<<
>>

РЫНОЧНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ СИСТЕМА

Оглядываясь в прошлое, можно прийти к выводу, что Западная Европа стала рыночно ориентированным обществом в конце ХУН-начале XIX веков, Северная Америка — в XIX веке, Австралия и Южная Африка — чуть позже в том же XIX веке, а Япония —- в XX веке.
Другие страны Азии, Латинской Америки и Африки также находятся на пути к превращению в рыночно ориентированные общества. Если не считать Югославии, все они являются частнопредпринимательскими. И в то же время везде наблюдается смешение с альтернативными системами, упомянутыми в предыдущей главе. Помимо уже известных особенностей, им присущи иные, менее четко понимаемые черты. Вот их краткое описание, в котором мы воспользуемся концепциями и разъяснениями, знакомыми вам по предыдущей главе. 1.

На деле они не являются системами с доминированием рынка (как ни одна существующая система). Эти системы были такими всегда; это не результат ка- ких-либо недавних действий государства. В этих системах жизнь и работа протекают в рамках семьи, коммерческих предприятий и государственных учреждений. В каждой из этих структур необходима внутренняя координация, которая осуществляется нерыночными системами. Жизнь семьи организуется властью родителей и неформальными взаимоотношениями членов семьи между собой. В странах, где население в основном живет за счет натурального сельского хозяйства, производство большей частью организовано в рамках семьи. Но даже в индустриальных системах семейное производство составляет значительную часть хозяйственной деятельности, несмотря на то, что не учитывается при подсчетах национального продукта и дохода. В США, например, нерыночное семейное производство составило бы, по ориентировочным подсчетам, почти четвертую часть ВНП1.

Организационные задачи, которые возникают в ходе деятельности коммерческих предприятий и государственных учреждений, решаются бюрократическими властными методами, как это делается во всех современных системах. Однако крупные фирмы используют в этих целях также и внутренние рынки. И только при решении проблем внешней координации, то есть взаимной координации деятельности различных групп (семей и коммерческих предприятий, коммерческих предприятий между собой, государственных учреждений и коммерческих предприятий или предприятий и профсоюзов), на первый план выдвигается рынок.

Но и в этих ситуациях в координации участвуют как рынок, так и государство, которое осуществляет авторитарную координацию некоторых аспектов экономики и жизни общества и играет на рынке роль более важную, чем любой другой его участник. В этих системах государство обычно превосходит всех по уровню расходов, выданных кредитов и полученных займов. Государство — самый крупный работодатель, владелец недвижимости, арендатор и страховщик. И его роль в экономике постоянно возрастает. В США доля государственных расходов в ВНП выросла втрое — с 10 процентов перед Великой депрессией 1930-х годов до более чем 30 процентов в 1970-х годах.

Парадоксально, но лучший способ охарактеризовать такие рыночно ориентированные системы — продемонстрировать, насколько велика роль, которую играет в них государственная власть2.

Роль государственной власти в такой политико-экономической системе проявилась, например, в постепенном формировании современных ландшафтов Америки. Высокие налоги на недвижимость вытеснили жителей и бизнес из центральных кварталов американских городов — и эти районы пришли в полный упадок. Субсидии домовладельцам способствовали созданию огромных массивов частных жилых домов в пригородах. Старая федеральная программа строительства дорог, стимулировавшая автомобилизацию, и последовавшая за ней программа строительства скоростных трасс, соединивших между собой разные штаты, настолько увеличили мобильность американцев, что во многих регионах исчезли различия между городской и сельской местностью. Строительство шоссе и транспортных развязок изменило облик холмов и долин. По всей сельской местности теперь разбросаны промышленные предприятия, так как местные власти конкурируют за налоговые поступления. Все это, часто называемое рыночным хаосом, в значительной мере вызвано активной деятельностью сильного государства в рыночных системах. Заслугой государства являются и некоторые выдающиеся достижения этих систем: среди прочего, почти полное искоренение чумы, брюшного тифа и малярии; грамотность населения и всеобщее образование; обеспечение умеренного уровня доходов пожилых людей; высадка человека на Луне.

