<<
>>

14.2. Право должника на возражения против требований нового кредитора

Обеспечивая интересы должника при уступке, большинство правовых систем определяет те средства правовой защиты, к которым должник может прибегнуть в отношении цессионария. Одним из важнейших средств такой защиты является право должника на сохранение возражений, включая право на зачет.

В римском праве ответчику предоставлялась возможность защищаться против иска. Не признавая иска, он мог оспаривать его основания, либо отрицать факты, на которых истец основывал свой иск, либо приводить факты, исключающие присуждение (даже если обосновывающие иск факты были верными). В формулярном процессе ответчик мог выдвинуть свои возражения против иска в форме эксцепции, которая рассматривалась как возражение, лишающее существующие права истца возможности производить свой эффект <*>.

--------------------------------

<*> См.: Римское частное право / Под ред. И.Б. Новицкого и И.С. Перетерского. С. 5 - 52; Хвостов В.М. Система римского права: Учеб. М., 1996. С. 77 - 85; Новицкий И.Б. Основы римского гражданского права. М., 2000. С. 38 - 39.

Проблемы, связанные с понятием процессуальных и материальных возражений в современном российском праве, подробно рассмотрены М.А. Рожковой <*>.

--------------------------------

<*> См.: Рожкова М.А. Возражения (процессуальный и материальный аспект) // Вестник ВАС РФ. 2002. N 6. С. 97 - 106.

Различные правовые системы содержат положения, направленные на обеспечение права должника заявлять против требования нового кредитора те возражения, которые у него имелись в отношении первоначального кредитора. Так, ст. 404 Германского гражданского уложения (далее - ГГУ) предусматривается, что должник может предъявить новому кредитору те возражения, которые имелись у него на момент уступки требования против первоначального кредитора <*>.

--------------------------------

<*> См.: Германское право. Ч.

1: Гражданское уложение. С. 86.

Давая характеристику права стран германской правовой семьи, зарубежные исследователи отмечали, что "сам факт уступки - поскольку она осуществляется без согласия должника - не может служить основанием для ограничения круга его возражений цессионарию по сравнению с цедентом. Если должник по иску цедента может заявить в свою защиту, что требование не возникло или отпало впоследствии или признано погашенным, просрочено или оспорено, то с помощью этих аргументов он может защищаться и против иска цессионария (§ 404 ГГУ, ст. 169 швейцарского Закона об обязательственном праве; § 1396 Австрийского гражданского уложения).

При этом ему предоставляется право использовать в свою защиту факты, которые появились уже после того, как он узнал о цессии, при условии, однако, что возможность подобной защиты вытекала из самой природы обязательства, подлежащего погашению, еще до его уступки" <*>.

--------------------------------

<*> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. С. 167.

Аналогичный подход прослеживается и в отношении зачета. Статья 406 ГГУ "Зачет в отношении нового кредитора" устанавливает, что должник может предъявить к зачету против требования нового кредитора имеющиеся у него требования к первоначальному кредитору, за исключением случаев, когда он в момент приобретения требования знал об уступке либо когда срок взыскания по требованию наступил после того, как должник узнал об уступке, и после того, как наступил срок взыскания по уступленному требованию <*>. Тот же подход нашел отражение и в ст. 169 швейцарского Закона об обязательственном праве <**>.

--------------------------------

<*> См.: Германское право. Ч. 1: Гражданское уложение. С. 87.

<**> См.: Цвайгерт К., Кетц Х. Введение в сравнительное правоведение в сфере частного права. С. 168.

Гражданский кодекс Франции исходит из необходимости "принятия должником" совершенной уступки. Его статьей 1295 предусматривается, что должник, безоговорочно принявший уступку кредитором его требования третьему лицу, не может более выставить против лица, которому уступлено требование, возражение о зачете, которое он мог бы предъявить до принятия им уступки против лица, уступившего требование.

