Задать вопрос юристу

Бесконтрольные атомные объекты

Данный раздел — о положении на военных атомных объектах, находящихся в подчинении МО и Минатома. Масштабы АЭС и ядерного оружейного комплекса просто несопоставимы. Тысячи атомных двигателей на подводных лодках и спутниках, 35 тысяч ядерных боеголовок, десять закрытых городов-заводов по производству ядерного оружия, необустроенные и очень опасные могильники атомных отходов на Урале и на Новой Земле.
До сих пор Министерство обороны не допускает на свои объекты специалистов Госатомнадзора. Россия и так уже расходует на ликвидацию последствий аварий 4 — 5% ВНП, а это уже больше расходов на здравоохранение и на охрану окружающей среды. Фильмы ужасов — ничто по сравнению с подробностями реального положения дел в ядерном секторе Вооруженных Сил России. За всю историю СССР — СНГ — Российской Федерации не судили лиц, действительно ответственных за самые крупные экологические катастрофы. Поэтому наши генералы и адмиралы нисколько не озабочены тем, что из вверенных им ядерных объектов втихую расползается за кордон все, что угодно. Сделка может быть совершена на самом высоком уровне, а также через посредников. Обилие сюжетов на эту тему впечатляет. Цена в Москве одного грамма урана — 235 колеблется от 50 до 1500 долларов за грамм. Можно сторговать и целиком ядерный реактор. Израильский оружейный магнат Якоб Нимроди пытался его купить у руководителей АН СССР в течение трех лет. Сегодня это у него получилось бы куда быстрее. Начиная с 1975 года советские внешнеторговые организации поставляли обогащенное ядерное топливо для объектов в Ливии, Ираке, Вьетнаме, Индии, Аргентине, Северной Корее. Несмотря на то, что доля СССР на мировом рынке урана составляла лишь 10 процентов, в общем объеме советского экспорта он занимал 49 процентов («Комсомольская правда», 1.04.1992). По оценке российского министра по атомной энергии Михайлова, около 10 тысяч наших специалистов владеют «ядерными секретами». Все вышеперечисленные страны плюс Бразилия, Мексика, Япония и США принимают на работу наших ядерщиков. Сегодня, по словам главы Службы внешней разведки России Е.Примакова, наша страна «крайне не заинтересована в том, чтобы по периметру ее границ появлялись новые страны, владеющие оружием массового уничтожения» (« Коммерсант-дейли», 29.01.1993). Примаков дал понять журналистам, что расползание ядерщиков и ядерных материалов из СНГ набирает темпы. Что же нам из-за этого наши АЭС и ядерный оружейный комплекс (ЯОК) не закрывать? Дешевле объявить этих ученых безработными и дать им на два-три года высокое пособие и возможность переквалификации. Очередной удар по морде доверчивым американцам мы нанесли осенью 1992 года, объявив о решении построить в Китае завод с центробежными машинами, на которых можно получать оружейный уран («Московские новости», 25.10.1992). И это при том, что Китай не присоединился к международному договору о нераспространении ядерного оружия и что на военные заводы КНР не вхожи даже инспектора МАГАТЭ; следовательно, проследить как будут использовать китайцы нашу технологию практически невозможно — а они не только сами могут применить переданную им гражданскую технологию в военных целях, но и тиражировать наши машины в целях реэкспорта. Наш ЯОК никому не подконтролен. Даже Ельцину. В конце 1991 года президентским указом был создан российский Госатомнадзор, с полномочиями контроля даже особо засекреченных организаций МО и Минатома. Военные и атомщики разволновались и сумели таки заставить президента России вскоре подписать указ, по которому никакие атомнадзоровские инспекции и носа не могли сунуть на ядерные полигоны, на атомные подводные лодки, в ракетные части («Известия», 19.11.1992). Соответственно, контрабандный экспорт радиоактивных материалов из России быстро превратился в очень выгодный вид бизнеса по-русски. В 1993 году выяснилось, что Госатомнадзор фактически перестал существовать — из сотен специалистов таковых там осталось только пять, считает «Деловой мир» (29.04.1993). Газета совершенно справедливо писала, что недавний взрыв с выбросом радиоактивности на радиохимическом комбинате в Томске — 7, авария 1992 года на хранилище радиоактивных отходов на базе атомных подводных лодок на границе с Норвегией и сотни отказов оборудования на АЭС делают