<<
>>

§2.Идеологическая функция средств массовой информации

Основным связующим звеном между журналистикой и идеологическими процессами является государственная политика в сфере СМИ, регулирующая:

— внутрижурналистские отношения (учредитель, издатель — главный редактор — журналисты);

— отношения между СМИ и источниками информации;

— права журналистов на распространение информации;

— отношения между СМИ и аудиторией;

— объем и характер участия органов государственной власти и управления в массово-информационной деятельности;

— осуществление контроля за деятельностью СМИ в целях соблюдения ими действующего законодательства.

Следует четко представлять, что, с одной стороны, у СМИ и государства с его политикой и идеологией противоположные интересы. Но, с другой стороны, они стремятся всегда к вполне естественному союзу. Так, журналисты, СМИ черпают свои сюжеты в политической сфере, а представители государственной власти имеют возможность через средства массовой информации убедить многомиллионную аудиторию в правильности проводимой ими политики и принимаемых решений. Образно говоря, СМИ рекламируют политику, а политика дает «пищу» для журналистов. Здесь нет и не будет исключений — в любом обществе и на Западе, и на Востоке политическая иллюзия поддерживает и обеспечивает власть. Хотя на практике это нередко ведет к тому, что СМИ, участвуя в распространении основных положений национальной идеологии государства на широкую аудиторию, неизбежно приходят к использованию методов и приемов формирования «нужного» общественного мнения. Определенная опасность подобной ситуации заключается в том, что человек перестает рассматривать свою повседневную жизнь в качестве политической реальности. Для него последняя существует только на экране или на газетной полосе. По замечанию Жака Эллюля, «человек сегодняшнего дня не доверяет собственному опыту, собственным выводам и наблюдениям… Любой факт становится в его глазах истинным, только когда он прочтет о нем в газетах; важность же факта он оценивает по размеру газетных заголовков».[100]

В итоге, со временем конкретный человек может окончательно перестать воспринимать политическую действительность в ее целостности.

Хороша ли идеология государства или плоха, к каким результатам она ведет — это начинает приобретать все меньшее значение. Важно лишь то мгновенное чувство, которое вызывает очередной телевизионный кадр. Связь времени нарушается: в понедельник телевидение сообщает одно и большинство может этому поверить; на следующий день выясняется, что все как раз наоборот, но предыдущего сообщения массовая аудитория уже не помнит. Через неделю все повторяется и этот процесс буквально гипнотизирует аудиторию. Кадр налезает на кадр, сообщение одной радиостанции на информацию другой, и так день за днем, доводя, образно говоря, до полного бесчувствия, заставляя аудиторию ощущать свое полное бессилие в отличие от той силы, что заключена в порожденных телеэкраном образах и мифах. Как результат люди лишаются чувства политической ответственности и становятся легкой добычей различных неоидеологических конструкций.

Рассматривая взаимоотношения СМИ и идеологических процессов уместно припомнить известное изречение Ж. Эллюля, которое стало в прошлом веке афоризмом: «Политика — главная религия нашей эпохи». Характерно, что своим широким распространением эта политическая иллюзия обязана СМИ. И это вполне закономерно, так как СМИ стремятся всячески поддерживать политические иллюзии и мифы, в том числе, входящие в идеологические доктрины. В то время как обычная жизнь общества не изобилует захватывающими событиями, в политическом процессе всегда найдутся и противостояние, и интрига, и скандал. СМИ прежде всего ориентируются на политические события, раздувая сенсационность тех или иных политических коллизий, превращая политический процесс в бесконечный сериал политической «мыльной оперы».

Но политический процесс по своей сути тождественен идеологическому процессу, если мы признаем ту особенность, что политическая идеология формируется и объективируется в конкретной деятельности политических партий и государства. Соответственно, в идеологических процессах действительность отражается также только опосредовано, вследствие чего они могут превратиться в процесс схоластического теоретизирования, в «вещь в себе и для себя».

По своему содержанию идеологические процессы могут быть прогрессивными и регрессивными, гуманистическими и человеконенавистническими, действительными и мнимыми (мифологическими) в зависимости от социально-исторического контекста, в котором они протекают, и отношения большинства общества к основной идее, на которой базируется вся идеологическая конструкция. Идеологические процессы в силу этого могут определять как политическую и социальную реальность, так и противостоять им, создавая свою виртуальную действительность или политическую утопию. В последнем случае идеологические процессы рано или поздно приведут к полной дестабилизации социально-политической ситуации в стране, так как вступят в конфликт с общественной психологией.

