<<
>>

Внешние причины смерти Россия на мировом фоне

Под «смертностью от внешних причин», «смертностью от повреждений» или «травматической смертностью» — все эти выражения могут рассматриваться как синонимы — понимается смертность от причин, вызванных не болезнями, а различными внешними воздействиями — умышленными (убийства и самоубийства) или неумышленными (всякого рода несчастные случаи).

Уже в первой международной классификации болезней и причин смерти, появившейся в конце XIX века, эти причины были объединены в отдельную группу/класс. В классификации, которая применялась с 1965 года в государственной статистике СССР (и была основана на современных ей международных классификациях), этот класс причин смерти назывался «Несчастные случаи, отравления и травмы». В действующей ныне международной классификации Х пересмотра — это XIX класс по причине смерти (травмы, отравления и некоторые другие последствия воздействия внешних причин) и/или XX класс по характеру внешней причины (внешние причины заболеваемости и смерти).

Вероятность для новорожденного умереть на протяжении жизни от одной из причин, относящихся к этому классу, намного меньше, чем вероятность умереть от болезней системы кровообращения, к которым оправданно приковано внимание современного здравоохранения (это видно, в частности, из сравнения таблиц 17.8 и 17.11). Но травматической смертности всегда значительно сильнее, чем смертности от болезней, подвержены дети, молодежь и взрослые люди в более молодых возрастах. Даже в странах ЕС, США и Японии в 1990 году средний возраст смерти от внешних причин у мужчин был на 24,5 года ниже, чем от болезней системы кровообращения (52,5 года против 77,0), в России же эта разница составляла в 1990 году 28,1 года (43,4 года против 71,5). Поэтому, даже будучи обычно третьей по значению причиной, определяющей уровень общей смертности, внешние причины занимают первое место среди причин преждевременной смертности. Соответственно и избыточная, по сравнению с западными стандартами, смертность от внешних причин мужчин и даже женщин во многих возрастах в России выше, чем от сердечно-сосудистых болезней. У мужчин даже абсолют- 338 ные потери, вызванные избыточной смертностью от внешних причин,

в некоторые годы выше, чем избыточные потери от сердечно-сосудистых заболеваний (ср. табл. 17.9 и 17.12). Так, в 1995 году избыточные смерти от насильственных причин составляли 45,7% всех избыточных смертей мужчин в возрасте до 70 лет (а болезни системы кровообращения — 40,0%). В смертности женщин избыточные смерти от болезни системы кровообращения и насильственных причин составляли соответственно 59,6% и 25,4% всех избыточных смертей. Россия Запад Россия Запад Россия Запад Россия Запад 1965 117 69 42,0 49,4 34 41 49,1 64,0 1970 149 75 42,4 48,7 41 45 49,9 63,6 1975 159 68 42,6 49,2 46 43 51,0 64,9 1980 175 67 42,7 49,7 52 41 50,8 65,2 1985 146 62 43,5 51,7 48 37 51,9 66,3 1990 146 61 43,4 52,5 47 36 52,9 67,1 1995 229 60 42,2 54,0 72 35 49,3 67,7 2000

*1999 213

год. 59* 42,2 55,7* 65 34,0* 48,7 68,5* Таблица 17.11. Вероятности умереть и средний возраст смерти от внешних причин в России и странах Запада, 1965-2000

Мужчины

Женщины

Вероятность умереть Средний возраст Вероятность умереть Средний возраст

на 1000

смерти

на 1000

смерти

Таблица 17.12. Число избыточных по сравнению со странами Запада смертей от внешних причин в возрасте до 70 лет, Россия, 1965-1995

Число избыточных смертей Доля смертей

в возрасте до 70 лет на 100 000 умерших от внешних причин от внешних причин от всех причин во всех избыточных смертях до 70 лет, % Мужчины Женщины Мужчины Женщины Мужчины Женщины 1965 5346 603 6959 732 76,8 82,4 1970 8027 956 11 194 1977 71,7 48,4 1975 9594 1630 16 007 5547 59,9 29,4 1980 11 368 2333 22 207 9001 51,2 25,9 1985 9094 2086 23 061 10337 39,4 20,2 1990 9081 1873 23 270 9762 39,0 19,2 1995 17 924 4555 39 206 17 950 45,7 25,4

Место России на мировой шкале травматической смертности — из ряда вон выходящее.

Как правило, такая смертность наиболее высока в странах с низким уровнем экономического развития или там, где часты войны и гражданское насилие. Из крупных регионов и стран мира в этом отношении выделяется Африка южнее Сахары: здесь показатель насильственной смертности в два с лишним раза выше, чем, скажем, в Индии, — в первую очередь, из-за чрезвычайно высокого уровня военного и другого насилия. Ценность человеческой жизни здесь крайне мала. Наиболее низок уровень смертности от повреждений в промышленно развитых странах Европы, в Северной Америке, Японии, Австралии, Новой Зеландии.