Доля общих государственных расходов в ВНП, согласно оценкам, составляет (в %)3: Швеция 53 ФРГ5 39 Великобритания 45 Канада 37 Австрия4 44 США 8 Япония 42 Бразилия 19 Франция 40 Индия 18 Италия 40 Даже просто перераспределяя доходы, государство выступает в роли крупнейшего координатора экономики, например финансируя бесплатное образование и выплачивая социальные пособия. Только доля выплат социальных пособий, пенсий и субсидий (не включая расходы на образование) в ВНП является, по оценкам, следующей (в %)6: Франция 20 Великобритания 11 Австрия 16 США 6 Италия 16 Япония 5 Швеция 15 Индия 2 ФРГ 15 Нигерия 2 Чили 12 Южная Корея 2 Канада 11 Венесуэла 2 Весьма существенную сферу экономической деятельности государства часто называют «государственным регулированием деловой активности». Это действительно очень обширное поле деятельности. Но данный термин неверен. На самом деле речь идет о поддержке бизнеса государством, формы которой бесконечно разнообразны. Поддерживающая роль государства имеет настолько жизненно важное значение для других основных характеристик этих систем, что ее надо анализировать в отдельной главе; поэтому в настоящий момент мы оставим это положение в виде гипотезы, подлежащей рассмотрению в дальнейшем. 2.

Во всех этих системах нерыночный государственный авторитарный контроль над производством (независимо от коммерческих предприятий) соединяется с тремя формами контроля над предприятиями: «прямой» авторитарный контроль, «косвенное» манипулирование их рынками и суверенитет плановых органов (как особая форма «косвенного» контроля).

Нерыночный авторитарный контроль, осуществляемый независимо от коммер ческого предприятия, организован в виде государственного управления производством силами государственных служащих. Привычный образ мысли мешает осознать тот факт, что все государственные учреждения — это производственные организации. Судьи «производят» судебные приговоры. Агенты службы по распространению сельскохозяйственных знаний «производят» технические консультации. Конгрессмены «производят» законы и расследования. Армия и флот оказывают ряд услуг: завоевание, разрушение, террор, национальная оборона, а иногда — установление мира. То, что все они являются производителями, доказывается го товностью граждан оплачивать их услуги, внося налоги. И тем не менее для этих производительных услуг нет рынка; их производство приходится организовывать административными методами — так же, как организовывают производство в системе советского образца.

Размеры этого сектора за вычетом вооруженных сил часто ориентировочно определяют путем подсчета численности гражданских государственных служа-

щих (за вычетом рабочих и служащих государственных предприятий) как процента от всех работающих по найму7: 14

8

7,5

6

6

4

США

Франция

ФРГ

Япония

Великобритания

Индия

Прямой контроль государства над предприятиями осуществляется в форме запретов, разрешений или приказов: например, запрет на импорт или выдача лицензий на него, требование нанимать на работу инвалидов, конкретизация процедур по размещению новых выпусков ценных бумаг, запрет на увольнение профсоюзных активистов, утверждение бланков бухгалтерского делопроизводства и отчетности или запрещение слияний. Этот список бесконечен.

Чтобы сохранять контроль над крупными корпорациями, решения которых оказывают все большее влияние на всю экономику страны, государственные чиновники все более искусно распространяют свои властные полномочия на другие сферы. Американские президенты расширяют свои полномочия по проведению расследований, преданию гласности различной информации, налогообложению и предоставлению контрактов, что дает им возможность угрожать руководителям корпораций. В результате некоторые корпорации, прежде чем объявлять о повы шении цен, согласовывают данный шаг с Белым домом.

Косвенный контроль осуществляется путем установления минимальных или максимальных цен (например, в виде законов о минимальном уровне заработной платы), или через правительственные закупки и продажи (например, закупки фермерской продукции с целью поддержания цен, устанавливаемых фермерами), или в любых других формах обеспечения прибыльности деятельности предприятий.