Следует понимать, что идеология составляет духовную опору государства, которое в силу этого всегда будет стремиться ее распространять и защищать от критики. Идеология, образно говоря, и есть единственно возможная государственная религия, не имеющая прямого отношения ни к одной реально действующей конфессии. Поэтому всегда будет существовать противоречие между идеологией государства и идеями отдельных граждан и социальных групп. И это вполне естественно, так как большинство граждан любой страны интересует в первую очередь то, что может им быть полезным и принести выгоду в реальной жизни. Например, с философской точки зрения марксистская идеология, безусловно, религия. Она предлагает исчерпывающее объяснение реальности, а марксистская эсхатология проникнута милленаристическими идеями: бесклассовое общество, отсутствие эксплуатации, отмирание политики и государства, социальная справедливость в отношении всех, торжество человеческой добродетели.

Вместе с тем, как только государство начинает претендовать на роль Бога, превращая идеологию в религию, тут же ущемляется главная из человеческих свобод — свобода совести. Образно говоря, противоестественно, если в Белгосуниверситете студенты будут произносить молитвы, утвержденные в министерстве образования: такие молитвы окажутся абсолютно выхолощенными и пользы не принесут никакой.

С другой стороны, религия и политика, а, следовательно, и идеология, сами по себе неразделимы и неизбежно накладываются друг на друга – но институты церкви и государства должны сохранять свою особую, специфическую роль.

Таким образом, СМИ должны исходить из того, что политическая идеология — это неотъемлемый элемент структуры общественного сознания. Поэтому как и общественное сознание в целом политическая идеология может не только отражать политическую реальность, но ускорять, искажать и тормозить политические процессы. Политическая идеология при этом обладает не абсолютной, а относительной самостоятельностью: она создается субъектами политического процесса, применяется ими, проявляется в их деятельности. Это позволяет утверждать, что политическая идеология — неотъемлемый компонент любого современного общества и государства, так как она возникает и существует там и тогда, где и когда появляется политический процесс и его субъекты. Иными словами политическая идеология будет существовать до тех пор, пока будут иметь место политика и политический процесс, как неотъемлемые компоненты общественного бытия. Это обусловлено еще и тем, что идеология является не только структурным элементом, но и одним из уровней общественного сознания, что позволяет рассматривать идеологию и идеологический процесс как атрибут любого общества, как особый вид политической реальности. При этом механизмом соединения политической идеологии и идеологического процесса является политическая коммуникация. Иными словами, социально-информационным пространством протекания идеологических процессов является политическая коммуникация, которая выступает как «процесс передачи политической информации, посредством которого информация циркулирует между различными элементами политической системы, а также между политической и социальными системами».[101]

Общепринято относить к основным формам политической коммуникации: 1) межличностную неформальную политическую коммуникацию; 2) устную и письменную агитацию и пропаганду, осуществляемую через общественно-политические институты и организации; 3) печатные и электронные СМИ, Интернет-СМИ.

Функциональную, содержательную направленность политической коммуникации можно обозначить как виды политических сообщений в журналистике — побудительные (прямо воздействующие на массовую аудиторию), собственно информативные (реальные или вымышленные сведения), фактические (известия и сообщения, на которых основан контакт между субъектами политики). При этом, как правило, выделяют три основных теоретических модели политической коммуникации: семиотическую, архетипическую и мифологическую. Семиотика — это жест, мимика, вербальное или визуальное проявление речи, статичная и динамичная иконографика и знаковость. Архетипика — это лежащие в подсознании индивида сформировавшиеся историческими и генетическими условиями стереотипы. Мифология — это исторические, идеологические, художественные мифы.[102]

Рассмотрение СМИ как формы политической коммуникации позволяет утверждать, что все функции журналистики в той или иной мере содержат идеологическую компоненту, или, в широком смысле слова, являются идеологическими, так как имеют политически релевантный характер. Существует достаточно много типологизаций функций СМИ, но, как правило, они опираются на классификацию, предложенную известным английским социологом Д. Макквейлом в его работах: «К социологии массовых коммуникаций» (1969), «Социология массовых коммуникаций» (1972) и «Коммуникация» (1975). Макквейл рассматривал все проблемы журналистики как социального института и с учетом этого предложил выделять следующие социальные функции СМИ:

