>>

1.1. Специфика политического дискурса

В политической науке «политическое» принято рассматривать как некую «определенную объективную данность, особую сферу общественной жизни, находящуюся на дистанции от других сфер (экономической, социальной и др.)» [Лефор 2000:10].

По мнению Е.И. Шейгал, политический мир «охватывает широкий диапазон явлений: в него входят политические сообщества людей, политические субъекты (агенты), институты и организации, нормативные подсистемы, традиции и ритуалы, методы политической деятельности, политическая культура и идеология, средства информации и пр. Все элементы поля политики так или иначе опосредованы дискурсом, отражаются в дискурсе, реализуются через дискурс…» [Шейгал 2000: 24].

В связи с этим обратимся к термину «дискурс». Дискурс предстает многозначным термином-понятием, которое отражает явление, изучаемое многими гуманитарными науками (лингвистикой, литературоведением, социологией, философией и др.) и трактуется по-разному в соответствии с целями и задачами этих наук. Одними исследователями дискурс рассматривается как «речь, погруженная в жизнь» [Н.Д. Арутюнова 1990:137], другими – как реальное речевое событие, «текучая речевая деятельность в данной сфере» [Дымарский 1997:106], третьи ассоциируют данный термин со звучащей, устной речью. По мнению Е.И. Шейгал, дискурс – «системы коммуникации, имеющей реальное и потенциальное (виртуальное) измерение. В реальном измерении – это поле коммуникативных практик как совокупность дискурсных событий, это текущая речевая деятельность в определенном социальном пространстве, обладающая признаком процессности и связанная с реальной жизнью и реальным временем, а также возникающие в результате этой деятельности речевые произведения (тексты), взятые во взаимодействии лингвистических, паралингвистических и экстралингвистических факторов» [Шейгал 2000:11].

Сказанное обусловило принятое в работе понимание дискурса как речевого общения, которое предполагает наличие адресанта (говорящего или пишущего) и адресата (слушателя или читателя).

Последний, в свою очередь, может быть как непосредственным участником ситуации общения (слушатель), так и предполагаемым получателем информации (потенциальный читатель).

Политический дискурс является одним из важнейших терминов политической лингвистики, «важной задачей которой является исследование многообразных взаимоотношений между языком, мышлением, коммуникацией и политическим состоянием общества в конкретные исторические периоды» [Чудинов 2003:4]. По мнению А.П. Чудинова, в содержание политического дискурса должны входить «все присутствующие в сознании говорящего и слушающего (пишущего и читающего) компоненты, способные влиять на порождение и восприятие речи» [Чудинов 2003: 18]. Этими компонентами являются и другие тексты, и политические взгляды автора, и задачи, которые он ставит перед собой при создании текста, и политическая ситуация, в которой создается сам текст. Политический язык манифестируется прежде всего средствами массовой коммуникации, т.к. именно они способствуют «раскручиванию» политической деятельности партии, объяснению сложившейся политической ситуации в стране и в мире и т.д.

Ведущей регулятивной функцией политического дискурса, по мнению Е.И. Шейгал, является «его использование в качестве инструмента политической власти (борьба за власть, овладение властью, ее сохранение, осуществление, стабилизация или перераспределение)» [Шейгал 2000:35]. Кроме того, в рамках этой «инструментальной» функции исследователем выделяется ряд других: 1) социальный контроль (манипуляция общественным сознанием); 2) легитимизация власти (объяснение и оправдание решений относительно распределения власти и общественных ресурсов); 3) воспроизведение власти (укрепление приверженности системе); 4) ориентация (через формулирование целей и проблем, формирование картины политической реальности в сознании социума); 5) социальная солидарность (интеграция в рамках социума); 6) социальная дифференциация (отчуждение социальных групп); 7) агональная (инициирование и разрешение социального конфликта, выражение несогласия и протеста против действий властей); 8) акциональная (проведение политики через мобилизацию или «наркотизацию» населения); 9) распространение информации; 10) проекция в прошлое и будущее; 11) креативная (такое положение дел, при котором языковые сущности оказываются первичными по отношению к сущностям внеязыковым); 12) магическая.

Все это непосредственно влияет на содержание и форму того или иного политического текста.

Основной содержательный признак политических текстов – «это отражение в них деятельности партий, других общественных организаций, органов государственной власти, общественных и государственных лидеров и активистов, направленной на развитие (в широком смысле) социальной и экономической структуры общества. Целевой признак политического характера текста – это его предназначенность для воздействия на политическую ситуацию при помощи пропаганды определенных идей, эмоционального воздействия на граждан страны и побуждения их к политическим действиям» [Чудинов 2003:8].

Особенность политического дискурса заключается в том, что говорящий (пишущий) является активно действующим, так как его основная задача заключается в том, чтобы как можно больше убедить слушателей (читателей) в истинности своей позиции. По мнению А.Ю. Мазаева, «дискурс политика всегда имеет ярко окрашенный эмоциональный характер, так как целью подобных выступлений является убеждение слушающих, что требует подбор и использование специальной лексики. Важно отметить, что, специально ориентируясь на широкую аудиторию, политик использует искусственно созданный дискурс, не свойственный ежедневному внеаудиторному общению» [Мазаев /http: //www.ostu.ru/].

