<<
>>

Глава 2 СОСТАВНЫЕ ФОРМЫ СЕМЬИ

 

Вменьшинстве обществ (к нему относится и наше) каждая нук-леарная семья функционирует как своего рода автономный атом локальной общины, как социальная единица, отдельная от всех других подобных единиц.

Однако в абсолютном большинстве обществ (в 140 из 187 культур нашей выборки, для которых в нашем распоряжении имеются необходимые данные) нуклеарные семьи агрегируются в своеобразные молекулы. Кластеры из двух, трех и более нуклеарных семей объединяются в более крупные семейные группы, обычно совместно проживающие и поддерживающие более тесные связи между собой, чем с другими семьями своей общины. В физическом плане такие составные семейные группы обычно образуют домохозяйство, характеризующееся тем, что оно занимает либо одно большое здание, либо кластер примыкающих друг к другу жилищ, либо несколько жилищ, обнесенных общей оградой. В социальном плане нуклеарные семьи, ассоциированные подобным образом, практически всегда связаны между собой не только узами совместного проживания, но также и близкими родственными связями. Родственно не связанные семьи или семьи дальних родственников, конечно же, от случая к случаю создают совместные домохозяйства, но это не стало обычной практикой ни в одном из изученных нами обществ.

Мы уже упоминали два основных типа составных семей. Напомним, что полигамные семьи состоят из

нескольких нуклеарных, связанных через одного супруга, общего для всех этих семей. Расширенная семья включает две и более нуклеарные семьи, объединенные кровнородственными связями, такими, как «родитель — дитя» или "сиблинг — сиблинг". Например, в гипотетическом (хотя и типичном) случае такая группа может включать семьи прокреации отца и двух его взрослых сыновей. Каждый из сыновей в этом случае будет членом двух нуклеарных семей — собственной и отца — и будет иметь первичного родственника, брата, в третьей.

Отец и мать будут, конечно, иметь

46

первичного родственника, сына, в обеих нуклеарных семьях, непосредственными членами которых они не являются. Хотя правило это и не действует во всех без исключения случаях, имеющиеся в нашем распоряжении данные тем не менее показывают, что характерной и основной связью, объединяющей составные семьи в единое целое, становится существование тесных родственных отношений, соединяющих членов входящих в большую семью нуклеарных семей.

Полигамные семьи могут, конечно, возникать только в обществах, разрешающих вступать в брак одновременно с более чем одним партнером. Они не могут существовать в обществах со строгой моногамией (к ним относятся 43 культуры из нашей выборки); в то же время в 195 обществах полигамные браки разрешены хотя бы в ограниченном масштабе. Теоретически полигамия может принять одну из трех возможных форм: полигинию, или одновременный брак одного мужчины с двумя и более женщинами; полиандрию, или одновременный брак одной женщины с двумя и более мужчинами; и групповой брак, или брачный союз, объединяющий одновременно нескольких мужчин и нескольких женщин. Только первый из указанных типов полигамного брака распространен широко. Групповой брак, хотя ему и придавалось огромное значение ранними теоретиками-антропологами (см.: [Morgan, 1877: 416; Lubbock, 1892: 86-98; Frazer, 1910: V. 4. 151; Rivers, 1924: 80; Briffault, 1927: V. 1.614-781]), видимо, не существовал и не существует в качестве культурной нормы. В нашей выборке он встречается лишь в крайне незначительном числе случаев, да и там лишь как исключительная форма, существующая при крайне редких обстоятельствах наряду с другими обычными формами брака. Чаще всего эта форма брака встречается среди индейцев кайнганг (Бразилия), племени с исключительно непрочными и подвижными союзами сексуальных партнеров. Статистический анализ [Henry, 1941: 45п] генеалогий индейцев кайнганг за столетний период показал, что 8% всех брачных союзов представляли собой групповой брак, 14 — полиандрический, 18 — по-лигинный и 60% — моногамный.

Даже сибирским чукчам и австралийским аборигенам диери, т.е. обществам, которым групповой брак приписывался чаще всего, в действительности эта форма брака в строгом смысле данного понятия не была свойственна. Да, эти этнические группы, как и некоторые другие, часто распространяют права сексуального доступа на целые группы мужчин и женщин, но речь никогда не идет об экономических обязательствах, без которых нельзя говорить о браке в собственном смысле этого слова. В целом нет никаких доказательств того, что групповой брак где бы то ни было существует (и когда-либо существовал) в качестве преобладающей формы (ср.: [Lowie, 1920:49-62]). Полиандрическая семья встречается столь редко, что вполне может рассматриваться как этнологический курьез. Только в двух этниче-

47

санным критериям полигинии, соответствующая культура должна классифицироваться как моногамная.

Если множественные браки открыто не запрещены культурными табу, до какой степени они должны быть социально санкционированы и насколько часто должны встречаться для классификации данного общества как полигинного? Что касается уровня социальной санкции, то мы предлагаем считать общество полигинным, если множественные браки обладают ббльшим престижем, чем моногамные. В таком обществе добившиеся социального успеха мужчины будут стремиться по мере возможности получить дополнительных жен. В результате мы классифицировали как моногамные несколько этнических групп, у которых засвидетельствованы единичные случаи полигинных браков, но нет указаний на то, что подобные браки пользуются большим престижем. В большинстве здесь мы сталкиваемся со случаями, когда особое исключение делается для мужчины, чья первая жена оказалась бесплодной. Подобные случаи не предполагают предпочтительности полигинии; более того, вторичный брак при таких условиях фактически не приводит к образованию составной семьи — первая жена выступает скорее в качестве придатка к нуклеарной семье, подобно престарелому родителю, неженатому брату или незамужней сестре.