вообще бессмысленными всякие разговоры о происках иностранных разведок, дискуссии о ядерном паритете и об ОСВ — 2. Нашпигованная лишенными контроля ядерными объектами, наша страна подвергается изнутри гораздо большей опасности, чем со стороны американских ядерных ракет. Съездили, скажем, спецы из Минатома на место аварии на Сибирский химкомбинат в Томске — 7 и записали в акте обследования, что мол из взорвавшейся емкости утекло лишь 5 процентов содержавшейся там весьма активной «грязи». Госатомнадзор, осмотрев ту же емкость, пишет Андрей Иллеш из «Известий» (30.04.1993), утверждает: улетучилось не 5, а 50(1) процентов «грязи». Московского уполномоченного Госатомнадзора России Владимира Кузнецова за излишнюю принципиальность выперли с работы, что и развязало этому человеку язык перед журналистом из «Московских новостей» (21.03.1993). Оказывается, в Москве разбросано более 50 (!) ядерных объектов, двадцать из которых находятся в РНЦ «Курчатовский институт». Курчатовские, 60-х годов постройки, реакторы «МР» на 40 мегаватт (самый мощный в Москве) и «ИР — 8» по суммарной мощности примерно равны Били- бинской АЭС. Главный московский инспектор Госатомтехнадзора написал письмо и пожелал лично попасть в Курчатовский институт в марте 1992 года, писал множество писем и был допущен туда, в октябре того же года. По мнению Кузнецова, разговоры о высочайшей квалификации сотрудников данного института — миф. Кузнецов проэкзаменовал на знание нормативных документов четырех ведущих сотрудников, отвечающих за эксплуатацию самых крупных в Курчатовском центре реакторов.
И хотя вопросы были известны заранее, и хотя все зачеты по знанию данных документов были уже сданы ранее, Кузнецову отвечал правильно лишь один человек. А если бы Кузнецов проэкзаменовал весь персонал? Кто бы там остался работать? А аварий с человеческими жертвами у курчатовцев было немало. Кузнецов рассказал о своем посещении реактора в МИФИ, на Каширском шоссе, в центре города почти, на берегу Москвы-реки. Жидкие отходы с реактора просачивались на дно реки, где были обнаружены кобальт и цезий. В том же городском районе бригада Кузнецова проверяла с боем еще несколько реакторов в «Промтех- нологии» (проектирует установки по обогащению урана), на заводе полиметаллов, в НИИ химической технологии. Все эти реакторы были морально и физически устаревшие, давно выработавшие свой ресурс. Кузнецов за год проверил 10 реакторов в Москве, закрыл все 10 и. стал безработным. Тайный государственный экспорт продуктов ЯОК в «неприличные» страны, полная безалаберность в эксплуатации собственных ядерных объектов и просто воровство радиоактивных материалов превратилось в неразлучную триаду нашего СНГевского бытия. В списках МАГАТЭ до лета 1993 года значился 21 случай из-чез- новения радиоактивных материалов. Среди них — 250 килограммов урана, украденных в удмуртском городе Глазове, происшествия в Бресте, Подольске, Челябинске-65, Арзамасе — 16. Среди российских журналистов модными стали публикации на тему «Как мы пытались купить ядерную боеголовку». Именно так назвали свое журналистское расследование Кирилл Белянинов из «Литературной газеты» (21.7.1993), Дмитрий Муратов и Владимир Филин из «Новой ежедневной газеты». Все трое пришли к выводу, что кружок действительно «честных торговцев» в ЯОК крайне узок, а большинство остальных торгуют воздухом: предлагают клиенту контейнер с образцом в 4 — 5 граммов на анализ, берут при этом залог на несколько тысяч долларов и пускают их в оборот. Через месяц-другой лжеторговец говорит, что партию товара накрыло КГБ и возвращает клиенту залог, проценты с которого кладет себе в карман. Белянинов пишет, что при наличии денег, желания и времени купить на черном рынке ЯОК можно было действительно все: от боеголовки с ракеты СС — 20 до любого вида радиоактивных материалов. Крадут с закрытых предприятий все, несмотря на серьезную охрану, ОМОН и видеокамеры. Крадут при перевозках с одного объекта на другой из контейнеров с кодовыми замками, крадут при поджогах или при стихийных бедствиях, в условиях войны или массовых беспорядков. Крадут в зависимости от серьезности запросов покупателя. Предложение явно превышает спрос, считает Белини- нов. Как вскоре выяснили «Московские новости» (8.8.1993), сам Белянинов весь свой разоблачительный материал не только украл у более опытных, рисковых и дотошных коллег-профессионалов из «НЕГ», но и передал «взрывные» во всех смысла видеопленки (съемки велись скрытой микротелекамерой) по очереди трем-че- тырем западным телекомпаниям. А в своей статье в «ЛГ» нештатный корреспондент этой газеты Белянинов еще и раскрыл настоящие фамилии пригласивших его «поучаствовать» журналистов из «НЕГ», т.