<<
>>

Моральные стимулы для сельской и городской рабочей силы

История применения моральных стимулов для сельских и городских рабочих, работающих по найму и получающих заработную плату, несколько светлее, чем история сельского хозяйства, по крайней мере, в Китае26.

Средства управления рабочей силой

В коммунистических странах распределение и активизация рабочей силы всегда, и в настоящее время тоже, по большей части производится путем комбинированного воздействия методами авторитарного управления и рыночных стимулов. Моральные стимулы следует рассматривать именно в этом контексте.

Как в странах с рыночной экономикой, в большинстве коммунистических стран для привлечения рабочих к выполнению определенных задач или принуждения их к переходу с одной работы на другую используется предложение оплачиваемой работы. Во всех коммунистических системах рыночными стимулами, действующими на рабочую силу, манипулируют высшее руководство и работники плановых служб, чтобы побудить рабочую силу делать то, что для них запланировано органами власти, хотя в сегодняшнем Китае рыночные манипуляции, возможно, не имеют большого значения. Например, заработная плата в неприоритетных специальностях удерживается на более низком уровне. В сельском хозяйстве и в торговле заработная плата ниже, чем в промышленности, транспорте и строительстве27.

Авторитарное распределение рабочей силы органами власти дополняет имеющиеся рыночные механизмы распределения. До недавнего времени СССР пытал- ся использовать паспортную систему, чтобы контролировать перемещение рабочей силы из сельских хозяйств в города. Во время Второй мировой войны и в некоторые другие периоды времени в Советском Союзе рабочие места «замораживались» и рабочие должны были оставаться на своих рабочих местах, все перемещения на другую работу допускались только по правительственному разрешению; иногда распределению подлежали рабочие редких и дефицитных специальностей. Сегодняшнее положение характеризуется относительно свободным передвижением и свободным выбором работы. Сегодня на государственном распределении в принципе остаются — и всячески стараются от него уклониться, — может быть, только дипломированные специалисты — выпускники производственно-технических училищ и вузов после окончания обучения, а также члены Коммунистической партии и коммунистических молодежных организаций. Восточноевропейские страны в этом отношении очень сильно похожи на СССР28.

Китай отличается тем, что направления на работу чаще имеют принудительно-обязательный характер. Со времени «культурной революции» все рабочие места в промышленности распределяются по распоряжению органов власти29. Рабочие не могут без разрешения уволиться с работы. Контроль за перемещением и занятостью рабочей силы, в общем, осуществляется с целью предотвратить перемещение сельских рабочих в города, а также стимулировать городских рабочих передвигаться в сельские районы30. Особенно во время «большого скачка» Китай отбирал миллионы студентов, офисных работников, учителей наряду с крестьянами и солдатами для работы в специальных трудовых проектах — в частности, на строительстве плотин и шлюзов по проектам сохранения водных ресурсов31.

На Кубе рабочим нельзя уволиться без разрешения правительства32. Кроме того, большое количество работ, предполагающих неполную занятость, является обязательно-принудительными — иногда их обозначают как «добровольные». Выполнение определенных отработок требуется от студентов, а также простых рабочих.

По различным оценкам, 8-12 процентов задач, которые обычно выполняются оплачиваемой рабочей силой, на Кубе выполнялись неоплачиваемой рабочей силой того или иного вида33. Но сейчас использование «добровольной» рабочей силы строго ограничивается в пользу применения оплачиваемой рабочей силы34. Другой отличительной особенностью использования власти для организации рабочей силы является обязательная воинская служба в рядах вооруженных сил. Армия, часть которой разоружена, всегда играла роль большой административно управляемой рабочей силы35. «В мирное время — все для производства. В военное время — все для обороны»36. Однако, хотя в настоящее время армейские рабочие бригады отделяются от армии, они по-прежнему организованы по принципу вооруженных сил37.

Коммунистические правительства не делят свою власть над рабочей силой с профсоюзами. Хотя во время «культурной революции» в Китае профсоюзы были временно распущены, обычно в коммунистических странах таковые имеются, но играют роль правительственного агентства. Их основные функции заключаются в том, чтобы увеличить производительность труда рабочих и тщательно следить за

20

эффективностью труда директоров .

