<<
>>

Власть деловых кругов в государстве

Наиболее явное проявление привилегированного положения бизнеса — это передача реальной государственной власти бизнесменам. В США несколько десятилетий назад частным корпорациям коммунальных услуг было предоставлено право на принудительное отчуждение частной собственности, и впредь они могли в обязательном порядке приобретать земельные участки для своих операций.

Этим и другими способами государство отвечает на требования бизнесменов, официально или неофициально предоставляя им власть, и тем самым еще более укрепляя их привилегированное положение в правительстве.

Группы бизнесменов, утвердившиеся в качестве клиентов конкретных ведомств американского правительства, часто получают неофициальную власть. Пример — гражданские строительные подрядные фирмы, сотрудничающие с Инженерным корпусом армии США, Управлением электрификации сельских районов и Управлением по поддержке малого предпринимательства. Их сотрудничество было названо «совместным управлением через государственные и частные структуры»25.

Некоторые из этих актов предоставления власти являются относительно открытыми. Президент США предоставляет главам регулируемых отраслей экономики право накладывать «вето» на назначения функционеров регулирующих правительственных учреждений26. Другие акты имеют формальный характер. С 1933 года президент, члены кабинета* и другие высшие должностные лица администрации встречаются с членами Совета по бизнесу, состоящего из руководителей ведущих корпораций27. Федеральное правительство также учредило от одной до

В США кабинет министров, введенный Джорджем Вашингтоном, является не официальным, а традиционным органом постоянно меняющегося состава наиболее важных членов правительства. — Прим. ред. вух тысяч советов деловых кругов с целью проведения консультаций с прави- ельственными учреждениями по выработке общего курса. Помимо этого, только министерство сельского хозяйства США организовало около 4 ООО подобных советов28.

Кроме того, федеральное правительство приглашает должностных лиц, состоящих на службе в корпорациях и получающих там заработную плату, рабо Кгать в качестве государственных служащих без оплаты.

| В 1953 году данная практика была переведена на более постоянную основу. Бы- шо учреждено Управление по координации бизнеса и оборонных ведомств, призванное функционировать в мирное время. В документах одного из комитетов конгресса о нем говорилось следующее: «В ходе работы управления проведенные им организационные мероприятия привели к фактическому отказу государственных высших должностных лиц из министерства торговли брать на себя ответственность за принятие решений, поскольку во многих случаях их действия были не чем иным, как автоматическим одобрением решений, уже принятых деловыми и промышленными кругами вне государственных структур»29.

В том, что касается менее официальных актов передачи власти, между повиновением власти, ее признанием и уступками перед лицом угроз или предложений обмена проходит очень тонкая грань. Вот что говорится об этом в докладе о консультациях относительно финансов города Нью-Йорка и штата Нью-Йорк: «Вчера было снято препятствие на пути к абсорбции трехмиллиардного краткосрочного долга города Нью-Йорка... Одно из достигнутых соглашений... касалось требования инвестиционного сообщества о превращении городского налога с оборота в налог штата с оборота»30.

Во Франции комитеты бизнесменов также совершенно обычное явление31. [Отрасль и соответствующее министерство, как правило, организуют разграничение полномочий в процессе разработки и осуществления политики в отношении отрасли. Целью является передача власти промышленникам, и она осуществляется еще более решительно вследствие того, что значительная часть обязанностей министерства передается бизнесменам, штат сотрудников которых существенно превышает численность министерских чиновников. В результате решения промышленников обычно утверждаются министерством32. Во французском планировании, официально представляющем из себя сотрудничество между правительственными должностными лицами, деловыми кругами и представителями профсоюзов, власти отказывают профсоюзам в том, что предоставляется бизнесу: комиссии153 могут возглавляться бизнесменами, а профсоюзные лидеры их возглавлять не могут.

В Великобритании власть руководителям корпораций предоставляется в сотнях совещательных комитетов по связям с деловыми кругами. Помимо них действуют специальные комитеты при министерствах, а также королевские комиссии, в работе которых деятельность бизнесменов и других участников, начинаясь с консультирования, «превращается в активное участие в управлении, как будто чиновники более не в силах в одиночку нести тяжесть административной власти и должны передать ее в руки частных лиц»34.

В Западной Германии представители общенациональных организаций промышленников обсуждают с государственными служащими новое законодательство, но членам парламента эти же чиновники отказали в праве участвовать в таком обсуждении35. И правительство соглашается с участием представителей деловых кругов в специальном комитете по картельному законодательству, «хотя это решение привело к довольно нестандартному результату, поскольку Федерация германской промышленности (BDI) оказалась равной правительству в том, что касается формулирования политики»36. В Японии представительства генкёку, каждое из которых отвечает за определенную отрасль, действуют параллельно с отраслевыми ассоциациями бизнесменов. В рамках каждой отрасли обе организации ведут переговоры и осуществляют сотрудничество в отношении политики37. *

* *

В этих обстоятельствах легко понять слова президента General Motors: «Многие годы я полагал, что то, что хорошо для нашей страны, хорошо и для General Motors, и наоборот». Какими бы пристрастными и несамокритичными ни были бизнесмены относительно совпадения собственных интересов с более широкими общественными интересами, они действительно осознают, что несут ответственность перед обществом за выполнение необходимых общественных функций в отличие от любых других неправительственных лидеров. С одной стороны, деловые круги могут злоупотреблять этой ответственностью, но, с другой стороны, они осознают, хотя бы и смутно, свою особую роль одной из двух групп, составляющих двойственное руководство в рыночно ориентированных системах.

