, обеспечиваемой должнику при наделении его правом запрашивать доказательства уступки. Должнику, просрочившему платеж даже по обоснованным причинам, придется выплачивать проценты.

Подобные негативные последствия устраняются, если принимать во внимание получившее всеобщую поддержку мнение, что должник, запросивший доказательство уступки, должен приостановить платеж до тех пор, пока не будет получено такое доказательство или не пройдет разумный срок. Указание на разумный срок, в течение которого должны быть представлены доказательства, не должно пониматься как указание на срок, в течение которого должнику разрешено исполнять свои обязательства путем осуществления платежа цеденту <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/447 (п. 87). С. 19.

Вместе с тем было признано нецелесообразным прямо урегулировать в Конвенции последствия направления должником запроса.

В проекте Европейских договорных принципов такая попытка предпринимается, в частности, предлагается установить, что, если должник приобрел знание об уступке иным образом, чем из уведомления в письменной форме, должник может либо приостановить исполнение, либо предоставить исполнение цессионарию.

Если уведомление было направлено цессионарием, должнику предоставляется право потребовать в разумное время от цессионария представить соответствующие доказательства уступки, ожидая которые должник может приостанавливать исполнение.

Действующее российское гражданское законодательство закрепляет право должника не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательства перехода требований к этому лицу (п. 1 ст. 385 ГК РФ). Таким доказательством, как правило, является текст самого соглашения о цессии. На практике соглашение о цессии направляется должнику вместе с уведомлением, что в подавляющем большинстве случаев устраняет необходимость для должника требовать дополнительных доказательств совершения уступки.

В немногочисленных российских исследованиях, посвященных рассмотрению действия уступки в отношении должника, разграничиваются случаи, когда уведомление направляется должнику цедентом и цессионарием.

"Уведомление цедента может быть и бездоказательным, ибо он - лицо, заинтересованное в максимально продолжительном умолчании об уступке. И раз он делает такое заявление, значит, уступка наверняка произошла. На тот случай, если после исполнения обязательства предполагавшемуся новому кредитору выяснится, что она все-таки не состоялась, должник всегда может защититься от требований несостоявшегося цедента его же уведомлением" <*>, - пишет В.А. Белов.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Белова В.А. "Уведомление должника об уступке требования и его юридическое значение" включена в информационный банк.

<*> Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования.

Если же уведомление производит цессионарий, должник имеет право потребовать от него дополнительные доказательства уступки <*>. В.А. Белов полагает, что для сохранения статуса добросовестного должника должник обязан считать уведомлением только такой документ, к которому будут приложены доказательства действительно состоявшегося перехода прав от цедента к цессионарию <**>.

--------------------------------

<*> Так трактует положения п. 1 ст. 385 ГК РФ М.И. Брагинский (см.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 471) и авторы постатейного комментария к ГК РФ под ред. О.Н. Садикова. С. 632.

<**> См.: Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования.

Должник, до представления данных о произведенной уступке, вправе не исполнять обязательства новому кредитору. В комментариях отмечается, что должник при этом не впадает в просрочку, так как соответствующая ситуация должна рассматриваться как просрочка кредитора, влекущая последствия, предусмотренные ст. 406 ГК РФ <*>. Судебная практика применения норм п. 1 ст. 385 ГК РФ немногочисленна, но тем не менее она свидетельствует о применении именно изложенного подхода.

--------------------------------

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. С. 471.

Так, при рассмотрении спора между новым кредитором и должником о взыскании пени за просрочку платежа за период после перехода к новому кредитору прав требования по оплате товаров апелляционная инстанция отказала в иске, сославшись на то, что в соответствии с п. 1 ст. 385 ГК РФ и ч. 3 ст. 382 ГК РФ должник вправе не исполнять обязательство новому кредитору до представления ему доказательств перехода права требования к этому лицу: непредставление должнику новым кредитором доказательств перехода к нему требования (договора уступки требования) следует рассматривать как один из случаев просрочки кредитора и соответственно применить ее последствия, предусмотренные ст. 406 ГК РФ. В соответствии с ч. 3 ст. 406 ГК РФ по денежному обязательству должник не обязан платить проценты за время просрочки кредитора. С доказательствами перехода права ответчик был ознакомлен только в ходе судебного разбирательства.