Что же касается уступки требования, которая не была принята должником, но о которой он был уведомлен, то эта уступка препятствует зачету лишь тех требований, которые возникли после этого уведомления <*>.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское, торговое и семейное право капиталистических стран: Сб. нормативных актов. М., 1986. С. 59.

Единообразный торговый кодекс США содержит специальные положения, направленные на урегулирование отношений между должником и цессионарием при уступке, произведенной для целей обеспечения, в том числе и определяющие права должника на возражения. В соответствии с положениями п. 1 ст. 9-318 Единообразного торгового кодекса "Возражения против цессионария. Изменение договора после уведомления о цессии. Недействительность оговорки о запрещении цессии. Идентификация и доказывание цессии", если должник по счету не заключил соглашения, к выполнению которого он может быть принужден через суд, о незаявлении возражений или притязаний, вытекающих из продажи согласно ст. 9-206, права цессионария подчинены:

а) всем условиям договора между должником по причитающемуся платежу и цедентом и всем возражениям и притязаниям, вытекающим из этого договора;

b) любым иным возражениям или притязаниям должника по счету против цедента, которые возникли до того, как этот должник получил уведомление о цессии <*>.

--------------------------------

<*> См.: Единообразный торговый кодекс США. С. 374.

Право должника на возражения и зачет в российском праве. В российской цивилистике подчеркивалось, что в отношениях между новым верителем (цессионарием) и должником отношения определяются таким образом, что цессионарий, пользуясь правом в том же объеме, что и цедент, одновременно принужден допустить против себя все те возражения со стороны должника, которые последний мог сделать против прежнего верителя <*>.

--------------------------------

<*> См.: Шершеневич Г.Ф. Учебник русского гражданского права (по изд. 1907 г.). М., 1995.

С. 289; Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 346.

Действующее гражданское законодательство предусматривает специальные правила, призванные обеспечить защиту должника, с тем чтобы сделка уступки, совершаемая без участия должника, не затронула его имущественные интересы.

Статья 386 ГК РФ предусматривает, что должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору.

По мнению Е.А. Крашенинникова, под возражениями, о которых говорится в данной статье, следует понимать как возражения в материально-правовом смысле, например, возражение о невыполнении договора цедентом или возражение об истечении срока исковой давности, так и возражения в процессуальном смысле (например, о ничтожности договора, из которого цедент выводит требование, уступленное цессионарию, или прекращении требования посредством зачета или платежа, имевших место до уступки) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Правовые последствия уступки требования. С. 12.

Таким образом, ст. 386 ГК РФ охватывает следующие возражения.

Возражения, связанные с неисполнением первоначальным кредитором перед должником договора (обязательства), на основании которого возникли уступленные права требования <*>. При этом значение придается не тому моменту, когда фактически были заявлены возражения, а моменту, когда возникли правовые основания для их заявления.

--------------------------------

<*> Е.А. Крашенинников приводит точку зрения немецких авторов на возможность уступки прав по взаимному договору: "Ни в коем случае не исключается уступка требования из взаимного договора. В результате уступки такого требования цессионарий не становится стороной договора; он заменяет цедента только в том основном обязательственном отношении, в которое входит уступленное ему требование. Участниками второго основного обязательственного отношения, равно как и субъектами дополнительных прав и обязанностей, которые связаны с основными обязательственными отношениями, продолжают оставаться договорные контрагенты - цедент и должник.

Поэтому debitor cessus, являющийся кредитором по второму основному обязательственному отношению, не вправе предъявить цессионарию требование о встречном исполнении. Но он может противопоставить ему все возражения, обоснованные против его предшественника, включая возражение о невыполнении договора цедентом". См.: Крашенинников Е.А. Основные вопросы уступки требования. С. 7.

Так, должник по денежному обязательству в возмездном договоре, предусматривающем встречное обязательство по осуществлению работ, вправе ссылаться против требования нового кредитора на факт неисполнения обязательств подрядчиком, даже если невыполнение имело место после получения должником уведомления об уступке. В этом случае правовое основание для возражения - договор должника с первоначальным кредитором, предусматривающий наличие встречной обязанности, - существовало на момент направления информации об уступке. Именно это обстоятельство должно приниматься во внимание.

Аналогичным образом складываются отношения и в случаях, когда возражения должника связаны с установлением факта поставки товара ненадлежащего качества. В этом случае не имеет значения, до или после получения уведомления должником были установлены недостатки товара, важно, что сам договор, предусматривающий право покупателя отказаться от оплаты в случае поставки некачественного товара, был заключен на момент получения уведомления.

В этой связи следует критически оценить те судебные решения, в которых невыполнение встречных обязательств первоначальным кредитором перед должником рассматривалось как основание для признания сделки уступки права (требования) недействительной (ст. 168 ГК РФ). В подобных случаях, в самом деле, требования нового кредитора не могут быть удовлетворены, но не из-за недействительности договора об уступке. Отказ в иске должен быть мотивирован наличием подтвержденных материалами дела возражений должника, позволяющих ему не исполнять обязательство, и указанием на возможность выдвигать эти возражения против лица, права к которому перешли в порядке сделки цессии (уступки права требования).

Возражения о пропуске срока исковой давности по уступленному требованию. Статья 201 ГК РФ предусматривает, что перемена лиц в обязательстве не влечет изменения срока исковой давности и порядка его исчисления. В связи с этим должник может ссылаться против требования нового кредитора на пропуск срока исковой давности и в том случае, когда этот срок истек до момента получения уведомления об уступке, и в том случае, когда срок истек после получения уведомления. В том случае, когда давностный срок завершился после получения уведомления об уступке, истекшая часть давностного срока засчитывается и в отношении цессионария <*>.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Правовые последствия уступки требования. С. 12.

Помимо указанных выше должник вправе ссылаться на возражения:

о недействительности договора (обязательства), на котором основано право требования;

о надлежащем исполнении или прекращении (путем зачета, новации и т.п. ) обязательства, на котором основывается право требования, в отношении цедента (первоначального кредитора), если эти действия имели место до момента получения должником уведомления.

В российской цивилистике высказывалось мнение о праве должника предъявлять возражения, не только касающиеся самого долга, но и основанные на личных возражениях против цедента, например, о принуждении <*>.

--------------------------------

<*> См.: Синайский В.И. Русское гражданское право. С. 347.

Гражданское законодательство предусматривает специальные правила в отношении зачета при уступке требования (ст. 412 ГК РФ). В случае уступки требования должник вправе зачесть против требования нового кредитора свое встречное требование к первоначальному кредитору.

Зачет производится, если требование возникло по основанию, существовавшему к моменту получения должником уведомления об уступке требования, и срок требования наступил до получения уведомления либо этот срок не указан или определен моментом востребования.

Заявление о зачете должно направляться в указанном выше случае цессионарию (новому кредитору), указанному в уведомлении.

Так, если должник по денежному обязательству об оплате товара до получения уведомления об уступке заключил договор займа со своим кредитором, предоставив последнему определенную сумму, должник вправе зачесть свое требование о возврате займа против требования нового кредитора, к которому перешли права по первому денежному обязательству.

Естественно, если требование уже прекратилось вследствие заявления о зачете, сделанного до получения уведомления в отношении первоначального кредитора (ст. 410 ГК РФ), то повторного заявления в отношении нового кредитора не требуется.

В судебной практике имели место случаи, когда наличие у должника права на зачет в отношении первоначального кредитора рассматривалось как обстоятельство, в силу которого личность кредитора имеет существенное значение для должника, и, при наличии возражений должника, сделки уступки признавались недействительными. Однако такой подход не соответствует положениям ГК РФ, устраняющим негативные последствия уступки для должника, имевшего право на зачет своих требований в отношении первоначального кредитора. Поскольку он может ссылаться на эти возражения и в отношениях с новым кредитором, то его положение не меняется, а рассматриваемые обстоятельства не характеризуют отношения должника с кредитором как строго личные.

Таким образом, в споре с новым кредитором должник по общему правилу вправе ссылаться на те же обстоятельства, на которые он ссылался бы в споре с первоначальным кредитором. Например, при рассмотрении дела по иску ЗАО "Иньрыбпром" к АООТ "Подольский электромеханический завод" о взыскании задолженности по кредитному договору, права кредитора по которому перешли истцу в результате уступки права требования, Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации отметил, что ответчик, возражая против иска, сослался на следующие обстоятельства: истец не представил доказательств, подтверждающих его требования, в том числе подлинных договоров о предоставлении кредита и уступки требования, расчета взыскиваемой суммы и обосновывающих его документов.

Президиум указал, что, согласно ст. 386 ГК РФ, должник вправе выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору. Однако судом доводы ответчика не исследованы должным образом, и им не дано правовой оценки. Это обстоятельство явилось одной из причин отмены решения и направления дела на новое рассмотрение <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 22 июня 1999 г. N 4901/97.

Несогласие должника с самим заявленным требованием (оспаривание существования долга, его размера и т.д.) не является основанием для признания соглашения об уступке права требования недействительным. Так, отказывая должнику в иске о признании сделки уступки права требования недействительной, суд отметил, что доводы истца сводились к его несогласию с суммой долга и размером неустойки. Суд отметил, что при наличии у истца права выдвигать эти возражения против требования нового кредитора основания для признания недействительной сделки уступки права требования отсутствуют <*>.

--------------------------------

<*> См.: Постановление ФАС Поволжского округа от 18.11.1999 N 3914/99-21р.

Кроме этого, должник может против требования нового кредитора ссылаться на недействительность самой сделки уступки (в силу личного характера требования, нарушения условий договора с первоначальным кредитором о недопустимости или ограничении уступки и т.д.). В указанных выше случаях возражения должника затрагивают саму распорядительную сделку, а не основания ее совершения (например, договор купли-продажи права).

Е.А. Крашенинников также допускает возможность ссылки и на другие возражения, помимо тех, которые указаны в ст. 386 ГК РФ, а именно на личные отношения должника с цессионарием, а также на недействительность собственно сделки уступки (но не сделки, лежащей в ее основании!) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Правовые последствия уступки требования. С. 12.

Иного мнения относительно возможности должника ссылаться на дефекты сделки, лежащей в основании уступки, придерживается В.А. Белов. Ссылаясь на отсутствие в ГК РФ запрета должнику выдвигать возражения, касающиеся его непосредственных отношений с новым кредитором, и наличие обязанности должника удостовериться в легитимности нового кредитора (ст. 385), он делает вывод о возможности (праве) должника заявлять любые возражения, касающиеся статуса нового кредитора, и обязанности должника заявить те возражения, которые вытекают из представленных цессионарием легитимирующих документов <*>.

--------------------------------

<*> См.: Белов В.А. Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 164.

Вопрос о признании возможности ссылки должника на отношения по сделке между цедентом и цессионарием, на основании которой совершалась уступка, является дискуссионным <*> и различно решается в судебно-арбитражной практике.

--------------------------------

<*> На спорность вопроса о допустимости ссылок на дефекты договора цессии в российской цивилистике обращал внимание и сам В.А. Белов. См.: Сингулярное правопреемство в обязательстве. С. 164.

Если уступка производится неоднократно, то должник сохраняет против требования последнего цессионария все те возражения, которые он имел в отношении всех его предшественников, а не только в отношении первого кредитора.

Для определения круга возражений и права на зачет определяющее значение имеет момент получения должником уведомления об уступке.

Специальные правила в отношении зачета предусмотрены для уступки, совершенной в рамках договора финансирования (ст. 832 ГК РФ). В случае обращения финансового агента к должнику с требованием произвести платеж должник вправе в соответствии со ст. ст. 410 - 412 ГК РФ предъявить к зачету свои денежные требования, основанные на договоре с клиентом, которые уже имелись у должника ко времени, когда им было получено уведомление об уступке требования финансовому агенту.

