<<
>>

Возраст вступления в первый брак Устойчивость российской возрастной

модели брачности

Можно было ожидать, что огромные перемены, переживаемые российской семьей в ХХ веке, приведут и к изменению традиционной возрастной модели брачности (см. главу 4), к отходу от нее и сближению с европейской моделью, в частности к повышению среднего возраста вступления в первый брак и более широкому распространению окончательного безбрачия.

Действительно, в России в 1930-1950-х годах наблюдалось повышение возраста вступления в брак, а поколения женщин 1910-1930 годов рождения характеризовались повышенной, по сравнению с предшествующими поколениями, долей никогда не состоявших в браке к концу жизни (табл. 7.6). Однако отступление от традиционной возрастной модели брачности и сближение российских характеристик брачности с наблюдаемыми в западных странах оказалось временным и, видимо, было обусловлено не столько эволюционными процессами, сопровождавшими общую модернизацию российского общества, сколько конкретной социально-демографической конъюнктурой, характерной для России первой половины ХХ века. Судить об этом позволяет анализ таблиц брачности.

Таблицы брачности — наиболее совершенный инструмент анализа возрастных закономерностей вступления в брак. К сожалению, такие 107 таблицы в нашей стране строились и публиковались редко2 и относились к населению территорий, не сопоставимых между собой в долговременной ретроспективе. В аналитических целях Россия в границах современной Российской Федерации, как правило, отдельно не выделялась, что объясняется повышенным интересом в советское время к СССР как единому государству, нехваткой требуемой информации, ограниченным объемом выборочных совокупностей при обследованиях и подчиненным характером изучения брачности в первую очередь как фактора рождаемости, в связи с чем критерий для группировки территорий в ряде случаев задавался уровнем рождаемости, а не административным делением СССР. Строго говоря, для нынешней территории Российской Федерации мы до сегодняшнего дня располагаем всего одной опубликованной полной таблицей брачности для условного поколения за 1989-1993 годы, построенной Л. Дарским и И. Ильиной на основе данных микропереписи населения 1994 года (Дарский, Ильина 2000: 50-55) и краткими таблицами за 1988-1989 и 1993-1994 годы, построенными А. Синельниковым (Борисов, Синельников 1995: 28-35). Все остальные известные нам таблицы брачности относятся к Европейской части Российской империи (включая Прибалтику), к СССР в целом, к РСФСР, Украине и Белоруссии вместе взятым, или к еще более сложным территориальным группировкам, как при построении известных таблиц брачности за 1949-1959 годы, когда Российская Федерация оказалась разорванной на две части: РСФСР без автономных республик была объединена в одну группу с Белоруссией,

Молдавией, Литвой и Грузией, а Татарстан, Башкирия, Чечено-Ингушетия рассматривались вместе со Среднеазиатскими республиками, Азербайджаном и Арменией (Дарский 1972: 62).

Основные показатели из опубликованных ранее таблиц вступления в первый брак для условных поколений женщин, позволяющих проследить изменение модели брачности в России за 100 лет, приведены в таблицах 7.6-7.8.

Вывод, который следует из анализа приведенных данных (см. также рис. 7.6), — удивителен: за 100-150 лет никаких видимых изменений в возрастной модели вступления в первый брак для женщин не произошло. В начале 1990-х годов, как и сто лет назад, более 30% девушек вступало в брак в возрасте до 20 лет, более 80% к 25 годам хотя бы один раз выходили замуж.

Половина всех девушек вступала в первый брак к возрасту 21

год, а наиболее часто встречающийся возраст замужества в соответствии с таблицей брачности за 1989-1993 годы составлял 19 лет, т.е. соответствовал наиболее распространенному возрасту невесты на территориях преимущественного проживания православного населения во второй половине XIX века (по таблице брачности для населения Европейской России за 1897 год, включавшей, как уже говорилось, территории с западноевропейским типом брачности, модальный возраст первого брака был равен 20 годам). График на рисунке 7.6 демонстрирует, насколько мало изменилась возрастная функция вступления в первый брак для 108 женщины в течение XX века. Таким образом, в России социальная норма

выходить замуж в 18-22 лет устояла на протяжении жизни нескольких поколений, несмотря на гигантские политические и социально-экономические изменения, произошедшие за это время в российском обществе.