При таких обстоятельствах, как отметила кассационная инстанция, суд апелляционной инстанции сделал правильный вывод о том, что пеня, начисленная истцом за период, следующий после заключения договора уступки права требования, взысканию не подлежит на основании ч. 3 ст. 406 ГК РФ, так как имела место просрочка кредитора в связи с тем, что истец (новый кредитор) не представил ответчику доказательств перехода прав требования <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Центрального округа от 26.04.2001 N А48-3129/00-15.

Учитывая, что п. 1 ст. 385 ГК РФ имеет в виду случаи, когда уступка произведена и права первоначальным кредитором переданы (хотя должнику и не представлены соответствующие доказательства), исключается и ответственность за просрочку перед первоначальным кредитором, поскольку он уже передал право требования. Такое положение, когда должник вправе неопределенное время задерживать исполнение обязательства, вряд ли приемлемо в коммерческой практике. Рассматриваемая норма, несомненно, требует корректировки, учитывая, что при неопределенности лица, являющегося кредитором, должник вправе исполнить обязательство, внеся средства в депозит нотариуса <*>.

--------------------------------

КонсультантПлюс: примечание.

Статья Белова В.А. "Уведомление должника об уступке требования и его юридическое значение" включена в информационный банк.

<*> В.А. Белов, например, предлагает добросовестным должникам, не желающим нести расходы по содержанию исполнения после его срока и вместе с тем сомневающимся в личности своего верителя, либо требовать доказательства уступки у лица, называющего себя цессионарием, либо учинить исполнение в депозит нотариуса или суда, таким образом предоставив "кредиторам" возможность выяснить отношения друг с другом (см.: Белов В.А. Уведомление должника об уступке требования).

В отношениях по финансированию под уступку денежного требования ст. 830 ГК РФ предоставляет должнику право при получении уведомления обратиться с просьбой к финансовому агенту о представлении доказательств уступки. По просьбе должника финансовый агент обязан в разумный срок представить доказательства того, что уступка денежного требования финансовому агенту действительно имела место. Если финансовый агент не выполняет эту обязанность, должник вправе произвести по данному требованию платеж клиенту во исполнение своего обязательства перед последним.

Указание в п. 2 ст. 830 ГК РФ на то, что должник, не получивший от финансового агента подтверждения того, что уступка действительно имела место, вправе произвести по данному требованию платеж клиенту, свидетельствует, что платеж, произведенный им финансовому агенту, не должен рассматриваться как ненадлежащий.

Недостатки закрепленного в данной норме подхода определяются следующим: она создает неопределенность в отношении того, клиент или финансовый агент в рассматриваемой ситуации может требовать от должника исполнения его обязанности.

Освобождение должника от ответственности в результате платежа при частичной уступке. Некоторые сделки финансирования (секьюритизация, синдицирование займов, участие в предоставлении кредитов) тесно связаны с уступкой частей или неразделенных интересов в дебиторской задолженности. В большинстве правовых систем частичные уступки признаются действительными, если речь идет о правах по денежным обязательствам. Деление денежного обязательства не затрагивает его существа. Должник по таким обязательствам, как правило, в состоянии без затруднений произвести частичный платеж.

Иначе может обстоять дело в случае неденежного исполнения, так как деление "неденежных" прав "может изменить взаимосвязь между исполнением и встречным исполнением и оказывать негативное воздействие на правовое положение должника" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/470. С. 34.

В отношениях между цедентом и цессионарием нет никаких препятствий в уступке части денежного долга. На практике положение должника чаще всего даже не затрагивается, поскольку кредиторы заинтересованы в сохранении обычного потока платежей и крайне редко указывают должнику более одного цессионария, предпочитая решать вопросы о перераспределении полученных сумм без участия должника.

Если же уведомления и платежные инструкции требуют от должника произвести оплату нескольким цессионариям, дробя задолженность, положение должника, хотя объем и характер его обязательств не изменяются, может осложниться. Например, в случае спора в отношении существования и размера задолженности должник будет вынужден вести несколько судебных процессов.

Именно поэтому при разработке Конвенции об уступке дебиторской задолженности была признана необходимость установления специальных правил, направленных на защиту должника при частичной уступке.