Программы профессионального обучения — еще один метод распределения рабочей силы. Хотя такой распределительный механизм используют все политико-экономические системы, в коммунистических странах он применяется наиболее сознательно и претенциозно. Так, по некоторым оценкам, через девять лет после Освобождения число китайских рабочих, обучающихся в специализированных профессионально-технических школах, выросло в четыре раза. Кроме того, более 90 процентов инженеров и научных работников Китая получили высшее профессионально-техническое образование после Освобождения. По росту населения, получившего высшее образование, Китай в два раза опережал Индию — даже при том, что естественная скорость аналогичного роста в Индии после получения независимости в 1947 году сама по себе была чрезвычайно высокой39.

Заявляя о своей противоположности рыночной системе и фактически резко минимизировав ее роль в промышленности, Советский Союз и Китай, тем не менее, убеждением или силой заставили миллионы женщин выйти на рынок труда. По различным оценкам, после Освобождения в 1949 году и вплоть до 1960 года количество женщин-работниц на китайском рынке труда, за исключением занятости в сельскохозяйственных отраслях, выросло с 600 тысяч до 8 миллионов человек; к 1963 году женщины составляли одну четвертую от числа работников на городском рынке труда. Советский Союз зашел еще дальше; здесь приблизительно половину численности работников промышленности составляют женщины40. Парадоксально, что для женщин в городах участие в отношениях на рынке труда более типично в коммунистических системах, чем в полиархических странах с рыночной экономикой.

Введение моральных стимулов

Эксперимент с моральными стимулами не является простой отменой только что описанных средств управления посредством рынка труда. Вместо этого он проводится в двух умеренных, дополняющих его, формах. Первая — сокращение различий в заработной плате, премиальных вознаграждениях, сдельной оплате труда, оплате сверхурочных и других различий в денежном вознаграждении; а вторая — внедрение механизмов «воспитания» с целью заставить рабочего откликнуться на обращения правительства трудом с максимальной отдачей на своем рабочем месте, не думая о денежном вознаграждении. Для эффективного воздействия пущена в ход вся армада методов наставнического воздействия.

По сравнению с европейскими коммунистическими странами, Китай весьма расчетливо и экономно использует выплату премий, сдельную оплату труда, сверхурочные и другие особые денежные вознаграждения; кроме этого, как мы видели в предыдущей главе, сокращены различия в уровнях заработной платы41. В период наиболее активного движения к созданию системы морального стимулирования Куба обогнала Китай. Даже если в настоящее время кубинцы многому смогли научиться у китайцев в отношении отмены денежных стимулов, ранее приобретенный Кубой опыт сохранил свое непревзойденное значение.

Существует мнение, что ключевым моральным стимулом является призыв, содержащийся в маоистском лозунге «Служить людям!» и, как выразился Кастро, в осознании «чувства солидарности и братства между людьми». Удовольствие от самой работы — еще одна основная тема, хотя ее используют как вспомогательную. Кастро сказал: «И если мы хотим, чтобы все люди однажды работали с таким воодушевлением, одного чувства долга будет мало. [Этого вида] морального побуждения будет недостаточно. Необходимо, чтобы чудесная, удивительная природа самой работы, управляемой интеллектом человека, стала одним из основных побудительных стимулов [труда]»42.

И на Кубе, и в Китае моральные стимулы своей результативностью во многом обязаны стремлению к равенству, которое призывает к сокращению рыночных стимулов. Эффективность такой мотивации обусловлена в первую очередь принятым принципом простоты и аскетизма, в соответствии с которым предпочтение отдается стимулам, стоимость которых меньше величины реального дохода. Многим в своем успешном развитии она также обязана марксистской антирыноч- ной идеологии. Наконец, во многом ее определило стремление руководства привить чувство ответственности национальному сообществу.

И все же на практике на Кубе и в Китае — ив меньшей степени в европейских коммунистических странах — общей формой морального стимулирования было соревнование: за почетный знак, за знамя, за титул или звание — например, за советское звание «Герой труда», за кубинское «Знамя Первомая» или кубинскую же награду «Герой-партизан», за китайскую награду «Трудовой герой». Рабочие также соревнуются друг с другом за получение поездок за рубеж, дорогостоящих товаров народного потребления, приглашения на престижные встречи и даже за возможность взять интервью у Фиделя или Председателя Мао43. Заметим, что не всегда «моральные» стимулы действительно имеют нематериальную природу44.

