Задать вопрос юристу

КОКОМ еще действует

В 1993 году правительство сократило закупки у ВПК вооружений для российской армии почти на 70 процентов. Заводы не остановились, просто сократили выпуск продукции, уменьшили рабочую неделю. Генералитет в принципе согласен отказаться от всего (!) набора вооружений и...
перейти к производству новых систем. Но коварные американцы не спешат отменить ограничения на продажу высоких технологий России и не пускают русских на мировой рынок вооружений. Кремль недоволен: ни денег, ни доверия со стороны Запада не видно. Промышленные директора прекрасно знают, что могут создавать лишь плохонькие аналоги того, что США продемонстрировали во время войны с Ираком. Россия неспособна производить высококлассные моторы и электронику. Конечно, кое-что делать умеем. Например, советская крылатая пакета SS — 22, известная у американцев как «Санберн» («Солнечный ожог»), способна лететь над поверхностью моря на высоте 3 метров со скоростью, в 2,5 раза превышающей скорость звука, — 1900 миль в час, — а перед тем как сбить цель, совершает мешающие ее сбить маневры. Ракета столь феноменальна, что способна поражать любые американские электронные системы ПВО, предназначенные для отклонения вражеских ракет с их курса. Украина продала 6 таких ракет Ирану по 600 тысяч долларов за каждую, и это только начало сделки. США, дабы предотвратить дальнейшее расползание по миру этого опаснейшего оружия, оказались вынуждены попытаться на корню скупить у России и у Украины все производство таких ракет на ближайшие 10 лет. Американский ВМФ выкладывает на эту противокорабельную ракету 3 млрд. долларов и включает ее в свой арсенал. Лет пять-десять назад ЦРУ пришлось бы организовать любой ценой закупку или похищение одной такой ракеты, делать с нее копии и т.д. «Известия» (22.07.1993) рукоплескали возможности такого контракта, дающего работу не одному военному заводу России и Украины. Спрашивается, испытывают ли такой же восторг США и другие страны НАТО от такой нашей прыти? По мнению Пентагона, к 1992 году США отставали от России лет на 15 в работах по созданию рентгеновского лазера с ядерной накачкой. Все попытки американской разведки «добрать» необходимую ей информацию у русских были тщетны. США успокоились Лишь после того, как Ельцин преподнес Бушу царский подарок: мы раскрыли всю нашу документацию по данному «оружию XXI Века», обменялись бригадами ученых. Россия перестала также глушить и шифровать информацию во время испытаний своих межконтинентальных баллистических ракет с 4 февраля 1993 года сроком до ноября 1993 года. «Не все наши ракеты и вооружения так совершенны. SS — 25 фактически беззащитна из-за колоссальных грузогабаритных характеристик, a SS — 20 имеет впятеро меньшую точность доставки «Ядерной боеголовки по сравнению с ее аналогом — американским «Трайдентом». По словам эксперта Петра Белова («Век», № 21, t993), заместитель начальника вооружений МО РФ академик Инженерной академии генерал В.Дементьев «объявил о решении в в полном объеме восстановить производство стратегических вооружений». В основном, этих самых SS — 25 и SS — 20. Абсурдность ситуации — с любой точки зрения — очевидна. Чтобы наши заводы не стояли? А в то же самое время в Воткинске, на проходной завода американцы поставили рентгеновскую установку для просвечи вания выходящих железнодорожных вагонов в целях непроизвод- ства ракеты SS — 20. Когда же надоест нашим генералам играть на наши гроши в кошки-мышки с богатыми США? Может, наши генералы гордятся, что ЦРУ тайком вынуждено закупать в странах СНГ образцы всех самых современных советских систем вооружений? Чтобы как-то занять российские КБ, занятые проектированием и строительством систем управления для баллистических ракет (еще вчера нацеленных на США), американцы вынуждены заключать с ними контракты на поставку на 200 млн. долларов аппаратуры для сверхпроводящего суперускорителя в штате Техас стоимостью до 10 млрд. долларов (ввод в действие кольцевого тоннеля в 87 км на глубине 5 метров — 1999 год). Может быть, и с некоторой выгодой для себя, но США просто вынуждены «опекать» российские оборонные ноу-хау, возить по программам бизнес-образования к себе за океан десятки и сотни руководителей наших военных заводов, пытаться создавать СП, финансировать конкретные разработки в России. Не случайно и то, что «политика активной поддержки России вызывает все большую критику в США» («Коммерсант», 6.07.1993) . Американские эксперты из влиятельной организации «The Heritage Foundation» (г. Вашингтон) назвали летом 1993 года три направления, где политика России уже сейчас «вступила в столкновение» с американскими интересами — это стремление Москвы защитить боснийских сербов, «проволочки» с выводом войск из Балтии и продажа оружия