Количественный критерий полигинности не считается удовлетворительным, так как моногамные браки почти всегда преобладают над полигамными в любой из данных периодов наблюдения даже в обществах с предельно сильным предпочтением многоженства. Гарантией этого служит естественно воспроизводимый баланс полов; число женщин в данной популяции не может существенно превышать число мужчин, только при каких-то чрезвычайных обстоятельствах и на короткие промежутки

времени. Таким образом, в общем и целом на одного мужчину с двумя женами должен приходиться один, находящийся в состоянии вынужденного безбрачия. С другой стороны, это частично компенсируется более высокой смертностью среди мужчин, а также дифференцированным возрастом вступления в брак, обычно заметно меньшим для женщин. Тем не менее даже в сильно полигинных обществах в основном лишь некоторое число зрелых мужчин имеет нескольких жен, в то время как большинство вынуждено ограничиться одной женой или даже остаются холостыми. Полигиния может быть идеалом, рано или поздно иногда достижимого в данном обществе даже большинством мужчин, но и здесь обычно мужчине приходится ждать долгие годы, когда он сможет позволить себе приобрести или унаследовать вторую жену. Вследствие этого беспристрастный наблюдатель, пользующийся количественным критерием, вынужден будет охарактеризовать практически все известные науке человеческие общества как моногамные, несмотря на то, что в подавляющем большинстве из них полигиния рассматривается в качестве предпочтительной формы брака.

50

Поэтому мы не станем пользоваться количественным критерием. Классифицировать то или иное общество как полигинное будем только в случае, если соответствующая культура разрешает по- лигинный брак, а общественное мнение поощряет стремление мужчины имегь более одной жены одновременно, вне зависимости от того, преобладают ли такие полигинные семьи в действительности или составляют относительное меньшинство всех семей, ограничивается ли полигиния лишь семьями, возглавляемыми мужчинами с исключительно высоким статусом, или доступна всем, кто может ее себе позволить.

На этом основании мы классифицировали 193 общества нашей выборки как полигинные и только лишь 43 — как моногамные; к полиандрическим мы отнесли 2 общества.

В некотором числе обществ, классифицированных нами как полигинные исходя из описанных критериев, среди мужчин всех возрастов преобладают моногамные браки, поскольку моногамные браки оказываются более жизнеспособными в силу экономических условий. Лишь небольшое число необычно энергичных или способных мужчин оказывается в состоянии успешно содержать две семьи. В других случаях полигиния ограничивается семьями вождей или мужчин с особо большим богатством и высоким статусом или какими-то иными особыми категориями индивидов. Тем не менее, пока полигиния обладает высокой социальной престижностью и не становится исключительной прерогативой очень маленькой статусной группы, она рассматривается в качестве культурной нормы. Количественные аспекты полигинии предстают в несколько ином свете, если обратиться к изучению собственно семейной организации. Здесь речь идет уже не столько о том, что культурно допустимо или предпочтительно, сколько о том, что представляет собой нормальная социальная структура, в рамках которой реально живет большинство населения. Как будет показано в гл. 8, моногамные и полигинные семьи оказывают различное воздействие на терминологию родства и другие аспекты социальной структуры. Даже если полигиния пользуется ббльшим престижем, чем иные формы брака, трудно все- таки ожидать, что существование подобных семей значимо влияет на социальную структуру, если такие браки реально крайне редки. Поэтому полигинные общества, где полигинные браки в реальности достаточно редки, мы предпочли отнести к культурам с преобладанием моногамного брака. В качестве разграничивающей линии произвольно был взят уровень 20%. Любое общество, в котором полигинные семьи, как высоко бы они ни котировались, составляют менее 20% всех семей, рассматривается здесь как моногамное с точки зрения семейной организации, но как полигинное с точки зрения предпочитаемой формы брака.

Из 193 полигинных обществ нашей выборки 61 оказывается ниже Уровня 20%.

51

Применительно к полигинии важно провести различие между первичными и вторичными браками. Первичный брак — обычно первый брачный союз, в который всгупаег индивид; вторичный брак — любой последующий. Это действительно важно, поскольку многие культуры предписывают достаточно разные нормы применительно к этим случаям. Правила заключения первичного брака обычно указывают, какие именно лица исключаются из числа потенциальных брачных партнеров как находящиеся в слишком близком родстве с соответствующим индивидом, зачастую определяя при этом и категории родственников (например, кросс-кузенов), с которыми брак предпочтителен. При вторичном браке круг потенциальных брачных партнеров может как расширяться, так и сужаться. В частности, определяющим фактором могут служить родственные отношения между первой и второй женами. Это имеет отношение к бракам, следующим вслед за смертью одного из супругов или разводом, и к полигамным брачным союзам.

Основными особыми нормативными комплексами, регулирующими заключение вторичных браков, считаются левират и сорорат. Левират представляет собой культурную норму, предписывающую вдове выходить замуж в предпочтительном порядке за брата ее умершего мужа, часто становясь, таким образом, его вторичной супругой. В применении к одновременным, а не последовательным бракам

левират ведет к фратерналъной полиандрии, как она была описана выше. В противоположность этому сорорат представляет собой культурную норму, предписывающую вдовцу жениться в предпочтительном порядке на сестре его умершей жены. В применении к одновременным, а не последовательным бракам сорорат ведет к сороральной полигинии, т.е. к предпочтительному браку одного мужчины с двумя и более сестрами28. Эти термины не должны употребляться в отношении обществ, где левиратные или сороратные брачные союзы встречаются лишь спорадически (как в нашем обществе), а должны быть зарезервированы лишь для тех культур, где эти брачные формы обычны и действительно предпочитаемы.

Левират и сорорат — крайне распространенные явления. Левират засвидетельствован как однозначно предпочитаемая форма брака в 127 обществах нашей выборки, отсутствует он или редок только лишь в 58 культурах; относительно оставшихся 65 обществ в нашем распоряжении необходимых данных нет. Сорорат засвидетельствован как предпочитаемая форма брака в 100 обществах, отсутствует в 59 культурах; относительно оставшихся 65 обществ данных нет. Зачастую левиратный брак разрешается лишь примени-

2НП

В научной литературе термин «сорорат» часто применяется как к поли-гинным, так и к последовательным бракам на сестрах; однако в данной монографии мы не относим его к первому случаю во избежание терминологической путаницы (примеч. авт.).