Награды обычно присуждаются победителям «социалистического соревнования» — конкуренции в некоторой институционализированной форме. На Кубе рабочим и группам рабочих присуждались баллы в зависимости от показателей выполнения плана, а также за качество, взаимопомощь, точность и профессиональное совершенствование. В этом отношении система моральных стимулов заменяла песо нематериальными очками-баллами и действовала как своего рода ценовая система, в которой баллы и очки, а не размер денежного вознаграждения, варьировались так, чтобы добиться определенных показателей труда45. В последние годы социалистическое соревнование было связано с выплатой премий и распределением товаров народного потребления.

Впервые широкое распространение социалистическое соревнование получило в Советском Союзе. С 1935 года велась активная массовая кампания, в рамках которой стимулировалась конкуренция между рабочими, а чаще между группами рабочих с целью повторить и, по возможности, превзойти трудовой рекорд шахтера Алексея Стаханова, который за смену добыл 102 тонны угля46. Однако начало кампаний по проведению трудовых соревнований относится по крайней мере к 1930 году47.

Социалистическое соревнование как институт весьма похоже на центр «социальной реабилитации» при переходе от рыночной конкуренции к мотивации служить обществу. После того как стремление создать «нового человека» завладело Кастро, применение соревнования пошло на убыль, уступая место менее соревновательным формам мотивации, а затем получило новый импульс, хотя уже с большими материальными и меньшими моральными вознаграждениями48. В Китае сорев-

49

нования вызывают множество споров и дискуссии, но все еще проводятся .

Другим моральным стимулом является участие в управлении. На Кубе и в Китае рабочих привлекают к различного вида собраниям и встречам с должностными лицами, директорами предприятий или другими рабочими с целью обсудить возможные способы улучшения производства, обдумать политику предприятия, оценить результаты труда друг друга. Один из экономистов после поездки в Китай сообщает о примере, который, по его мнению, хорошо отражает ситуацию в промышленности, которую он наблюдал: «Вторая велосипедная фабрика в Тяньцзине получала много жалоб от покупателей на то, что ее велосипеды слишком медленные и тяжелые. Фабрика решила усовершенствовать старую конструкцию цепи передачи с помощью подшипников так, чтобы на велосипеде было легче ездить, но оказалось, что это увеличит его стоимость... Можно ли в необходимой степени улучшить качество без увеличения стоимости?.. Обдумав проблему, руководство фабрики поставило цель выполнить «генеральную линию», суть которой выражалась лозунгом: «Больше, быстрее, лучше и дешевле».

..Весь персонал фабрики стал посещать различные собрания и участвовать в деятельности многочисленных команд, сформированных для выработки решений и включавших руководителей, технических работников и рабочих. Работники фабрики подали более 300 новаторских предложений по осуществлению экономии...»50

Трудно понять, как следует интерпретировать такие случаи. Действительно ли это широко распространенная практика? На многих из тех, кто побывал в Китае, безусловно, инновационный дух народа произвел большое впечатление51.

Совещания на рабочих местах не обеспечивают передачу управления предприятиями в руки работников. Их задача — создать у работников ощущение сопричастности и в действительности содействовать их участию в выполнении планов, разработанных в «верхах». Производственные совещания в Советском Союзе выполняют некоторые из этих функций, но в большей степени тщательное совершенствование рабочего через привлечение его к участию в разнообразных малых группах и массовых собраниях заметно на Кубе и в Китае. Но даже в Советском Союзе производственные советы вкупе с другими формами взаимообмена и инструментами массовой пропаганды смогли успешно создать, как на Кубе и в Китае, идеологию производства. Производство становится такой очевидной и ясно очерченной коллективной целью, какой, возможно, никогда не является в странах с рыночной экономикой52.

Моральные стимулы, как и наставническое «воспитание» в целом, и в Китае, и на Кубе часто являлись прикрытием для осуществления прямых полномочий власти и часто — принуждающих действий власти. На Кубе, например, рабочих, которые не откликаются должным образом на моральное поощрение, переводят на другую работу, иногда помещают в исправительные трудовые лагеря, публично высмеивают в стенгазетах; иногда им сокращают зарплату53.

Достижения

«Деньги, — сказал Кастро — это отвратительный посредник», и его нужно устранить как можно быстрее54. Так что интерес Кастро к моральным стимулам, возможно, имеет более практический характер, а не просто является принципиальной установкой. Кастро стал сторонником морального стимулирования под влиянием Че Гевары, который ставил применение моральных стимулов очень высоко и старался всемерно развивать — особенно после того, как обнаружил, что Куба не в состоянии добиться достаточного прогресса одновременно на двух фронтах: в потреблении и в увеличении инвестиций в рост производства. Именно тогда он пришел к решению использовать для мотивации населения на Кубе не повышение зарплат, на которые люди захотели бы покупать больше товаров народного потребления — ведь последних не было, — а моральные стимулы’’5.

Применение морального стимулирования на Кубе происходило с середины 1960-х годов и приблизительно до 1970 года. С 1970 года Кастро вновь ввел систему норм выработки и шкалы зарплат, оценки производительности работ, ограничений бесплатного распределения товаров, распределения товаров народного потребления длительного пользования через рабочие центры, где они могли использоваться для поощрения в качестве материальных стимулов36. Он также явственно пересмотрел свой ранний энтузиазм относительно создания «нового человека», признав, что для развития у людей необходимого нового самосознания потребуется больше времени, чем он предполагал ранее37. В этот период Китай также колебался между различными вариантами сочетания рыночных и моральных стимулов.

Кубинское руководство считало моральное стимулирование не очень удачным методом. Кубе досаждали такие проблемы, как низкая производительность, слабая рабочая дисциплина, необыкновенно высокое число прогулов — само кубинское руководство признавало все эти проблемы угрожающими. Производительность труда в сельском хозяйстве и промышленности не соответствовала требованиям, промышленность выпускала товары низкого качества. Производство валового национального продукта за несколько лет уменьшилось, а не возросло, и, весьма вероятно, в 1970 году кубинский ВНП был меньше, чем в 1959 году58.

Производительность неоплачиваемой рабочей силы на Кубе была низка не только из-за отсутствия стимулов, но и также потому, что директора использовали ее весьма расточительно — ведь им не надо было за нее платить. Откровенное признание Кастро этой проблемы указывает на ее значимость и распространенность. «Руководители, — сказал Кастро, — ...пытаются решить все свои проблемы с помощью неоплачиваемой рабочей силы... Часто такую рабочую силу используют для того, чтобы заменить смену сельскохозяйственных рабочих, которые работают всего три-четыре часа в день... [Каждый] ищет самых легких решений вместо того, чтобы смотреть в корень проблемы и искать ее принципиальное решение»59.

Другие любопытные примеры подобных сбоев свидетельствуют о наличии если не постоянных, то, по крайней мере, переходных проблем при отказе от принципа денежной заинтересованности; например, щедро раздаваемые по необычайно низким ценам сахарные пайки скармливались курам и поросятам60.

Кубинские кампании соцсоревнований получили оценку — однако, остается достаточно места для высказывания различных суждений — как «негибкие, сложные, формальные и бюрократические»; они «не вызвали поддержки со стороны на родных масс». По-разному оценивались проводимые на рабочих местах собрания и совещания по обсуждению планов предприятия. Ряд обозревателей с удовлетворе нием отмечали, что в проведении этих собраний рабочие задействованы не очень сильно; другие обозреватели полагают, что степень задействования достаточна61.

Куба не раз оказывалась отброшенной назад вследствие интенсивного использования моральных стимулов в сельском хозяйстве из-за того, что эта практика приводила к торможению производства сельскохозяйственной продукции; стране приходилось бороться с массовым забоем крестьянами домашнего скота, когда их лишали достаточных рыночных стимулов для его содержания.

У Китая не было такой серьезной проблемы неэффективности морального стимулирования в промышленном производстве, с которой пришлось иметь дело Кубе; на протяжении двадцати лет Китаю удавалось удерживать низкий уровень заработной платы с целью стимулировать рост производства в процессе достижения постоянного роста производительности труда. Это замечательное достижение стало возможным благодаря либо применению моральных стимулов, либо непосредственному авторитарному управлению рабочей силой62. То, что применение моральных стимулов продолжалось, также может свидетельствовать о более прагматичном и предусмотрительном подходе к экспериментированию с ними, а, кроме того, отражает реставрацию денежного стимулирования труда в сельском хозяйстве, происходившую несколько раз в особо критические моменты.

Ни трудности Кубы, ни осторожность и предусмотрительность Китая в использовании моральных стимулов не являются исчерпывающим доказательством того, что моральное стимулирование нельзя сделать эффективным. В обеих системах моральные стимулы вводились как сопутствующий элемент при попытке создать «нового человека» — а не после такой попытки. Если современный человек на Кубе не откликнется должным образом на попытку применить к нему моральные стимулы, все-таки остается еще вероятность, что «новый человек» откликнется. Кроме того, под давлением экономических трудностей и проблем практически не оставалось времени для должной апробации стимулов; постоянная же гонка по перевыполнению прошлогоднего плана и улучшению прошлогодних показателей совершенно лишали терпения руководство. Свою твердую приверженность применению моральных стимулов в производстве Кастро сохранял всего лишь пять лет. Кроме того, в обеих странах потенциальная эффективность применения моральных стимулов ослаблялась значительной дезорганизацией в управлении и планировании сроков работ, неудивительной в переходный революционный период, особенно принимая во внимание то, что для неопытных директоров менеджерские обязанности были в новинку. Наконец, в обеих странах эффект от применения моральных стимулов был ослаблен также явным и очевидным для простых рабочих и крестьян предоставлением преимуществ и льгот директорам, работникам бюрократических организаций, партийным должностным лицам — несовместимым с эгалитаристскими призывами ко всеобщему материальному равенству, которые лежат в основе применения самих моральных стимулов63.

При практически полном отказе от призыва к альтруизму национального масштаба на Кубе и, возможно, в Китае обе страны продолжают полагаться на альтруизм членов малых групп взаимодействующих участников. Так, на смену коммуне в сельском хозяйстве Китая приходит бригада (которая является иногда кланом или семьей в расширенном составе). Каждая бригада получает оплату общего труда как единая структура, а распределение заработанных средств между ее членами остается на усмотрение бригады. *

* *

«Деньги, — писал молодой Маркс, — .. .это универсальный беспорядок и перемещение всех вещей, перевернутый мир, смешение и перемещение всех естественных и человеческих качеств»64. Именно эта тема, подхваченная на Кубе и в Китае, а также первое время в СССР, стимулировала самый революционный аспект коммунизма — попытку заменить денежно-материальные стимулы моральными. Кроме того, как мы видели, эта идея всегда была не более чем в высшей степени ограниченной попыткой. И всегда попытки применения моральных стимулов сталкивались на практике с проявлениями отказа от денежно-материальных стимулов в пользу старой авторитарной власти, причем часто в самых насильственных формах.

<< | >>
Источник: Линдблом Ч.. Политика и рынки. Политико-экономические системы мира / Пер. с англ. — М.: Институт комплексных стратегических исследований. — 448 стр.. 2005

Еще по теме Моральные стимулы для сельской и городской рабочей силы:

  1. 16.6.1 Смертность городского и сельского населения
  2. Разница между городским и сельским ростовщичеством.
  3. Глава 21. Наставническое «воспитание» и моральные стимулы
  4. Организация рабочей силы
  5. Требования в области охраны окружающей среды при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции городских и сельских поселений
  6. 11.5. Дефицит рабочей силы
  7. Мировой рынок рабочей силы
  8. Воспроизводство рабочей силы
  9. СЕГМЕНТАЦИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ
  10. 11.8. «Равновесие» рынка рабочей силы
  11. Как надо изучать рынок рабочей силы?
  12. СЕГМЕНТАЦИЯ РАБОЧЕЙ СИЛЫ
  13. 11.4. Рынок рабочей силы с ограниченными ресурсами