<<
>>

Уровни бытия и уровни опыта

Различение целостности и системы плохо воспринимается материалистическим и сциентистским менталитетом, долгое время господствовавшим в нашей философии. Но без экспликации сказанного мы не сможем построить искомую базовую матрицу.

Необходимо преодолеть редукцию бытия человека (как и любого сущего) к уровню объективной реальности. Основные направления мировой философской мысли исходят из примата какого-либо одного из основных уровней бытия: объективной реальности (материализм), субъективной реальности (субъективный идеализм) и трансцендентной реальности или духа (объективный идеализм). Каждый из этих подходов в отдельности есть “отвлеченное начало” (Вл. Соловьев). Будущее за их синтезом. И осознание “вклада” каждого из них в целостную картину бытия (а затем и человека) может быть произведено в формальных рамках системного подхода.

На уровне объективной реальности сущее сполна определяется извне. Соответствующим уровнем цельного опыта является познание как отражение объективной реальности, сущность которого наиболее полно выражена в науке. Для общества и человека этот уровень предстает как естественно-исторический процесс (разработка такого видения жизни общества — основная заслуга марксизма; его абсолютизация — основная ошибка). Объективная реальность есть такой уровень бытия, на котором оно в принципе (т. е. при наличии соответствующих средств) полностью познаваемо и управляемо. Отношение субъекта к данному уровню бытия строится по принципу “Я — Оно” (объект, вещь). “Человек не может жить без Оно. Но тот, кто живет только с Оно, — не человек”18. Иными словами, природа есть предмет и условие производства, а человек — рабочая сила, элемент человеко-машинной системы. Но разве к этому сводится целостное бытие природы и человека?!

Субъективная реальность есть такой уровень бытия, который определяется внутренним спонтанным началом, нередуцируемым к отражению объективной реальности.

Соответствующим уровнем цельного опыта является герменевтическое понимание (сопереживание, вчувствование), сущность которого наиболее полно выражается в эстетическом и нравственном (более широко — гуманитарном) отношении к реальности. Для общества и человека этот уровень предстает как деятельность, взятая прежде всего в аспекте общения19.

Жизнь субъекта есть постоянное взаимодействие объективной и субъективной реальности. Очень многое в проявлениях субъекта может быть объективировано и адекватно отражено научным познанием, и тем самым превращено в объект управления. Но не всё. Субъект никогда не был tabula rasa, субъективность не может быть до конца сведена к интериоризации объективного. Ядро субъективности, ее направляющее начало, определяющее неповторимое лицо субъекта, оказывается тем, что Сартр назвал “нерефлектируемым cogito”: оно есть, оно лежит в основе нравственных решений и суждений вкуса, в основе всех интерпретаций отражаемой объективной реальности, но оно никогда не может быть до конца схвачено в понятиях. Наука лишь частично объясняет ценности, жизненные смыслы субъекта (хотя важность такого объяснения не подвергается сомнению — ведь созданием условий для жизни субъекта можно и нужно управлять), ценностные же ориентации полностью определяют направленность познавательной и преобразовательной деятельности.

Отношение субъекта к Другому, как к субъективной реальности, есть то, что М. Бубер называет отношением “Я — Ты”. Человеком можно управлять как элементом объективной реальности, как “актором” — исполнителем социальных ролей. Но, чтобы понять, что направляет его изнутри, надо отнестись к нему как к субъекту, сущность которого не сводится к совокупности объективных (общественных или любых иных) отношений и не может быть подвергнута “обработке людей людьми”20. Именно на этот уровень человека, видимо, и должна обратить свое особое внимание становящаяся ныне социальная антропология.

Еще сложнее и “непривычнее” обстоит дело с уровнем трансцендентной реальности.

В истории философии этот уровень именовался как дао (в древнем Китае), ниргуна-брахман (в адвайта-веданте Шанкары), Бог (в отрицательной теологии), Непостижимое (С. JI.Франк) и др. Введение такою уровня связано с допущением существования непредикативного бытия, где отсутствует разделение на субъект и объект и вообще на какие бы то ни было конечные взаимодействующие элементы: оно есть, но лишено свойств и отношений и потому, зная о его существовании, мы больше ничего не можем о нем сказать. Материалистическо-сциентистское сознание отталкивает здесь не только парадоксальность, но и, как ему кажется, соображение здравого смысла: если об этом уровне ничего нельзя сказать, то зачем он? Точнее было бы спросить иначе: “Если о нем нечего сказать, то как им управлять?” Такая формулировка выдает ограниченность соответствующего подхода. Мы видели уже на примере субъективной реальности, что есть совершенно иные функции, “вклады” в целостную жизнь бытия, чем обеспечение управляемости. Попробуем поставить вопрос именно так: каков “вклад” в цельное бытие и в цельный опыт уровня трансцендентной реальности?