а) информационную, содержанием которой является информирование о социально-политической, экономической и т.п. ситуации в стране и мире, характеристика и позиционирование в СМИ сложившихся отношений власти, отношений между субъектами политических и, следовательно, идеологических процессов;

б) корреляционную, в содержание которой входят анализ, объяснение, комментирование и интерпретация информации, прежде всего в интересах официальной и легитимной власти, исходя из доминирующих политических и идеологических принципов и норм; политическая социализация; координация действий отдельных субъектов политического процесса и достижение между ними компромиссов и согласия, на основе зафиксированных в СМИ их статусов (электоральных и социальных) и идеологических приоритетов;

в) континуитивную, построенную на распространении господствующей культуры и поддержке общности социальных ценностей и норм морали;

г) развлекательную, ориентированную на поддержку средств релаксации, имеющих конечной политической целью — сглаживание социальных противоречий и ослабление социально-политической напряженности в обществе (использовуя СМИ как «клапан для выпускания пара»);

д) мобилизационную, суть которой в организации и обеспечении проведения кампаний политического характера, в том числе с использованием таких форм политической коммуникации как агитация и пропаганда.

Здесь следует отметить, что в социологии пропаганда рассматривается в контексте социальных движений и процессов. Американский социолог М. Чукас считает, что «современный пропагандист — это инженер-социолог, пытающийся построить модель определенного человеческого поведения, подобно тому как инженер-техник строит мосты, дороги, пароходы и другие технические сооружения».[103] Иными словами, в первоначальном смысле термин «пропаганда» не несет в себе какой-то политической нагрузки позитивного или негативного характера. В переводе с латыни слово «пропаганда» означает «распространять», то есть суть этого понятия — «распространение каких-нибудь идей, знаний с целью идеологического и политического воздействия на общественное сознание».[104] Однако в СМИ сегодня чаще всего употребляют это понятие исключительно с отрицательной нагрузкой — как синоним слов «ложь», «искажение», «манипулирование».

В данном случае, как случалось уже не раз, благодаря подмене содержания понятий в СМИ, то ли намерено, то ли по неграмотности журналистов, произошло одностороннее изменение восприятия определенного термина в обыденном языке и массовом сознании. Подобное произошло с понятием «идеология», термином «демагог», словами «агитация», «контрпропаганда», «манипуляция» и т.д. Например, в 1845 или 1846 году поэт Аполон Григорьев написал стихотворение, в котором есть такие строки:

«И то, что чувствовал Марат,

Порой способен понимать я,

И будь сам Бог аристократ,

Ему б я гордо пел проклятья…

Но на кресте распятый Бог

Был сын толпы и демагог»

Здесь слово «демагог» употреблено поэтом в его исходном, настоящем значении, согласно которому демагог — это предводитель народа, демократ. В языке же СМИ, демагог — тот, кто добивается желательных результатов, не раскрывая своих настоящих целей и намерений, а демагогия — преднамеренное искажение фактов, использование ложной аргументации, спекуляция на чем-то, то есть фактически демагогия и манипуляция рассматриваются как однопорядковые термины. Хотя в социологии массовой коммуникации известный исследователь А. Мейер использует слова «манипуляция», «социолизация», «легитимация» как синонимы, исходя из того, что понятие «манипуляция» в своем первоначальном содержании носит исключительно позитивный характер и означает «управлять со знанием дела», «оказывать помощь».