Одной из многих форм косвенного контроля является практика суверенитета плановых органов, то есть контроля путем государственных закупок готовой продукции. Государство, например, заключает контракты на покупку вооружений или прокладку шоссейных дорог. Такая практика существует давно, правда, раньше ее не называли суверенитетом плановых органов. И тем не менее до 1950 года самую крупную статью бюджета США составляли выплаты заработной платы, и только с 1950 года их превзошли выплаты по контрактам. Это изменение ознаменовало переход от использования государством авторитарных или административных методов управления к рыночному управлению путем закупок у предприятий готовой продукции8.

Ниже приводятся примерные оценочные сведения о государственных закупках У коммерческих предприятий (за вычетом новых капиталовложений) в виде доли г

ВНП (в процентах). В эти данные не включены закупки ресурсов обобщестрлц

ными предприятиями9: 7,3

7.2

6.7

6.7 6.2

3,0

1.7

США

ФРГ

Швеция

Великобритания

Канада

Индия

Австралия

Тем не менее видимость суверенитета плановых органов иногда маскирг прямой административный контроль над предприятием. Например, суверек тет плановых органов военной промышленности США сопровождается пряма административным контролем. Это явление Сеймур Мелман называет пента! новским капитализмом10. Двадцать тысяч военных и гражданских служат. Службы оборонных заказов Пентагона самым тщательным образом контрол руют работу предприятий, выполняющих заказы министерства обороны СШ Их власть распространяется, в том числе, на вопросы страхования, упако® продукции, соблюдения требований техники безопасности, выполнения прок водственных графиков и представления отчетности, получения комплекту щих от субподрядчиков, ведения описей, осуществления испытаний и инжещ ных исследований11. Это весьма важная новая форма политико-экономичесщ организации, реализованная в крупном секторе американской экономики, пр восходящем по объему производства ВНП многие страны, например ИндйЯ| почти равном ВНП Канады. 3.

После Второй мировой войны государства срыночно ориентированными а- темами частного предпринимательства начали проводить в своих рыночных а- темах определенную политику, именуемую национальным экономическим плаНЩ ванием. Их мероприятия очень далеки от форм планирования, практикуемы!: коммунистических системах, где «планирование» означает авторитарный нф ночный контроль над производством. Планирование является одним из осня ных методов оказания помощи бизнесу государством — новым методом, ста шим очень популярным после Второй мировой ВОЙНЫ. Ниже МЫ увидим, 41; плановые органы не ставят перед собой такие цели, как ограничение коммерч ких предприятий, планирование производства или изменение базовых хараи ристик экономики, сельской местности или культуры. 4.

Во всех этих системах в определенной мере практикуется рыночный соЩ лизм. Однако государственные корпорации в этих системах мало чем отличаюв от частных корпораций. Они функционируют посредством примерно таких ? бюрократических корпоративных структур, как частные корпорации под рук водством наемных управляющих, которые обязаны избегать потерь и обесЮ вать прибыли. Нет никаких заметных различий между руководством государственных и частных корпораций.

Государственная собственность некогда являлась ключевым институтом социалистической модели общества; она по-прежнему занимает центральное место в коммунистической системе. Но за годы, прошедшие после Второй мировой войны, демократические социалисты утратили весь энтузиазм в отношении государственной собственности. Более многообещающими стали выглядеть другие методы и институты, особенно налогообложение, ведущее к перераспределению доходов, в комплексе с программами социального обеспечения и кейнсианскими технологиями поддержания высокого уровня занятости. Кроме того, социалисты убедились, что упорядоченное приобретение государством коммерческих предприятий путем покупки, а не конфискации, не влияет существенным образом на распределение богатства (в демократических обществах, как правило, считают необходимым именно покупать). Демократические социалисты, живущие в недемократических системах, не видят никакого смысла в передаче предприятий государству. И даже в демократических государствах выгода от передачи предприятий в руки государственной, а не частной бюрократии с течением времени подвергается все большим сомнениям, особенно по той причине, что основной контроль над предприятием осуществляется рыночными методами.