Таблица 7.6. Некоторые показатели таблиц вступления в первый брак для условных поколений женщин, различные годы

Накопленная доля (%) вступивших в первый брак к возрасту

сильные возмущения, а «нормальная» возрастная модель брачности деформировалась.

Для того чтобы понять, как социальные катаклизмы сказались на среднем возрасте вступления в брак и распространенности окончательного безбрачия, таблиц брачности для условных поколений, о которых шла речь до сих пор, недостаточно. Требуется анализ возрастных характеристик вступления в брак на основе таблиц брачности для реальных поколений, прошедших через все периоды истории ХХ века. Для всего населения СССР такой анализ, позволивший изучить влияние на возрастную модель брачности Второй мировой войны, был выполнен И. Ильиной. Опираясь на материалы выборочного обследования доходов и жилищных условий рабочих и служащих в СССР, проведенного ЦСУ СССР в 1967 году, она построила таблицы вступления в первый брак для женщин 1913-1947 годов рождения (Ильина 1976а: 121-141; Ильина 1977: 58-61)3.

Главные выводы из исследования И. Ильиной были следующими: а) женские поколения, которые входили в 20-летний возраст в годы Отечественной войны, демонстрировали откладывание браков и соответствующее увеличение среднего возраста вступления в первый брак.

В частности, медианный возраст, т.е. возраст, к которому вступает в брак половина женщин какого-либо поколения, увеличился более чем на год (с 22 лет в когорте 1913-1917 годов до 23,1 года в когорте 1923-1927 годов рождения); б) на возрастных кривых вероятностей вступления в первый брак для поколений 1913-1922 годов рождения отчетливо прослеживаются две волны повышенной брачности, провал между которыми приходится на те возраста, в которых эти когорты переживали войну; в) вероятность вступления в первый брак в период войны понизилась во всех возрастах, но степень деформации кривых возрастных вероятностей вступления в брак и величина повышения среднего возраста невесты у реальных поколений зависели от того, в каком возрасте в период войны находились женщины того или иного поколения.

Влияние войны на брачность и брачную структуру ослабевало постепенно, по мере сглаживания и исчезновения половых диспропорций. Период нормализации брачности длился до конца 1970-х годов

Рисунок 7.7. Изменение соотношения полов в некоторых возрастах,

Россия, 1895-2000

3.0 Число мужчин на 1 женщину в возрасте 22 года

(Воспроизводство 1983: 205; Дарский, Ильина 1990: 14-15; Синельников 1989: 21-28), о чем, в частности, свидетельствовали таблицы брачности для реальных поколений женщин в СССР, построенные на основе выборочного обследования ЦСУ СССР 1978 года (Воспроизводство 1983: 205-207). Как будет показано ниже, все выводы, сделанные из анализа тенденций брачности для всего населения СССР, оказываются справедливыми и для реальных поколений российских женщин.

Вплоть до недавнего времени мы не располагали данными о динамике брачности по реальным поколениям применительно к женщинам, собственно Российской Федерации. Имеются свидетельства, что таблицы брачности для РСФСР все же строились на основе выборочных обследований, например уже упоминавшегося обследования 1967 года (Ильина 1976а: 130-132) или 5%-го обследования (микропереписи) населения СССР 1985 года (Дарский, Ильина 2000: 24). Выдержки из таблиц, построенных по материалам микропереписи 1985 года, касающиеся доли женщин и мужчин 1915-1964 годов рождения, вступивших в первый брак к некоторым возрастам, приводились в печати (табл. 7.9).

Таблица 7.9. Доля мужчин и женщин 1915-1964 годов рождения, вступивших в первый брак к возрасту 20, 23, 25 и 30 лет, Россия, %

Годы рождения Доля вступивших в 1-й брак к возрасту:

Мужчины Женщины 20 лет 23 года 25 лет 30 лет 20 лет 23 года 25 лет 30 лет 1915-1919 7,7 22,1 31,0 68,4 28,6 56,4 64,0 77,5 1920-1924 4,0 18,0 41,1 82,3 15,2 35,4 53,1 73,1 1925-1929 5,9 24,2 48,6 85,5 12,9 43,0 60,0 81,7 1930-1934 7,1 26,0 53,5 86,4 16,2 47,9 66,2 85,5 1935-1939 6,5 33,1 59,4 85,9 21,0 56,8 72,8 88,5 1940-1944 7,7 28,9 54,0 84,3 26,9 61,6 76,0 89,7 1945-1949 6,3 39,7 64,2 85,2 27,8 64,6 77,9 89,5 1950-1954 7,1 47,1 67,7 86,7 30,0 67,2 79,1 90,0 1955-1959 6,8 48,9 69,2 31,9 68,3 79,6 1960-1964 7,5 33,1 Источник. 4

9

9

й

ки

рс

<3

Д . 34.