Таким образом, пропаганда прежде всего является формой политической коммуникации, задача которой состоит в том, чтобы распространять среди аудитории СМИ определенную идеологию. Иными словами, можно рассматривать пропаганду как активизированную идеологию. Но при этом следует помнить, что пропаганда в отличие от идеологии условно разделяется на три основных типа. Первый – «белая» пропаганда, при которой источник информации хорошо известен, а сама информация в целом релевантна по отношению к представленным в ней событиям и фактам. Второй тип — «серая» пропаганда, при которой источник информации однозначно не идентифицируется, а содержание информации требует проверки и критического восприятия. Наконец, «черная» пропаганда, которая скрывает источник информации, либо таковой вообще реально не существует, а информация содержит ложь, сфабрикованные факты, построена на подмене понятий. Для того, чтобы различить тип пропаганды в СМИ используется система десятиступенчатого анализа ее содержания, разработанная Г.С. Джоуэттом и В.О’Доннелом[105], которые под идеологией подразумевают комплекс убеждений, ценностей, форм поведения и установок. Поэтому, первая ступень анализа содержания пропаганды охватывает идеологию и цель пропагандистской кампании. Вторая ступень включает анализ контекста, в котором осуществляется пропагандистский процесс (время, основные события, доминирующие умонастроения и стереотипы). Третья ступень предполагает анализ источника пропагандистской информации. Четвертая ступень предполагает изучение структуры организации, осуществляющей пропаганду. Пятая ступень предусматривает анализ конкретной (целевой) аудитории, на которую ориентирована пропагандистская кампания в СМИ: массовая, элитная или институализированная аудитория. Шестая ступень – анализ механизмов и технических приемов использования СМИ в пропагандистской кампании. На седьмой ступени необходимо выявить и проанализировать специфические технические приемы, используемые для достижения максимального пропагандистского эффекта. Например, одним из таких приемов является «создание резонанса», которое предусматривает акцентирование пропаганды на чувства и эмоции массовой аудитории. Восьмая ступень охватывает детальный анализ реакции аудитории на используемые механизмы и приемы пропаганды. Девятая ступень – это анализ форм, методов и содержания контрпропаганды. Наконец, на последней ступени системного анализа поводится итог и дается оценка эффективности пропагандистской кампании и участия в ней СМИ.

С учетом вышеизложенного, агитация в СМИ может рассматриваться как стандартная пропагандистская деятельность по распространению определенных идеологических доктрин и стимулированию политической активности населения региона или страны. Другими словами, понятие «агитация» не несет изначально в себе никакой негативной нагрузки, а тем более не может быть характеристикой какой-либо определенной политической системы. Функцию агитации выполняют политические институты и СМИ во всех современных обществах, независимо от уровня развития в них демократии и свободы совести.

Таким образом, вполне правомерным и обоснованным является вывод о том, что «сущность идеологических функций журналистики состоит в том, чтобы постоянно способствовать росту и развитию сознательности масс путем всесторонней ориентации в действительности, выражающейся в формировании всех компонентов массового сознания при акцентированном внимании к задачам по развитию и активизации общественного мнения»[106]. Не случайно в соответствии с характером и структурой идеологических функций находятся творческие формы деятельности в журналистике — публицистический, научный и художественный типы творчества, а также основные творческие методы: констатации (информационный), публицистики, эссеистский и метод деловой аналитики.

<< | >>
Источник: С.Н. Князева и профессора С.В. Решетникова. Основы идеологии Белорусского государства. 2004

Еще по теме §2.Идеологическая функция средств массовой информации:

  1. Двухпартийная система: согласие и соперничество
  2. ПОЛИТИЧЕСКИЙ АСПЕКТ ПРОБЛЕЛШ МЕЖДУНАРОДНОГО ОБМЕНА ИНФОРМАЦИЕЙ ЧТО СКРЫВАЕТСЯ ЗА АМЕРИКАНСКОЙ ДОКТРИНОЙ «СВОБОДНОГО ПОТОКА ИНФОРМАЦИИ
  3. Одурманивающая дисфункция и политическое молчание
  4. Политические партии: понятия, функции, классификация
  5. §5. Функции общей теории права
  6. Классификация Парсонса функций социальных и политических систем
  7. 1. Основные функции государства
  8. §2.2 Функции постсоцналистичсского государства н формы их осуществления.
  9. §1 Публичная корпорация как субъект реализации функций государства
  10. §1. Роль средств массовой информации в условиях современного политического развития
  11. §2.Идеологическая функция средств массовой информации
  12. § 2 Структура и функции Парламента
- Внешняя политика - Выборы и избирательные технологии - Геополитика - Государственное управление. Власть - Дипломатическая и консульская служба - Идеология белорусского государства - Историческая литература в популярном изложении - История государства и права - История международных связей - История политических партий - История политической мысли - Международные отношения - Научные статьи и сборники - Национальная безопасность - Общественно-политическая публицистика - Общий курс политологии - Политическая антропология - Политическая идеология, политические режимы и системы - Политическая история стран - Политическая коммуникация - Политическая конфликтология - Политическая культура - Политическая философия - Политические процессы - Политические технологии - Политический анализ - Политический маркетинг - Политическое консультирование - Политическое лидерство - Политологические исследования - Правители, государственные и политические деятели - Проблемы современной политологии - Социальная политика - Социология политики - Сравнительная политология - Теория политики, история и методология политической науки - Экономическая политология -