Одним из предложенных вариантов решения проблемы являлось предоставление должнику права требовать от цедента компенсации за любые дополнительные расходы, понесенные должником в результате частичной уступки, или даже права на зачет этих расходов в отношении цессионария. Если такое право не обеспечивает должным образом защиту прав должника от вероятности отдельных судебных разбирательств с несколькими кредиторами, должнику могло бы быть предоставлено право ходатайствовать об установлении порядка, по которому все заявившие требования лица будут объединены в ходе одного разбирательства и принятое в результате решение будет обязательно для всех. Такой подход нашел отражение в проекте ст. 12.103 (п. 3 и п. 4) Европейских договорных принципов <*>.

--------------------------------

<*> "Требование, которое может быть разделено, может быть уступлено в части. При этом цедент несет ответственность перед должником за любые дополнительные затраты, которые могут возникнуть в связи с этим у должника".

Второй вариант сводился к признанию за должником права считать недействительным уведомление, если связанная с ним платежная инструкция поручает произвести должнику платеж назначенному получателю в меньшем размере, чем сумма по первоначальному договору. Это обеспечило бы гибкую защиту должника, не затрагивая вопрос о том, что должны делать цедент, должник и цессионарий.

Особо отмечалось, что если должник готов выполнить инструкции о производстве платежей нескольким цессионариям, то нет оснований "для воспрепятствования сторонам сделать то, что они все хотят сделать" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/470 (п. 34). С. 18.

В развитие этого варианта предлагалось указать, какие действия должника при частичной уступке будут признаны надлежащим исполнением, освобождающим его от ответственности за платеж.

Этот подход нашел свое отражение в п. 6 ст. 17 Конвенции:

"Если должник получает уведомление об уступке части одной или нескольких статей дебиторской задолженности или неделимого интереса в них, должник освобождается от ответственности посредством платежа в соответствии с уведомлением или в соответствии с настоящей статьей, как если бы уведомление не было получено должником. Если должник производит платеж в соответствии с уведомлением, он освобождается от ответственности только в объеме той части или того неделимого интереса, в отношении которых был произведен платеж".

Положения Гражданского кодекса Российской Федерации об уступке права требования не устанавливают специальных норм, защищающих должника при частичных уступках. Должник, при наличии затруднений при исполнении обязательства нескольким цессионариям, вправе воспользоваться возможностью внести причитающиеся с него деньги или ценные бумаги в депозит нотариуса, а в случаях, установленных законом, - в депозит суда (п. 1 ст. 327 ГК РФ), так как в данном случае усматривается отсутствие определенности по поводу того, кто является кредитором по обязательству.

Серьезные трудности возникают, когда должник получает несколько уведомлений, например в случае последовательных уступок. Уведомления могут касаться нескольких уступок одной и той же дебиторской задолженности одним и тем же цедентом ("дублирующие", множественные уступки).

Освобождение должника от ответственности в результате платежа при последовательных уступках. Передача права посредством уступки может производиться неоднократно; получивший права цессионарий может уступить (передать) их другому лицу, которое, в свою очередь, может передать их по сделке цессии. На практике в этих случаях должник, как правило, получает лишь одно уведомление - от последнего цессионария. Именно последний в цепи цессионарий уведомляет должника и требует произвести платеж. Но не исключена возможность направления должнику нескольких уведомлений - всеми или некоторыми цессионариями, последовательно уступавшими определенное право.

Во избежание какой-либо неопределенности в отношении способа, с помощью которого должник в этих случаях может погасить долг, Конвенция об уступке дебиторской задолженности предусматривает, что, если должник получает уведомление об одной или нескольких последующих уступках, должник освобождается от ответственности посредством платежа в соответствии с уведомлением о последней из таких последующих уступок (п. 5 ст. 17).

Заложенный в Конвенции подход вполне согласуется с положениями российского гражданского законодательства, определяющими, кому должник должен произвести исполнение, и применим в ситуациях с последовательными уступками одного и того же права требования.

В российской цивилистике последствия получения уведомлений для должника при последующих уступках практически не обсуждались. О.А. Колесников ограничивается по этому поводу лишь замечанием, что должник освобождается от ответственности при условии его добросовестности <*>. Очевидно, при учете положений Гражданского кодекса Российской Федерации о значении уведомления надлежащим будет исполнение лицу, от которого получено последнее уведомление.

--------------------------------

<*> См.: Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки. С. 16.