Отличие данного положения от общих правил, регулирующих зачет при уступке, состоит в ограничении требований, пригодных для зачета в отношении финансового агента. Эти требования должны быть основаны только на договоре с клиентом (цедентом). Данное положение исключает возможность предъявления к зачету финансовому агенту требования, вытекающего из договоров, иных, чем тот, на котором основано уступленное требование. Например, если финансовому агенту было уступлено право требования к должнику об оплате товаров по определенному договору, должник не вправе выдвигать к зачету против требования финансового агента свои требования к клиенту (цеденту), вытекающие из обязательства последнего по возврату займа должнику. В рамках обычной уступки такой зачет был бы возможен.

Следуя за положениями Оттавской конвенции, ГК РФ также установил, что требования, которые должник мог бы предъявить клиенту в связи с нарушением последним соглашения о запрете или ограничении уступки требования, не имеют силы в отношении финансового агента (п. 2 ст. 832). Естественно, данное положение не лишает должника возможности предъявить требования, связанные с нарушением клиентом своих обязательств, непосредственно последнему.

Учитывая отсутствие в нормах о договоре финансирования специальных правил, определяющих право должника на возражения против требования финансового агента, это право должно рассматриваться по общим правилам ст. 386 ГК РФ.

Право на возражения и зачет в Конвенции об уступке дебиторской задолженности в международной торговле. В результате изучения подходов правовых систем к определению средств правовой защиты должника при уступке права Комиссия ООН по праву международной торговли выявила существенные различия в определении того, какие средства правовой защиты могут быть использованы (только из договора, связывающего цедента и должника, из других связывающих их обязательств), на какой момент они должны существовать (на момент уступки, на момент получения уведомления об уступке, на момент платежа, независимо от перечисленных выше обстоятельств) <*>.

--------------------------------

<*> См.: Возможная будущая работа. Правовые аспекты финансирования под дебиторскую задолженность: Доклад Генерального секретаря. A/CN.9/397. С. 14.

В результате проведенной работы в ст. 18 Конвенции было закреплены право должника на все возражения и право на зачет в отношении цессионария, на которые он мог бы ссылаться в отношении цедента:

"1. Если цессионарий предъявляет должнику требование произвести платеж по уступленной дебиторской задолженности, должник может ссылаться в отношении цессионария на все вытекающие из первоначального договора или любого другого договора, являющегося частью той же сделки, возражения или права на зачет, которые должник мог бы использовать, если бы уступка не была совершена и такое требование было заявлено цедентом.

2. Должник может ссылаться в отношении цессионария на любое другое право на зачет при условии, что оно имелось у должника в момент получения им уведомления об уступке.

3. Независимо от положений п. п. 1 и 2 настоящей статьи, возражения и права на зачет, на которые согласно ст. ст. 9 и 10 может ссылаться должник в отношении цедента в связи с нарушениями договоренности, ограничивающей каким бы то ни было образом право цедента на уступку, не могут быть использованы должником в отношении цессионария".

В Конвенции не определяются понятия "возражения" и "право на зачет", поскольку эти понятия имеют различное содержание в разных правовых системах.

Приведенные положения призваны охватить все вытекающие из первоначального договора обстоятельства, влияющие на обязанность должника, без какого бы то ни было ограничения. В частности, должник может ссылаться на право расторжения договора, например, по причине ошибки, мошенничества или принуждения, на освобождение от ответственности за неисполнение договора, например, из-за не зависящего от сторон непредвиденного препятствия, на встречные требования по первоначальному договору.

Должник не лишен возможности ссылаться на возражения и права на зачет, вытекающие из договоров, тесно связанных с первоначальным договором (например, соглашение о техническом обслуживании или предоставлении других услуг, заключенное в связи с первоначальным договором купли-продажи).

На возражения и права на зачет, вытекающие из первоначального договора и связанных с ним договоров, должник вправе ссылаться независимо от того, когда они возникли - до или после момента уступки.