Россия, будучи промышленной страной с далеко не самым низким в мире уровнем экономического развития (по размеру валового внутреннего продукта на душу населения в группе развитых стран она находится среди замыкающих), по общему уровню травматической смертности в расчете на 100 тыс. жителей уступает только Африке южнее Сахары, а по уровню смертности от умышленных повреждений Рисунок 17.13. Смертность от внешних причин, Россия и крупные регионы мира, 1990

Индия Китай

Ближний Восток -

Северная Латинская Африка Америка Остальная

Источники: Rockett 1998; расчеты Д. Богоявленского.

96

45

еще и Ближнему Востоку — Северной Африке, т.е. регионам, где ведутся боевые действия как между государствами, так и внутри них (см. рис. 17.13, на котором приведены данные за сравнительно благополучный в этом отношении для России 1990 год).

Разумеется, смертность от внешних причин представляет собой проблему и для промышленно развитых, урбанизированных стран — они долго не могли с нею справиться. И сейчас они существенно различаются между собой по уровню смертности от внешних причин: во Франции она выше, чем в США, в США — заметно выше, чем в Англии. Но у мужчин России ее уровень выше, чем где бы то ни было, — по крайней мере с середины 1950-х, т.е. с того времени, как в СССР появились систематические сведения о смертности от этого класса причин, — и разрыв все время нарастает. У российских женщин положение немного лучше, но отрыв от Запада также очень велик (рис. 17.16).

Западным странам удалось переломить неблагоприятные тенденции еще в 1960-1970-х годах, когда некоторый рост (или стагнация) насильственной смертности сменились ее устойчивым снижением.

В России же наблюдался только рост и без того высокой смертности этого вида, прервавшийся лишь однажды — во время антиалкогольной кампании середины 1980-х. (Правда, как можно видеть на рис. 17.16, были еще два небольшие кратковременные снижения смертности вследствие двух «антиалкогольных миникампаний» 1972 и 1981 годов, когда предпринимались слабые попытки ограничить потребление алкоголя в стране или просто повышали цены на алкоголь.) 17.3.3.1

Долговременная динамика смертности от внешних причин

Таким образом, не только уровень, но и долговременная динамика смертности от внешних причин отличает Россию от большинства западных стран. Когда речь идет обо всех остальных причинах смерти, можно сказать, что Россия отстает от этих стран, но все же движется в одном с ними направлении. Сдвиги в структуре российской смертности по причинам смерти в целом соответствуют логике модернизации. Но динамика смертности от внешних причин не вписывается в эту логику. Рисунок 17.14. Смертность от всех и от внешних причин.

Российская империя — РСФСР — Российская Федерация, 1870-2000, логарифмическая шкала

10000 На 100 000

Ю| | | | | | | | | | | | | |

1870 1880 1890 1900 1910 1920 1930 1940 1950 1960 1970 1980 1990 2000

Источники: Новосельский 1916б; Милле и д-р. 1996; Андреев, Дарский, Харькова 1998; расчеты Д. Богоявленского.

Возможности судить об изменениях этого вида смертности за весь период модернизации — с конца XIX века — ограничены, но все же сведения за многие годы имеются.

До революции в Российской империи не существовало систематической статистики причин смерти. Но благодаря интересу к смертям от внешних причин со стороны правоохранных органов, сведения о них фиксировались и изучались. Центральный статистический комитет (ЦСК) Министерства внутренних дел России с 1870 по 1893 год публиковал сведения о смертях (по видам смерти, полу умерших, в разрезе губерний/областей), «которые воспоследовали внезапно или от злой воли человека, т.е. насильственные, или от разных независящих от покойного причин. Такие смерти вообще констатируются полицейско- медицинскими исследованиями, и следовательно, не подлежат сомнению» (Статистические сведения 1882: XCVII). Хотя данные ЦСК заканчиваются 1893 годом2, в медицинских статистических сборниках («Отчетах о состоянии народного здравия») публиковались сведения о произведенных судебно-медицинских расследованиях, которым, по закону, подлежал каждый случай насильственной или скоропостижной смерти. Используя эти данные, можно составить непрерывный ряд показателей насильственной смертности в 50 губерниях Европейской России за 1870-1914 годы.

После революций и Гражданской войны, в первой половине 1920-х годов, во всех городских поселениях вводится регистрация смерти с обязательным удостоверением врачом и, как полагали работники ЦСУ в то время, «насильственные смерти, а также самоубийства на все 100% проходят через судебно-следственные инстанции» (Естественное движение 1928: XXXII). Тогда же статистические органы начали разработку и публикацию сведений об умерших по причинам смерти (по полу и возрасту). К сожалению, такие публикации завершаются в 1926 году. Впоследствии в открытой печати подобные сведения не публиковались до 1960-х, а официальные данные о смертности от внешних причин были впервые опубликованы в 1988 году (Население 341

СССР 1988: 361-409). Но результаты исследований на эту тему, основанные на локальных материалах, появлялись с конца 1950-х. Удалось также найти архивные материалы органов госстатистики о причинах смерти городского населения начиная с 1933 года. С конца 1930-х постепенно вводится обязательная медицинская регистрация смерти и в некоторых сельских поселениях (например, в селах — районных центрах: мы смогли разыскать сводки этой выборочной разработки начиная с 1948 года). И, наконец, с 1956 года статистическая разработка причин смерти производится в отношении всех умерших — и в городских поселениях, и в сельской местности.