Во всяком случае, исполнение должником обязательства лицу, указанному в уведомлении, полученном при наступлении срока платежа, признается надлежащим, если уведомления о других уступках не были получены. Так, при рассмотрении дела по иску одного из последовательных цессионариев к должнику суд установил, что право требования последовательно передавалось ряду лиц, в том числе и истцу, который на момент предъявления иска и являлся правообладателем. Из материалов дела следовало, что должник, надлежащим образом уведомленный о переходе права требования к одному из цессионариев, в срок исполнил перед ним обязательство. Суд в удовлетворении исковых требований отказал, кассационная инстанция подтвердила правильность решения <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Волго-Вятского округа от 10.01.2002 N А43-4727/01-3-192.

Освобождение должника от ответственности в результате платежа при "дублирующих" уступках. "Стечение" нескольких уведомлений может иметь место в том случае, когда одна и та же задолженность неоднократно уступается одним и тем же цедентом нескольким цессионариям.

Ситуации с "дублированием" уступок могут быть связаны с ошибочными действиями или злоупотреблениями (в частности, мошенничеством) со стороны цедента.

Однако в большинстве случаев такие ситуации связаны с передачей прав требования в качестве обеспечения по кредитным договорам, сумма которых не превышает стоимости дебиторской задолженности, используемой в качестве обеспечения.

Распространены также случаи, когда покупатель, исходя из условий соглашения с поставщиком, сохранившим право собственности на товар до уплаты его цены, переуступает такому поставщику требование на поступления от реализации этого товара. В последующем покупатель переуступает банку все свои текущие и будущие требования в отношении своих клиентов в целях мобилизации оборотного капитала. В результате и банк, и поставщик, будучи цессионариями, выступают в качестве "владельцев" одного и того же требования <*>. При таких уступках основной вопрос заключается в том, кто имеет право получить платеж первым.

--------------------------------

<*> См.: Возможная будущая работа: Записка Секретариата // Комиссия ООН по праву международной торговли. A/CN.9/378. Add. 3. С. 4 - 5.

Должник, получивший уведомление об уступке цессионарию, может быть проинформирован о наличии приоритетных прав в отношении его задолженности у другого лица или лиц. Вопрос о последствиях наличия у должника этих данных может быть решен различно.

Так, п. 1 ст. 8 Оттавской конвенции 1988 года требует от должника платить лицу, имеющему приоритет. Только при оплате лицу, обладающему приоритетным правом, должник считается надлежащим образом исполнившим обязательство платежа и освобождается от ответственности.

При подготовке Конвенции об уступке дебиторской задолженности в международной торговле, основываясь на общем подходе, согласно которому уступка не должна отрицательно влиять на правовое положение должника, рабочая группа провела четкое различие между вопросом об освобождении должника от ответственности и вопросом о приоритете.

В обосновании такой позиции лежали доводы о несправедливости и несовместимости с политикой защиты должника положения, когда должник обязан определять, какая из нескольких сторон, заявивших требования, имеет приоритет. Несправедливо также требовать, чтобы должник платил дважды, если сначала он произвел платеж лицу, не имеющему приоритета. Должник, конечно, имеет возможность предъявить иск к лицу, которое, не обладая приоритетом, получило платеж. Однако права должника могут остаться нереализованными, если это лицо окажется несостоятельным.

Наиболее существенным являлся вывод о том, что риск несостоятельности лица, получившего платеж, должны нести стороны, заявившие требования в отношении дебиторской задолженности, а не должник <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/470 (п. 137).

При обсуждении проекта Конвенции было высказано общее мнение, что в ситуации, когда должник получает более чем одно уведомление об уступке одним и тем же цедентом различным цессионариям, должник должен иметь простой механизм погашения своего обязательства. На должника не следует возлагать обязанность определения того, кто из нескольких цессионариев одной и той же дебиторской задолженности является правомерным получателем. Должник должен иметь возможность погасить свое обязательство, произведя платеж лицу, указанному в первом уведомлении.

Не получило поддержки предложение, согласно которому должнику предоставлялась бы возможность погасить свое обязательство, произведя платеж лицу, указанному в любом уведомлении <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/447 (п. 79). С. 18.

