<<
>>

D. Фотографические произведения.

Закон от 19—24 июля 1793 г., применявшийся в данном случае до принятия закона от 11 марта 1957 г., не касался специально фотографических произведений, но судебная практика признавала, что их авторы могли пользоваться авторско-правовой охраной, если они благодаря своему мастерству создали произведение, отличающееся по своему качеству от обыкновенного изображения, которое мог бы получить любой фотолюбитель.

В противоположность ранее действовавшему законодательству закон от 11 марта 1957 г. специально упоминает фотографические произведения, но для предоставления им правовой охраны требуется, чтобы они имели художественный или документальный характер. Таким образом, законодатель не внес ничего нового в данный вопрос, а лишь ограничился подтверждением судебной практики.

Художественный характер. Именно под влиянием закона от 1793 года судебная практика распространила авторско-правовую охрану на фотографии, уподобляя их рисунку, но лишь в той степени, в какой они обладают художественным характером (Crim., 15 janv. 1864, Bull. crim., n° 13, p. 22). Этот признак определяется

65

следующим образом: фотография пользуется правовой охраной лишь в том случае, «если она носит следы интеллектуальных усилий автора — требование, необходимое, чтобы придать произведению индивидуальный характер, без которого не может быть творчества» (Civ. I, 23 juin 1959, D., 1959, 384; Crim., 18 f?vr. 1960, D., 1960, 278, rapp. L. Damour).

До вступления в силу закона от 11 марта 1957 г. во многих случаях судебная практика признавала спорные фотоснимки творческими произведениями, довольствуясь установлением их индивидуального характера; достаточно было констатировать, что фотограф сделал несколько снимков для последующего выбора на различном расстоянии, при различном ракурсе и освещении, чтобы считать их оригинальными независимо от достоинства, то есть от оценки качественного порядка. Таким образом, получали охрану все без исключения фотографии, так как до момента создания фотоснимка фотограф обязательно проводит все эти виды подготовки.

В противоположность ранее действовавшему законодательству закон от 11 марта 1957 г. специально упоминает фотографические произведения, но ставит их охрану в зависимость от наличия признака художественности (ст. 3). Закон, однако, не содержит четкого определения понятия «художественный характер».

Совершенно очевидно, что «художественный характер» нуждается в эстетической оценке, которая, хотим мы того или нет, иногда является расплывчатой и противоречит букве и духу закона от 1957 года, а иногда и соответствует ему, поскольку он отклоняет любое соображение о достоинстве произведения для обеспечения его охраны.

Но не будем ли мы из-за этого обезоружены в поиске критерия, способного четче определить художественный характер, и не должны ли будем прибегнуть к оценочному суждению?

Следует подумать также об усилиях фотографа в поисках индивидуальности при создании кадра или о критерии оригинальности, которым могла бы быть отмечена фотография. Но каким бы ни был принятый критерий, он всегда приведет нас к оценке достоинства его автора. Итак, легко согласиться с тем, что любой фотолюбитель вкладывает личностное усилие в создание фотоснимка, и если следовать этому критерию, любые фотогра-

66

фии могли бы пользоваться правовой охраной, а именно этого законодатель стремится избежать.

В конечном итоге можно сказать, что судья поставлен перед следующей альтернативой:

— либо он воздерживается от всякого суждения относительно ценности фотографии, и в этих условиях все фотоснимки охраняются законом, что соответствовало бы духу закона от 1957 года, но противоречило бы положениям ст. 3;

— либо он должен при оценке фотографического произведения непременно прибегать к оценочному суждению, которое, однако, включает элемент случайности и поэтому трудносовместимо с отправлением справедливого правосудия.

По крайней мере, одно остается несомненным, что оба признака, документальный и художественный, взаимоисключающи.

Документальный характер. Этимологически под документом понимается средство доказательства. Но если обратиться к работе по подготовке закона, который вызвал многочисленные дискуссии, то напрашивается вывод, что законодатель хотел особенно защитить фотографии, снятые во время репортажей, требующих зачастую наличия многех физических и моральных качеств, изобретательности и связанных иногда с большим риском; подобные фотографии не обязательно имеют художественный характер. Тем не менее они заслуживают защиты, поскольку предлагают интересную информацию либо воспроизводят редкий или своеобразный объект;

следует учесть обстоятельства, при которых они были сделаны.

Несомненно, это весьма субъективные критерии, хотя в принципе «документ» в отличие от «художественного произведения» должен быть чем-то объективным, не подверженным индивидуальному толкованию.

Таким образом, можно присоединиться к мнению комментаторов закона от 1957 года о том, что критерий «документальности» с трудом согласуется с понятием «авторское право», «которое относится к созданию формы, оставляя без внимания суть, идеи, информацию, документы... Документ как таковой не подпадает под понятие литературной и художественной собственности» (Commentaires de la loi de 1957, H. Desbois, D., 1957, 350).

67

По мнению Шардо (D., 1964, 124), «фотодокумент должен представлять интерес с точки зрения информации, связанной либо с сюжетом, либо с исключительными обстоятельствами, при которых он был снят».

Но напрашивается следующий вопрос: какую точку зрения следует принять, чтобы признать за фотогоафией ее документальный характер? Точку зрения общих интересов либо самого автора фотоснимка? Л отчески надо встать на позицию общего интереса; в противном случае все фотографии пользовались бы охраной, а это не входит в намерения законодателя.

Самое поразительное в определении документального характера фотографического произведения — это то (по крайней мере, во многих случаях), что он вдруг появляется иногда спустя долгие годы после того, как был сделан снимок, в некотором роде против воли фотографа, даже чисто случайно.

С другой стороны, фотография, которая представляла в момент съемки несомненный документальный характер, может потерять его со временем (например, лунный пейзаж, снятый первым космонавтом, становится обычным после других многочисленных полетов и привезенных оттуда фотографий планеты).

Таким образом, можно прийти к парадоксальному заключению, что существование критерия документальности гораздо чаще зависит от такого неуловимого фактора, как время, чем от внутренне присущих качеств, которые обычно придают фотографии документальный характер. Итак, можно предположить, что первоначально намерение законодателя было совсем иным. Здесь мы имеем дело со случайным критерием, который в конечном итоге тоже не окончателен.

Что касается исключительных обстоятельств, при которых был сделан снимок и которые предположительно могли бы придать ему характер документальности, было бы уместно процитировать определение Палаты по уголовным делам (7 d?c. 1961, D., 1962, 550, n. H. Desbois), отменившее решение Парижского суда в кассационном порядке. Парижский суд уточняет, что «если ст. 3 закона от 11 марта 1957 г. предписывает рассматривать как творческие произведения в смысле настоящего закона, в частности, фотографические произведения художественного и документального характера, то лишь при условии, что эти произведения отражают личность

68

их автора и отражают его старание и личный труд, способствующие их индивидуализации; фотоснимок, представленный во время судебного разбирательства, не обладает ни одним из этих признаков».

Палата по уголовным делам без особого труда определила, что это требование выполнено недостаточно, чтобы оправдать подсудимого, так как, если даже с художественной точки зрения снимок средний, по крайней мере, он зафиксировал важный момент из жизни политического деятеля (фульбера Юулу), «для применения вышеуказанного положения достаточно, чтобы фотография, о которой идет речь, имела документальный характер, что в данном случае совершенно очевидно».

Таким образом, был сделан акцент не на внутренние качества фотоснимка, а на особые, даже исключительные обстоятельства, при которых был он сделан.

В конечном итоге, если понятие «документальный интерес» представляет более действенное средство отбора, нежели простое понятие «документальный характер», тем не менее верно, что для одной и той же фотографии есть риск замены одного другим, ибо с точки зрения авторского права имеет место изменение оценки. Итак, хотим мы этого или нет, подобная перемена с трудом совместима с природой творческих произведений, которая зависит от их внутренних качеств, а не от условий создания.

Что касается судебной практики, то было отмечено, что если «документальность» признается за фотоснимком, проникающим в суть необычного события, обращение к которому носит исторический или просто занимательный характер, подобное качество не может быть признано за фотографией, объект которой банален или ранее уже достаточно часто воспроизводился. Таким образом, фотографии, посвященные профессиональной или частной жизни звезд, их недомоганиям, смене настроений или огорчениям, носят настолько пустячный характер, что они не могут рассматриваться в качестве документа, обладающего достаточной оригинальностью, с тем чтобы пользоваться правовой охраной как «творческое произведение» в смысле закона от 1957 года (Paris, 30 juin 1970, D; 1972, 87). Дело обстоит точно так же с фотографиями, даже ретушированными, представляющими в каталогах продажи промышленные изделия и не имеющими никакого художественного значе-

69

ния, а также какой-либо документальной важности в том смысле, что они не запечатлели интересное событие, например политическое или спортивное, как мимолетный образ, который можно получить лишь с помощью фотографии (TGI Paris, 7 f?vr. 1972, D., 1972, somm. 143).

Здесь также область применения была расширена законодателем, для того чтобы принимать во внимание в настоящем и будущем состояние технического прогресса. Закон от 3 июля 1985 г. заменил слова «фотографические произведения» словами «фотографические произведения и произведения, полученные при помощи технических средств, аналотчных фотофафии».

<< | >>
Источник: Дюма Р.. Литературная и художественная собственность. Авторское право Франции.—2-е изд.: Пер. с фр.— М.: Междунар. отношения.—384 с.. 1993 {original}

Еще по теме D. Фотографические произведения.:

  1. § 5.13. Фотографические произведения
  2. § 5. Порядок использования фотографических произведений в печати
  3. МЕЖДУНАРОДНАЯ РЕГЛАМЕНТАЦИЯ ФОТОГРАФИЧЕСКОЙ РЕПРОДУКЦИИ ПРОИЗВЕДЕНИЙ, ОХРАНЯЕМЫХ АВТОРСКИМ ПРАВОМ
  4. Статья 1343. Отчуждение оригинала произведения и исключительное право публикатора на произведение
  5. Статья 1260. Переводы, иные производные произведения. Составные произведения
  6. Статья 1266. Право на неприкосновенность произведения и защита произведения от искажений
  7. Статья 1291. Отчуждение оригинала произведения и исключительное право на произведение
  8. Был ли Сен-Жермен с его фотографической памятью ученым?
  9. 3) Произведение рекламы как коллективное произведение
  10. Статья 1284. Обращение взыскания на исключительное право на произведение и на право использования произведения по лицензии
  11. 1. ЛИТЕРАТУРНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ А. Письменные произведения
  12. 10. ПРОИЗВЕДЕНИЯ ИСКУССТВА
  13. § 5.4. Литературные произведения
  14. § 5.9. Аудиовизуальные произведения
  15. 3. СОСТАВНЫЕ ПРОИЗВЕДЕНИЯ
  16. § 5.5. Научные произведения
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальная юстиция - Юридическая антропология‎ - Юридическая техника - Юридическая этика -