Для политического дискурса характерны следующие языковые особенности (признаки):

- клише и штампы используются в политическом дискурсе для того, чтобы вызвать в сознании слушателей существующие стереотипы, сделать информацию сжатой, более доступной для понимания;

- аксиологическая (оценочная) лексика является в политическом дискурсе своеобразным центром притяжения, акцентирующим внимание и воздействующим на сознание читателя. По мнению В. Малеевой, в политическом дискурсе метафора часто встречается «в связи с трудностями выражения коннотативных значений. Язык политики является сферой применения выражений с семантикой конфликта, весь экспрессивный вокабуляр и метафорика которых развились из образа вооруженной борьбы». В своей книге “Власть и ее метафоры” Франческа Риготти /1994/ выделяет следующие функции политической метафоры: 1) орнаментальную; 2) эвокативную /вызывает в сознании ситуации, лично затрагивающие читателя/; 3) конститутивную/ метафора как составная часть политического тезиса/. Представленные функции являются второплановыми по отношению «к основной функции политической метафоры – быть эвфемизмом в зачастую грубой и неприглядной политической борьбе» [Малеева / http://www.vestnik.ru/].

- терминологические дефиниции способствуют созданию более сложных, разветвленных определений терминов и дают возможность насыщать их новыми смысловыми оттенками. Таким образом, появляется возможность четко определить смысловую наполненность политического термина [Бушев 2004].

Кроме того, некоторыми исследователями отмечается, что для современного политического дискурса характерно наличие экспрессивных языковых элементов, содержащих в своей семантике обиду, злость, иронию и сарказм. «Эта экспрессия связана с десакрализацией ритуала, с переоценкой идеологических ценностей, с разоблачением лексических фантомов» [Малеева / http://www.vestnik.ru/].

Все вышеназванные языковые феномены, наличествующие в тексте, являются типичными показателями текстов в рамках политического дискурса. Поэтому при анализе политического дискурса лингвисты должны учитывать «как экстралингвистические факторы (обстоятельства, сопровождающие описываемые в тексте события, фон, поясняющий эти события, оценка участников события), так и собственно лингвистические факторы (фонетический строй текста, грамматические, лексические особенности текста)» [Маклецова http://www.vestnik.ru/].

Политический текст может соотноситься с разными жанрами. Так, А.П. Чудинов перечисляет наиболее частотные жанры политической речи: к малым (по объему) относятся лозунг, слоган, речевка; к средним – выступление на митинге или в парламенте, листовка, газетная статья и др.; к крупным – партийная программа, политический доклад, книга политической публицистики и др. По мнению таких исследователей, как Е.И. Шейгал, И.С. Маклецова, политический дискурс тесно связан с публицистикой. На сегодняшний день мы наблюдаем следующую тенденцию – «политики все реже общаются напрямую с населением, и все чаще делают это через средства массовой информации» [Шейгал 2000:25]. Печатные СМИ дают возможность читателю неоднократно возвращаться к интересующей информации, анализировать и сопоставлять ее с уже ранее известным материалом. Письменный текст, имеющий непосредственное отношение к какой-либо политической личности или ситуации и способный влиять на читательское сознание, является продуктом политического дискурса. «Любой материал в средствах массовой информации, в котором речь идет о политике и автором которого является политик или, наоборот, адресованный политику, следует относить к полю политического дискурса» [Шейгал 2000:26].

Таким образом, политический (публицистический) текст создается для того, чтобы охарактеризовать наметившиеся (или потенциальные) явления, происходящие в политической сфере, понять их суть, дать им авторскую оценку, указать пути логического завершения или разрешения конкретной политической ситуации.

| >>
Источник: ТАГИЛЬЦЕВА Ю. Р.. СУБЪЕКТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ И ТОНАЛЬНОСТЬ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРСЕ. 2006

Еще по теме 1.1. Специфика политического дискурса:

  1. 1.3. Специфика политического Интернет-дискурса
  2. АВТОРСКАЯ КОЛОНКА В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ: ЖАНРОВАЯ СПЕЦИФИКА А. Н. Потсар
  3. ГЛАВА 1. ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРС И ЕГО ЖАНРОВАЯ СПЕЦИФИКА
  4. Своеобразие российского политического дискурса. Советский и нацистский политический дискурс.
  5. Понимание особенностей зарубежного политического процесса и политического дискурса невозможно без хорошего знания контекста
  6. Действенность политического дискурса
  7. Функциональная типология знаков политического дискурса
  8. Агональность политического дискурса как его лингвоэтический регулятор
  9. СМИ, власть и ложь: общая этическая проблематика политического дискурса
  10. ЖУРНАЛИСТ, АУДИТОРИЯ, ВЛАСТЬ: ЛИНГВОЭТИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ ВЗАИМОДЕЙСТВИЯ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ СМИ Т. И. Сурикова
  11. ТАГИЛЬЦЕВА Ю. Р.. СУБЪЕКТИВНАЯ МОДАЛЬНОСТЬ И ТОНАЛЬНОСТЬ В ПОЛИТИЧЕСКОМ ИНТЕРНЕТ-ДИСКУРСЕ, 2006
  12. Политический текст как исторический феномен. Специфика современных политических текстов
  13. «Балканский кризис» в венгерском общественно-политическом дискурсе в 1908-1910 гг. (по донесениям российских дипломатов)
  14. СПЕЦИФИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ РОССИИ
  15. Особенности западного понимания специфики политического анализа
  16. КАРИПОВ Балташ Нурмухамбетович. МОДЕЛИ ПОЛИТИЧЕСКИХ ИЗМЕНЕНИЙ В РОССИЙСКОМ ИДЕОЛОГИЧЕСКОМ ДИСКУРСЕ (вторая половина XIX — начало XX вв.). Диссертация, московский государственный университет ИМЕНИ М. В. ЛОМОНОСОВА., 2016
  17. Функциональная специфика разных жанров. Основные жанры политического текста
  18. Бочаров В.В.. Антропология власти. Хрестоматия по политической антропологии: В 2 т./ Сост. и отв. ред. В.В.Бочаров. Т. 1. Власть в антропологическом дискурсе. — СПб.: Изд-во С.-Пе- терб. ун-та., 2006