В отношении права на зачет, возникшего из обязательства иного, чем первоначальный договор и связанные с ним сделки, установлены ограничения. На такие права нельзя ссылаться в отношении цессионария, если они возникли после уведомления об уступке. Выбор такого подхода обосновывается тем, что "права осмотрительного цессионария, который уведомляет должника, не должны ставиться в зависимость от прав на зачет, вытекающих в какой-то момент из отдельных деловых отношений между цедентом и должником или других событий, о которых цессионарий, как разумно ожидать, не мог быть осведомлен" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/470. С. 63.

Пункт 3 ст. 18 Конвенции исключает возможность для должника ссылаться в отношении цессионария на нарушение цедентом договорного ограничения на уступку в качестве основания для возражения или зачета.

Соглашения об отказе от средств правовой защиты. Широкие возможности для использования должниками средств правовой защиты, основанных на отношениях с цедентом, против цессионария создают значительные риски для цессионариев в договорах финансирования. В связи с этим при уступке дебиторской задолженности цеденты, как правило, гарантируют цессионарию отсутствие у должника возражений против переданного требования. Аналогичные гарантии даются и в отношении отсутствия у должника права на зачет. Наличие таких гарантий позволяет продать дебиторскую задолженность по более высокой цене либо получить более дешевый кредит, обеспечением которого является эта задолженность.

Если такие гарантии не даются и существует риск того, что должник будет освобожден от исполнения обязательства вследствие наличия у него права на зачет либо вследствие имеющихся у него возражений, на практике используется ряд правовых механизмов, позволяющих обеспечить интересы цессионария. Например, если договор финансирования под уступку денежного требования предусматривает право финансового агента (фактора) "отбирать" дебиторскую задолженность, фактор может отказаться от принятия спорных прав требования либо принять их только при условии, что при неполучении платежа от должника финансовый агент может вернуть дебиторскую задолженность цеденту и истребовать у него платеж.

Во избежание таких нежелательных последствий цеденты заключают соглашения с должниками об отказе от возражений и прав на зачет, на которые должники могли бы ссылаться в отношении будущего цессионария (оговорки об отказе от средств правовой защиты). Такие оговорки чаще всего согласуются при заключении первоначального договора либо после его заключения. Но в целом ряде случаев, связанных с уступкой будущей дебиторской задолженности, оговорки об отказе от средств защиты делаются до заключения первоначального договора. Так, одним из важнейших элементов при уступке будущей дебиторской задолженности по кредитным карточкам является то, что такие отказы делаются до заключения первоначального договора, на котором основано уступаемое требование <*>.

--------------------------------

<*> См.: Доклад рабочей группы по международной договорной практике о работе ее 25-й сессии. A/CN.9/432 (п. 223). С. 42.

Соглашение об отказе от средств правовой защиты может охватывать либо все возможные возражения, либо только конкретно указанные.

Наличие таких соглашений существенно влияет на снижение стоимости кредита, предоставляемого цессионарием цеденту. В связи с подобным экономическим эффектом цеденты имеют возможность предлагать должникам выгодные им условия, что стимулирует последних к отказу от прав на зачет и прав на возражения в отношении цессионариев. Подобные соглашения в целом признаются действительными, если они совершены в коммерческих целях, однако целый ряд правовых систем ограничивает или запрещает их, когда речь идет о потребительских сделках.

Соглашения об исключении возражений иногда заключаются должником с цессионарием после уведомления должника об уступке. При этом должник, отказывающийся от возражений, получает определенные преимущества, например, отсрочку платежа или снижение процентных ставок. Некоторые правовые системы признают такие оговорки, если они предусматривают средства защиты, о возможности использования которых должник знал или должен был знать на момент согласования оговорки <*>.

--------------------------------

<*> См.: Возможная будущая работа. Правовые аспекты финансирования под дебиторскую задолженность: Доклад Генерального секретаря. A/CN.9/397 (п. 35). С. 15.

Существует и иной подход, в соответствии с которым как отказ от всех или некоторых средств правовой защиты, которые должник мог бы применить в отношении цессионария, рассматривается согласие должника на уступку, если должник при этом явно и несомненно имел в виду отказаться от средств правовой защиты <*>.