Объединение всех этих материалов позволило сделать оценку смертности от внешних причин в России начиная с 1870 года (см. рис. 17.15 и 17.16).

Коэффициент смертности от внешних причин в России непрерывно рос — и тогда, когда общий коэффициент смертности на протяжении ста лет постепенно, хотя и с перерывами, снижался, и тогда, когда он стал увеличиваться. Этот рост внес очень большой вклад в общее повышение смертности в России в последней трети ХХ века.

Одновременно быстро росла и доля этого вида смертности в общей смертности. Если в начале ХХ века в России на 100 млн. населения от внешних причин ежегодно умирало около 40 тыс. человек (или 40 на 100 тыс. населения), и это составляло чуть больше 1% всех умерших, то в конце века в России, при населении менее 150 млн., ежегодно от внешних причин умирало около 300 тыс. человек (или свыше 200 на 100 тыс. населения), и это составляло почти 15% всех умерших, а в некоторые годы и более.

В европейских же странах, где модернизация смертности в ХХ веке также сопровождалась глубокой перестройкой всей структуры причин смерти, доля смертей от внешних причин принципиально не менялась, составляя в мирное время 6-8%.

В последней трети ХХ столетия показатели смертности от внешних причин в России, по сравнению со смертностью от других классов причин смерти, изменялись особенно немонотонно, знали резкие снижения и подъемы. На кривой ее динамики после 1965 года можно выделить

Рисунок 17.15. Доля смертей от внешних причин в общем числе смертей, Российская империя — РСФСР — Российская Федерация, 1870-2000

18 %

3

Источники: Новосельский 19166; Милле и д-р. 1996; Андреев, Дарский, Харькова 1998; расчеты Д. Богоявленского.

Рисунок 17.16. Стандартизованный коэффициент смертности

от внешних причин в России и странах ЕС, США и Японии, 1955-2000, на 1000

Мужчины

5 На 1000

1950 1955 1960 1965 1970 1975 1980 1985 1990 1995 2000

Женщины

несколько разных участков: рост до конца 1970-х годов, относительная стабилизация вплоть до 1985 года, резкое снижение в середине 1980-х, увеличение, начавшееся в 1988 году и усилившееся в 1992-1993 годах, новое снижение и признаки нового роста в самом конце века (рис. 17.16). Эти скачки ответственны за основную часть кратковременных колебаний общей смертности в России в этот период. Но если отвлечься от колебаний, то вырисовывается генеральная тенденция — постоянное ухудшение ситуации. Вероятность умереть от внешних причин у российских мужчин в 1980 году была на 50% выше, чем в 1965-м, а в 2000-м — на 22% выше, чем в 1980-м. Общий рост за 30 лет — 82%.

У женщин соответствующие показатели — 53%, 25% и 91%. Ни одна страна не знает ничего подобного, в большинстве цивилизованных стран смертность от внешних причин снижается.

<< | >>
Источник: Вишневский А.Г.. Демографическая модернизация России М.: Новое издательство,. — 608 с. — (Новая история).. 2006

Еще по теме Внешние причины смерти Россия на мировом фоне:

  1. Смертность от отдельных крупных классов причин смерти Крупные классы причин смерти — общий обзор
  2. Динамика смертности от отдельных внешних причин Структура смертности от внешних причин
  3. 17.2.2 Средний возраст смерти от крупных классов причин
  4. 17.1 Современная российская модель смертности по причинам смерти
  5. 17.2.3 Вклад крупных классов причин смерти в изменение продолжительности жизни, 1956-2000
  6. Глава 17 Причины смерти
  7. Глава 1. Россия в современной мировой системе и региональных подсистемах международных отношений
  8. 17.3.3.4.1 Смертность от внешних причин и возраст
  9. § 11. ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ЗА ПОВРЕЖДЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И СМЕРТЬ ГРАЖДАНИНА, ЗА КОТОРОГО ПРИЧИНИВШИЙ ВРЕД НЕ ОБЯЗАН УПЛАЧИВАТЬ СТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫ
  10. § 10. УСЛОВИЯ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ЗА ПОВРЕЖДЕНИЕ ЗДОРОВЬЯ И СМЕРТЬ ГРАЖДАНИНА, ЗА КОТОРОГО ПРИЧИНИВШИЙ ВРЕД ОБЯЗАН УПЛАЧИВАТЬ СТРАХОВЫЕ ВЗНОСЫ
  11. ОПРЕДЕЛЕНИЕ КОЭФФИЦИЕНТА ТЕПЛОПРОВОДНОСТИ КРОВОПОДТЕКОВ ТРУПА ЧЕЛОВЕКА ПРИ РАЗЛИЧНЫХ ПРИЧИНАХ СМЕРТИ В.А. Акбашев, А.В. Малинин Казань-Ижевск
  12. Внешние и внутренние причины поведения
  13. Глава 38. Глобализация мирового страхового рынка: причины, формы и тенденции