Вудро Вильсон в свое время высказал мнение, которое можно представить в качестве краткого комментария к вышеизложенному: «Правительство Соединенных Штатов в настоящее время является приемным ребенком особых интересов. Ему не позволяют иметь собственного мнения. Что бы оно ни предпринимало, ему говорят: «Это вредно отразится на народном благосостоянии, не делайте этого»38.

Слова Вильсона преисполнены гнева. Он считает такое положение абсолютно неприемлемым. Есть различные точки зрения на этот счет. Я лишь пытался объяс нить действие ключевого механизма, посредством которого деловые круги осуществляют контроль над государством в столь большой степени, с которой не может сравниться контроль ни одной другой группы граждан. Я также стремился показать, почему это неизбежное условие жизнеспособности всех частнопредпринимательских систем*.

Этим я не отрицаю, что в обществе, которое становится все более зависимым от информации, возрастает влияние лиц, располагающих научной, технической и другими видами специализирован-

Повторю еще раз: бизнесмены не получают всего, чего им хочется. Но они получают очень много. А когда полученного им становится недостаточно, в промышленности происходит спад или наступает застой.

I

Мы не полностью конкретизировали политику корпораций, цели, которые ставит перед собой корпоративное руководство, используя для их реализации свое привилегированное положение. Мы указали лишь некоторые из многих целей: это автономия предприятий, налоговые льготы и субсидии, ограничение деятельности профсоюзов и огромное разнообразие монополистических привилегий (тарифы, патенты, поддерживание розничных цен, слабое исполнение антитрестовского законодательства, содействие слияниям, ограничение конкуренции с использованием положений о честной торговле, профессиональное лицензирование, рекомендательное регулирование предприятий сферы коммунального обслуживания). Все эти цели касаются областей, в которых бизнес доминирует, хотя иногда его доминирование не безгранично и он терпит жестокие поражения.

Мы также видели, что вся структура промышленного производства в основном сложилась как результат решений бизнеса, которые в целом санкционировались, а иногда и реализовывались ответственными государственными чиновниками. Эти решения устанавливают размеры заводов и фирм, размещение промышленности, организацию рынков и транспорта. Результатом являются, с одной стороны, определенная конфигурация городов и, с другой стороны, бюрократизация рабочих мест.

Поэтому можно утверждать, что некоторые из наиболее фундаментальных и всеохватных характеристик индустриального общества сложились в их нынешнем виде вследствие привилегированного положения, занимаемого бизнесом в государстве и политике. Следует допустить и возможность того, что необыкновенная историческая стабильность распределения богатства и доходов (невзирая на все мероприятия государства всеобщего благосостояния, даже в эгалитарной Скандинавии), как и сохранение самой системы частного предпринимательства, во многом объясняется привилегированным положением бизнеса. В последующих главах мы рассмотрим все эти положения. Начнем с изучения особых взаимосвязей между привилегиями бизнеса и полиархией.

ной информации. Они не требуют влияния; они просто достигают его на основании своих знаний. См.: Daniel Bell. «The Corning of Post-Industrial Society» (New York: Basic Books, 1973), pp. 358-367; [Дэниел Белл. Грядущее постиндустриальное общество: Опыт социального прогнозирования. Пер. с англ. — М.: Academia, 1999. — С. 481-488] и R.E. Lane. «The Decline of Politics and Ideology in a Knowledgeable Society» // «American Sociological Review» 31 (October 1966). Сколь широко распространенным ни было бы их влияние, обычно оно является непрямым, воздействующим на результаты Деятельности через влияние на государственных чиновников, бизнесменов и других потребителей знаний.

<< | >>
Источник: Линдблом Ч.. Политика и рынки. Политико-экономические системы мира / Пер. с англ. — М.: Институт комплексных стратегических исследований. — 448 стр.. 2005

Еще по теме Власть деловых кругов в государстве:

  1. § 7.4. Российская государственность: феноменология отчуждения
  2. 1.4. Информация и государство. Единое информационное пространство
  3. Тема 13. Государственное управление в административно-политической сфере
  4. § 1. Предмет административного права и исполнительная власть
  5. Власть деловых кругов в государстве
  6. Участие деловых кругов в полиархии
  7. 8.2. Задачи и функции органов государственной статистики
  8. Государственно-административный социализм
  9. Ю. С. Пивоваров РУССКАЯ ВЛАСТЬ И ИСТОРИЧЕСКИЕ ТИПЫ ЕЕ ОСМЫСЛЕНИЯ, или ДВА ВЕКА РУССКОЙ МЫСЛИ
  10. Власть деловых кругов в государстве
  11. Участие деловых кругов в полиархии
  12. Полномочия Президента России, Правительства России и иных органов исполнительной власти, Центрального Банка, правоохранительных органов в области конкурентной политики (регулирования отношений конкуренции и монополии)
  13. Обеспечение конкуренции при проведении торгов как направление государственного антимонопольного регулирования
  14. Раздел I. ГОСУДАРСТВО В РОССИИ: МЕЖДУ ДЕЗОРГАНИЗАЦИЕЙ И ПОРЯДКОМ
  15. § 2. Формы государственного устройства и правления
  16. 1.4. Форма государства
  17. VII. Государство и право
  18. Глава 2 Проблемы соотношения государственной власти и государства