Однако сами таблицы никогда не публиковались. Восполнить этот пробел удалось только после проведения микропереписи населения 1994 года, переписной лист которой содержал все необходимые вопросы (год вступления в первый брак, развернутая формулировка вопроса о брачном состоянии).

Выполнив специальную разработку индивидуальных данных микропереписи4, С. Щербов и Х. Ван Виайнен проследили брачную и репродуктивную судьбу поколений российских женщин 1910-1934 годов рождения (Scherbov, van Vianen 1999: 129-143). В настоящем исследовании индивидуальные данные микропереписи 1994 года были использованы для построения полных (по однолетним возрастным группам) таблиц вступления в первый брак для всех однолетних когорт женщин 1900-1974 годов рождения (см. табл. 7.10-7.125). В этих таблицах использованы данные о фактическом, а не зарегистрированном в органах ЗАГС брачном состоянии и, соответственно фактическом,

112 а не официально зарегистрированном начале брачных отношений6. В этом смысле они не вполне сопоставимы с таблицами брачности для поколений женщин и мужчин СССР 1942-1952 годов рождения, построенными А. Волковым (1986: 116-128, 261-263), и таблицами Е. Ивановой для российских женщин 1951-1977 годов рождения (Население России 1997: 61-63)7, ибо и те и другие опираются на данные текущего учета зарегистрированных браков.

При истолковании полученных результатов нужно иметь в виду особенности метода изучения брачности, опирающегося на одно выборочное обследование, даже такое масштабное, как микроперепись всего населения России. Оно дает ретроспективные сведения о вступлении в брак лишь тех лиц, которые дожили до момента обследования и имели шанс попасть в выборочную совокупность опрошенных. Чем старше поколения, тем большая часть женщин с их индивидуальной брачной судьбой не попадает под наблюдение, а поколения, родившиеся в первых десятилетиях ХХ века, прошли через периоды повышенного риска преждевременной смерти. Кроме того, чем старше поколение, тем менее надежны данные из-за неточности ответов о слишком удаленном, полузабытом прошлом.

Комбинированные таблицы брачности для реальных поколений, учитывающие вероятность дожития до того или иного возраста, при исключительно «переписном» характере исходных данных получены быть не могут. Также не ясен вопрос, в какой мере могут сказаться на показателях брачности особенности построения конкретной выборки для микропереписи населения 1994 года. Известно, что микроперепись имела некоторые систематические смещения выборки относительно генеральной совокупности — всего населения России8.

Таблица 7.10. Доля женщин, вступивших в первый брак к возрасту 20, 25, 30 и 35 лет, в поколениях 1900-1974 годов рождения, Россия, %

Год Доля вступивших в первый брак к возрасту рождения 20 лет 25 лет 30 лет 35 лет 1900-1904 33,7 71,5 84,0 89,1 1905-1909 33,4 72,2 84,9 89,6 1910-1914 30,4 70,7 83,4 87,8 1915-1919 30,1 65,8 79,5 86,3 1920-1924 16,0 54,3 78,0 85,2 1925-1929 14,5 61,0 82,2 88,4 1930-1934 17,8 66,8 85,6 90,9 1935-1939 22,3 72,7 88,2 92,7 1940-1944 28,1 75,1 89,2 93,2 1945-1949 27,6 77,1 89,4 92,9 1950-1954 31,6 78,9 89,7 93,3 1955-1959 34,0 79,5 90,2 93,7 1960-1964 34,9 79,9 90,9 93,3* 1965-1969 36,5 80,9 88,9* 1970-1974 40,8 73,5* *

Предварительные оценки, основанные на экстраполяции трендов изменения возрастных вероятностей вступления в брак.

