<<
>>

Стыдно шиковать в космосе на бюджетные деньги

Королев, Курчатов и Келдыш заложили традицию запуска в космос астрономических сумм народных денег. Ученики этой троицы легко переплюнули американцев по количеству запусков, послали десятки кораблей-автоматов к Луне, Венере, Марсу, «прокатили» в космосе десятки своих и иностранных граждан.
Наш космический корабль-челнок «Буран» один раз слетал в космос и теперь ржавеет. За кусок хлеба многотысячные коллективы подмосковных городов-заводов построят для американцев не одну космическую станцию, сэкономив тем самым для США не один десяток миллиардов долларов. Тысяча-другая лучших наших конструкторов и рабочих станут гражданами США. В Вашингтоне готовы выделить Москве микроскопическую квоту для запусков российскими ракетами западных спутников. У России для внешнего рынка есть лишь нефть, газ и ракеты. Сырье нужно всем, а ракет слишком много и доминируют в этом секторе американцы, которым конкуренты не нужны. Космонавтика СССР и США развивалась во многом разными путями: мы строили космические грузовики, они тяготели к космическим лимузинам. Узападноевропецев не было практически ни того ни другого, а посему по низким ценам, в пику США, они согласны давать нам некоторые незначительные заказы. Индия — крупнейший импортер оружия в мире. Покупали в Дели в основном советское оружие. Усилиями Вашингтона Россия теряет сегодня индийский рынок. Годами обсуждалась проблема поставки в Индию ракетных криогенных двигателей и технологии их изготовления. США надавили, и теперь индусы получат двигатели, но не технологию. Американцам не нужна ни индийская, ни российская космонавтика. Режим западного контроля за распространением ракетной технологии строг. Но в случае прихода в Кремль откровенно реак ционных сил, они первым делом распродадут ракетноядерное оружие всем желающим. Коммерческие достижения нашей космической отрасли ничтожны. То, что на Западе делает один специалист, у нас делают четверо.
При этом наши военные отрасли не платят налогов государству, не платят за землю. Если бы наша космонавтика платила за использование военных полигонов и за радиоактивное загрязнение огромных закрытых зон Чукотки и Казахстана обломками ракет, запускаемых с космодрома Байконур. Наши космодромы Байконур, Плесецк (Архангельская область) и Капустин Яр (Поволжье) изъяли из хозяйственного оборота в полигоны и поля падения почти 18 млн. гектаров земли (из них 4,5 млн. — в Казахстане). А то, что сотни тысяч солдат и зэков строят, обслуживают и охраняют десятки наших космических объектов? Если учитывать действительную стоимость того, во что обходится обществу каждое наше космическое изделие, то каждое из 15 крупнейших космических КБ России и Украины — совершеннейший банкрот. Каждое из этих «конструкторских бюро» не что иное, как отдельный город-завод, почти каждый из которых по числу персонала превосходит, к примеру, всю космическую индустрию Западной Европы (32 тысячи рабочих мест). Производственные и испытательные мощности космической индустрии СНГ намного превосходят то, чем располагают остальные страны мира вместе взятые. Следовательно, кому теперь нужно все это наше военнокосмическое богатство с его технологиями, которые не соответствуют мировым стандартам. Надо еще налаживать полноценный обмен информацией между нашими и их научными структурами, освоить правила рыночной структуры, наладить нормальную работу телефона, электронной почты, организовать компьютерные сети и банки данных широкого доступа. Если говорить по большому счету, то самое выгодное для общества было бы вообще прикрыть всю военную космонавтику России. Но наши ВПК и военно-космические части сами кого хочешь заставят замолчать. Директор НПО «Энергия» имени С.Королева (штат — 30 тыс. человек) ездит по миру и требует от иностранных партнеров иметь дело с ним, а не с Российским космическим агентством, которое уполномочено правительством представлять его интересы. Весной 1993 года США официально прекратили выделение средств на создание СОИ («космический щит» или «звездные войны») и втрое уменьшили бюджет будущей программы пилотируемой орбитальной станции «Freedom».
