<<
>>

11.3. Уступка прав по обязательствам, которые возникнут в будущем

Включение в оборот прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, является реальностью хозяйственной практики. В процессе осуществления коммерческой деятельности, в особенности связанной с различными видами и формами финансирования, в сфере международной торговли широко используются сделки, в рамках которых финансовым агентам дебиторская задолженность передается "оптом", т.е.

не по отдельному требованию, а по группе требований, нередко без их индивидуализации.

К примеру, в рамках сделок по проектному финансированию финансирующей стороне могут быть уступлены все права на дебиторскую задолженность, которая возникнет из договоров на поставку товаров предприятием, строительство которого финансируется, в течение определенного периода. По договорам факторинга задолженность за товары, работы или услуги также уступается, как правило, на основе общего соглашения, нередко даже не определяющего конкретные договоры, из которых возникла или возникнет денежная задолженность. Сделки секьюритизации чаще всего охватывают передачу большого количества незначительных по объему денежных требований (например, задолженности потребителей по кредитным карточкам), в том числе и будущих.

Использование так называемых оптовых уступок очень тесно связано с возможностью передачи будущих денежных требований.

При этом в категорию будущей дебиторской задолженности включаются и определенные денежные требования, которые неизбежно возникнут в будущем, и требования, которые могут возникнуть благодаря определенному событию в будущем, которое может иметь место, а может и не иметь (условная дебиторская задолженность), и требования предположительного, гипотетического характера. Последние имеют место, к примеру, в случае уступки дебиторской задолженности, которая может возникнуть, если коммерсант получит возможность открыть свое дело и привлечь клиентов. Речь в подобных случаях идет о задолженности, реальная возможность возникновения которой весьма туманна, поскольку на момент уступки цедент еще не осуществляет деятельности, в связи с которой может возникнуть дебиторская задолженность.

Условная и гипотетическая задолженности в международной торговой практике часто передаются в оптовом порядке. С учетом фактора неопределенности (неизвестно, возникнут ли такие требования вообще) сумма предоставляемого кредита, как правило, существенно ниже номинальной стоимости уступаемых требований.

В ряде правовых систем сделки по уступке будущей задолженности признаются недействительными ввиду того, что их предметом является несуществующее право. Однако в таких правовых системах "суды предпринимают усилия по устранению препятствий для финансирования дебиторской задолженности путем признания действительности оптовых уступок будущей задолженности при условии, что эта будущая задолженность на момент ее возникновения "определяется" или "может быть определена" с учетом ее основных характеристик (например, суммы и статуса должника)" <*>.

--------------------------------

<*> Правовые аспекты финансирования под дебиторскую задолженность: Доклад Генерального секретаря // Комиссия ООН по праву международной торговли. 27-я сессия. Нью-Йорк, 31 мая - 17 июня 1994 г. A/CN.9/397 (п. 24). С. 11.

В некоторых случаях признается действительность оптовых уступок, если будущая дебиторская задолженность возникает в течение определенного времени после заключения договора об уступке либо если уступка дебиторской задолженности зарегистрирована в соответствующем реестре.

Другой возможный подход, широко применяемый в национальных правовых системах, заключается в признании в целом действительности уступок будущей задолженности. Отмечается, что подобный подход способствует финансированию дебиторской задолженности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Там же (п. п. 24 - 25). С. 11 - 12.

При обсуждении вопроса о возможности использования будущей дебиторской задолженности в рамках Комиссии ООН по праву международной торговли высказывалось замечание, что будущая дебиторская задолженность является "несуществующими" активами. Однако было отмечено, что "эта особенность не снижает ее значения в качестве источника недорогостоящего кредита" <*>.

--------------------------------

<*> Доклад рабочей группы по международной договорной практике о работе ее 26-й сессии. A/CN.9/434. С. 24.

Еще один подход основывается на признании уступки будущих требований действительной в отношениях между цедентом и цессионарием. Сделка цессии рассматривается как порождающая правовые последствия лишь для сторон в обязательстве, на основании которого передается или подлежит передаче право. У цессионария возникает обязательственное право в отношении цедента, но перемещения имущества в форме права требования от цедента к цессионарию (абсолютно правовые последствия уступки) не происходит.