Источник: неопубликованные полные таблицы брачности, рассчитанные С. Захаровым на основе специальной разработки индивидуальных данных микропереписи 1994 года. Таблица 7.11. Возрастное распределение вступивших когда-либо в первый брак женщин по таблицам брачности для реальных поколений, Россия, женщины 1900-1964 годов рождения, %

Год Доля вступивших в первый брак в возрасте рождения До 20 20-24 25-29 30-34 35-39 40 и старше 1900-1904 36,0 40,5 13,4 5,4 2,4 2,3 1905-1909 35,8 41,5 13,6 5,0 2,0 2,1 1910-1914 32,9 43,7 13,7 4,8 2,5 2,4 1915-1919 33,0 39,0 14,9 7,4 2,6 3,1 1920-1924 17,6 42,0 26,0 7,9 2,9 3,6 1925-1929 15,5 49,8 22,6 6,6 2,5 3,0 1930-1934 18,7 51,6 19,7 5,5 2,2 2,3 1935-1939 23,2 52,5 16,1 4,7 1,7 1,8 1940-1944 29,3 48,9 14,7 4,1 1,5 1,5 1945-1949 29,0 51,9 12,8 3,8 1,5 1,0 1950-1954 33,2 49,7 11,4 3,7 1,5 0,5 1955-1959* 35,8 47,9 11,3 3,7 0,8 0,5 1960-1964* 37,0 47,5 11,7 2,4 0,8 0,6 *

Предварительные оценки, основанные на экстраполяции трендов изменения возрастных вероятностей вступления в брак.

Источник: неопубликованные полные таблицы брачности, рассчитанные С. Захаровым на основе специальной разработки индивидуальных данных микропереписи 1994 года.

Таблица 7.12. Характеристики среднего возраста вступления в первый брак по таблицам брачности для реальных поколений, Россия, женщины 1900-1974 годов рождения Год рождения Годы Средний возраст Средний возраст Медианный Модальный достижения для вступивших для вступивших возраст возраст 20-летнего в брак до 50 лет в брак до 30 лет возраста 1900-1904 1920-1924 22,6 21,2 21,6 20 1905-1909 1925-1929 22,4 21,3 21,4 20 1910-1914 1930-1934 22,7 21,5 22,0 20 1915-1919 1935-1939 23,1 21,5 21,9 20 1920-1924 1940-1944 24,7 23,1 24,5 23 1925-1929 1945-1949 24,3 22,9 23,6 21 1930-1934 1950-1954 23,8 22,6 23,1 21 1935-1939 1955-1959 23,2 22,1 22,3 20 1940-1944 1960-1964 22,7 21,7 21,9 20 1945-1949 1965-1969 22,5 21,7 21,8 20 1950-1954 1970-1974 22,1 21,4 21,4 20 1955-1959 1975-1979 21,9 21,3 21,2 19 1960-1964 1980-1984 21,8* 21,2 21,1 19 1965-1969 1985-1989 21,0 21,0 19 1970-1974 1990-1994 20,9 19 *

Предварительные оценки, основанные на экстраполяции трендов изменения возрастных вероятностей вступления в брак.

Источник: неопубликованные полные таблицы брачности, рассчитанные С. Захаровым на основе специальной разработки индивидуальных данных микропереписи 1994 года.

Анализ показателей таблиц брачности для реальных поколений, охватывающих историю брачности за весь период советской истории, подтверждает главный вывод, сделанный при рассмотрении показателей для условных поколений: Россия в ХХ веке сохранила традиции ранней и всеобщей брачности. Доля окончательного безбрачия находилась в пределах 4-9%’. Концентрация браков в возрастах до 25 лет у женщин оставалась очень высокой (70-80% всех женщин вступали в первый брак к этому

возрасту), причем наибольшей интенсивностью вступления в брак отличались 18-22-летние женщины. К 35 годам доля женщин, когда-либо состоявших в браке, достигала 90% и выше.

С другой стороны, на характеристиках брачности поколений российских женщин, родившихся в первой трети ХХ века, в той или иной степени отразилось воздействие всех исторических катаклизмов минувшего столетия.