Сокращая ассигнования на космос, Белый дом порекомендовал НАСА начать совместную ра боту с российскими разработчиками космической техники. Экономисты российского парламента еще скажут когда-нибудь свое заключение, выгодно ли России по ценам втрое-впятеро ниже западных продавать Западу наше ноу-хау или уже готовую технику для космоса. Пока же, мы вроде как бы в экстремальной ситуации находимся. Ну и готовы строить космическую станцию за кусок хлеба. США это выгодно, нам нет. Но и в этом случае палата представителей американского конгресса отвергла рекомендацию Белого дома о совместном с русскими проекте станции в космосе. Весь 1993 год шел усиленный российско-американский торг на самом высоком уровне по поводу слияния усилий уже летающего нашего орбитального комплекса «Мир» и будущей станции «Freedom». России удалось отстоять свое участие в этом проекте, тем самым фактически сдав за гроши американцам все уникальное, что мы имеем: космическую медицину, десятилетия действующие орбитальные станции, сверхтяжелые ракеты-носители «Протон» (выводит на орбиту до 100 тонн полезного груза), практически все наше космическое ноу-хау, за который советский народ горбатился полвека. Зато мы получили шанс сохранить (пока!) российскую ракетную промышленность и большую свору наших дармоедов в данной сфере. Присоединившись к меморандуму о нераспространении ракетных технологий, Россия получила юридическое право принимать участие в конкурсах на право запускать иностранные спутники нашими ракетами. Теоретически мы можем надеяться на запуск дюжины тяжелых спутников до 2000 года, за каждый из которых получим по 50 млн. долларов. Да эти деньги — если мы даже их и получим в острой конкурентной борьбе с индийскими, японскими, американскими и западноевропейскими компаниями — не покроют наши расходы на одну годичную зарплату в космической промышленности. НАСА также обещает катать наших космонавтов на «Шаттле», а мы будем брать американских астронавтов на нашу орбитальную станцию «Мир».
Все эти «рукопожатия на орбите» выливаются для России лишь в дополнительные расходы. Планами США намечена также организация переезда к ним из СНГ до тысячи ученых и инженеров из космических отраслей. Только по противоракетной обороне американцы покупают у нас разработанные СССР 50 технологий. Американская компания «Пратт энд Уитни» пообещала заняться лицензионным производством нашего жидкостного ракетного двигателя «РД — 170». Аналогов ему в мире не существует. Сегодня Россия, США, Великобритания, Франция, Китай, а также Германия и Япония обладают ракетными технологиями в полном объеме. Россия попыталась приобщить к этому «ракетному клубу» Индию, а Китай вознамерился сделать то же самое для Пакистана. Получение Россией каких-то 300 млн. долларов от продажи Индии ракетных криогенных двигателей и технологии их производства грозила изменить баланс сил в Азии. Индия и сама может производить криогенные двигатели, способные выносить на орбиту объекты весом до 1 тонны. Такие же российские двигатели увеличивают этот вес до 12 тонн. В военном деле криогенную ракету на жидком водородном топливе использовать нельзя — заправка одной ракеты длится до трех месяцев, а будучи заправленной ракета долго храниться не может, ее нужно запускать. Но освоив российскую технологию производства криогенной ракеты, Индия выйдет на новый технический уровень и в сфере военного ракетостроения научится-таки строить межконтинентальные баллистические ракеты. Индия, судя по всему, обладает ядерным оружием. Она не собирается подписывать Договор о его нераспространении. И все это очень беспокоит США, которые в связи с данной российско-индийской торговой сделкой предприняли невиданные по жесткости дипломатические усилия. Положение усугублялось тем, что Ельцин во время визита в Индию клятвенно обещал там таковую технологию индусам предоставить. Индия должна России 15 млрд. долларов и... не отдает. 70 процентов ее армейских вооружений — советского производства, что заставляет наш ВПК надеяться на продолжение военных поставок в Индию.