В результате после приступа социалистической лихорадки в конце Второй мировой войны дело обобществления предприятий снова перешло в руки несоциа- листов. Я говорю «снова» потому, что инициатива и самых ранних, и позднейших попыток организации государственных предприятий принадлежала вовсе не сторонникам социализма, которые проводили бы ее по принципиальным или идеологическим мотивам. Например, государственные монополии на табак, соль, спички, алкоголь создавались меркантилистами в качестве легких источников государственных доходов. В XIX веке проводилась национализация муниципальных коммунальных предприятий, железных дорог, телефона, телеграфа, предприятий по снабжению электроэнергией. Эти меры были вызваны трудностями осуществления контроля над «естественными монополиями», порожденными новыми технологиями. В конце Второй мировой войны в Великобритании началось движение социалистов за национализацию; часть мероприятий по национализации во Франции (например, национализация компании Кепаик) была проведена для наказания коллаборационистов. В Италии большое количество промышленных предприятий в руках государства было наследием фашистского режима. В 1960-х и 1970-х годах в Западной Европе проводились мероприятия по национализации, считавшиеся полезными для экономического роста; они вызывали позитивные эмоции у работников плановых органов, бюрократов и бизнесменов, но не у социалистов.

До сих пор так и не ясно, станет ли государственное предприятие практическим инструментом экономического роста. Планирование в том виде, как его осу- 5

- 11277

ществляют в рыночно ориентированных системах, то есть в основном через ка венный рыночный контроль, может применяться и к государственным, и к чао ным предприятиям. Государственными предприятиями управляют в режиме о- веренитета потребителя, а не суверенитета плановых органов и не методами пр мого авторитарного контроля, поэтому они не очень приспособлены для реагі рования на директивы государства. В прошлом часто задавали вопрос о томі силах ли центральное правительство осуществлять существенно более эффе; тивный контроль над государственными предприятиями, чем над частные корпорациями. Во Франции, например, поведение частных «железодобыва» щих предприятий и сталелитейных заводов также зависело от политики прав тельства, как и поведение национализированных депозитных банков или нал дившейся во владении государства компании Ііепаик». А «в Италии национал зированная нефтяная промышленность зависела от распоряжений госуд® ственных органов не меньше, чем полностью находившаяся в частной собстве ности химическая промышленность»12. Утверждалось, что национализация центральных банков в Великобритании и Франции не привела к усилению государ- ственного контроля над ними13.

Рыночный социализм не соперничает с обычной структурой власти коммір ческого предприятия; меры по реформированию организации рабочих мест корпоративного управления проводятся на частных предприятиях столь же к- тивно, как и на государственных. Не отмечено на государственных предприяти данных стран и каких-либо инициатив руководства в отношении прибыли и © , щественных интересов. Во Франции руководители государственных корпорації являются членами ассоциаций работодателей, и «общий менеджерский дії уничтожает любые различия, наличие которых можно было бы пред пол агаті! Руководителей частных корпораций во многих странах назначали управляют ми государственных корпораций.

Государственные предприятия также проводят политику, сходную с той, ж практикуют частные предприятия. Французская компания Иепаик, находящая«! государственной собственности, вступила в сговор со своими конкурентами- частными компаниями с целью взвинтить цены. То же самое государственв; корпорации делают в Италии. В Великобритании председатель правления нахоз щейся в государственной собственности сталелитейной корпорации продедо стрировал, что изменилось немногое, заявив о своих возражениях против стщ лирования конкуренции между подчиненными ему заводами: «Но ведь тогді выигрыше окажутся потребители»15. Чтобы войти в братство менеджеров, руг водители государственных предприятий, очевидно, должны ассимилирован ' среди своих более многочисленных коллег — менеджерами частных предпрз тий. Однако по причинам, которые мы рассмотрим ниже, в системе с преобла нием государственных предприятий, где большинство составляют их дирекіф ситуация может стать совершенно иной. В США рыночные предприятия, находящиеся в собственности и управлении государства, играют очень незначительную роль — на них приходится менее 2 процентов национального дохода и занятости16. Снабжение электроэнергией частично национализировано. Многие муниципалитеты — а крупные почти все — владеют собственными системами водоснабжения. Национализированы некоторые железные дороги и большая часть внутригородского транспорта, а также значительная доля страховой отрасли (посредством введения обязательного страхования по старости и от безработицы). Федеральные и местные власти владеют жильем и арендуют его. Многие штаты обобществили оптовую и розничную торговлю крепкими спиртными напитками. Вода для орошения продается в основном федеральными властями. Власти штатов управляют платными шоссейными дорогами. Существует огромное число государственных структур, владеющих и управляющих складами, верфями, конвейерами, элеваторами и другими сооружениями транспортных терминалов. Все они продают свои услуги на рынке17. Суммарный уровень продаж военторгов PX’s — специализированных магазинов розничной торговли — выше, чем у таких сетей магазинов, как Woolworth’s, J.C. Penney или Montgomery Ward18. По некоторым оценкам, общее число государственных предприятий в США составляет 18 ООО.

В других рыночно ориентированных системах управляемые государством рыночные предприятия обычно играют более важную роль. Ниже следует информация об их доле (в процентах) в общей занятости19: Австрия 13 Нидерланды 8 Ирландия 13 Норвегия 6 Франция 12 Люксембург 5,5 Великобритания 12 Канада 5 Италия 11,5 Дания 5 Швеция 10,5 Новая Зеландия 5 Финляндия 10 Австралия 4 ФРГ 9 США 3 Бельгия 8 5. Во всех этих системах профсоюзы во многих отношениях не интегрированы в систему. Силы профсоюзов в разных странах неодинаковы. Ниже следуют оценочные сведения о доле членов профсоюза в общей численности рабочей силы (в процентах)20: Швеция более 55 Япония 30 Австрия 50 Канада 25 Бельгия 50 Чили 25 Великобритания 40 США 25 Аргентина 35 Франция 20 Нидерланды 35 Мексика 20 Италия 35 Индия менее 5 ФРГ 30 Большинство людей не считают профсоюзы производственной организаци- »й — такой, как семья, предприятие и государственное учреждение21. Их функцию ^е рассматривают как общественно необходимую — считается, что их узкая зада- 4а состоит в защите особых интересов собственных членов. Сами руководители профсоюзов часто именно так и формулируют цели своей деятельности. В этом они отличаются от лидеров бизнеса, которые никогда не высказывают сомнений в осуществлении ими общественных функций, даже если при этом их мотивация ограничивается получением прибыли. Забастовки, снятие определенных ограничений для рабочих и более высокие расходы на заработную плату, которых иногда удается добиваться профсоюзам, часто придают им амплуа разрушительного, а не созидательного социального института. Что касается работодателей, то даже те, кто привержен принципу коллективных переговоров, обычно продолжают смотреть на профсоюзы как на подрывную силу, противостоящую традиционной структуре корпоративной власти.

Члены профсоюзов зачастую сами враждебно настроены по отношению к своему профсоюзу. Последние десятилетия ознаменовались для европейского профсоюзного движения сдвигом процесса принятия решений о распределении работ и праве на работу от руководства профсоюзов, где действовали уже установившиеся профсоюзные процедуры, к спонтанно возникавшим обсуждениям на уровне низовых профсоюзных организаций22. В некоторых профсоюзах отношения между руководством и рядовыми членами не лучше, чем между работниками и работодателями. Что касается США, то там уже несколько лет идет фактическое сокращение численности членов профсоюзов как доли рабочей силы23. Сам тред-юнионизм все больше подвергается критике за свой эксплуататорский характер, поскольку его победы в виде увеличения заработной платы достигаются за счет не членов профсоюзов24.

Тем не менее тред-юнионизм часто является основой трудового законодательства. Он изменяет процесс утверждения заработной платы на рынке. Организуемые профсоюзами обсуждения и переговоры, процедура которых отработана до мельчайших деталей, заменили два применявшихся ранее способа установления размеров заработной платы: через конкурентные спрос и предложение, а также через монопольную власть работодателей25. Как на крайний пример, обратим внимание на Швецию, где переговоры о заработной плате для всей страны в целом проводятся на встречах одной организации рабочих и служащих с одной организацией работодателей. В США, напротив, переговоры проводятся на уровне предприятия или отрасли экономики. Каков бы ни был уровень коллективных переговоров, в результате определение размеров заработной платы оказывается в руках двух противостоящих групп, каждая из которых обладает свободой принимать решения по вопросам заработной платы.

В результате ставки заработной платы (цена труда) могут значительно откло няться от эффективных цен, что может обусловить неэффективное распределение ресурсов и, хуже того, вызвать инфляцию и безработицу. Экономисты расходятся во мнениях относительно того, являются ли в наше время коллективные переговоры основной причиной инфляции и безработицы. Однако представляется, что правительства не испытывают в этом никаких сомнений. Они стремятся убедить профсоюзы смягчить свои требования по заработной плате, экспериментируют с участием представителей государства в переговорах об уровне заработной платы или прямо инструктируют участников таких переговоров26. Экономический упадок Великобритании часто относят на счет требований профсоюзов, повышающих издержки выше уровня, который может позволить себе экономика страны (хотя информация, имеющаяся по данному вопросу, неоднозначна).

Конфликт между рыночной системой и тред-юнионизмом — ключевое явление для политико-экономической организации. Это, однако, лишь факт, а не суждение. Вопрос о том, каким образом конфликт будет разрешен, остается открытым. 6.

Ни одно государство не умеет использовать рынок как инструмент демократической публичной политики. Это предположение мы также пока оставим в виде гипотезы. Но подумайте: рыночная система исторически (и, как мы видели, совершенно без какой-либо необходимости) была привязана к частному предпринимательству и частной собственности на производственные фонды. До недавнего времени государства, оказывая поддержку, использовали ее такими способами, которые защищали эти институты. Рыночная система также ассоциировалась с упрощенной идеологией. Эти и другие обстоятельства позволяют сделать вывод, что частнопредпринимательским системам позволили возобладать над другими институтами (включая государство), и усомниться в том, что государственные политические деятели искусно используют данные системы в целях демократии27. 7.

Как бы плохо ни использовался рынок для целей демократии, сама политическая демократия возникает только в рыночно ориентированных системах*. Не все рыночно ориентированные системы демократичны, По-все демократические системы — рыночно ориентированы. Очевидно, что по причинам, не выясненным до сих пор, политическая демократия не может существовать иначе, как в комбинации с рынком. Это предположение пока подтверждалось без единого исключения.

В части IV мы рассмотрим основные процессы контроля со стороны населения и подойдем к частичному объяснению связей между демократией и рынком.

Если только не считать коммунизм формой демократии (см. главу 20 об альтернативных зна чениях этого термина).

<< | >>
Источник: Линдблом Ч.. Политика и рынки. Политико-экономические системы мира / Пер. с англ. — М.: Институт комплексных стратегических исследований. — 448 стр.. 2005
Помощь с написанием учебных работ

Еще по теме РЫНОЧНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ СИСТЕМА:

  1. Глава 8 РЫНОЧНО ОРИЕНТИРОВАННАЯ ЧАСТНОПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСКАЯ СИСТЕМА
  2. Почему все существующие полиархии — частнопредпринимательские и рыночно ориентированные?
  3. Глава 8. Рыночно ориентированная система частного предпринимательства
  4. Формирование и функционирование рыночных хозяйствующих субъектов как открытых социально ориентированных систем
  5. 7.2.6. Задачи контроллера в системе стоимость- ориентированного управления компанией
  6. 8.5. Рыночная система и роль государства
  7. Нерыночные и рыночные системы
  8. Математически рассчитанная рыночная система
  9. Руководитель корпорации — государственный чиновник в рыночной системе
  10. Охват рыночной системы
  11. 1.5. Система рынков и содержание рыночных отношений
  12. Рыночная модель социально-экономической системы туризма