странам «третьего мира». Наши ультраправые посылали своих боевиков в Югославию, российские солдаты стали разменной монетой на торгах с прибалтами, наше оружие и технологии попадают любому платежеспособному зарубежному клиенту, пусть даже пособнику международного терроризма. Во всех трех причинах неудовольствия США — в роли «enfant terrible» наши ВПК и армия. Американские политики не исключают «российской угрозы». Но пока затишье, и они заняты перековкой своих дорогих мечей на дешевые — по предвыборным обещаниям Клинтона он должен вдвое сократить военный бюджет за четыре года; он также повысил налоги на корпоративную прибыль, что автоматически толкает крупные корпорации на внешние рынки с более дешевой рабочей силой. А что ждут русские от США? Согласно многим опросам общественного мнения — в первую очередь получение доступа к передовым технологиям Запада, затем обучение наших специалистов и создание Западом своих самостоятельных предприятий в России, приглашение иностранных специалистов к нам в качестве мене джеров. И уж только в конце данного списка приоритетов — ожидание долгосрочных кредитов, политическая поддержка демократических реформ в России, посылка нам гуманитарной помощи и массовые поставки продуктов питания и потребительских товаров данные опроса ВЦИОМ, «Радикал» № 38, 1992). А что Россия получает, в действительности, от Запада, и от США? В основном все то, что идет с конца вышеприведенного списка: гуманитарные продовольственные посылки и широковещательные заверения в моральной поддержке наших реформ. 54 процента опрошенных американцев — по заказу журнала «Тайм» и CNN — высказались против увеличения помощи России («Гласность», 27.05.1993, запрещена после путча в октябре 1993). И это несмотря на то, что США, спасибо Горбачеву и Ельцину, с 1990 года прекратили, сократили или заморозили деятельность на 704 военных базах по всему миру, т.е. почти на 42 процента уменьшили свое военное присутствие в мире («Московские новости», ii.04.1993). Американская разведка предупреждает, что в ближайшие годы самым крупным источником беспокойства для США может стать бывший СССР. Причем и в случае возможного распада России, и в случае ее возврата к прокоммунистическим ценностям.
Именно поэтому американцы продолжают нами «заниматься» вплотную. Выкачивают в свои суперкомпьютеры содержимое всех наших банков данных в министерствах, НИИ, заводах и т.д. Берут на постоянное жительство в США цвет нашей технической интеллигенции из всех стран СНГ. Приезжают к нам, дают советы, входят в курс наших. дел, любят вести переговоры и дискуссии с нашей «оборонкой», ездить по СНГ на те заводы, куда еще никогда не ступала нога иностранца, финансируют программы ядерного разоружения в СНГ (400 млн. долларов), подарили вот 684 «бронированных одеяла» для безопасной перевозки ядерных боеголовок, поставят уйму специальных контейнеров для хранения ядерных материалов. Но России, как уже говорилось выше, не кредиты и подачки Нужны от Запада, а свободный обмен высокими технологиями и свободная торговля со всем миром. Эти наши запросы, конечно, УТОПИЯ — так не бывает. Наша планета уже не существовала бы, если бы не было КОКОМ, т.е. строго соблюдаемой и очень деталь- вой процедуры ограничений на то, чем и с кем можно торговать. КСОКОМ (Координирующий комитет по многостороннему контролю стратегического экспорта) со штаб-квартирой в Париже — очень серьезная западная организация. На попытки становления демократии в России шлагбаум КОКОМ лишь чуть-чуть приподнялся и замер в ожидании. Россия должна на правовом уровне гарантировать, что полученные от Запада техника и технологии не будут использоваться в военных целях. Кроме того, Россия должна создать национальную систему экспортного контроля, адаптированную к рыночной экономике и исключающую возможный реэкспорт западных технологий двойного назначения в третьи страны, проводящие агрессивную внешнюю политику или имеющие нестабильные режимы. Наше технологическое отставание от Запада запрограммировано им и строго соблюдается. Но просветы есть: вся юридическая сторона переговоров россиян с КОКОМ закончена, мы согласились в 1993 году на соблюдение всех западных требований. В том числе и на полный и свободный контроль продавца на месте, с тем чтобы узнать используется ли контролируемая покупка в заявленных целях. Россия уже закончила введение импортного сертификата, т.