В меньшей степени испытала деструктивное воздействие исторических событий брачность женщин, родившихся в самом начале ХХ века. Первая половина 1920-х годов, когда эти поколения проходили через возраст максимальной брачности, была периодом нормализации жизни крестьянского большинства населения страны. Трудности и лишения, испытанные позднее, в период коллективизации, голода и форсированной индустриализации, оставили гораздо более глубокие следы на возрастных кривых брачности. На кривых вероятностей вступления в брак для поколений 1900-1904 и 1905-1909 годов рождения видны три асинхронные волны, указывающие на то, в каком возрасте эти поколения встретили Гражданскую войну, «великий перелом» и последовавший за ним голод, а затем и Вторую мировую войну — во всех трех случаях происходило более резкое понижение вероятности вступления в брак у этих поколений, нарушавшее плавность кривой (рис. 7.8).

Если считать, что таблица брачности для условного поколения за 1897 год характеризует «нормальную» (не затронутую социальными потрясениями) брачность поколений, родившихся во второй половине XIX века, то можно приблизительно оценить влияние трудностей периода «построения социализма» и войны: для женских поколений 1900-1909 годов рождения оно выразилось в увеличении среднего возраста вступления в первый брак максимум на один год и в росте окончательного безбрачия на 3-4 процентных пункта.

Похожие, но более резкие колебания возрастных вероятностей вступления в брак наблюдаются для поколений 1910-1914 и 1915-1919 годов рождения (рис. 7.9). Первые были затронуты как голодом и коллективизацией, так и Второй мировой войной, которую они встретили в возрастах около 30 лет. Вторые были меньше задеты событиями конца 20-х — начала 30-х годов, когда они еще не достигли возраста интенсивной брачности, но зато позднее, во время войны, они принадлежали к возрастам (от 25 до 30 лет), мужская часть которых была в наибольшей степени задействована в армии, и количество их потенциальных брачных партнеров резко уменьшилось. Все эти особенности биографии поколений, родившихся во втором десятилетии века, отражены в провалах кривых интенсивности вступления в брак. После военное компенсационное увеличение вероятностей вступления в брак в более позднем возрасте привело к появлению ярко выраженной «двугорбости» возрастной кривой брачности (один «горб» описывает ситуацию до войны, а второй — после войны). В результате нарушений ритма процесса вступления в брак средний возраст невесты для этой группы поколений еще увеличился примерно на 0,5 года, а доля окончательного безбрачия — на 2 процентных пункта.

Особенно сильно пострадали от невзгод войны поколения женщин 1920-1929 годов рождения, молодость которых пришлась на годы Второй мировой войны и послевоенное десятилетие, когда сильнее всего ощущалась диспропорция полов (см. рис. 7.10). Эти поколения продемонстрировали пониженную брачность в молодом возрасте и, соответственно, резкое увеличение среднего возраста вступления в брак. Откладывание браков привело к тому, что лишь к возрасту 24-25 лет половина женщин этих поколений смогла выйти замуж (у предшествующих поколений медианный возраст вступления в первый брак был на три года ниже — 21,5-22 года). Возраст, когда наибольшее число представительниц поколений 1920-1924 годов рождения вступило в брак, составил 23 года против 20 лет у их предшественниц. Доля окончательного безбрачия для этих поколений достигает, по-видимому, исторического максимума для России — 9-10% (переписи населения 1979 и 1989 годов дают более низкую оценку для этих поколений — 6,5-7%). Впрочем, даже максимальный российский уровень безбрачия, достигнутый данными поколениями, не может считаться высоким в сравнении с другими странами. К примеру, для Франции 8-10% никогда не бывших замужем женщин к 50 годам — это нормальный уровень безбрачия для поколений, родившихся в первой четверти ХХ века (Анри 1975: 82-83).

А. Авдеев так комментирует этот факт: «Столь невысокий уровень окончательного безбрачия при значительной диспропорции полов можно объяснить только так называемой последовательной полигамией, когда один и тот же мужчина поочередно вступает в брак

Рисунок 7.9. Возрастные вероятности вступить в первый брак для женщин 1910-1914 и 1915-1919 годов рождения, Россия (трехлетняя скользящая средняя)

0.25 Вероятность

— 1910-1914 п 9П — 1915-1919

Возраст

Рисунок 7.10. Возрастные вероятности вступить в первый брак для женщин 1920-1924 и 1925-1929 годов рождения, Россия (трехлетняя скользящая средняя)

0.25 Вероятность

— 1920-1924

Возраст

с несколькими женщинами. В этом случае окончательное безбрачие уменьшается, но доля замужних женщин остается невысокой. В самом деле, в поколениях, которым в 1959 году было больше 30 лет, доля замужних женщин практически не изменялась от переписи к переписи» (Авдеев 1998: 9). Повышенная повторная брачность мужчин — вдовцов и разведенных, видимо, играла определенную роль в снижении окончательного безбрачия женщин10.

Однако, как показала Л. Чуйко, более важным фактором было изменение возрастной комбинации женихов и невест: мужчины, убитые на войне, были в среднем замещены более молодыми мужчинами. Выход замуж за женихов моложе себя смог существенно смягчить послевоенную диспропорцию полов и понизить уровень окончательного безбрачия среди женщин, испытывавших дефицит потенциальных женихов предпочитаемого возраста (тех, кто старше невесты на несколько лет или ровесников) (Чуйко 1975: 66-68). Этот механизм смягчения остроты ситуации на брачном рынке носит достаточно универсальный характер, он, например, был четко выявлен Л. Анри при исследовании нарушений брачности, вызванных Первой мировой войной во Франции, и в более общем случае: «... поколения, которым нарушение нормальной половой пропорции угрожает сильным увеличением окончательного безбрачия, избегают его в большей части, так как, с одной стороны, нарушение равновесия вызывает сверхбрачность малочисленных поколений, а с другой стороны, партнеры, которым нет пары, берут их из более молодых поколений; этим заимствованием нарушение равновесия постепенно распространяется, но в то же время оно теряет свою интенсивность и понемногу ослабляется» (Анри 1975: 127). Нормализация возрастов вступления в брак происходит не сразу, а постепенно от поколения к поколению, что и показал российский опыт.

Все поколения, начиная с родившихся во второй половине 1920-х годов, демонстрируют постепенный возврат к прежней, традиционной для России модели ранней и всеобщей брачности (рис. 7.10-7.13). Омоложение брачности женщин выразилось не только в снижении всех характеристик среднего возраста вступления в первый брак (средней арифметической для вступивших в брак до 50 лет и до 30 лет, медианного и модального возраста вступления в брак), но и в уменьшении дисперсии распределения возрастов при вступлении в брак. Вероятность вступить в брак в возрасте, более близком к норме, повышается, и первые браки в возрасте старше 25 лет для девушек становятся все более редким событием. Доля окончательно безбрачия, уменьшаясь, достигает минимума в 4% у поколений, родившихся во второй половине 1940-х годов и, соответственно, активно вступавших в брак в 1960-х. У последующих поколений идет медленное повышение показателя окончательного безбрачия (до 4-5% в самых молодых когортах), что можно трактовать как небольшое увеличение числа женщин, добровольно отказывающихся от брака, в особенности, если им не удается по тем или иным причинам выйти замуж в молодом возрасте (долю таких женщин можно оценить не более чем в 2-3% от общей численности поколений, родившихся в 1960-е годы). 117

Рисунок 7.11. Возрастные вероятности вступить в первый брак для женщин 1930-1934 и 1935-1939 годов рождения, Россия (трехлетняя скользящая средняя)

0.25 Вероятность

— 1930-1934 п оп 1935-1939

Возраст

На рисунках 7.14-7.16 представлена подробная динамика основных характеристик вступления в первый брак российских женщин 1900-1964 годов рождения: распределения женщин по возрасту вступления в брак, доли женщин, вступивших в брак к 20, 25, 30 и 35 годам, и среднего возраста вступления в брак.

Анализ влияния социальных катаклизмов первой половины ХХ века на возрастную модель российской брачности показывает, что, внеся значительные возмущения при реализации этой модели у ряда поколений, они практически не изменили саму модель. Соблюдение традиционной нормы всеобщности пребывания в браке для многих поколений в России было достигнуто посредством вынужденных сдвигов календаря вступления в первый брак в период социальных невзгод (откладывание брака на несколько лет с последующей реализацией намерений в более позднем возрасте). Следствием таких сдвигов и стало временное повышение среднего возраста вступления в брак в женских поколениях 1905-1925 годов рождения.