Такой подход, в частности, используется в ст. 5 Оттавской конвенции 1988 года о международном факторинге, где предусмотрено, что в отношениях сторон по контракту по факторинговым операциям условие этого контракта, предусматривающее передачу существующих или будущих обязательственных требований, действительно даже в отсутствие их индивидуального обозначения, если во время заключения контракта или во время подготовки его они определимы.

Следовательно, Оттавская конвенция предусматривает такую конструкцию отношений, при которой оптовые ("в отсутствие индивидуального обозначения") уступки настоящих и будущих требований рассматриваются как действительные лишь в отношениях между цедентом и цессионарием - сторонами соглашения, на основании которого производится уступка. Вопрос о действительности уступки для третьих сторон Оттавская конвенция передает на усмотрение применимого национального законодательства.

Получение уведомления об уступке будущей дебиторской задолженности не обязывает должника произвести исполнение цессионарию. Исходя из положений пп. "с" п. 1 ст. 8 Оттавской конвенции, должник обязан уплатить цессионарию, если письменное уведомление касается обязательственных требований, которые вытекают из контракта на продажу товара, заключенного до момента или в момент, когда уведомление дано.

Основным недостатком данного положения является то, что одна и та же оптовая уступка может порождать правовые последствия в отношениях между сторонами, участвующими в уступке, и не влиять на отношения с должником и третьими лицами (кредиторами цедента). В результате должник может заявить, что такая уступка не порождает для него никаких последствий, уплатить цеденту и тем самым освободиться от долгового обязательства. Аналогичным образом могут действовать и кредиторы цедента (например, при обращении взыскания на его имущество). Кредиторы цедента могут удержать средства, причитающиеся по дебиторской задолженности, на том основании, что уступка по отношению к ним недействительна. Для цессионария в этом случае имущество в виде дебиторской задолженности утрачивается.

В ходе подготовки Конвенции об уступке дебиторской задолженности в международной торговле при обсуждении концептуального решения, наиболее приемлемого для обеспечения потребностей международной торговли, широкую поддержку получило мнение, что Конвенция должна применяться к оптовым уступкам и в одинаковой мере к существующей и будущей дебиторской задолженности.

Определенные опасения были высказаны в отношении возможности охвата в Конвенции условной и гипотетической дебиторской задолженности. Национальное законодательство ряда стран отрицает действительность таких уступок по соображениям публичного порядка, в частности, потому, что такая уступка может необоснованно ограничивать экономическую независимость цедента, или потому, что она является несправедливой по отношению к кредиторам при несостоятельности цедента. В качестве примера подобной уступки, противоречащей публичному порядку, приводился случай уступки коммерческим предприятием всех своих будущих и гипотетических требований на весь срок своей коммерческой деятельности <*>.

--------------------------------

<*> См.: Доклад рабочей группы по международной договорной практике о работе ее 25-й сессии. A/CN.9/432 (п. 103). С. 20.

В результате дискуссии было признано необходимым исходить из действительности <*> будущих и оптовых уступок в целом. Установление специальных исключений для условной и предположительной задолженности было признано нецелесообразным в первую очередь из-за трудности вычленения и четкого определения сделок, подлежащих исключению. Учитывая достаточно широкую практику финансирования под "проблематичные" требования, включение положений об исключении четко не определенных отдельных видов задолженности весьма затруднило бы применение Конвенции. Защита прав должника должна обеспечиваться посредством установления специальных правил.

--------------------------------

<*> В комментариях отмечается, что в данном случае термин "действительная" ("имеющая силу") призван отразить вещно-правовые последствия уступки. Точное значение такой действительности, т.е. вопрос о том, может ли цессионарий сохранить какой-либо излишек, условия, на которых цессионарий может добиваться реализации дебиторской задолженности по отношению к должнику, или должен иметь право регресса в отношении цедента, зависит от того, идет ли речь о прямой уступке или об уступке в качестве обеспечения, причем этот вопрос оставлен для решения на основе норм права, применимых вне Конвенции. В любом случае цессионарий может заявлять требование и сохранить произведенный ему платеж. Если должник производит платеж какому-либо другому лицу, то дебиторская задолженность погашается, а вопрос о характере in rem или ad personam права цессионария и о приоритетности этого права в отношении поступлений должен решаться на основе норм права места нахождения цедента.

