<<
>>

2.2. Структурные и эмоциональные манипуляции

Как мы уже говорили в первой главе книги, чем сильнее информационная плотность, чем интенсивнее информационное давление на человека, тем чаще включаются различные защитные механизмы мозга, чтобы предохранить его от информационных перегрузок.

Мы не контролируем эти включения, а пресечь их действие - это непростая задача, посильная далеко не всем.

Если вы смотрели фильм «Калигула», то наверняка вспомните, как один из героев клялся в преданности своему императору засунув руку в огонь и продержав ее там такое время, какое представляется немыслимым нормальному человеку. Это пример экстраординарной силы воли и целеустремленности, дающей человеку возможность подчинить природу тела некоторым высшим ценностям.

И этот пример для наглядности: если вы захотите понять, каковы должны быть усилия и целеустремленность человека, чтобы преодолеть законы и принципы работы защитных механизмов своего мозга, то лишь представьте, что ему потребуется проделать со своим интеллектом, с восприятием мира и адаптацией к его условиям, со своей системой ценностей и взглядов на жизнь - проделать практически то же самое, что и клятвенник императора, засунувший свою руку в огонь. Мыслимо ли это?!

Посмотрите на феноменологию боли: это универсальный защитный механизм, сверхцель которого — спасти тело от повреждений и разрушения. В определенном смысле боль - это радость тела, а в фильме «Солдат Джейн» это нашло свою элегантную формулировку: чем хороша боль, так это тем, что пока она есть и пока ты ее чувствуешь, значит, ты жив.

Но как только возникают ситуации, когда способность преодолеть боль будет основой для спасения, наше тело пасует и отступает, ибо древние могучие инстинкты подсказывают, что только избавление от боли может нас спасти. Только избавление, и ничего больше.

Примерно то же самое происходит и в борьбе мозга за свою сохранность и целостность. В первую очередь мозг позаботится об этом, и уж потом обо всем остальном. «Если меня не будет, то не будет ничего» - так рассуждает мозг, и по этой логике организована его работа. В этом есть как свой здравый смысл, так и фатальная ошибка, которую Чалдини изящно назвал «щелк, зажужжало».

Я огрел Ричарда Бендлера бейсбольной битой по хребту, и теперь он будет помнить об этом всю оставшуюся жизнь. Надо это ему или не надо, хочет ли он этого или не хочет - это не имеет значения. Была сильная боль, и была очень сильная эмоция. Сильная эмоция —

крепкая память. Он обречен помнить об этом.

<< | >>
Источник: ВИТ ЦЕНЕВ. ПСИХОЛОГИЯ РЕКЛАМЫ. 2004 {original}

Еще по теме 2.2. Структурные и эмоциональные манипуляции:

  1. Больные жалуются на утрату эмоциональной привязанности к близким, к детям, отсутствие эмоционального созвучия с окружающим.
  2. Пропаганда и манипуляция общественным мнением. Разница между пропагандой и манипуляцией
  3. 3.4. Критерии манипуляции
  4. 3.7. Гедонистическая и прагматическая манипуляции
  5. 8.6. Введение алгоритмов манипуляции
  6. 3.5. Распространенность манипуляции
  7. 3.3. Трудные вопросы манипуляции
  8. 3.8. Встречная манипуляция —
  9. Манипуляция образами и стереотипами в политической рекламе
  10. 3.6. Корни манипуляции