Чем старше становились представительницы поколений, ритм вступления в брак которых был нарушен в молодом возрасте войнами или другими историческими событиями, тем менее выраженным, по сравнению с другими поколениями, становился их уровень безбра- іі8 чия. Так, в наиболее пострадавшем от войны поколении женщин Рисунок 7. 14. Распределение российских женщин,

когда-либо вступивших в брак, по возрасту вступления в первый брак, по поколениям

100 %

1900 1905 1910 1915 1920 1925 1930 1935 1940 1945 1950 1955 1960 1965 Год рождения поколения

Рисунок 7.15. Доля российских женщин, вступивших в первый брак к возрасту 20, 25, 30 и 35 лет, по поколениям

10000 Число женщин, вступивших в брак, на 10 000 6000 К 30 годам ^ 4000 К 25 годам 2000 К 20 годам 0

1900 1905 1910 1915 1920 1925 1930 1935 1940 1945 1950 1955 1960 1965 Год рождения поколения

Рисунок 7.16. Средний возраст российской женщины при вступлении в первый брак, по поколениям

25 Лет

20

1900 1905 1910 1915 1920 1925 1930 1935 1940 1945 1950 1955 1960 1965 Год рождения поколения 1

— для вступивших в брак до 50 лет. 2

— для вступивших в брак до 30 лет. 119

1920-1924 годов рождения доля когда-либо состоявших в браке к возрасту 25 лет отличалась от «нормального» уровня на 18 процентных пунктов, к возрасту 30 лет различия сокращаются до 7 пунктов, к 35 годам — до 5 пунктов и к 50 годам — до 3 пунктов. Пониженная брачность в молодом возрасте оказывается скомпенсированной повышенной брачностью в более позднем возрасте едва ли не полностью.

Максимальное повышение среднего возраста при вступлении в первый брак для российских женщин составило около 2,5 лет (24,9 года для когорты 1923 года рождения против 22,4 года для женщин, родившихся в 1905-1909 годах). Быстрое повышение доли незамужних в молодом возрасте и сокращение числа потенциальных лет брачной жизни, несомненно, придало дополнительный импульс ускорению снижения рождаемости. Именно на поколения с нарушенными темпами вступления в брак приходятся наиболее высокие темпы снижения рождаемости в России.

Нормализация брачности после возмущений, вызванных войной, привела к постепенному возврату к ее традиционной возрастной модели. Уже поколения женщин, родившиеся в 1930-1950-х годах, демонстрировали последовательное снижение возраста вступления в брак, а поколения, родившиеся в конце 1950-х — первой половине 1960-х годов, следовали возрастной модели брачности, мало отличавшейся от той, которая была распространена в России на рубеже XIX-XX веков.

<< | >>
Источник: Вишневский А.Г.. Демографическая модернизация России М.: Новое издательство,. — 608 с. — (Новая история).. 2006
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме Возраст вступления в первый брак Устойчивость российской возрастной:

  1. 6. Рекомендация о согласии на вступление в брак, минимальном брачном возрасте и регистрации браков
  2. 5. Конвенция о согласии на вступление в брак, минимальном брачном возрасте и регистрации браков
  3. IV. Отказ от вступления в брак
  4. 3. А. Условия для вступления в брак
  5. Вопрос 54. Условия заключения брака. Препятствия к вступлению в брак
  6. § 4. Законные условия для вступления в брак.
  7. § 5. Другое условие для вступления в брак - свобода от брачных уз. - Траурный срок.
  8. 21.5.1 Эволюционные и конъюнктурные факторы изменений российской возрастной пирамиды
  9. Как расторгнуть брак российскому гражданину, проживающему за границей?
  10. 22.4 Изменения возрастной пирамиды «Возрастная пирамида» все меньше напоминает геометрическую пирамиду
  11. § 6. Четвертое условие - возраст. - Последствия нарушения правила о возрасте.
  12. B Возраст. - Способы измерения. - Venia aetatis. - Грани возраста в нашем законодательстве. - Положение инородцев.
  13. §1. Порядок выборов и вступление в должность Президента Российской Федерации
  14. 14. ПОРЯДОК ОПУБЛИКОВАНИЯ И ВСТУПЛЕНИЯ В СИЛУ НОРМАТИВНО-ПРАВОВЫХ АКТОВ В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
  15. 1.1. Вступление Российской Федерации в Совет Европы и обязательство применять Конвенцию в рамках национальной правовой системы
  16. [ЗАМЕЧАНИЯ НА ПЕРВЫЙ ТОМ „ИСТОРИИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРИИ ПРИ ПЕТРЕ ВЕЛИКОМ“ ВОЛЬТЕРА]