--------------------------------

<*> См.: Там же.

С учетом существующей международной практики в Конвенцию об уступке дебиторской задолженности включены положения, касающиеся договоренностей относительно возражений и прав на зачет. Пункт 1 ст. 19 Конвенции предусматривает, что должник может в подписанной письменной форме договориться с цедентом не ссылаться в отношении цессионария на возражения и права на зачет, на которые он мог бы сослаться согласно ст. 18. Договоренность лишает должника права ссылаться в отношении цессионария на такие возражения и права на зачет.

В этом положении не определяется момент, в который может быть согласован отказ, что позволяет охватить все возможные варианты (до заключения первоначального договора, в момент его заключения или позднее). Кроме того, не требуется, чтобы на момент соглашения возражения были известны должнику или чтобы все они прямо перечислялись в договоренности. Подобное требование "внесло бы элемент неопределенности, поскольку цессионарию придется в каждом конкретном случае устанавливать, о чем должник знал или должен был знать" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/470 (п. 149). С. 65.

Первоначально рассматривалась возможность включения в Конвенцию положения, предусматривающего, что прямое и письменное указание о согласии должника на уступку после получения уведомления считается отказом от возражений <*>. Однако впоследствии было принято решение не рассматривать вопрос о том, можно ли на основании факта заключения соглашения относительно возражений делать вывод о согласии или подтверждении согласия должника на уступку, оставив его для решения на основе иных норм права.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/432. С. 41.

Было признано нецелесообразным устанавливать правила в отношении возможных соглашений между должниками и цессионариями по вопросам о возражениях, поскольку эти отношения выходят за пределы сферы применения Конвенции.

Специальное указание на форму, в которой должно быть выражено соглашение об отказе, имеет целью защиту интересов должника. Отказ должника от средств правовой защиты, на взгляд разработчиков Конвенции, не может быть выражен в устной форме или представлять собой одностороннее действие. Соглашение должно быть оформлено письменно и обязательно подписано должником. Цель включения такого положения - обеспечить осведомленность обеих сторон, и в первую очередь должника, который отказывается от своих прав, об отказе и его последствиях. Кроме того, наличие письменного документа облегчает подтверждение факта наличия соглашения.

Договоренность не ссылаться на возражения и право на зачет, как и любая иная договоренность, может быть впоследствии изменена. Такие изменения согласно п. 3 ст. 19 Конвенции также должны производиться путем соглашения в письменной форме, подписанного должником. В силу этого предписания не может иметь места односторонний отзыв должником своего отказа от средств защиты. Для того чтобы соглашение цедента с должником об изменении существующей договоренности не затрагивало цессионария, последствия такого соглашения определяются аналогично установленным для иных случаев изменения первоначального договора после уступки (о чем будет сказано ниже).

Для защиты должника от неправомерного давления со стороны кредиторов, стремящихся понудить его к отказу от возражений, было признано целесообразным установить ряд ограничений, касающихся не только формы соглашений, но и определенных должников и определенных возражений, в числе ограничений в ходе обсуждения указать на недопустимость отказа от таких возражений, как возражения:

вытекающие из отдельных деловых отношений между должником и цессионарием;

вытекающие из мошеннических действий со стороны цессионария;

вытекающие из мошеннических действий со стороны цедента <*>;

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/432. С. 41, 43.

основанные на неспособности должника выполнить обязательство;

в отношении того, что должник не подписал первоначальный договор (или другое обязательство, дающее основание для возникновения уступленной дебиторской задолженности), что подпись должника была подделана, что первоначальный договор (или другое соглашение, дающее основание для возникновения уступленной дебиторской задолженности) был существенно изменен после того, как должник его подписал, что агент, подписавший первоначальный договор (или другое соглашение, дающее основание для возникновения уступленной дебиторской задолженности) от имени должника, не имел полномочий на подписание или превысил свои полномочия либо лицо, подписавшее его, действовало в ином качестве, а не как представитель должника <*> и т.д.

--------------------------------

<*> См.: Финансирование под дебиторскую задолженность: Пересмотренные статьи проекта Конвенции об уступке при финансировании под дебиторскую задолженность. A/CN.9/WG.II/WP.93. С. 24.

При обсуждении вопроса об установлении перечня возражений, отказ от которых не допускается, отмечалось, что данные положения должны разрабатываться с учетом ст. 30 (п. 1 пп. с) Конвенции ООН о международных переводных векселях и международных простых векселях, поскольку "одна из возможных целей проекта Конвенции может состоять в том, чтобы дебиторская задолженность рассматривалась в значительной степени как оборотный документ". В связи с этим высказывалось предложение о том, чтобы предоставить цессионарию такую же степень защиты, какая предоставляется защищенному держателю на основании Конвенции о переводных и простых векселях <*>.

--------------------------------

<*> См.: Документ A/CN.9/432. С. 43; A/CN.9/434. С. 43.

В результате обсуждения было принято решение сохранить в проекте лишь ограниченный перечень возражений, от которых должник не может отказаться. Это возражения, вытекающие из мошеннических действий со стороны цессионария, и возражения, основанные на недееспособности должника (п. 2 ст. 19 Конвенции).

В силу такого положения должник не может отказаться в отношении цессионария от возражений, связанных с недобросовестными действиями (мошенничеством) последнего. При обсуждении отмечалось, что такой отказ противоречил бы основополагающим стандартам добросовестности. Это ограничение применяется и к возражениям, касающимся обманных действий, произведенных цессионарием в сговоре с цедентом.

Однако распространение такого ограничения на отказы в отношении возражений, связанных с обманными действиями цедента, было признано несправедливым: "...если бы должник не мог отказываться от таких возражений, то цессионарию пришлось бы проводить расследование, чтобы убедиться в том, что цедентом не было совершено обмана в контексте первоначального договора" <*>.

--------------------------------

<*> Документ A/CN.9/432. С. 65.

Ограничения отказов от возражений по кругу лиц касаются должников-потребителей (должников по сделкам, совершаемым в личных, семейных или домашних целях). Закрепленные в Конвенции положения об отказах от средств правовой защиты не отменяют законодательства о защите прав потребителей страны должника.

В российской цивилистике институт отказа от возражений не рассматривался. Возможность его использования вряд ли найдет понимание у правоприменительных органов ввиду достаточно жесткого подхода к практике договорного ограничения предусмотренных законом прав.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 14.2. Право должника на возражения против требований нового кредитора:

  1. § 2. Множественность лиц в обязательстве. Перемена лиц в обязательстве
  2. 8.4. Защита интересов ответчика. Возражение против иска и встречный иск
  3. 7.9. Обязательства в гражданском праве: понятие и виды, сроки действия
  4. Т.Л. Липовецкая НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ РЕГУЛИРОВАНИЯ ГРАЖДАНСКИМ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВОМ ДОГОВОРА ФИНАНСИРОВАНИЯ ПОД УСТУПКУ ДЕНЕЖНОГО ТРЕБОВАНИЯ
  5. § 1. Понятие обязательства. Перемена лиц в обязательстве
  6. §2 Субъекты исполнения
  7. 1. Понятие и стороны, основания возникновения обязательств. Перемена лиц в обязательстве.
  8. 13.1. Значение уведомления для должника
  9. 14.2. Право должника на возражения против требований нового кредитора
  10. 14.4. Освобождение должника от ответственности в результате платежа
  11. E. Ю. Трегубенко ПРОСТОЙ ВЕКСЕЛЬ КАК ОРДЕРНАЯ ЦЕННАЯ БУМАГА
  12. Средства правовой защиты должника в отношении цессионария
  13. Возражения должника против требования нового кредитора по российскому праву
  14. Право должника запрашивать дополнительную информацию
  15. 3.7. Обязательственное право и его система
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -