<<
>>

Наставническая система

Наставническая система в идеализированной форме представляет собой, коротко говоря, массированный односторонний процесс убеждения, в ходе которого немногочисленная просвещенная правящая элита инструктирует массы точно таким же образом, как Руссо советовал учителю заниматься образованием ребенка и воображал, как «высший ум» преобразовывает каждого индивидуума8.

В мире не существует вполне развитой наставнической системы. Это всего лишь не до конца реализованный элемент коммунистических систем. Это, скорее, устремление, чем достижение, чаще маскировка принуждения, даже террора, чем независимая система контроля. Она, однако, является наиболее характерным и центральным идеологическим элементом китайского коммунизма при Мао, оказавшим влияние на многих людей, которые отвергли европейский коммунизм как бюрократический и репрессивный. И тем не менее в моделях нового социального строя, созданных коммунистами, наставнические и обычные системы власти всегда смешаны. В Китае возник конфликт двух моделей. Если «культурная революция» была попыткой Мао утвердить первую модель за счет второй, представляется, что по окончании «культурной революции» Китай начал возвращение к обычной модели власти.

Чтобы проиллюстрировать возможности метода организации, основанного в чрезвычайной степени на одностороннем процессе убеждения, нам понадобится создать ее упрощенную картину или модель. Она должна быть как можно более краткой и вызывать как можно меньше вопросов. Мы будем исходить из постулата, что элита является просвещенной в том смысле, что она информирована не меньше, чем руководство демократических стран, и с не меньшим уважением относится к фактам и обоснованным выводам. Мы предположим также, что элита не проводит умышленную и широкомасштабную эксплуатацию масс, хотя она может давать рационалистическое объяснение эксплуатации или изредка скатываться к ней.

Мы не станем исходить ни из предположения о ее полной компетентности в том, что лучше для масс, ни об отсутствии конфликта между элитой и массами.

Наставническая модель оказывается несколько более сложной, чем можно было бы предположить. Простой замены власти на убеждение в рамках обычной модели иерархической системы недостаточно. Как только производится такая замена, происходят и другие изменения.

Описывая их, мы будем в непропорционально большой степени опираться на примеры, заимствованные из опыта Китая, где наиболее ярко выражен наставнический элемент. Однако мы не намерены в этой главе описывать китайскую или иную политико-экономическую систему. Мы лишь предполагаем конкретизировать концепцию наставнической системы. Подобно авторитарной и рыночной системам, это абстракция; модель отбирает группу жестко связанных элементов из существующих в реальном мире смешанных систем.

Воспитание, новый человек и волюнтаризм

Наставническая система — это система социального контроля, осуществляемого путем одностороннего государственного убеждения, направленного не только на элиту или одну лишь бюрократию, а на все население. Это также система продвижения к предписанным из центра устремлениям, а не всеобщего участия в выборе целей общества.

«Убеждение», формально верное слово, вряд ли в достаточной степени отражает все разнообразие способствующих убеждению коммуникаций, применяемых в наставнической системе. Убеждение, информирование, идеологическая обработка, инструктирование, пропаганда, советы, консультации, увещевание, образование и контроль над мыслями — вот набор методов, рассчитанных на то, чтобы вызвать желаемую реакцию. Слово «воспитание» ближе любого другого слова к провозглашенным намерениям коммунистов, но нам придется писать его в кавычках, чтобы помнить: оно используется в целях маскировки.

Убеждение, или «воспитание», направлено прежде всего — но, возможно, лишь временно — на изменение личности, на создание «нового человека», как его часто называют в коммунистической литературе.

Мао говорит о необходимости «переделать людей вплоть до их душ». «Мы должны бороться с «я»9. «Фундаментальной задачей, — провозглашает Кастро, — является формирование нового человека, человека с глубоким сознанием своей роли в обществе, своих обязанностей и социальной ответственности...»10.

И для СССР, и для Кубы, и для Китая в одинаковой мере источниками шаблонов для нового человека послужили социалистическая мысль, роман Джорджа Оруэлла «1984» и викторианская Англия. Самоотверженность, сотрудничество, эгалитаризм, служба обществу сопряжены с долгом, прилежной работой, самодисциплиной, патриотизмом и консерватизмом в одежде, искусстве и сексуальном поведении11. Две черты новой личности являются незаменимыми. При по мощи «воспитания» пытаются создать людей, которые «самостоятельно» будут служить коллективным интересам, то есть по собственной инициативе делать то, для чего в других общественных системах требуется приказ или стимулирование. «Воспитание» также должно сформировать людей, которые добровольно будут выполнять особые задачи, поставленные перед ними государством или партией.

Деятельность, направленная на то, чтобы объяснить, оправдать, добиться согласия по всем задачам, отнимает слишком много времени; подобные усилия по убеждению следует посвятить стимулированию изменения личности и мотивированию к исполнению важнейших задач. Поэтому граждан необходимо просто убедить подчиниться власти лидеров, которые отныне будут ставить перед ними задачи12. Чем же тогда такая система отличается от обычной авторитарной системы? Новому человеку, как правило, не нужна обычная авторитарная система. В противном случае власть как «конечный» инструмент применяется только в тех случаях, когда на убеждение пришлось бы потратить слишком много времени и сил. Кроме того, такая власть базируется на том, что была установлена на силе одного лишь убеждения. Если подобные требования кажутся трудно выполнимыми, то это объясняет, почему наставническая система остается скорее устремлением, чем реальностью.

В сегодняшних коммунистических системах убеждение в рамках конкретных задач, например кампания, организованная с целью побудить жителей китайских городов добровольно ехать в деревню, часто маскирует скрытый приказ, подкрепленный принуждающей мощью государства и партии13.

Враждебность в отношении бюрократии

Наставнической системе обязательно требуется наличие иерархическо-бюро- кратической системы для организации наставников, то есть кадров, как сказал о них Ленин, «учителей, наставников и руководителей», занятых «воспитанием» граждан14. Можно было бы предположить, что в этом аспекте обычная система власти и наставническая система различаются только тем, что в первой бюрократия авторитарно отдает команды населению, а в последней такая же бюрократия «воспитывает» население. Разница, однако, более значительна. В рамках наставнической системы чиновники в составе государственной и партийной бюрократии сами подвергаются «воспитанию», вместо того чтобы получать авторитарные команды от высшей власти23. Стремясь снизить влияние бюрократии путем тщательного «воспитания» кадров, наставническая система проявляет идеологическую враждебность бюрократии, каковая нашла яркое выражение, например, в воззрениях Мао Цзэдуна15.

Мобилизация и революция

Контроль над коммуникациями, призванный обеспечить пассивное послушание населения, — старый политический метод. «Воспитание» в наставнической системе заходит гораздо дальше. Оно добивается активной реакции каждого — такой, как более напряженный труд на рабочем месте, доставка сельскохозяйствен ной продукции в города, работа на ирригационных проектах, уборка улиц, слежка за соседями по месту жительства, участие в малых группах взаимной критики, обучение неграмотных чтению.

«Воспитание», заявляют его приверженцы, не может быть результативным при сопротивлении людей, утвердившихся в капиталистическом окружении в привычках стремиться к личной выгоде и находиться в антагонистических отношениях с соотечественниками. Более того, чтобы сделать людей восприимчивыми к «воспитанию» со стороны государства, нужно снизить их восприимчивость к влиянию родственников, членов профсоюза, церковников, работодателя, домовладельца и всех прочих, с кем люди вступают в те или иные отношения.

Если человек по-прежнему прислушивается к мнению старейшин своей деревни, он не станет 74 Часть I

слушать своего наставника. Поэтому, если целью «воспитания» не была революция, оно является возможным методом социальной организации только в таком обществе, где уничтожены плюралистические ассоциации и привязанности, то есть в обществе, прошедшем революционное преобразование*.

Интенсивное и всепроникающее воспитание

Социальную трансформацию можно осуществить только путем интенсивного и всепроникающего воспитания. Должны использоваться все обычные методы коммуникации: пресса, радио, публичные заявления официальных лиц, стенгазеты, открытые собрания, классы, общественные празднования и церемонии. Кроме того, кадровые партийные работники проводят непрерывные собрания малых групп на рабочих местах и по месту жительства и наносят личные визиты гражданам для изучения идеологии, руководства самокритикой и разъяснения их общест- венных обязанностей. Договор жителей одного квартала в Пекине показывает, насколько далеко заходит «воспитание» — или заходило на пике наставнической работы в Китае. Жители, как ни неправдоподобно это могло бы показаться, договорились о следующем: «Усилить единство и взаимовыручку, помогать соседям, которые заняты или больны, критиковать других за недостатки и соглашаться с ответной критикой; предотвращать пожары, препятствовать подстрекательствам к скандалам, сообщать о прибытии и отъезде гостей; убирать улицы, канавы и туалеты, уничтожать мух и комаров; заботиться о личном здоровье и гигиене, принимать душ, менять одежду, мыть руки перед едой, мыть все продукты, одевать детей в соответствии с погодой; вести домашнее хозяйство «прилежно и экономно», контролировать расходы на еду, одежду, уголь, воду и электроэнергию; участвовать в занятиях по ликвидации неграмотности и регулярно читать газеты; следовать политике и декретам правительства, отвечать на все призывы правительства, участвовать во всех видах деятельности и передавать информацию тем, кто не может ходить на собрания»16.