Таким образом, в отличие от Оттавской конвенции, Конвенция ООН об уступке дебиторской задолженности рассматривает оптовые уступки, уступки будущей задолженности как имеющие силу (действительные) не только в отношении цедента и цессионария, но и в отношении должника. В соответствии с п. 1 ст. 8 Конвенции "уступка не является не имеющей силы в отношениях между цедентом и цессионарием, или в отношении должника, или в отношении конкурирующего заявителя требования, и праву цессионария не может быть отказано в приоритете на том основании, что она является уступкой... будущей дебиторской задолженности...".

В ходе разработки общих принципов европейского договорного права было также признано необходимым урегулировать отношения по уступке права на исполнение ("требования") как по существующему, так и по будущему договору. Предполагается предусмотреть, что будущее требование, возникающее по существующему или будущему договору, может быть уступлено, если в то время, когда этот договор вступит в силу, или в другое согласованное сторонами время оно может быть определено сторонами как требование, к которому относится уступка <*>.

--------------------------------

<*> Принципы Европейского договорного права. Глава 11. Уступка права требования. Раздел 1. Основные принципы // Текст официального сайта Commission on European Contract Law / Principles of Contract Law, last updated 22 May 2002.

Возможность уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, в современной российской цивилистике является предметом дискуссии.

Основываясь на положении п. 1 ст. 382 ГК РФ, который в качестве предмета уступки указывает на право (требование), принадлежащее кредитору на основании обязательства, а также на нормах ст. 384 ГК РФ, М.И. Брагинский делает вывод о невозможности передать другому право, которое возникнет в будущем, поскольку объем передаваемых прав, как следует из указанной статьи, определяется на момент передачи <*>. В качестве препятствия для уступки будущего права М.И. Брагинский указывает на его неопределенность на момент совершения соглашения об уступке: "Если право не является ни определенным, ни определимым, очевидно, есть основания считать договор, на основе которого должна происходить цессия, лишенным условия о предмете, признаваемом для всех договоров существенным" <**>.

--------------------------------

<*> См.: Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общая часть. С. 470.

<**> Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Кн. 1. С. 378.

Отрицательно отвечает на вопрос о допустимости цессии требования, которое на момент совершения договора (об уступке требования - Л.Н.) не возникло, но неизбежно должно возникнуть в будущем, В.А. Белов. Он исходит из того, что при отсутствии требования отсутствует и обязательственное правоотношение, а значит, отсутствуют и должник, и кредитор, т.е. двое из трех участников операции уступки. Отсутствие же кредитора (потенциального цедента) делает невозможным заключение договора цессии, ибо "нет правоотношения, в котором могла бы произойти замена кредитора, и нет кредитора, который мог бы быть заменен" <*>.

--------------------------------

<*> Белов В.А. Содержание и действие договора уступки требования.

По мнению Е.А. Крашенинникова, опирающегося на работы германских авторов, уступка будущего требования, т.е. требования, не существующего на момент уступки, допустима. Но такая уступка проявляет свое действие в момент возникновения требования у цедента <*>.

--------------------------------

<*> См.: Крашенинников Е.А. Допустимость уступки требования // Хозяйство и право. 2000. N 8.

Действующее гражданское законодательство России не исключает возможности включения в оборот прав из обязательств, которые возникнут в будущем. Так, п. 6 ст. 340 ГК РФ допускает возможность заключения договора о залоге имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем (п. 6 ст. 340 ГК РФ).

Некоторые исследователи усматривают определенные противоречия между положением о том, что залогодатель должен являться обладателем закладываемого права, и приведенным выше положением <*>. На наш взгляд, эти противоречия снимаются при четком разграничении самого права залога и договора о залоге. Предметом договора о залоге может быть право из обязательства, которое возникнет в будущем. Если такое право не возникнет, то не возникнет и залога этого права. Если же право возникает, оно становится предметом залога.