е. гарантирует полномасштабную систему экспортного контроля. И, по мнению экспертов российских МИД и МВЭС, уже в 1994 году мы сможем, наконец, вслед за Венгрией и Польшей, получить полный доступ к товарам и технологиям из общепромышленного списка КОКОМ. Это только начало процесса, который в любой момент может быть остановлен из-за проявлений нашей злой воли или обычного разгильдяйства. Тесты на доверие у КОКОМ эффективны, так как предусматривают четырехступенчатую и многолетнюю систему доступа к высоким технологиям: (1) первое время для доступа контролируемой страны к товару или технологии двойного (гражданского и военного) назначения требуется единогласное решение всех членов КОКОМ; (2) чуть позже, если все протекает благополучно, поставки осуществляются после проверки экспертами комитета непричастности предприятия покупателя к производству военной техники; (3) при следующей фазе еще более благоприятного отношения уже не КОКОМ, а то или иное правительство само принимает решение о продаже товара в контролируемую страну; (4) и наконец, все ограничения отменяются и страна исключается из списка контролируемых. Российское правительство, скрепя сердце, согласилось следовать всей этой бюрократической канители. Но периодически, как Хрущев ботинком по трибуне ООН, постукивает кулаком по столу переговоров с Западом. Мол, если западные страны действительно заинтересованы в содействии российским реформам, то должны снять все дискриминационные барьеры в торгово-экономических отношениях с Россией. И нечего, мол, Западу России ставить всякие условия: военную технику Ирану не продавать, Кубе не помогать, войска из Прибалтики выводить и т.д. Все это, к примеру, твердил вице-премьер российского правительства Александр Шо хин («Российские вести», № 92, 1992) и многие-многие наши политики, даже из стана демократов. Мы и при коммунистах, и теперь постоянно норовим нарушать общепринятые на Западе правила. Европейское сообщество отказывается считать Россию полноправным торговым партнером, фактически продолжая торговую войну против нее, возмущается газета «Московские новости» (29.08.1993). По-прежнему используется практика дискриминации российских товаров, в частности текстиля, алюминия, стали, химической продукции, урана. Согласно решению Комиссии европейских сообществ в 1993 году введена ограничительная квота на продажу алюминия из СНГ на рынке ЕС. Да и то верно: наш экспорт алюминия в Западную Европу вырос в пять раз за несколько лет и достиг 500 тысяч тонн в год. Кстати это всего лишь 10% общей потребности тамошнего рынка. На западноевропейском рынке совершенно не нужны и минеральные удобрения из России по демпинговым ценам, из-за чего банкротами становятся свои европейские производители. И ЕС воюет с нами и по поводу российского хлористого калия, и карбамида, и аммиачной селитры. ЕС не хочет строить отношения с РФ на основе правил ГАТТ, аргументируя это тем, что мы пока не являемся государством с полноценной рыночной экономикой. В качестве условий вступления России в ГАТТ назывались полное прекращение субсидирования цен на энергоносители и разрешение свободного движения капитала. Кроме того, заявляли представители ЕС, любое соглашение о торговле с РФ должно содержать положение, согласно которому европейские рынки могут быть закрыты для России без дополнительного предупреждения в случае нарушения ею прав человека. ЕС напоминало, что с появлением независимой России ей (в отличие от экс-СССР) был сразу же предоставлен режим наибольшего благоприятствования и 83 процента российского экспорта не облагалось в 1983 году таможенными пошлинами. Однако большую часть свободного от пошлин экспорта составляют нефть и газ. С июня 1993 года Россия была принята в число стран-участниц европейской программы развития новых технологий «Эврика». В настоящее время в рамках программы ведется работа над более чем 800 проектами, в которых участвуют до 4 тысяч предприятий из двадцати стран. Работа по совместным с иностранцами проектам Уже притормозила у нас утечку умов, дала работу сотням специалистов. В 1992 году нам полагалось, в счет обслуживания нашего долга Западу, выплатить около 23 млрд. долларов. Дали нам тогда годичную отсрочку. В 1993 году, с учетом невыплат прошлого года отдавать надо было уже 40 млрд. долларов (с учетом процентов; а всего внешний долг России в СКВ составлял на начало 1993 года 77,7 млрд. долларов). И в 1993 году мы получили отсрочку от многих западных банков на 5 — 10 лет. Но именно вопросы обмена высокими технологиями и свободы торговли являются для Запада наиболее приоритетными. Здесь нам будут идти навстречу только при наличии ответных шагов с нашей стороны — в сфере создания рыночной экономики и соблюдения прав человека.
<< | >>
Источник: Георгий ВАЧНАДЗЕ. ВОЕННЫЕ МАФИИ КРЕМЛЯ. 1994

Еще по теме КОКОМ еще действует:

  1. ЕЩЕ НЕ КОНФРОНТАЦИЯ, НО...
  2. И еще одно..
  3. КОГДА СИНДБАД ЕЩЕ НЕ РОДИЛСЯ
  4. Последние минуты еще традиционны
  5. Что еще остается сделать
  6. 12.13. Еще раз о предположениях
  7. Все еще сложнее
  8. ЕЩЕ ОДИН МОСКВИЧ
  9. Что еще прочитать
  10. ЕЩЕ РАЗ 0 МЕЖЕВАНИИ
  11. ЕЩЕ РАЗ ОБ АЛИМЕНТАХ