Наиболее интенсивной обработке в первую очередь подвергаются, по крайней мере, в Китае, члены партии и государственные чиновники: «Каждый, кто хочет стать членом партии, должен пройти через процесс реформирования мышления.

Во-первых, партия собирает как можно более полное досье (танган) о нем и его

Политическую систему, в рамках которой централизованное руководство мобилизует позитивные реакции населения для совершения великих усилий наподобие экономического развития или социальной революции, в последние годы в некоторых кругах стали называть мобилизационной системой, что контрастирует и с традиционными авторитарными системами, и с рыночно ориентированными обществами, в которых энергия в основном направляется на реализацию личных устремлений. Некоторые авторитарные и все наставнические системы являются мобилизационными. См.: David Apter. «The Politics of Modernization» (Chicago: University of Chicago Press, 1965), chapter 10, где автор излагает свою более четко разработанную концепцию. прошлом. Затем на собраниях небольших групп партийцев он должен рассказать, день за днем, все подробности своей жизни, как общественной, так и личной. По ходу рассказа группа начинает интенсивную критику. Все это время человека заставляют анализировать себя с идеологических позиций с использованием соответствующей лексики. Таким же способом высказывают критические замечания со стороны группы. К тому моменту, как выступление заканчивается, все, что раньше было частным, становится общеизвестным до последней детали. Более того, человек находится перед враждебно настроенной группой, которая критикует каждую его ошибку. Когда сталкиваются противоположные мнения, противоречия становятся наиболее острыми. В этот момент отношение группы меняется и ее члены начинают «помогать» человеку прийти к правильной точке зрения»17.

Но и обычных граждан время от времени подвергают чрезвычайно интенсивной обработке: «...Каждого крестьянина необходимо было поднять до такого уровня сознательности, чтобы он лично взял слово и осудил своего помещика... Для этого исключительно важно было заставить помещика выразить свои истинные мысли и наделить крестьян сознательностью, чтобы они полностью «выразили свою горечь». Когда крестьянин, обвиняя, указывает на помещика, это значит, что он, наконец, победил свой традиционный благоговейный трепет перед воплощением власти старого правящего класса»18.

Рационализм

В то время как идеологическая обработка воздействует на бессознательные, иррациональные побуждения, наставническая система влияет на сознательное и рациональное; это различие столь фундаментально, что само по себе оправдывает концептуализацию «воспитания» как идеологического воздействия, отличного от того вида индоктринации, которая когда-то практиковалась в Германии и Ита-

19

ЛИИ .

В наставнической системе рациональность основывается на идеологии, которая, будучи один раз преподанной индивидууму, дает ему и «правильное» понимание социального мира, и руководящие указания для принятия собственных решений. Наставническая система полагается на простые моральные и эмоциональные призывы, дополняющие рациональное, но стержневым элементом в создании нового человека является его идеологическое воспитание, искренняя попытка поднять уровень его сознательного, обдуманного, взвешенного понимания20. От членов партии требуется еще более высокий уровень сознательности. Они долж ны выступать с трибуны и в прессе21. Все это возможно постольку, поскольку «воспитание» обычно предназначено для того, чтобы помочь людям открыть многие их истинные или объективные интересы, а, как правило, не для того, чтобы обманывать или эксплуатировать их.

Мао Цзэдун писал: «Можно запретить высказывать неверные идеи, но сами идеи не исчезнут... только используя метод дискуссии, критики и рассуждений, мы способны реально поддерживать правильные идеи и преодолевать неправильные». При необходимости Мао прибегал к принуждению; и тем не менее его рационалистические устремления кажутся настоящими, как это видно из проявленной им склонности к изменению мнения, а не к уничтожению его носителей22.

Новая формула эффективности и творческих способностей

Внимание, уделяемое «воспитанию», и интенсивность «воспитания» кадров вместе с неприятием бюрократии поддерживают одну из центральных особенностей наставнической системы, ее, возможно, наиболее существенную цель. Она состоит в том, чтобы полагаться на энергию и находчивость индивидуума, а не на социальную координацию — гораздо в большей степени, чем в обычных авторитарных или рыночных системах.

В социальной организации очень многого можно добиться одним из двух путей: во-первых, через тщательно отлаженную координацию индивидуальных усилий — достижение, высоко оцениваемое как в рыночной, так и в административной теории; во-вторых, можно каким-либо образом стимулировать каждого из участников, в очень слабой степени координирующих свои действия с другими, превысить обычный уровень личных достижений или инновации. Все социальные системы используют оба механизма, но в наставнической системе доминирует второй. Исходное положение состоит в том, что все прочие системы чрезмерно расточительны, поскольку не используют энергию и находчивость индивидуума. Чтобы «пустить в ход огромный резервуар энтузиазма, энергии творческих способностей», «воспитание» предоставляет массам «знания, позволяющие направлять их энергию более продуктивно»23. При этом требуется решить такую серьезную проблему, как инертность людей и организаций.

Вследствие этого в наставнической системе обычные заботы бюрократов о координации выполнения заданий уступают место более свободным формулировкам задач. Подобные задания оставляют каждому участнику альтернативу для определения собственной ответственности и соответствующих обязательств подойти к своей работе со всей своей энергией, находчивостью и изобретательностью. Это изменение подхода относится как к кадрам, так и к обычным гражданам, как нерабочем месте, так и при исполнении общественных обязанностей. Более мягкая координация также означает значительную децентрализацию процесса принятия решений в сравнении с обычной бюрократией, а кроме того, высокий уровень взаимного приспособления -— но не между высшими руководителями, а среди обычных граждан и кадровых работников.

Наставническая система идет еще дальше. Техническая компетентность уступает место правильной (в результате «воспитания») позиции. Находчивость и инновационная энергия превосходят эффективность технической квалификации. Конкуренция между двумя путями к эффективности проявляется в сохраняющихся в китайской администрации противоречиях между партийными бонзами и экспертами24.

Сдвиг приоритетов от технической компетенции к правильному поведению означает, что управляющий-наставник или кадровый работник в большей степени «универсал», а не узкий специалист. Он меньше развивает в себе качества обычного, «специализированного» бюрократа, лучше видит общую картину, частью которой он сам является. Благодаря широте подхода он становится в целом более изобретательным. В любом случае предполагается, что подход специалиста порождает неравенство и подрывает социальное согласие25. Дюркгейм может быть и прав, заявляя, что органическая солидарность, порожденная взаимозависимостью специалистов, превосходит механическую солидарность, основанную на схожести индивидуумов, однако считается, что специализация функций становится чрезмерной, изолируя людей друг от друга рангами, манерой проявления уважения, взаимным недоверием, бездушием и бесчисленными проявлениями непонимания26.

Упор наставнической модели на децентрализацию, инициативу, находчивость и компетентность широкого профиля имеет аналог в рыночно ориентированных системах. Он проявился в ходе недавних экспериментов по организации труда, когда управляющие останавливают конвейер, бригады рабочих сами ставят задания, и время от времени рабочие осуществляют смену деятельности, вместо того чтобы делать постоянно одно и то же. Инновации подобного рода могут широко распространиться только при наличии прошедших перевоспитание рабочих и граждан. А такое предположение лежит в основе понятия «воспитание» в наставнической системе.

Велико расстояние, отделяющее веру Адама Смита в эффективность разделения труда от веры наставнической системы в производительность прошедших «воспитание» новых людей. И тем не менее ни Смит, ни его последователи в рыночной идеологии никогда не забывали полностью об индивидуальных стимулах. Действительно, большей частью обычная аргументация рыночной системы зависит от постоянно действующих, конкретных и сильных индивидуальных стимулов в денежной форме. За последнее время как движение за «человеческие отношения в промышленности», так и возродившийся интерес среди профессиональных экономистов к источникам экономической эффективности и инновации вновь усилили внимание личной изобретательности и творческим способностям2'. Известное и в остальном мире представление наставнической системы об энергии и находчивости как результате «воспитания» не может быть отвергнуто как нечто нереальное. Оно ставит своей задачей революционное преобразование человеческой энергии путем эффективного использования того, что в других системах во многом не учитывается.

<< | >>
Источник: Линдблом Ч.. Политика и рынки. Политико-экономические системы мира / Пер. с англ. — М.: Институт комплексных стратегических исследований. — 448 стр.. 2005

Еще по теме Наставническая система:

  1. Базовые методы социального контроля
  2. Убеждение как система контроля
  3. Наставническая система
  4. Гуманная система?
  5. Политическая партия в коммунистических системах
  6. Наставнический компонент на Кубе
  7. Разработка политики и планирование в коммунистических системах
  8. Глава 4. Система убеждения и наставнические системы
  9. Глава 21. Наставническое «воспитание» и моральные стимулы
  10. МЕРОПРИЯТИЯ ПО ВНЕДРЕНИЮ СИСТЕМЫ
  11. Базовые методы социального контроля