Что позволяет Я быть сопричастным субъективности другого Ты? В рамках картезианской парадигмы, видящей в основе мира лишь субъектно-объектное отношение, на этот вопрос ответить невозможно. Требуется допустить некое изначальное единство: Мы. Согласно С. Л. Франку, наиболее строго исследовавшему этот вопрос в русской философии, “Мы” есть... некая первичная категория личного человеческого... и социального бытия. Сколь бы существенно ни было для этого бытия разделение на “я” и “ты” или “я” и “они”, это разделение само возможно лишь на основе высшего, объемлющего его единства “мы”21. В этом Мы, по сути дела, дана “субъективность” целого — не монады, но универсума; не неповторимость души другого Ты, но духовная надындивидуальная реальность. Вот ее описание: “Под духовной жизнью разумеется именно та область бытия, в которой... надындивидуальная реальность дана нам не в форме предметной действительности извне как объект, предстоящей и противостоящей... нам самим, ’’субъекту" и его внутреннему миру, а в форме реальности, присутствующей в нас самих, изнутри с нами сращенной и нам раскрывающейся... Реальность, данная в этом внутреннем... опыте, всегда выходит за пределы противоположности между “субъективной жизнью” и внешним ей “предметом”, дана не внешнепредметному созерцанию, а внутреннему, живому знанию...”22

Таким образом, трансцендентная реальность и трансцендентна (она надындивидуальна, и в этом смысле находится вне нас) и имманентна (непосредственно присутствует внутри души: “Царство Бо- жие внутри нас ”). Трансцендентное и имманентное совпадают в ней, как и все другие противоположности (она ведь непредикативна). Поэтому прав и М. Бубер, который делает акцент именно на “внешней функции” духа: “Дух не в Я, но между Я и Ты. Он не как кровь, что течет в тебе, но как воздух, в котором ты дышишь. Человек живет в духе, когда он может ответить своему Ты”23. Дух и живет в душе, и объемлет наши души. Общение с духом (трансцендентной реальностью) приобщает нас к целостности мира, дает нам через глубинное общение24 (медитацию, умную молитву, “мудрость молчания”) особое космическое чувство единения с вечным и бесконечным, то, что в христианской теологии называют благодатью, Фаворским светом.

При этом мы не настаиваем на традиционно-религиозной трактовке трансцендентной реальности как Бога, сотворившего мир из ничего. Для нас достаточно охарактеризовать ее как “положительное ничто”: положительное, ибо мы знаем о ее существовании и испытываем через это знание фундаментальный настрой не на противопоставление себя миру, но на единство с ним; ничто, ибо она не имеет никаких предметных характеристик. И в этом смысле существование человека “поистине поставлено на ничто”25. Глубинное общение с “положительным ничто” (духовной основой мира) выглядит так: “Бывают мгновения безмолвной глубины, когда мировой порядок открывается человеку как полнота Настоящего. Тогда можно расслышать музыку самого его струения... Эти мгновения бессмертны, и они же — самые преходящие из всего существующего: они не оставляют по себе никакого уловимого содержания, но их мощь вливается в человеческое творчество и человеческое знание...”26 Переживание такого чувства обозначается очень многими авторами27, но претензии тех, кто не переживал ничего подобного, кто привык “нормально” крутиться в безблагодатной функциональной цивилизации остаются неизменными: раз вы не можете это четко описать, значит этого

6

не существует .

Безмолвное, внесловесное и внеобразное общение с миром есть религиозное чувство, взятое вне догматики различных конфессий и понимаемое как признание в мире начала, находящегося вне любых

конкретных отношений и свойств, невыразимого в любых конечных формах сознания, но тем не менее присутствующего в нашей жизни 1 и дающего нам благодатную веру в несводимость этой жизни к функци- * ональным, ролевым, конечным отношениям; признающего святость и самоценность становящейся целостности мира и вне его отношения к удовлетворению наших потребностей.

Подведем практический итог. Чтобы понять человека, исходя из концепции уровней бытия, надо знать его как объективную реальность, управляемую и способную управлять; понимать его как субъективную реальность, осуществляющую себя в этом мире и способную к диалогу с другими субъектами; видеть в нем существо, способное к глубинному общению с духовной основой мира как целостности. Человек функциональный, понимающий и приобщенный к благодати. Неучитывание или абсолютизация любого из этих уровней обрекает на односторонность и в понимании человека, и в его реальной жизни.

<< | >>
Источник: Шаронов В.В.. Очерки социальной антропологии. С.-Петербург ТОО ТК "Петрополис", 1995г.— С. 154. 1995

Еще по теме Уровни бытия и уровни опыта:

  1. Синтез уровней бытия и человека
  2. 4.2.1. Уровни биоиндикации в соответствии с организациоными уровнями биологических систем
  3. По отдельным сырьевым товарам ведущая роль в установлении уровня цен принадлежит странам-экспортерам или странам-импортерам. По другим таким товарам определяющее значение для установления уровня цен имеют биржевые котировки, цены международных торгов, аукционов. Что касается готовых изделий, то решающая роль в установлении уровня цен на мировом рынке принадлежит ведущим фирмам, производящим и поставляющим на внешние рынки данные виды товаров и оказывающие услуги. 8.4. БАЗОВАЯ ЦЕНА
  4. УРОВНИ ВИКТИМНОСТИ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ
  5. Уровни взаимодействия
  6. Дифференциация по иерархическим уровням
  7. 14.3. УРОВНИ ПЛАНИРОВАНИЯ
  8. 15.2. РУКОВОДИТЕЛИ 5-ГО УРОВНЯ
  9. 4.1. Уровни развития политической субъектности
  10. УРОВНИ МЕНЕДЖМЕНТА •
  11. ПСИХОДИАГНОСТИКА УРОВНЯ ВИКТИМНОСТИ
  12. 3.4. Уровни аналитической работы
  13. Уровни политических процессов
  14. Глава 2 Уровни культуры
  15. В.              Уровни развития и проявления субъектности
  16. 17.2. УРОВНИ УПРАВЛЕНИЯ В ОРГАНИЗАЦИИ
  17. 6.5. Формирование уровней управления организации
  18. Функциональные уровни человека
  19. Четкое разграничение трех уровней