Ссориться с Индией нам вроде бы не с руки. Так не надо было раздавать заведомо невыполнимых обещании, противоречащих нашим международным обязательствам о нераспространении военных технологий. Однажды ведь мы продали на Ближний Восток огромную партию советских ракет, которые на Западе называют СКАД. Их 300-километровую дальность, которая соответствует режиму нераспространения ракетных технологий, некоторые умельцы умудрились довести до 1000 километров. Реальная сумма первой части контракта с Индией по ракетным двигателям принесла России — пока американцы шумели, давили и возмущались — 33 млн. долларов, а индийская сторона получила. 50 процентов технической документации по российским криогенным двигателям («Век», 23.07.1993). Министр иностранных дел России Козырев заявил в Красноярске, что передача Индии ракетных технологий подтолкнет соседние страны Азии к развертыванию аналогичных программ и создаст «пояс нестабильности» у наших южных границ («Московские новости», 2208.1993). В итоге годичных перебранок между Москвой, Вашингтоном и Дели двигатели отправились-таки из России в Ин дию. Их технология — нет, хотя ее фактически передали, да еще и почти за бесплатно. Остальное в Индии в момент доделают сами. Три года назад, когда США отказали Индии в закупке американского суперкомпьютера для индийской космической программы, в Дели его за два года и сделали, а потом даже продали эту модель Канаде, Германии и России. Эту сделку с русскими двигателями для Индии в США расценили как самое серьезное противоречие между Москвой и Вашингтоном с момента окончания «холодной войны». США сделали все от них зависящее, чтобы испортить военный альянс Индии с Россией и попытаться переориентировать индийскую военную машину на связи с США. Россия попала здесь в деликатное положение, вынуждена была публично отказаться от уже данных ею обещаний. (Тем самым под вопросом оказались и многие другие сделки наших военных с Дели: скажем, надежда продать индусам наши МИГ — 29 на сумму в 1 млрд. долларов.
А на очереди еще и программа установки крыльев новой модификации на все 400 индийские МИГ — 21, что было предложено российской стороной, не говоря уже о планах совместного производства самолетов МИГ-21.) Но игра по международным правилам имеет и экономические плюсы. В апреле 1993 года международная организация «Инмар- сат» подписала в Москве соглашение о запуске иностранного коммерческого спутника связи на нашей ракете «Протон». Этот наш ракетоноситель прямиком доставит спутник на геостационарную орбиту за 36 тыс. долларов. Таиланду мы может быть забросим спутник, и нам за это рисом заплатят. ЮАР захотели, чтобы мы их спутники запустили, но из этого, правда, ничего пока не вышло. Финансовые проблемы вынуждают Европу обратиться к России за помощью в освоении космоса. Считается, что у нас все дешево, и нам можно платить много меньше, чем это обычно принято. Так что сотня-другая миллионов долларов в год, нам традиционно уже гарантирована от космических центров, входящих в Европейскую космическую ассоциацию. Еще французы будут платить нам за запуск своих космонавтов. Вместе с Германией будем делать скафандр для выхода в открытый космос, у голландцев купим технологию производства их парашюта с площадью купола в 180 м для никому пока не нужной космической системы «Энергия — Буран». А десятки советских космонавтов смогли поправить личные финансовые дела от продажи на аукционе «Сотбис» в декабре 1993 года в Нью-Йорке всевозможных атрибутов космических полетов — обугленных космических аппаратов, скафандров, манекенов, дневников, воспоминаний и тому подобных интересных свидетельств истории советской космонавтики.
<< | >>
Источник: Георгий ВАЧНАДЗЕ. ВОЕННЫЕ МАФИИ КРЕМЛЯ. 1994

Еще по теме Стыдно шиковать в космосе на бюджетные деньги:

  1. Стыдно шиковать в космосе на бюджетные деньги