52

тельно к младшему брату умершего мужа, а сороратный — к младшей сестре жены. «Младший левират» и «младший сорорат» зафиксированы соответственно для 28 и 9 обществ из числа упомянутых выше; вне всякого сомнения, их количество было бы больше при наличии более пол! юй HI гформации по данному вопросу. Другие предпочитаемые формы вторичных браков, напоминающие левират и сорорат, но значительно менее распространенные, — браки мужчины с вдовой его дяди по отцу или дяди по матери, с вдовой его собственного отца, мачехой и с дочерью сестры или брата его умершей жены.

Полигинные семьи создают проблемы социально-психологического приспособления членов семьи друг к другу, не возникающие при моногамии; особенно это относится к конфликтам, вырастающим на почве сексуальной ревности или распределения женских работ по дому. Наши данные показывают, что возможны несколько решений этой проблемы. Мы уже отмечали выше, как часто жены одного мужчины проживают в отдельных жилищах. Другим обычным решением этой проблемы становится придание одной из жен (как правило, той, с кем брак был заключен первым) более высокого социального статуса с делегированием ей функций общего надзора за выполнением женских работ по дому. В-третьих, проблема сексуальной ревности обычно смятается через нормативное требование к мужу посещения жен в порядке очередности. Он может и не совершать половых актов со старой или непривлекательной женой или с той, что перестала ему нравиться, но он спит в их хижинах, когда подходит черед, что помогает им избежать возможных насмешек и потери статуса.

Эти факты вместе с информацией, любезно предоставленной в наше распоряжении Кимбэллом Янгом, позволяют выявить некоторые причины провала попытки мормонов ввести полигинию в Соединенных Штатах. Жены различного происхождения проживали в одном жилище; в результате постоянный близкий контакт между ними легко порождал колоссальную нервную напряженность. Статус разных жен был неопределенным и непрочным, так как каждая последующая жена почти наверняка на какой- то период становилась фавориткой мужа и при его поддержке начинала доминировать над более старшими женами, к чему последние, естественно, относились крайне негативно. Будучи наиболее сексуально заинтересованным в последнем приобретении, муж проявлял тенденцию сожительствовать только с новой женой, обделяя сексуальным вниманием остальных, что вело не только к физическим фрустрациям у последних, но и к социальному унижению. По-видимому, именно внутренние проблемы, с которыми мормонам пришлось столкнуться в их попытках обеспечить гармоничное функционирование института многоженства, в большей степени, чем внешнее давление, заставили мормонов в конечном счете отказаться от полигинии. Эти проблемы вполне решаемы, и подобный институт может работать гладко, что показывают этнографические данные.

53

Одним из самых простых средств ослабления напряженности в отношениях между женами считается переход к сороральной полигинии в качестве предпочтительной формы многоженства. Сестры, конечно, сумели приспособиться поведенчески друг к другу еще в своей семье ориентации, и они сохраняют привычки сотрудничать и терпимо относиться друг к другу после перемещения из дома отца в дом мужа. В отличие от жен, не являющихся сестрами, им не приходится начинать строительство взаимоотношении с нуля. Наши данные показывают, что сороральная полигиния имеет исключительно широкое распространение. Сведения о ее существовании имеются для 14 из 61 общества, где полигиния разрешена, но не часто встречается. Среди 132 культур с общей полигинией

сороральная служит единственной формой многоженства в 18 обществах, а еще в 38 она предпочтительная, хотя и не единственная форма полигинии. Это общее число в 70 культур было бы, вне всякого сомнения, значительно больше при наличии в нашем распоряжении более полных

29

данных .

Поскольку проблемы приспособления друг к другу жен, не являющихся сестрами, особо обостряются, когда они должны жить вместе в одном доме, неудивительно, что факт этот в прямом или скрытом виде признается первобытными обществами. Применительно к кроу, синкаиетк и сога этнографы сообщают, например, что жены одного мужчины обычно живут в одном жилище, если они сестры, но занимают разные дома, если между собой родственно не связаны. Общая статистика в данном случае даже более убедительна. В 18 из 21 общества с исключительно сороральной полигинией, по которым мы имеем необходимую информацию, жены живут в одном доме. В большинстве обществ с несороральной полигинией (28 из 55) жены проживают в отдельных жилищах. Во многих случаях, когда они обитают в одном доме, этот дом представляет собой большое строение, в котором каждая из жен получает свою отдельную «квартиру». Этнические группы, совмещающие сороральную полигинию с несороральной, как и следовало бы ожидать, занимают промежуточное положение: в 16 из них жены проживают в одном жилище, а в 8 — в отдельных домах.

Сороральная полигиния особенно хорошо приспособлена к матрилокальному поселению. Несороральная полигиния, хотя и возможна при любом типе брачного поселения, встречается лишь в исключительных случаях, когда мужчины после свадьбы систематически перемещаются из своих домов в дома своих жен. При таких обстоятельствах единственными женщинами, с кем мужчина может

  1. Общества, относительно которых сообщается, что они практикуют полигинию без уточненения типа, систематически классифицировались как культуры с несороральной полигинией. Сюда относятся 52 общества с общей полигини- ей и 18 с немногочисленными случаями многоженства (примеч. авт.).

54

вступить во вторичный брак, не нарушая правил брачного поселения, становятся сестры и другие близкие родственницы его первой жены. Хотя строго сороральная полигиния исключительно хорошо подходит именно к матрилокальному поселению, она может встречаться и при других типах послебрачного поселения. Распределение обществ с сороральной полигинией в нашей выборке выглядит следующим образом: к ним относятся 12 из 38 обществ, имеющих матрилокальное поселение; 14 из 176 с патрилокальным, матри-па-трилокальным или авункулокальным и 6 из 36 обществ, имеющих билокальное или неолокальное поселение.

Расширенные семьи могут состоять из полигамных, моногамных нуклеарных или семей обоих типов. Полигамная семья, если входит в состав расширенной семьи, может быть названа зависимой полигамной семьей. Существуя самостоятельно, при отсутствии расширенных семей, она может быть обозначена как независимая полигамная семья. Точно таким же образом и нуклеарная семья может быть как зависимой, так и независимой. При наличии общей полигамии или расширенных семей, в рамках которой нуклеарная семья оказывается сосгавной частью последней, такая семья может быть названа зависимой нуклеарной семьей. В отсутствии общей полигамии и расширенных семей нуклеарная семья существует самостоятельно и может быть обозначена как независимая нуклеарная семья. Распределение данных типов семейной организации обобщено в табл. 5.

ТАБЛИЦА 5

Тип семейной организации

Число обществ

Независимые нуклеарные семьи

С моногамией

24

С редко встречающейся полигинией

23

Зависимые нуклеарные семьи

С моногамией

16

С редко встречающейся полигинией

26

Общества с полигамными семьями (всего) Из них:              98

Независимые полигамные семьи

С полиандрией

2

С полигинией

51

Зависимые полигамные семьи

С полиандрией

0

С полигинией

45

Недостаточные данные для классификации

63

55

Как независимые нуклеарные, так и независимые полигинные отличаются от расширенных семей своим преходящим характером. Семьи обоих типов распадаются и исчезают по мере того, как родители умирают, а их дети создают свои собственные семьи прокреации. Таким образом, семьи обоих типов обычно состоят из индивидов, принадлежащих к двум поколениям. С другой стороны, расширенные семьи состоят из трех и более поколений и характеризуются неограниченным периодом существования. В обществах с независимыми нуклеарными или независимыми полигамными семьями брак создает новую семью прокреации и перемещает обоих супругов (если не физически, то всегда социально) из их семей ориентации. Однако в рамках расширенной семьи только один из супругов разрывает связи со своей семьей ориентации. Другой/другая остается в собственном доме, где к нему/к ней присоединяется его/ее супруг/супруга, и через него/нее его/ее семья прокреации оказывается связанной с его/ее семьей ориентации в единое семейное целое. Поскольку этот процесс обычно повторяется в каждом поколении, соответствующая расширенная семья приобретает постоянное существование во времени. Это постоянство во времени, характеризующее расширенную семью в отличие от других форм семейной организации, объединяет ее в один класс относительно постоянных социальных образований с унилинейными родственными группами и общиной.

Одна сравнительно редкая форма семьи занимает здесь в некоторых отношениях промежуточное положение. Этот тип семьи, который мы далее будем обозначать как братскую соединенную семью, наблюдается в случаях, когда два и более брата со своими женами образуют совместное домохозяйство.

В то время как основная связь, объединяющая нуклеарные семьи в единое целое, в полигамной семье создается отношением «муж — жена», а в обычной расширенной семье — «родитель — дитя», то в братской соединенной семье эту роль играет отношение «брат — брат». Подобно независимым нуклеарным и полигамным семьям братская соединенная семья обычно включает только два поколения и не имеет постоянного существования во времени. Однако подобно расширенной семье, связь, объединяющая нуклеарные семьи в единое целое, служит отношением между кровными родственниками, а не супругами. Братская соединенная семья встречается как обычная, хотя и не единственная форма семейной организации, среди трех этнических групп нашей выборки — ятмул (Новая Гвинея), манус (Меланезия) и тенино (США, штат Орегон).

Существование нескольких типов расширенных семей зависит от преобладающего типа брачного поселения. Необходимо подчеркнуть, что ни один тип брачного поселения не способен сам по себе создать расширенную семью. Тем не менее при наличии соответствующего набора экономических и иных факторов, способствующих соединению смежных семей примыкающих поколений в бо-

56

лее крупные семейные объединения, тип поселения, создающий физическую близость между определенным образом родственно связанными семьями, определяет, какие именно нуклеарные семьи будут объединяться в более крупные семейные образования.

За исключением неолокального поселения, не сочетающегося с расширенной семейной организацией, любой другой тип поселения имеет тенденцию объединять семьи в пространстве в приблизительном соответствии с определенным принципом счета происхождения. Однако зачастую он не признается данной культурой, а используется совсем другой принцип. В противоположность этому тип поселения всегда соответствует преобладающему типу расширенной семейной организации. Следовательно, вслед за Киршоф-фом [Kirchhoff, 1932a: 190] мы будем обозначать типы расширенных семей в соотвегствии с типами брачного поселения, т.е. далее речь будет идти о патрилокальных, матрилокальных, билокальных и авункулокальных расширенных семьях.

В научной литературе используется большое число альтернативных терминов: «патрилинейные», «матрилинейные» и «билатеральные» расширенные; «отцовские», «материнские» и «авункуляр-ные»; «патриархальные» и «матриархальные» семьи. Тем не менее не оправдан разговор о расширенных семьях как «патрилинейных» или «матрилинейных», если в соответствующих обществах используется билатеральный, а не унилинейный счет происхождения. Термины «отцовский» или «материнский» слишком неопределенны. Наконец, понятия «патриархальный» и «матриархальный» вводят в заблуждение коннотацией, приписывающей главенство в доме исключительно одному из полов. Термины, обозначающие разные типы расширенной семьи исходя из соответствующего им типа брачного поселения, не имеют ни одного из вышеперечисленных недостатков, одновременно указывая на основные дифференцирующие признаки. Ради избежания нагромождения слишком длинных терминов мы будем время от времени использовать сокращенные обозначения, предложенные Лоуренсом [Lawrence, 1937: 319], употребляя такие понятия, как «патрисемьи», «матрисемьи» и «авункусе-мьи» соответственно вместо таких терминов, как патрилокальные, матрилокальные и авункулокальные расширенные семьи.

Там, где при наличии способствующих развитию расширенной семьи факторов брачное поселение

становится патрилокаль-ным или матри-патрилокальным, складывается тип составной семейной организации, базирующийся на отношении «отец — сын» в качестве связи, объединяющей нуклеарные семьи в большесемей-ные образования. В этом случае мы имеем дело с патрилокалъной расширенной семьей, включающей в состав семьи прокреации мужчины его женатых сыновей, сыновей его сыновей и т.д. Сходным образом при матрилскальном брачном поселении мы будем иметь де-

57

ло с матрилокальной расширенной семьей, включающей в себя семьи прокреации женщины ее дочерей и дочерей ее дочерей. В нашей выборке из 250 обществ для 52 характерны патрилокальные и для 23 — матрилокальные расширенные семьи.

При амбилокальном поселении в зависимости от конкретных обстоятельств каждого отдельного случая в доме может остаться сын либо дочь, присоединяя, таким образом, свою семью прокреации к семье ориентации. В результате мы будем иметь дело с амбшюкаль-ной расширенной семьей, объединяющей нуклеарную семью женатой пары с семьями некоторых (но не всех) из их сыновей, дочерей, внуков и внучек. Короче говоря, здесь нуклеарные семьи примыкающих поколений могут быть связаны отношениями типа «родитель — дитя» любого класса. Расширенные семьи этого типа сравнительно редки; в нашей выборке насчитывается лишь 10 обществ с семейной организацией данного типа. Это связано с тем, что экономические отношения обычно толкают семейную организацию к патрилокальному либо к матрилокальному брачному поселению, что со временем приводит к тенденции нарушения тонкого баланса выбора его места, лежащего в основе амбилокальной расширенной семьи. Там, где преобладает авункулокальное брачное поселение, может возникнуть еще один тип расширенных семейных структур — авункулокальная расширенная семья; в нашей выборке имеется семь обществ с семьей данного типа. В качестве иллюстрации могут служить хайда (Канада, провинция Британская Колумбия); в этой этнической группе мальчики примерно десяти лет окончательно покидают дома своих родителей и переселяются к одному из своих дядей по линии матери в другую деревню. Дом дяди и его статус главы дома в конечном счете наследуются проживающим совместно с ним одним из племянников, и он зачастую женится на дочери своего дяди. Некоторые из сыновей сестер этого племянника в свою очередь придут к нему, чтобы жить в его доме. Вследствие всего этого типичное домохозяйство хайда состоит из хозяина дома, его жены или жен, малолетних сыновей и незамужних дочерей, нескольких подросткового возраста неженатых сыновей его сестер, сына его сестры, женатого на его дочери, малолетних детей последней пары, зачастую и других женатых племянников и дочерей с их семьями, а иногда и одного-двух внучатых племянников.

В этом случае ассоциированные нуклеарные семьи связаны через два отношения — между родителем и дочерью, а также между дядей и племянником. Однако в некоторых обществах с данным типом расширенной семьи племянник не женится на дочери, в результате чего ассоциированные нуклеарные семьи примыкающих поколений оказываются соединенными только отношением «дядя — племянник».

Поскольку независимые нуклеарные и полигамные семьи формируются заново в каждом поколении, разнообразные истори-

58

ческие пертурбации не оказывают на них сильного воздействия. Однако непрерывность существования во времени расширенных семей ведет к их модификации с изменением базовых условий существования. Например, они неоднократно сталкивались с ситуацией, когда рост населения приводил к нехватке земель или других ресурсов, доступных для экономической эксплуатации со стороны этих семей. Когда такое происходит, расширенные семьи обычно делятся, отдельные их части откалываются от ядра, мигрируя и поселяясь в иных месгах. Данная тенденция к расщеплению часто отмечалась как характерная для обществ с расширенной семейной организацией. Демографический рост и пространственная экспансия могут также трансформировать расширенную семью в клан. В действительности, как будет показано в гл. 4, именно таким образом чаще всего и формируется клановая организация.

Специальный анализ факторов, детерминирующих развитие в данном обществе семейных структур того или иного типа, вне всякого сомнения, дал бы крайне ценные результаты. К сожалению, настоящее исследование не может пролить достаточно много света на данный круг вопросов, так как на предварительных стадиях нами не было систематически собрано достаточно информации по способам ведения хозяйства, разделению труда, отношениям собственности и другим фундаментальным экономическим показателям, по всей видимости, играющим здесь детерминирующую роль. Тем не менее представляется оправданным высказать несколько гипотетических предположений на основании предварительного изучения нами исследованных источников. Там, где женщины не вносят значимого вклада в экономическую жизнь общества, как это наблюдается, скажем, среди тода30, оправданной адаптацией становится полиандрия. Когда экономический вклад обоих полов оказывается

приблизительно равным, а маленькая социальная ячейка не менее эффективна, чем большая по размеру, моногамия может иметь определенные экономические преимущества. Когда мы имеем дело с серьезным женским вкладом в экономику, а мужчина может обеспечить результатами потребности нескольких женщин, то именно полигиния будег наиболее адекватно отвечать подобного рода условиям. Говоря о фундаментальной важности экономических факто-

* «Мужчины в дополнение к своим политическим, религиозным и церемониальным функциям пасут и доят домашний скот, занимаются изготовлением молочнокислых продуктов (например, сыра), собирают топливо, строят Дома, торгуют и готовят пищу. В отсутствие земледелия и важных домашних промыслов женская доля в разделении труда по полу сводится к таким относительно маловажным сферам деятельности, как доставка в дом воды, починка и орнаментирование одежды, обмолот и просеивание зерна, уборка в Доме и мытье посуды» [Murdock, 1934b: 124] (примеч. авт.).

59

ров, мы, конечно же, не отрицаем значимости иных характеристик, таких, как престиж обладания несколькими женами или преимущества, получаемые от многоженства мужчиной в сексуальном плане в условиях, когда от него требуется половое воздержание в период беременности и лактации его жены (жен).

Преобладающий тип брачного поселения, конечно же, оказывает важнейшее воздействие на образование расширенных семей. Рассмотрение факторов, детерминирующих сами типы брачного поселения, правда, необходимо отложить до гл. 8. Некоторые факторы, связанные с отношениями собственности, по-видимому, способствуют постоянству существования семьи во времени и таким образом содействуют развитию той или иной формы расширенной семьи. Там, где у людей нет практически никакого имущества31 или оно легко перемещаемо, отношения собственности не требуют постоянства существования семьи. Однако там, где главными объектами собственности становятся возделываемая земля, большие постоянные дома, места рыбной ловли, пастбища и иная недвижимость (в особенности, если наиболее эффективная единица экономической кооперации превышает по размерам нуклеарную семью), каждая новая семья прокреации будет иметь тенденцию сохранять самые тесные отношения с семьей ориентации того из супругов, кто может рассчитывать на наследование недвижимого имущества. Таким образом, возможно, преобладающие формы собственности и способы наследования имущества могут быть факторами развития в обществе определенных форм расширенной семьи.

Упомянув о проблеме наследования имущества, стоит остановиться на ней подробнее и дать несколько дополнительных комментариев. Хотя изучение этой проблемы и не было целью нашего исследования, в его процессе нам удалось собрать определенную информацию по правилам наследования, и мы приведем некоторые предварительные результаты анализа этих данных. В научной литературе (см., например: [Rivers, 1924: 87-88]) обычно различают два основных способа наследования — патрилинейный и матрилиней-ный. Они различаются в соответствии с тем, как наследники прослеживают свою связь с умершими родственниками, чье имущество переходит к ним — через мужчин или женщин. Таким образом, если имущество мужчины переходит к его сыну, то мы имеем дело с пат- рилинейным наследованием; если же имущество получает сын его сестры, то мы имеем дело с матрилинейным наследованием. Если в этом качестве выступает его брат, то возникает как патрилинейное, так и матрилинейное наследование, а выяснить, с каким именно наследованием мы имеем дело, можно только в случае, если у умерше-

•м Дж. П. Мердок, по всей видимости, имеет здесь в виду прежде всего бродячих охотников-собирателей. — А К.

60

го не окажется братьев. В табл. 6 обобщены наши данные по типам наследования имущества мужчин в их отношении к типам брачного поселения и счета происхождения.

ТАБЛИЦА 6

Типы брачного поселения              Матрилиней              Смешанно              ИТ°Г°

Патрилинейное и счета происхождения              ное              е

наследование              наследовани              наследова

е              ние

—Тип брачного поселения

Патрилокальное

87

6

5

98

Матри-патрилокальное

10

2

0

12

Авункулокалыюе

0

6

2

8

Матрилокалыюе

5

13

2

20

Амбилокальное

8

0

3

11

Неолокальное

9

0

1

10

— счета происхождения Тип

Патрилинейный

61

0

1

62

Двойной

6

1

3

10

Матрилинейный

6

23

7

36

Билатеральный

46

3

2

51

ИТОГО

119

27

13

159

МАТЕМАТИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ 6: для корреляции между локальностью брачного поселения и типом наследования р = + 0,51; а = 0,00000000001; у = + 0,73; а = 0,00000003. Для корреляции между типом счета происхождения и типом наследования р = + 0,67; а = 0,00000000001; у = °.92; а lt; 0,00000000000000001 -Я Таким образом, в обоих случаях мы имеем дело с действительно сильными и статистически значимыми корреляциями. Вместе с тем нельзя не заметить, что корреляция между локальностью брачного поселения и типом наследования заменю слабее корреляции между типом счета происхождения и типом наследования. Проведем анализ переменных, дихотомизи-рованных двумя разными способами. Результаты его выглядят следующим образом (см. табл. 6д-6г). — А К.

и Для целей статистического анализа значения трех проанализированных неличин были ранжированы следующим образом. ЛОКАЛЬНОСТЬ БРАЧНО-ІО ПОСЕЛЕНИЯ: 1 = Патрилокальное; 2 = неолокальное; 3 = амбилокальное;

  1. = матри-патрилокальное; 5 = авункулокальное; б = матрилокальное. ТИП СЧЕТА ПРОИСХОЖДЕНИЯ: 1 = патрилинейный; 2 = билатеральный; 3 = двойной; 4 = матрилинейный. ТИП НАСЛЕДОВАНИЯ: 1 = патрилинейное; 2 = смешанное; 3 = матрилинейное. — А К.

61

ТАБЛИЦА бл             

Локальность брачного Тип наследования              ИТОГО

поселения

  1. 1 (непатрилинейное (патрилинейное)

J             

  1. (непатрилокальное)2932 52,5%61

              47,5%             

  1. (патрилокальное)И87 89%98

              11%             

ИТОГО              40              119              159

а = 0,0000004 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); ф = р = + 0,41,а = 0,0000001; у = + 0,76, а = 0,0000006. Итак, локальность брачного поселения становится достаточно надежным предиктором патрилинейного наследования (что и привело к достаточно высокому значению у-коэффициента), непатрилокальное же поселение столь надежным предиктором служить не может, так как более половины непатрилокальных обществ имеет тем не менее патрилинейное наследование, в результате чего мы в данном случае имеем достаточно низкое общее значение коэффициента ранговой корреляции р (и ф-коэффици- ента). —А К.

ТАБЛИЦА 6в

Тип счета происхождения

Тип наследования

ИТОГО

0 (непатрилинейное)

1

(патрилинейное)

0 (непатрилинейный)

39

58 59,8 %

97

40,2%

1 (патрилинейный)

1

61

62

1,6%

98,4%

ИТОГО

40

119

159

а = 0,000000002 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); ф = р = + 0,434, а = 0,00000001; у = + 0,95, а = 0,000000000001.

Патрилинейность служит очень надежным (заметно более надежным, чем патрилокальность) предиктором патрилинейного наследования (что привело и к исключительно высокому значению g-коэффициента). С другой стороны, непатрилинейный тип счета происхождения — очень ненадежный предиктор не- патрилинейного наследования, встречающегося лишь в меньшинстве непатрилинейных обществ, в результате чего мы и в данном случае имеем достаточно низкое (хотя и более высокое, чем в предыдущем случае) общее значение коэффициента ранговой корреляции р (и ф-коэффициента). —А.К.

62

ТАБЛИЦА 6в             

Локальность брачного Тип наследования              ИТОГО

поселения

0 1 (нематрилинейное (матрилинейное)

J             

0 (нематршюкальное)

125 89,9%

14 10,1%

139

1 (матрилокальное)

7 35%

13 65%

20

ИТОГО

132

27

159

а = 0,0000002 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); Ф = р = + 0,485, а = 0,0000000001; у = + 0,89, а = 0,0002. Нематрилокальность становится очень надежным предиктором нематрилинейного наследования (что привело и к очень высокому значению у-коэффициента). С другой стороны, матрилокаль- ность служит не столь надежным предиктором матрилинейного наследования, не встречающимся в более чем трети матрилокаль-ных обществ, в результате чего мы и в данном случае имеем достаточно низкое (хотя и более высокое, чем во всех предыдущих случаях) общее значение коэффициента ранговой корреляции р (и ср-коэффициента). —А К.

ТАБЛИЦА 6г             

Тип счета происхождения

Тип наследования

ИТОГО

0 (нематрилинейное)

1

(матрилинейное)

0 (нематрилинейный)

119

4

123

97%

3%

1 (матрилинейный)

13

23 64%

36

36%

ИТОГО

132

27

159

а = 0,000000000000009 (согласно одностороннему точному тесту Фишера); ф = р = + 0,676, а lt; 0,00000000000000001; у = + 0,963, а = 0,000000004.

Как можно понять из таблицы, нематрилинейность — предельно надежный предиктор нематрилинейного наследования (что привело и к очень высокому значению у-коэффициента). С другой стороны, и матрилинейность служит неплохим предиктором матрилинейного наследования, не встречающимся в более чем трети матрилокальных обществ, в результате чего мы в данном случае имеем действительно высокое (наиболее высокое во всей нашей серии тестов) общее значение коэффициента ранговой корреляции р (и ф-коэффициента). Как можно интерпретировать данные Мердока, опубликованные в табл. 6, в совокупности с результатами нашего статистического

63

анализа? Линейность семейно-родственной организации — ощутимо более сильный предиктор, чем локальность брачного поселения. Но не банален ли этот результат? Не имеем ли мы здесь дело с элементарной автокорреляцией? Разве патрилинейная социальная организация не предполагает практически по определению патрилинейного наследования, матрилинейная — матрилинейно-го? И все же мне полученные результаты совершенно банальными не представляются. Прежде всего обращает на себя внимание то, что большинство традиционных билатеральных обществ имеет патрилинейное, а не смешанное (как можно было бы ожидать) наследование. Именно это обстоятельство систематически понижает корреляцию в табл. 6а-6в; именно оно совсем по-другому расставляет акценты во всем круге рассматриваемых здесь вопросов. По сути дела, мы столкнулись здесь со следующей ситуацией: доминирующей нормой в традиционных обществах (а именно их реально и рассматривает Мердок) служит преимущественно патрилинейное наследование. Преимущественно же матрилинейное наследование здесь в большинстве случаев развивается лишь при формировании матрилинейной родовой организации (при отсутствии патрилинейных родов). Локальность же брачного поселения демонстрирует значимую корреляцию с типом наследования, по всей видимости, из-за того, что она безусловно значимо (и достаточно сильно) коррелирует с линейностью семейно-родственной организации. —А К.

Необходимо отметить, что матрилинейное наследование, обычно связанное с матрилокальным или авункулокальным поселением и матрилинейным счетом происхождения, встречается в сочетании с патрилокальным или матри-патрилокальным поселением в восьми обществах, а в сочетании с билатеральным счетом происхождения — в трех.

Более того, патрилинейное наследование встречается в пяти матрилокальных и шести матрилинейных обществах. Эти результаты подтверждают вывод Лоуи [Lowie, 1919a: 29-45], что матрилиней-ные и матрилокальные обычаи образуют единый непротиворечивый комплекс не всегда.

В реальности сложность правил наследования такова, что она делает простую дихотомию патрилинейное — матрилинейное наследование совершенно неадекватной для удовлетворительного анализа. Во-первых, имущество может быть уничтожено, роздано или распределено по завещанию после смерти собственника, а не передано определенным изначально матрилинейным или патрили- нейным наследникам. Во-вторых, соответствующие права собственности обоих полов могут оказывать значимое влияние на наследование; обычно имеются такие предметы — например, одежда или

64

инструменты, находящиеся исключительно в собственности использующего их пола. Следовательно,

наследуются они только представителями того самого пола, к которому принадлежит и собственник; в то же самое время такие объекты, как деньги и драгоценности, могут зачастую быть в собственности и передаваться представителям любого пола. В силу этих и других причин для различных категорий объектов собственности могут существовать совершенно разные правила наследования. Кроме того, все родственники одной категории могут получать равные доли наследства или предпочтение может получить самый старший или самый младший из родственников данной категории, как это наблюдается при примогенету-ре или ультимогенетуре. Свойственники (например, супруги или зятья и невестки) могут получить свою долю наследства или исключаться из числа наследников; сиблинги обычно пользуются преимуществом перед детьми, но могут действовать и прямо противоположные правила распределения наследства и т.д. Действительно адекватное кросс-культурное исследование имущественных прав и типов наследования еще должно быть предпринято.

Экскурс в область наследования имущества ведет нас к родственному вопросу наследования властных функций, и наше исследование дает возможность связать его более тесным образом с семейной структурой. Окончательная или верховная власть в семье вне зависимости от типа практически всегда принадлежит одному человеку. В обществах с независимыми нуклеарными или полигинными семьями этот человек всегда (насколько позволяют судить об этом имеющиеся в нашем распоряжении данные) муж и отец. Там же, где преобладают расширенные семьи, возможно несколько альтернатив. Власть в масштабах домохозяйства может принадлежать, например, старшей женщине, как это наблюдается среди ирокезов, старшему дяде по матери или — чаще всего — деду по отцовской линии. Наследование этой позиции может быть матрилинейным либо патрили-нейным (со всеми оговорками, сделанными выше применительно к наследованию имущества). Конечно, сходные правила будут преобладать в применении к наследованию должности главы общины и племени, но этот вопрос здесь анализироваться не будет. Имеющаяся в нашем распоряжении неполная информация показывает, что в обществах с расширенными семьями (за единственным исключением) наследование функций главы семьи всегда матрилинейное в матрилокальных и авункулокальных и патрилинейное — в амбилокальных и патрилокальных расширенных семьях. Ццинственным исключением здесь становятся ашанти Западной Африки, среди которых распространены патрилокальные расширенные семьи, но наследование позиции главы семьи осуществляется матрилинейно. В этом обществе мужчины имеют больше власти над сыновьями своих сестер в других домохозяйствах, чем над сыновьями в собственном доме.

65

Линтон [Linton, 1936:159-163, et passim] различает два фундаментально различных типа семейной структуры: «супружескую семью» (базирующуюся на сексуальной привлекательности и состоящую из ядра супругов и их детей, окруженного периферией сравнительно маловажных родственников) и «кровнородственную семью» (базирующуюся на несексуальных отношениях, формирующихся еще в детском возрасте и состоящую из ядра кровных родственников, окруженного периферией сравнительно маловажных супругов). Вполне очевидно, что последняя категория близко соответствует нашей расширенной семье, а «супружеская семья» включает как независимые нуклеарные, так и независимые полигамные семьи в нашей классификации. Линтон рассматривает супружескую семью как изначальную семейную форму, связывая развитие кровнородственной семьи с целым рядом имманентных адаптивных преимуществ. К ним он причисляет постоянство ее существования, возможности, которыми она обладает в плане раннего развития социально адаптивных навыков, большую численность ее членов, а следовательно, более высокий потенциал кооперации, преимущества в отношении ухода за престарелыми, в плане самообороны, ее большую приспособленность в качестве гаранта имущественных прав и социального статуса. Автор данной монографии с этим анализом совершенно согласен по существу.

Тем не менее Линтон ошибается, отказываясь признать универсальность нуклеарной семьи. Он рассматривает расширенную (кровнородственную) семью как неделимое целое, а не кластер нуклеарных семей, связанных между собой переплетающимися первичными родственными отношениями. Он даже доходит до предела, утверждая, что в расширенной, или кровнородственной, семье «супруги имеют лишь несущественную значимость». В составных семьях этого типа, конечно же, некоторые экономические и обучающие функции, обычно выполняемые нуклеарной семьей, частично осуществляются большей группой. Однако делается это только частично, ибо, как уже говорилось, составляющие большесемейную общину нуклеарные семьи всегда сохраняют некоторую обособленность как ячейки экономической кооперации. Именно на них обычно лежит основное бремя ухода за детьми, их обучения и социализации, в дополнение к тому, что и в составе расширенной семьи нуклеарная семья

сохраняет в неприкосновенности свои уникальные сексуальные и репродуктивные функции. Несмотря на подобные мелкие недостатки, у Линтона мы находим наиболее вдумчивый анализ составных форм семьи из всего, что только можно найти в научной литературе. Мы рекомендовали бы читателю в дополнение к данной главе познакомиться с работой Линтона. 

<< | >>
Источник: Дж. П. Мердок. Социальная структура. Пер. с англ. А. В. Коротаева. — М.: ОГИ, . - 608 с.. 2003

Еще по теме Глава 2 СОСТАВНЫЕ ФОРМЫ СЕМЬИ:

  1. Глава 2. ОБЪЕКТ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  2. Глава 1. ПРЕОБРАЗОВАНИЕ ПЕРВОЕ: К ДЕМОКРАТИЧЕСКОМУ ГОРОДУ-ГОСУДАРСТВУ
  3. МАТЕРИАЛЫ К ГЛАВЕ УП
  4. Глава 5 крещение княгини Ольги как факт международной политики (середина X века)
  5. Глава 4 Семья в кризисе
  6. 1.5.1. Формы правления
  7. Глава 11 ОСНОВНЫЕ ФАКТОРЫ ФОРМИРОВАНИЯ ОБРАЗА СТРАНЫ
  8. Глава 1 НУКЛЕАРНАЯ СЕМЬЯ
  9. Глава 2 СОСТАВНЫЕ ФОРМЫ СЕМЬИ
  10. Глава 3 КРОВНОРОДСТВЕННЫЕ ГРУППЫ
  11. Глава 7 ДЕТЕРМИНАНТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ РОДСТВА
  12. Раздел III ФОРМЫ ВИНОВНОСТИ В ГРАЖДАНСКОМ ПРАВЕ Глава 8. ЗНАЧЕНИЕ ФОРМ ВИНОВНОСТИ
  13. Глава 2. ОБЪЕКТ НАЛОГООБЛОЖЕНИЯ
  14. Догосударственные формы властных отношений
  15. ГЛАВА 16