Определяя последствия получения должником уведомления о более чем одной уступке одной и той же дебиторской задолженности, совершенной одним и тем же цедентом, Конвенция устанавливает, что должник освобождается от ответственности посредством платежа в соответствии с первым полученным уведомлением (п. 4 ст. 17).

Таким образом, вопрос о том, кто имеет приоритетное право, не смешивается с вопросом о том, кому из лиц, направивших уведомления, должник может произвести платеж, освобождающий его от ответственности.

Если один из цессионариев имеет приоритет, а должник вправе исполнить обязательство другому цессионарию для того, чтобы освободиться от ответственности, вопрос о правах на уплаченную сумму будет решаться между этими цессионариями.

В ситуации, когда должник получает несколько уведомлений, касающихся нескольких уступок одной и той же дебиторской задолженности, совершенных одним и тем же цедентом, и о последующих уступках, должник на основе совокупного применения приведенных выше положений будет освобожден от ответственности, если произведет платеж в соответствии с первым уведомлением о последней уступке <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/470 (п. 138).

В современных публикациях российских цивилистов рассматривались ситуации, когда одна и та же задолженность передается нескольким цессионариям одновременно, по одному соглашению об уступке (множественность на стороне кредитора) <*>. Последствия дублирующих уступок для должника практически не затрагивались. На практике проблема дублирующих уступок пока возникает крайне редко <**>, но с развитием практики финансирования эта проблема, несомненно, станет весьма актуальной. В связи с этим нормы об уступке, и в первую очередь в рамках финансирования, требуют модернизации.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 229 - 232; Колесников О.А. О моменте перехода обязательственных прав на основании сделки. С. 16.

<**> Так, при рассмотрении дела было установлено, что первоначальный кредитор дважды уступил одну и ту же задолженность разным лицам. Причем лицо, которому требование было уступлено позднее, знало о наличии соглашения об уступке, совершенной в пользу другого кредитора.

Суд отказал в иске лицу, которому требование было уступлено позднее, расценив действия первоначального кредитора как злоупотребление правом (п. 2 ст. 10 ГК РФ). Суд указал, что новый кредитор, чьи требования рассматривались, также действовал недобросовестно (Постановление ФАС Дальневосточного округа от 16.04.2002 N Ф03-А59/02-1/566).

Соглашаясь с необходимостью отказа в иске, следует указать, что ссылка на ст. 10 ГК РФ в данном случае неправомерна. Основанием для отказа в удовлетворении требования является то, что на момент заключения второго договора об уступке право уже перешло другому лицу. Первоначальный кредитор им не обладал, следовательно, не мог передать его другому лицу.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 14.4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа:

  1. Освобождение должника от ответственности в результате платежа
  2. Освобождение должника от ответственности в результате платежа после получения уведомления
  3. Освобождение должника от ответственности в результате платежа при последовательных уступках
  4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа при частичной уступке
  5. Освобождение должника от ответственности в результате платежа при "дублирующих" уступках
  6. §3. Освобождение от уголовной ответственности в связи с примирением с потерпевшим и сходные основания освобождения
  7. § 6. Обстоятельства, уменьшающие размер ответственности должника. Ответственность независимо от вины
  8. Глава X. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ. ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИСПРАВИТЕЛЬНОГОВОЗДЕЙСТВИЯ
  9. § 3. Освобождение от ответственности
  10. § 2. Освобождение от административной ответственности
  11. § 2. Освобождение от административной ответственности
  12. § 20. Исполнение денежное или платеж. - Кому следует платить? - Кто обязан и вправе платить. - Платеж от стороннего лица. - Платеж по частям.
  13. Ответственность должника за действия третьих лиц.
  14. § 5. Ответственность должника за действия третьих лиц
  15. § 1. ПОНЯТИЕ И ВИДЫ ОСВОБОЖДЕНИЯ ОТ УГОЛОВНОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  16. 16. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТВЕТСТВЕННОСТИ
  17. ОСВОБОЖДЕНИЕ ОТ ОТБЫВАНИЯ НАКАЗАНИЯ.ЗАКРЕПЛЕНИЕ РЕЗУЛЬТАТОВ ИСПРАВИТЕЛЬНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ
  18. Ответственность (гарантии, заверения) цедента в отношении исполнения обязательства должником
  19. 2.5. Ответственность должника за действия своих работников и третьих лиц.
  20. Ответственность должника: формы вины и возмещение ущерба
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -