<<
>>

Третий этап: снова «меньше государства»

Подобно тому, как поворот к тоталитарному вторжению в семейную сферу ознаменовался запретом аборта в 1936 году, так новый поворот — в противоположном направлении — был отмечен вначале указом Президиума Верховного совета СССР от 5 августа 1954 года, снимавшим уголовную ответственность с женщины, сделавшей подпольный аборт, а затем, в 1955 году, и полной легализацией аборта по желанию женщины.

Следующий шаг был сделан только через 10 лет (впрочем, и указ 1944 года последовал лишь через 9 лет после постановления 1936 года).

В 1965 году было принято Постановление об изменении порядка расторжения брака, которое значительно упростило процедуру развода: были отменены предварительные публикации в газетах о предстоящих разводах, бракоразводные процессы были переданы судам низшей инстанции.

Через несколько лет, 30 сентября 1968 года, были приняты Основы законодательства СССР и союзных республик о браке и семье, а в 1969 году — новый Кодекс о браке и семье РСФСР, разрешивший супругам, не имеющим общих детей до 18 лет, разводиться по обоюдному согласию прямо в ЗАГСе, не обращаясь в суд. Таким образом, законодательство о разводе стало еще более либеральным.

Семейное законодательство не изменялось до 1990-х годов, которые, как и можно было ожидать, принесли новое расширение «области свободы» в бракоразводных отношениях. В Семейном кодексе РФ, вступившем в силу 1 марта 1996 года, была снижена нижняя граница вступления в брак. Если в предыдущих кодексах минимальный возраст вступления в брак составлял 18 лет при вероятности его снижения до 16 лет в особых случаях, то в новом кодексе нижний предел вообще не устанавливался. Срок ожидания между подачей заявления в ЗАГС и его регистрацией сократился до месяца (ранее он составлял три месяца).

В очередной раз упростилась процедура развода: сроки ожидания развода сократились до одного месяца, при этом, при взаимном согласии супругов на развод, брак расторгается судом без выяснения мотивов развода.

Если ранее решение суда о расторжении брака приобретало силу после получения одним из супругов свидетельства о разводе в ЗАГСе, то, по новому Кодексу, решение суда вступало в силу независимо от обращения супругов в ЗАГС. Пошлина, взимаемая при разводе, 93

соответствовала размеру двух или трех минимальных зарплат и не создавала принципиальных осложнений для реализации решения супружеских пар о разводе.

Итак, в целом к концу ХХ века российское брачно-семейное законодательство стало довольно либеральным. В какой мере этот либеральный законодательный сдвиг соответствовал реальным сдвигам в жизни российской семьи?

С середины 1930-х до середины 1950-х годов реальные проблемы брачно-семейных отношений в России замалчивались, социологические и демографические исследования семьи не проводились. Немногочисленные публикации на семейные темы, как правило, были посвящены исследованию наследия классиков марксизма или рассказывали о заботе партии, правительства и «лично товарища Сталина» о семье, детях и женщинах.

Последовавшему после смерти Сталина периоду «оттепели» сопутствовала и некоторая либерализация взглядов на брак и семью, повлиявшая на формирование жизненных ориентаций у новых поколений.

В 1960-е годы возобновились социологические и демографические исследования проблем брака и семьи. Хотя тогда эти исследования в основном были ориентированы на поиски путей «дальнейшего укрепления социалистической семьи», а добрачные или внебрачные половые отношения, разводы и следующие за ними повторные браки рассматривались как несовместимые с такой идеальной семьей прискорбные аномалии, начали появляться данные о том, что реальная жизнь движется вовсе не в направлении официально декларируемого социалистического аскетизма.

Так, проведенное в конце 1960-х годов опросное сопоставление двух ценностных ориентаций у молодежи — «встретить любимого человека» и «создать семью» — показало, что они часто рассматриваются респондентами как не тождественные. 72,9% опрошенных молодых людей поставили на первое место «встретить любимого» и только 38,9% — «создать семью».

Это означало, что юноши и девушки уже не видели в каждом партнере будущего супруга. Любовные отношения могли привести к заключению брака, но они были ценны сами по себе (Лисовский 1969: 34, 39). О том же говорил и социологический опрос студенческой молодежи Ленинграда в 1978 году, показавший, что понятия «любовь» и «брак» в сознании респондентов были отделены друг от друга. Этот вывод был подтвержден и результатами нового опроса в начале 1980-х годов (Голод 1984: 22).

Все более массовым становилось неофициальное добрачное сожительство супружеской пары. По данным социологического исследования, проведенного в начале 1960-х годов, 65% опрошенных мужчин и 28% женщин состояли в фактическом браке до его официальной регистрации (Харчев 1965: 167).

В 1964-1965 годах среди студентов десяти ленинградских вузов был проведен опрос о возможности добрачных половых отношений. «Выяснилось следующее: 45% оправдывали такие контакты, 33% предпочли нейтральное суждение и 22% осудили безоговорочно. Через семь лет был осуществлен повторный опрос того же количества студентов, обучавшихся в тех же вузах. Ответы распределялись так: оправдывали 47%, нейтрально отнеслись 39% и осуждали 14%. Появилось основание констатировать устойчивость соотношения удельных весов 94 оценок» (Голод 1996: 45).

Свободный выбор индивидуального жизненного пути, не связанный с жесткой сеткой законодательно закрепленных, нормативных вариантов, становился все более распространенным. К концу ХХ века динамика показателей брачности и разводимости весьма вяло реагировала на изменения законодательства, а это означало, что законодательные нормы и массовая практика были слабо связаны между собой.

Еще недавно официальная регистрация брака имела очень важное практическое значение — и не только для выстраивания внутрисемейных отношений между супругами или между родителями и детьми. Государство, вторгаясь в сферу организации личной жизни граждан, нередко ограничивало при этом их права на удовлетворение обычных жизненных потребностей. В ответ на это население выработало стереотипы поведения, позволяющие использовать регламентирующую деятельность государства в своих интересах. Фиктивный брак — один из наиболее ярких примеров приспособления населения к жестким нормам законодательства (а часто и общественного мнения). Регистрацию брака в разные периоды использовали для достижения целей, далеких от создания семьи — будь то получение квартиры, прописка, поездка в долгосрочную командировку за рубеж, возможность продолжить образование и т.п.

С ослаблением государственного надзора за личной жизнью и патерналистских функций государства исчезает и целый комплекс факторов, подталкивающих к регистрации брака или его официальному расторжению. Россия вступила в XXI век с законодательством, которое признает только тот брак, который зарегистрирован в ЗАГСе, лица, состоящие в фактических брачных отношениях, независимо от их продолжительности и устойчивости супругами по этому законодательству не являются. В то же время существует много признаков того, что ни законодательные изменения в процедуре бракоразводной регистрации, ни сам факт пребывания или не пребывания в зарегистрированном браке уже не имеют прежнего значения для выбора современным россиянином своего жизненного пути. В России, как и в большинстве современных промышленных и городских стран, регистрация брака постепенно утрачивает функцию его необходимого общественного признания, и все большее распространение получают незарегистрированные брачные союзы. Но к началу XXI века такие союзы оставались в России, в основном, вне законодательного поля, законодательство же, судя по всему, не было готово предложить адекватный ответ на этот новый вызов времени.

<< | >>
Источник: Вишневский А.Г.. Демографическая модернизация России М.: Новое издательство,. — 608 с. — (Новая история).. 2006

Еще по теме Третий этап: снова «меньше государства»:

  1. Первый этап: «меньше государства»
  2. ЭТАП ТРЕТИЙ: РЕСУРСЫ ДЛЯ ПОБЕДЫ В КОНКУРЕНТНОЙ БОРЬБЕ
  3. Третий этап: анализ внутренних возможностей
  4. Третий этап: анализ идей и априорных посылок
  5. Неизбежное падение доходности при переходе рынка на третий этап.
  6. Второй этап: «больше государства»
  7. Б. V-1. Государство - самостоятельный класс, третий полюс классовой борьбы
  8. Раздел третий РАЗВИТИЕ ЮРИДИЧЕСКОЙ НАУКИ И ИСТОЧНИКОВ ПРАВА В КЛАССИЧЕСКОМ РИМСКОМ РАБОВЛАДЕЛЬЧЕСКОМ ГОСУДАРСТВЕ
  9. § 4. Современный этап развития криминалистики (этап формирования общей теории науки)
  10. ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ Общественно-экономические отношения, государственное устройство и источники права в бюрократическом и абсолютистском римском государстве (третий период)
  11. ДЕНЬ ТРЕТИЙ (третий модуль)
  12. Этап I I. Основной этап интервью.
  13. 13.3.4 Аборт снова разрешен
  14. Меньше - значит больше