е. распорядился не только добытым им материалом, но и их жизнями. Реальные торговцы из ЯОК могли ведь и не простить журналистских трюков. Вывезти что-либо из СССР никогда не представляло проблемы, если взять в долю таможенника или заручиться специальным удостоверением на право разового прохода таможни без досмотра. После развала СССР границы России стали и вовсе прозрачными. Все бывшие советские республики, отделившись от России, превратились вдруг в крупных экспортеров всех видов российского сырья и продуктов ЯОК. Когда какой-либо российский министр или его коллега из стран СНГ невозмутимо твердит, что ему, мол, неизвестны случаи выезда наших ядерщиков в страны «третьего мира» и что за этим строго следят, хочется прервать эту ложь только одним замечанием. Во времена Горбачева и Ельцина снятие «железного занавеса», понятие свободного выезда для всех стало трактоваться буквально, и любой ловкий гражданин мог за три дня купить себе за 100 долларов паспорт для выезда за границу на любую фамилию (со своей фотографией разумеется), еще за 100 долларов получить визу почти от любого иностранного посольства и ехать хоть на край света. А в десяток стран Восточной Европы можно было ехать без визы этих государств, только имея разрешение на пересечение границы от наших властей. Спасение наше в том, что ответственные чиновники соответствующих ядерных ведомств западных стран «семерки» регулярно посещают страны СНГ и как-то пытаются контролировать социальные процессы на предприятиях ЯОК, занять людей заказами с Запада, иногда приглашая к себе сотни лучших наших специалистов. Именно последнее обстоятельство очень раздражает наш ВПК. Они говорят, и это справедливо, что Вашингтон слишком мало и медленно реализует свои щедрые обещания, не использует по назначению даже те суммы, которые уже выделены конгрессом республикам СНГ на сдерживание распространения ядерного оружия («Московские новости», 10.01.1993). Российские министры призывают своих западных собеседников не беспокоиться и склонны объяснять все многочисленные свидетельства западной прессы о новом характере ядерной угрозы с Востока только происками иностранных конкурентов, желающих не пустить Россию на цивилизованные мировые рынки. Наши газеты между тем месяцами публикуют ход следствия и суда(!) над теми немногими преступниками из ЯОК, которых все же иногда удается задержать с поличным. Да и то, чаще всего не нашими усилиями. Недостатка в такого рода криминальной хроники нет. Попадается, конечно, мелкая сошка, перевозчики, посредники и т.д. К делу часто подключается Интерпол, если арест происходит за пределами России.
<< | >>
Источник: Георгий ВАЧНАДЗЕ. ВОЕННЫЕ МАФИИ КРЕМЛЯ. 1994

Еще по теме Бесконтрольные атомные объекты:

  1. От независимости суда к бесконтрольности судей
  2. МЕЖДУНАРОДНОЕ АГЕНТСТВО ПО АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ (МАГАТЭ)
  3. Повторение «атомной истории» в «прикладной» генетике
  4. § 1. Международное сотрудничество в области мирного использования атомной энергии
  5. ДОСТУП К РЕСУРСАМ МИРНОЕ ИСПОЛЬЗОВАНИЕ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ
  6. 3. СССР и международное сотрудничество в области мирного использования атомной энергии
  7. § 2 Международное сотрудничество в области использования атомной энергии
  8. Глава 2 ПОД ЗНАКОМ АТОМНОЙ МОНОПОЛИИ
  9. Глава вторая ПОЛИТИКА «ХОЛОДНОЙ ВОЙНЫ» И «АТОМНАЯ ДИПЛОМАТИЯ»
  10. Лекция 4. Объекты гражданских правоотношений 4.1. Понятие и виды объектов гражданских правоотношений. 4.2. Материальные объекты. 4.3. Нематериальные объекты.
  11. Тема 4. Объекты недвижимости и их место в системе объектов гражданского права
  12. Место объектов недвижимости в системе объектов гражданского права
  13. 1.4. Финансовые и хозяйственные процессы в страховой деятельности как объект бухгалтерского наблюдения. Объекты учета в страховании
  14. 8.4.2. Объект (объекты) частной теории.