--------------------------------

<*> См.: Гражданское право: Учеб. / Под ред. Е.А. Суханова.

Сходную ситуацию мы встречаем при залоге товаров в обороте: приобретенные залогодателем товары, указанные в договоре о залоге, становятся предметом залога с момента возникновения у залогодателя на них права собственности или хозяйственного управления (п. 2 ст. 357 ГК РФ). На момент заключения договора о залоге право собственности или хозяйственного управления на вещи - будущий предмет залога - у залогодателя отсутствует, но при его возникновении эти вещи в силу договора становятся предметом залога.

При рассмотрении отношений, возникающих по поводу передачи прав требования из обязательства, также необходимо разграничивать саму уступку как действие, приводящее к перемене лица в обязательстве, передаче права новому кредитору, и соглашение об уступке.

Договор (соглашение) об уступке в своем классическом варианте, как правило, является одновременно и действием по передаче права требования, т.е. порождает абсолютно правовые последствия для его сторон в момент его заключения. Вместе с тем не исключается возможность заключения договора, в рамках которого сам момент уступки (понимаемый как момент передачи или перехода права) может быть отнесен во времени на будущее по сравнению с моментом совершения соглашения о передаче права.

При таком варианте предметом договора об уступке может быть и требование из обязательства, которое не существует на момент заключения этого договора, но возникнет в будущем. Когда такое право требования возникнет, оно перейдет к цессионарию. Таким образом, предметом собственно уступки будет уже возникшее право, и никаких противоречий с традиционным пониманием сделок цессии не возникает.

Соглашения о передаче прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, не противоречат закону. Отсутствие в гражданском законодательстве общего дозволения для совершения таких сделок не может, по нашему мнению, рассматриваться как препятствие для их совершения. Возможность использования прав по обязательствам, которые возникнут в будущем, в качестве потенциального предмета залога лишь подтверждает принципиальную возможность совершения сделок, предметом которых являются будущие активы.

<< | >>
Источник: Л.А. НОВОСЕЛОВА. СДЕЛКИ УСТУПКИ ПРАВА (ТРЕБОВАНИЯ) В КОММЕРЧЕСКОЙ ПРАКТИКЕ. ФАКТОРИНГ. М.: Статут, - 494 c.. 2003

Еще по теме 11.3. Уступка прав по обязательствам, которые возникнут в будущем:

  1. 11.5. Оформление уступки прав по обязательствам, которые возникнут в будущем
  2. Оптовые уступки, уступки будущей дебиторской задолженности и частичные уступки
  3. 11.2. Уступка прав, исполнение которых поставлено в зависимость от срока
  4. § 1. Общее понятие о договорах и обязательствах. - Сущность прав по обязательствам и отличие от вещных прав. - Значение обязательств в составе имущества. - Разделение учения об обязательствах на общую и особенную часть
  5. Лекция 15. Обязательства по использованию прав на объекты интеллектуальной собственности 15.1. Общая характеристика обязательств по использованию прав на объекты интеллектуальной собственности. 15.2. Авторские договоры. 15.3. Договоры о передаче смежных прав. 15.4. Патентно-лицензионные договоры. 15.5. Патентно-лицензионные договоры, предметом которых являются права на товарный знак. 15.6. Договор коммерческой концессии /франчайзинга/. 15.7. Договоры на выполнение научно-иссл
  6. § 17. Изменение в существующих обязательствах. - Общие причины изменения прав и обязанностей по договору. - Отступление от права и уступка.
  7. Возможность уступки будущих требований в российском праве
  8. 11.1. Существующее и будущее право для целей уступки права требования
  9. 1.4. Права, которые могут быть предметом уступки
  10. Глава 11. СДЕЛКИ ПО УСТУПКЕ БУДУЩЕГО ПРАВА ТРЕБОВАНИЯ
  11. БУДУЩЕЕ, КОТОРОЕ УЖЕ СЛУЧИЛОСЬ
  12. 2.3. Влияние характера обязательства на сделки уступки права требования
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -