>>

Глава 1 НУКЛЕАРНАЯ СЕМЬЯ

  Семья — это социальная группа, характеризующаяся совместным проживанием, экономической кооперацией, совместным участием в биологическом и социальном воспроизводстве. Она включает в себя взрослых индивидов обоих полов (как минимум двое из которых состоят в социально одобряемых сексуальных отношениях) и детей (собственных и/или приемных) взрослых членов семьи, поддерживающих между собой сексуальные отношения.
Институт семьи необходимо отличать от института брака, представляющего собой комплекс обычаев, регулирующих отношения между сексуально ассоциированной парой взрослых членов семьи. Брак определяет способы установления и прекращения, нормы поведения и взаимные обязательства в рамках такой связи, а также принятые в данной культуре ограничения на состав ее участников6.

Сам по себе термин «семья» двусмыслен. Люди, не связанные с наукой, и даже профессионалы- обществоведы зачастую употребляют его для обозначения нескольких социальных групп, несмотря на функциональное сходство демонстрирующих и их значимые различия. Различия эти должны быть самым четким образом проанализированы, прежде чем сам термин сможет быть использован в строгом научном дискурсе.

По нашей представительной сводке данных по 250 человеческим обществам можно выделить три вполне определенных типа семейной организации. Первая и наиболее фундаментальная форма в данной монографии последовательно обозначается как нуклеарная семья. Обычно она состоит из находящихся в брачных отношениях мужчины и женщины, а также их детей, хотя в отдельных случаях

  1. Имеется н ниду, например, со сколькими женщинами имеет право вступать одновременно н брачную связь мужчина, могут ли эти женщины быть его двоюродными сестрами и т.п. —А К.

19

вместе с ними могут проживать и еще 1-2 человека. Нуклеарная семья знакома читателю как единственно признанный тип семьи в нашем [североамериканском.

— А К] обществе. Однако среди большинства народов мира нуклеарные семьи существуют не изолированно, а в составе более крупных семейных объединений, выступающих как молекулы, состоящие из атомов — нуклеарных семей. Эти составные формы семьи распадаются на два типа, различаемые согласно принципам, в соответствии с которыми происходит аффилиация образующих их нуклеарных семей. Полигамная семъя состоит из двух и более нуклеарных семей, связанных через множественные браки, т.е. когда эти семьи имеют одного общего состоящего в браке родителя или родительницу [Opler, 1943: 144; Radcliffe-Brown, 1941:

2]. При полигинии, например, один мужчина играет роль мужа и отца в нескольких нуклеарных семьях и таким образом объединяет их в более крупную семейную группу. Расширенная семья состоит из двух и более нуклеарных семей, объединенных связью «родитель — дитя», а не «муж — жена», т.е. когда нуклеарная семья взрослого индивида присоединяется к подобной же его родителей. В качестве примера можно привести расширенную патриархальную семью, часто называемую просто патриархальной. В типичном случае она включает в себя пожилого мужчину, его жену или жен, неженатых/незамужних детей, его женатых сыновей, а также жен и детей последних. Три поколения, включающие нуклеарные семьи отца и сыновей, живут под одной крышей или в кластере примыкающих друг к другу строений.

Из 192 обществ нашей выборки, для которых мы располагаем достаточной информацией, 47 имеют обособленную нуклеарную семью в качестве типичной формы, 53 — полигамные, но не расширенные семьи, а 92 — расширенные семьи тех или иных типов. Настоящая глава посвящена рассмотрению только нуклеарных семей. Составные формы семейной организации будут специально рассматриваться в гл. 2.

Нуклеарная семья служит универсальным видом человеческих групп. Как единственная преобладающая форма семьи либо элемент более сложных семейных форм она существует в качестве особой выраженно функциональной группы во всех известных науке обществах.

По крайней мере, в репрезентативной выборке из 250 культур, использованной в данном исследовании, мы не встретили ни единого исключения, что, несомненно, подтверждает следу-
  1. Термины «полигамия» и «полигамный» будут использоваться в данном исследовании в их признанном техническом смысле; они относятся к любой форме множественного брака. «Полигиния» обозначает одновременный брак одного мужчины с двумя и более женщинами, а «полиандрия» — брак одной женщины с двумя и более мужчинами (примеч. авт.).

20

ющее заключение Лоуи: «Не имеет значения, являются ли брачные отношения постоянными или временными; сталкиваемся ли мы с полигинией, полиандрией или сексуальной вседозволенностью; осложняется ли ситуация включением в семейные группы лиц, не входящих обычно в семьи знакомого нам типа, — один факт возвышается над всеми другими: повсеместно муж, жена и неполовозрелые дети образуют особую социальную ячейку, выделенную тем или иным образом из всей остальной общности» [Boas, 1938:411; Lowie, 1920:66-67; Malinowski, 1929a: 404].

Мнение Линтона [Linton, 1936: 153-155] о том, что нуклеарная семья играет «незначимую роль в жизни многих обществ», не подтверждается нашими данными. Ни в одном случае нам не удалось найти ни одного достойного доверия этнографа, отрицающего существование или значимость этой элементарной социальной группы. Линтон приводит найаров Индии как пример общества, исключающего мужа/отца из членов семейной группы, но не дает ссылок ни на какие авторитетные источники, а проверенные нами источники по этому племени не подтверждают утверждения Линтона8. Сколь бы ни были велики по размерам более крупные семейные группы, до какой бы степени они ни брали на себя функции составляющих их малых семей, нуклеарные семьи в рамках подобных структур всегда можно выделить. При этом всегда оказывается, что они выполняют жизненно важные функции — сексуальные, экономические, репродуктивные, воспитательные; вскоре мы подвергнем их детальному рассмотрению.

Подобные нуклеарные семьи обычно отделены от других нуклеарных семей, как в физическом, так и в социальном пространстве. Даже при полигинии для каждой жены и ее детей обычно резервируется отдельная комната или жилище.

Причины универсальности нуклеарной семьи не будут до конца понятны, пока она рассматривается всего лишь как социальная группа. Только проникнув на уровень образующих ее отношений между отдельными ее членами и проанализировав их на индивидуальном и коллективном уровнях, можно получить адекватное представление о многообразных функциях семьи и неизбежности подоб-

  1. Необходимо подчеркнуть, что более поздние исследования показали, что применительно к найарам прав был все-таки скорее Линтон, чем Мердок, хотя уже в XX в. найары имели обычную семейную организацию, утверждение Линтона справедливо по отношению к найарам первой половины XIX в. [Cough, 1959: 23-34; Unnithan, 1998]. Подчеркну вместе с тем, что найары составляют здесь абсолютное исключение; впрочем, с другой стороны, найары представ/шли собой не народ, а одну из каст Южной Индии, и в этом плане исключительность найаров уже не выглядит столь абсолютной, ибо группы с аномальной семейной организацией встречаются и в других сложных обществах. —А К.

21

ной формы социальной организации. Социальная группа появляется, когда множество межличностных отношений, определяемых как совокупность взаимно адаптированных обыденных реакций на действия друг друга, связывает множество взаимодействующих индивидов в единый коллектив. Например, в нуклеарной семье можно наблюдать 8 стереотипизированных пар отношений: муж — жена, отец — сын, отец — дочь, мать — сын, мать — дочь, брат — брат, сестра — сестра и брат — сестра9. Члены

каждой взаимодействующей пары связаны друг с другом как напрямую, через взаимонаправленные друг на друга поведенческие акты, так и опосредованно, через отношения каждого из них со всеми другими членами семьи. Любой фактор, усиливающий связь между одним и вторым членами семьи, также действует и опосредованно.

Он усиливает связь первого с третьим, если второй член семьи поддерживает с ним близкие отношения. Объяснение социальных функций нуклеарной семьи и, таким образом, ее универсальности, следовательно, необходимо искать не только в ее внешних функциях коллективного целого, но также и через социальные, эмоциональные и т.п. потребности, которые члены семьи удовлетворяют через общение друг с другом.

Отношения в нуклеарной семье между отцом и матерью укрепляются сексуальными привилегиями, всеми обществами предоставляемыми супругам. Сексуальное влечение, будучи мощным импульсом, зачастую вынуждающим индивидов к поведению, пагубному для кооперативных отношений как основы социальной жизни, не может оставаться без каких-либо сдерживающих ограничений. В результате все известные науке общества стремятся поставить проявления сексуального влечения под собственный контроль, окружив сексуальные отношения многообразными ограничениями10. С другой стороны, подобное регулирование не должно быть и чрезмерным, ибо в таком случае общество пострадает от разнообразных психологических дисфункций его членов или от падения репродукции до уровня, не обеспечивающего демографического воспроизводства. Все народы сталкивались с проблемой согласования необходимости сексуального контроля с потребностями в сексуальном выражении, и все решили ее с помощью выработки наборов сексуальных табу и норм. Эта система сдержек и противовесов сильно различается в культурах мира, но без единого исключения высокая степень сексуальной свободы повсеместно дается состоящим в браке родителям в рамках нуклеарной семьи. Муж и жена должны соблюдать определенные нормы сексуального этикета и, как правило, некоторые периодические ограничения интимных отношений (например, не приняты половые контакты во время менструации,

  1. См. главу 6, где эти отношения рассматриваются более детально в их связи с родственной структурой {примеч. авт.).
  2. Вопрос будет подробно рассмотрен в гл. 9 (примеч. авт.).

22

беременности или кормления грудью), но нигде не наблюдается постоянных запретов в обычное время (за пределами ограниченных периодов действия сексуальных табу).

Эта универсальная модель отношений не должна рассматриваться в качестве чего-то само собой разумеющегося. Наоборот, несмотря на почти безграничное многообразие человеческих культур в столь многих отношениях, вызывает удивление то, что нам не известно ни одно человеческое общество, запрещающее сексуальные контакты между супругами, ограничив взаимодействия между ними, например, экономической кооперацией и позволив им иметь сексуальные связи за пределами семьи. Правда, одно из обществ нашей выборки (ба-наро Новой Гвинеи) демонстрирует отдаленное приближение к подобной модели. В этом племени жениху запрещено приближаться к невесте, пока она не родит ему ребенка от определенным образом подобранного сородича отца жениха. Аналогичный обычай описан и для некоторых крестьянских общин Восточной Европы. Отец устраи-ваег неполовозрелому сыну брак с половозрелой женщиной, с которой живет сам и имеет от нее детей, пока сын не достигает возраста, когда он может взять на себя выполнение супружеских обязанностей [Kaindl, 1901]. Эти исключительные случаи особенно интересны, так как связывают сексуальные права не с устанавливаемыми через заключение брака отношениями «муж — жена», а с устанавливаемым при создании семьи отношением «отец — мать».

Как средство реализации и удовлетворения мощного основного влечения, а также множества связанных с ним приобретенных культурных потребностей половой акт в высокой степени укрепляет предшествующие ему реакции. По своей природе они носят преимущественно социальный характер, включая такие акты взаимодействия (например, ухаживание), которые должны рассматриваться в качестве инструментальных реакций. Таким образом, секс имеет тенденцию укреплять все взаимные привычки, характеризующие взаимодействие находящихся в браке родителей, и косвенным образом встраивать каждого из них в сеть семейных отношений, в которой участвует и другой партнер.

Тем нє менее взгляд на секс как единственный или даже самый важный фактор, объединяющий мужчину и женщину в браке и создающий семейную структуру, приводит к серьезной ошибке. Если бы все культуры, подобно нашей собственной1^ запрещали и наказывали лю-

  1. Напоминаю, что книга Мердока написана в 40-е гг. XX в., и сказанное в ней относительно «современного» американского общества относится именно к этому времени. В этом отношении «Социальная структура» сама по себе служит впечатляющим свидетельством того, что сексуальная революция, произошедшая в США в 60-е гг.

XX в., с полным основанием обозна-чаегся именно как «революция». —А.К.

23

бую сексуальную связь за пределами брачных отношений, подобное j допущение могло бы выглядеть

оправданным. Но все обстоит отнюдь ] не таю среди обществ используемой нами выборки из 250 культур мира 65 дозволяют не состоящим в браке и родственных отношениях индивидам полную свободу в вопросах секса, 20 других налагают на нее лишь некоторые ограничения. Только 54 общества запрещают или не одобряют добрачный секс между неродственниками, причем многие из них дозволяют подобные отношения между определенными категориями родственников, например кросс-кузенами12. В условиях же господства добрачной половой свободы секс, конечно, не может рассматриваться как первичная сила, побуждающая людей вступать в брак. Нельзя утверждать и того, что даже после заключения брака секс только лишь укрепляет брачную связь. С одной стороны, сексуальная связь между женатым мужчиной и не связанной с ним родственно женщиной запрещена в 126 обществах нашей выборки, разрешена же она в той или иной степени лишь в 24 культурах. Но с другой стороны, цифры дают преувеличенное впечатление о преобладании культурных запретов на внебрачную сексуальность, так как внебрачные половые связи зачастую разрешаются между определенными родственниками, даже если они и запрещены по отношению к неродственникам. Таким образом, в большинстве общесгв нашей выборки женатый мужчина может легитимно вступать в половую связь с одной или более из своих родственниц, включая в 41 случае невестку (жену брата)13. Эти данные убедительно показывают, что разрешаемое обществом удовлетворение сексуальных потребностей даже в теории отнюдь не всегда ограничивается брачными отношениями. Если сексуальная связь может укреплять и отношения не только между мужем и женой (как это зачастую наблюдается), она не может рассматриваться как главный фактор бра-

  1. Кросс-кузен — это дитя сестры отца или брата матери. Для обозначения детей брата отца и сестры матери используется другой термин — «ортокузены» (примеч. авт.).

Другими словами, кросс-кузены — это дети брата и сестры («разнополых сиб-лингов»), а ортокузены — это дети родных братьев или дети родных сестер («однополых сиблингов»). Для многих культур разграничение это имеет исключительно важное значение, ибо кросс-кузены и ортокузены выступают там как два существенно различных типа родственников. Например, брак между разнополыми ортокузенами в большинстве архаичных культур мира строго запрещается (а сексуальная связь между ними наказывается так же сурово, как и связь между родными братом и сестрой; при этом даже терминологически родные братья/сестры и ортокузены зачастую не различаются); брак же между разнополыми кросс-кузенами нередко рассматривается не просто в качестве допустимого, но даже предпочтительного. —А К 'Детально этот вопрос рассматривается в гл. 9 (примеч. авт.).

24

ка, как единственная причина стабильности брачной связи, являющейся основой повсеместно присутствующего института семьи.

В свете подобных фактов признание секса в качестве главного фактора брака должно рассматриваться как тенденциозная ошибка, порожденная нашими собственными извращенными сексуальными обычаями. Авторы, занимающие подобную позицию, зачастую совершают еще одну ошибку, выводя человеческий институт брака из феноменов образования пар у животных (см., например: [Tozzer, 1925: 145; Westermarck, 1922: V. 1.72]). Эти заблуждения были впервые подвергнуты критике Липпертом [Lippert, 1886-1887: Bd. I. 70-74; Bd. II. 5]. В дальнейшем его точка зрения была поддержана и целым рядом других исследователей (см., например: [Briffault, 1927: V. 1. 608; Sumner, Keller, 1927: V. 3- 4951498, 1517; Vinogradoff, 1920: V. 1. 203]).

Поскольку сексуальные отношения в культурах мира широко допускаются и за пределами брака, научная осторожность позволяет только лишь утверждать, что секс считается важным, но не исключительным фактором поддержания брачной связи в рамках нукле-арной семьи. Следовательно, возможно искать иные факторы поддержания этой связи. Одним из таких факторов служит хозяйственная кооперация, основанная на разделении труда по полу (см.: [Sumner, Keller, 1927: V. 3. 15051518]). Так как кооперация, подобно поддержанию сексуальных отношений, наиболее эффективно обеспечивается проживающими совместно людьми, оба этих вида деятельности, каждый из которых вытекает из конкретной биологической потребности, оказываются вполне совместимыми. В самом деле, удовлетворение одной из этих потребностей прекрасно служит и удовлетворению другой.

В силу первичных различий по полу мужчина и женщина образуют исключительно эффективную единицу кооперации [Sumner, Keller, 1927: V. 1. 111-140]. Мужчина, обладающий большей физической силой, может лучше справиться с задачами, требующими больших усилий, такими, как рубка леса, добыча полезных ископаемых, ломка камня, расчистка земли, строительство дома. Не отягощенный, подобно женщине, физиологическим бременем беременности и кормления грудью, он может также легче выполнять задачи, связанные со значительным отдалением от постоянного местообитания: охота, рыбная ловля, пастушество или участие в торговых экспедициях. Женщина, однако, не испытывает проблем с выполнением задач, требующих меньших физических усилий и исполняемых внутри дома или рядом с ним. Речь идет о собирательстве растительной пищи, доставке в дом воды, приготовлении пищи, изготовлении одежды и предметов обихода. Все известные науке человеческие общества характеризуются развитой специализацией по полу и кооперацией между ними приблизительно

согласно описанной биологи-

25

чески детерминированной линии14. Для объяснения разделения труда по полу необходимо обратиться к врожденным физиологическим различиям; при этом для выяснения основных характеристик подобного разделения труда достаточно учесть лишь одни несомненные различия в репродуктивных функциях полов. По мере своего появления новые виды деятельности относятся к сфере занятий того или иного пола из соображений удобства и прецедента. Социализация на выполнение разных задач скорее может объяснить различия в темпераментах у представителей разных полов, чем vice versa (ср. [Mead, 1935]).

Преимущества, дающиеся разделением труда между полами, по всей видимости, объясняют его универсальность. С помощью концентрации на выполнении определенных задач и практического опыта их исполнения каждый из участников этого вида кооперации приобретает особые навыки и умения. При этом для выполнения задач, требующих совместных усилий, каждая из сторон может отработать исполнение собственной функции. Разделение труда по полу позволяет справиться и с проблемой одновременного выполнения двух задач, но в разных местах: представители разных полов выполнят их, а затем поделятся продуктами своей деятельности друг с другом. Работа каждого из партнеров служит словно страховкой для другого. Скажем, мужчина возвращается продрогшим с неудачной охоты, в изорванной грязной одежде и находит тепло разведенного костра, который он сам не смог бы поддержать, ест пищу, собранную и приготовленную женщиной, а не остается голодным, получает одежду, выстиранную и починенную ее руками. Или, например, представим себе женщину, не нашедшую растительной пищи или не имеющую глины для изготовления посуды или шкур для шитья одежды (причем все это можно раздобыть лишь на большом расстоянии от жилища, от которого она не может удалиться из-за необходимости ухода за детьми), — такие проблемы легко решаются с помощью мужчины. Более того, если один/одна из них ранен или болен, другой/другая может спасти его/ее, ухаживая за ним/за ней. Опыт такого (или подобного ему) эффективного взаимодействия, повторяемого изо дня в день, кажется сам по себе достаточным, чтобы укрепить союз. Если же к этому добавить и мощную цементирующую силу сексуальной связи, союз между мужчиной и женщиной неизбежен.

Сексуальные союзы при отсутствии хозяйственной кооперации считаются вполне обычными, к тому же возможны и отношения между мужчинами и женщинами, включающие в себя разделение труда, но не предполагающие сексуальных связей, например, между

  1. См. [Murdock, 1937a: 551-553], где приводится анализ разделения хозяйственного труда между полами в 224 обществах (примеч. авт.).

26

братьями и сестрами, хозяином и служанкой или работодателем и секретаршей. Но брачный союз возникает только в том случае, если хозяйственное и сексуальное объединены в единое отношение, что присуще только браку. При подобном его понимании брак существует во всех известных науке человеческих обществах. Более того, брак предполагает совместное проживание и во всех обществах образует основу нуклеарной семьи. Настоящие культурные универсалии исключительно редки. Таким образом, особенно поразительно то, что мы имеем дело с несколькими культурными характеристиками, не только повсеместно распространенными, но и повсеместно связанными друг с другом одним и тем же образом.

Хозяйственная кооперация не только связывает мужа и жену друг с другом; она также укрепляет разнообразные отношения между родителями и детьми в рамках нуклеарной семьи. Здесь, конечно же, важнее разделение труда скорее по возрасту, чем по полу. В рамках этих отношений ребенок зависит от родителей в удовлетворении практически всех своих потребностей. Но родители становятся не только дающей стороной. В большинстве обществ дети в возрасте шести-семи лет способны выполнять определенную работу, что существенно облегчает жизнь их родителей; задолго до достижения брачного возраста дети представляют собой важную хозяйственную ценность. Достаточно вспомнить, как помогают мальчики своим отцам, а девочки — матерям на обычной европейской или американской ферме. Более того, с детьми связан своего рода механизм страхования родителей; хотя они начинают получать «дивиденды» через много лет после рождения первого ребенка, рано или поздно они их все- таки получают в виде щедрой хозяйственной помощи, поддержки в старости, а иногда и просто в денежной форме, когда, например, родители получают калым, выдавая дочь замуж.

Сиблинги15 сходным образом связаны друг с другом через заботу и помощь старших, через кооперацию в играх, имитирующих деятельность взрослых, через взаимную экономическую помощь, которую они начинают оказывать друг другу по мере взросления. Таким образом, оказывая друг другу взаимные материальные услуги, сыновья и дочери связаны с родителями и друг с другом, а вся семейная группа получает устойчивую экономическую опору.

Сексуальное сожительство неминуемо ведет к рождению потомства. Для того чтобы родители смогли получить упомянутые «ди-

  1. Термин «сиблинг» (sibling)будет использоваться в этой книге в своем техническом смысле для обозначения как брата, так и сестры, вне зависимости от пола (примеч. авт.).

Этот термин появился на свет как совершенно искусственное социоантро-пологическое понятие, однако к настоящему времени он стал употребляться и в разговорном английском языке, по крайней мере в США. — А.К.

27

виденды», это потомство необходимо вскормить и вырастить до физической и социальной зрелости. Даже если трудности репродукции и ухода за ребенком перевешивают эгоистические выгоды родителей, все общество в целом настолько заинтересовано в поддержании своей численности, воспроизводстве необходимого числа своих членов, служащем источником силы и безопасности, что оно в любом случае заставит родителей выполнять свои обязанности. Если их строго не ограничить, аборты, инфантицид, неадекватный уход за детьми будут представлять угрозу для выживания всей общины, что заставляет ее членов применять суровые социальные санкции по отношению к нерадивым родителям. Таким образом, к собственной заинтересованности в качестве стимула, подталкивающего родителей адекватно заботиться о своих детях, добавляется и страх. К этим стимулам, впрочем, нельзя не добавить и родительскую любовь. Она, конечно, нечто более мистическое, чем привязанность многих к своим кошкам и собакам, нередко требующая от своих хозяев больших усилий по уходу за ними и способная дать взамен несравнимо меньше, чем то, что родители получают от детей. Таким образом, индивидуальные и социальные преимущества действуют многообразными путями, укрепляя репродуктивные аспекты отношений «родитель — дитя» в рамках нуклеарной семьи.

Наиболее фундаментально из этих связей, конечно же, отношение между матерью и ребенком, так как оно базируется на физиологических фактах беременности и лактации и, по всей видимости, поддерживается врожденным физиологическим механизмом, в результате действия которого мать получает удовольствие и снятие напряжения при кормлении ребенка грудью. Отец вовлечен в уход за ребенком не столь прямым образом, а более косвенно, через помощь матери. Человеческий детеныш должен приобрести колоссальный объем знаний и умений, научиться контролировать свои врожденные импульсы в соответствии с нормами, предписываемыми культурой, прежде чем он сможет занять свое место в качестве взрослого члена общества. Бремя образования и социализации повсеместно ложится прежде всего на нуклеарную семью, и эта задача распределяется в общем более равномерно, чем физический уход за ребенком. Отец должен принимать в решении этой задачи не менее активное участие, чем мать, ибо в силу разделения труда по полу только он может обучить сыновей обязанностям взрослых мужчин (ср. [Linton, 1936:155]). Старшие сиблинги также играют важную роль, передавая младшим свои знания и навыки повседневным взаимодействием с ними в работе и игре.

Дети также зачастую частично берут на себя уход за своими младшими сиблингами в качестве семейной обязанности, подходящей их возрасту. Таким образом, вся семья принимает участие в уходе за детьми, и кооперация между ее членами в этой сфере деятельности ее дополнительно объединяет.

28

Не менее важно, чем физический уход за детьми (и при этом, по-видимому, более трудно), их социальное воспитание. Возможно, коллективная ответственность за обучение и социализацию подрастающего поколения сильнее любого другого фактора, взятого по отдельности, сплачивает семью в единое целое.

В нуклеарной семье и конституирующих ее отношениях, таким образом, мы видим объединенными в единое целое четыре функции, фундаментальные для всей общественной жизни человека: сексуальную, экономическую, репродуктивную и образовательную. Не обеспечив осуществление первой и третьей функций, общество вымрет; без второй прекратится сама жизнь ее членов; без четвертой функции исчезнет культура. Колоссальная социальная значимость нуклеарной семьи и базовая причина ее универсальности начинают выявляться, таким образом, все более и более отчетливо.

Различные институты и отношения за пределами семьи могут, конечно же, принимать участие в выполнении любой из описанных выше функций, но никогда не смогут заменить собой семью. Как мы уже говорили, существуют общества, позволяющие своим членам удовлетворять интимные потребности за пределами нуклеарной семьи, вне брака, но нет ни одного общества, запрещающего супругам иметь сексуальные отношения между собой. В обществе может наблюдаться необыкновенная экономическая специализация, как в современной индустриальной цивилизации, но определенное разделение труда между мужем и женой существует и там. В исключительных случаях рождение детей вне брака может и не вызывать заметного общественного осуждения, а родственники, слуги, медсестры или врачи-педиатры окажут заметную помощь в уходе за ребенком, но первичная ответственность за

выращивание и воспитание детей всегда остается за семьей. Наконец, бабушки, дедушки, школы или тайные общества, контролирующие проведение возрастных инициации, могут помогать родителям в воспитании и обучении детей, но родители повсеместно сохраняют в этих процессах основную роль. Короче говоря, ни одно из известных науке обществ не преуспело в создании адекватной замены нуклеарной семье как альтернативного института, которому оно могло бы передать функции семьи. Крайне сомнительно, что какое-либо общество когда-либо преуспеет в подобных попытках, несмотря на все утопические проекты ликвидации семьи.

Вышеупомянутые функции ни в коей степени не считаются единственными функциями нуклеарной семьи. В качестве устойчивого социального образования она часто (хотя отнюдь не повсеместно) берет на себя другие разнообразные функции. Например, семья часто становится центром отправления религиозных культов, где отец выступает в качестве семейного жреца. Семья может составлять первичную ячейку в системах землевладения, кровной мести

29

или, скажем, организации досуга. Социальный статус индивида может в большей степени зависеть от положения его семьи, чем от его собственных достижений, и т.д. Там, где они наблюдаются, эти дополнительные функции придают семье дополнительную прочность, хотя и не могут ее объяснить. Подобно общине, аналоги нуклеарной семьи могут быть найдены и в сообществах животных, хотя отец здесь значительно реже выступает в качестве члена семьи, а там, где он бывает таковым, его связь с семьей, как правило, слабее. Но приматы обладают в лучшем случае лишь рудиментарным разделением труда по полу, а культура у них, похоже, отсутствует полностью. Универсальное участие отца в функционировании нуклеарной семьи у человека, таким образом, определяется, видимо, прежде всего экономической специализацией и развитием комплекса традиционных норм, передаваемого из поколения в поколение. Так как оба представляют собой продукты культурной эволюции (собственно говоря, одни из наиболее ранних продуктов ее), институт человеческой семьи не может быть объяснен в качестве чего-то инстинктивного или наследуемого биологически.

Универсальная социальная структура как результат культурной эволюции во всех человеческих обществах, по всей видимости, служит единственным работоспособным комплексом адаптации к системе базовых потребностей, образует основную часть среды, в рамках которой индивид достигает зрелости. Социальные условия обучения во время ранних формативных лет жизни, как и врожденный психологический механизм научения, таким образом, в основе своей одинаковы для всего человечества. Для понимания поведения, формируемого при таких условиях, участие ученого- обществоведа оказывается не менее необходимым, чем психолога. Крайне вероятно, например, что многие проявления человеческой личности, изучаемые аналитической психологией, объясняются воздействием комбинации психологических и социокультурных констант. Например, Эдипов комплекс

Фрейда может быть, видимо, понят только как система характерных поведенческих адаптации в

~ «16

раннем детстве в контексте ситуации, систематически воспроизводимой в рамках нуклеарной семьи . Возможно, наиболее впечатляющим образом воздействие структуры семьи на индивидуальное поведение проявляется в феномене противоинцестуозных табу. Так как теория их возникновения и расширения поля действия будет рассмотрена детально в гл. 10, нам нет необходимости объяснять эту группу феноменов

'б Таким образом, в отличие от других психологических систем теория Фрейда опирается не только на физиологические, но и на культурные посылки, (см.: [Murdock, 1945л: 141]) (примеч. авт.).

30

сейчас. Некоторые существенные факты тем не менее должны быть констатированы, так как их понимание абсолютно необходимо для дальнейшего анализа социальной структуры. Несмотря на чрезвычайное разнообразие и кажущуюся произвольность проявления противоинцестуозных запретов в различных обществах, они наблюдаются абсолютно повсеместно по отношению ко всем разнополым членам нуклеарной семьи, за исключением находящихся в браке супругов. Для отца и дочери, матери и сына или брата и сестры вступать в половую связь или брачный союз не считается чем-то обычным или просто допустимым ни в одном из известных науке обществ. Несмотря на свойственную этнографам тенденцию описывать правила заключения брака значительно более полно, чем нормативные запреты на добрачные и внебрачные инцестуозные связи, приводимые в табл. 1 данные по нашей выборке из 250 культур мира дают совершенно определенную картину.

ТАБЛИЦА 1             

Родственница Сексуальные              Сексуальные связи              Заключение брака

связи эго-мужчины              до              после вступления в

вступления в брак              брак             

запрещены              разреше              запреще разреше              запреще              разреше

ны              ны              ны              но              но

Мать

76

0

74

0

184

0

Сестра

109

0

106

0

237

0

Дочь

-

-

81

0

198

0

Несколько возможных исключений, слишком частичных в каждом случае для отражения в данной выше таблице, тем не менее очень показательны; поэтому мы упомянем их все. Некоторым представителям высшей аристократии среди азанде разрешено жениться на собственных дочерях; брак между братом и сестрой считался предпочтительным среди древних гавайских аристократов и в рамках царствующей семьи у инков. Тем не менее инцестуозные браки были строжайше запрещены для остального населения; они были прерогативой и символом высочайшего социального статуса. Среди добуанцев половая связь сына с матерью не подлежит наказанию, если отца к этому времени нет в живых; в этом случае такая связь рассматривается как предосудительный индивидуальный грех, но не преступление, подлежащее наказанию со стороны общества. Балий-цы (Индонезия) разрешают брак разнополым близнецам на том основании, что они и так уже состояли в недозволенно интимной близости в утробе матери. Среди африканских тонга выдающийся охотник, готовясь к большой охоте, мог вступать в сексуальные отношения с дочерью, что было совершенно недопустимым при любых других обстоятельствах. Поскольку во всех этих случаях мы имеем дело с совершенно особыми обстоятельствами или абсолют-

31

но исключительными случаями, они скорее подчеркивают универсальность противоинцестуозных

17

запретов внутри семьи, а не опровергают ее .

Первое следствие действий этих табу — ограничение срока существования нуклеарной семьи двумя поколениями. Например, если бы браки между братьями и сестрами были чем-то обычным, семья в типичном случае состояла бы из находящихся в браке деда и бабки, их состоящих между собой в брачных отношениях детей, детей последних и даже потомства инцестуозных союзов между ними. Семья, подобно общине, клану и многим другим социальным группам, была бы постоянно существующим объединением, так что новые рождения всегда бы заполняли создаваемые смертями пустые ячейки в структуре. Противоинцестуозные запреты кардинально меняют такую модель. Они заставляют каждого сына или дочь искать себе брачного партнера в иной семье. В результате любой нормальный взрослый человек в любом человеческом обществе входит в состав как минимум двух нук-леарных семей — семьи ориентации, в который он/она был/а рожден/а и воспитан/а и включающей в себя его/ее отца, мать, братьев и сестер, и семьи прокреации18, создавемой им/ею при помощи брака и включающей в себя его/ее жену/мужа, сыновей и дочерей.

Эта ситуация имеет важные последствия для понимания систем терминов родства. В гипотетической инцестуозной семье было бы необходимо отличать только нечленов семьи от ее членов и классифицировать их по возрасту и полу, предельно простая система терминов родства была бы достаточной для всех практических целей. Однако Противоинцестуозные табу создают многообразные пересечения между семьями, выстраивая их членов в соответствии с разными степенями родственной близости. У индивида есть его первичные родственники19— родители и сиблинги в его семье ориентации, супруга и дети в семье прокреации. Каждый из них имеет собственных первичных родственников, которые, если они не находятся с эго в аналогичных родственных отношениях, классифицируются как вторичные родственники последнего; речь идет, например, об отце его отца, сестре его матери, матери его жены, сыне брата или муже дочери. Первичные родственники вторичных — это третичные родственники эго, например

  1. К настоящему времени, впрочем, документально засвидетельствована по крайней мере одна культура, где в брак систематически вступали братья и сестры (при этом речь идет не о высшей аристократии, а о самом обычном населении), — заметное количество подобных браков засвидетельствовано по актовому материалу для римского Египта (I-IIIвв.) [Hopkins, 1980; Pasternak et al, 1997]. — А К.
  2. Термины предложены В. Л. Уорнером (примеч. авт.).
  3. Термины «первичные, вторичные и третичные родственники» предложены А. Р. Рэдклифф-Брауном [Radcliffe- Brown, 1941: 2] (примеч. авт.).

32

муж сестры отца, дочь сестры жены и любой/любая из его двоюродных братьев или сестер. Такая постепенная градация родственников не имеет определенных границ, создавая потенциально бесконечное число возможных родственных категорий. Для избежания чрезвычайно громоздкой системы терминов родства все общества прибегли к сокращению потенциально возможного числа родственных категорий до удобного в использовании количества, применяя некоторые термины родства к нескольким разным категориям родственников. Принципы, детерминирующие подобное уменьшение числа терминов родства, и типы родственной структуры, складывающиеся в различных социальных условиях, будут проанализированы в гл. 6 и 7.

Некоторая часть интимности, характеризующей отношения внутри нуклеарной семьи, имеет тенденцию выходить за ее пределы и распространяться вовне по ветвящимся каналам родственных связей. Например, индивид, как правило, чувствует себя ближе, скажем, к братьям своего отца, матери или жены, чем к не связанным с ним родственно мужчинам своего племени или общины. Когда ему нужны помощь или услуги, которые ему не может оказать ни его семья ориентации, ни семья прокреации, он скорее всего обратится к своим вторичным, третичным или даже более дальним родственникам, чем к лицам, с ним родственно не связанным. Но к каким из этих родственников ему следует обратиться? Вследствие ветвления родственных связей, образующегося под действием противоинцестуоз-ных табу, индивид может иметь 33 разных типа вторичных родственников и 151 тип третичных родственников; при этом одна категория родственников (например, «брат отца») может включать более одного индивида. Все общества сталкиваются с проблемой выстраивания приоритетов, т.е. с определением для данного индивида группы родственников, к какой конкретно он должен обращаться в первую очередь за материальной помощью, поддержкой или церемониальными услугами. Все культуры решают данную проблему с помощью разработки правил счета происхождения (descent).

Счет происхождения аффилиирует индивида при рождении с определенной группой родственников. С ними он должен находиться в особо интимных отношениях, от них он может ожидать получения определенных видов услуг, которых нельзя потребовать у неродственников или у родственников других категорий. Существует всего три фундаментальных правила счета происхождения: патрилинейный счет происхождения, аффилиирующий индивида с группой родственников, связанной с ним только через мужчин; матрилинейный счет происхождения, связывающий его с группой родственников исключительно через женщин; и билатеральный счет происхождения20, аффилииру-

  1. Была высказана мысль, что его было бы более точно обозначить как «мультилинейный счет происхождения» [Parsons, 1943: 26] (примеч. авт.).

33

ющий его с группой близких родственников вне зависимости от конкретной генеалогической их связи с ним. Четвертое правило, обозначаемое как двойной счет происхождения (см.: [Murdock, 1940: 555561]), соединяет патрилинейный и матрилинейный счет родства, аффилии-руя индивида с группами обоих типов21.

Ранние поколения антропологов неверно понимали правила счета происхождения, считая, что они предполагают признание определенных генеалогических связей при исключении других. Например, они полагали, что матрилинейные народы не знают либо предпочитают не замечать биологической связи между ребенком и отцом. Научной заслугой Риверса ([Rivers, 1924: 86], см. также: [Seligman, 1929: 248]) стало открытие важного обстоятельства, что счет происхождения имеет дело лишь с распределением индивидов по социальным группам, а не с генеалогическими отношениями, их признанием или непризнанием. В настоящее время известно, что хопи и большинство других матрилинейных культур знают о генеалогической связи между ребенком и отцом (и его патрилинейными родственниками) и не отрицают ее; в самом деле, зачастую они признают ее совершенно определенно, запрещая браки с родственниками со стороны как матери, так и отца. Сопоставимая ситуация характерна и для патрилинейных народов. В самом деле, некоторые австралийские племена фактически используют патрилинейный счет происхождения, отрицая в то же самое время существование каких-либо биологических связей между отцом и его детьми. Более того, в Африке и многих других регионах мира рассматривают внебрачных детей замужней женщины от другого мужчины в качестве детей ее законного мужа, «социологического отца» этих детей.

Итак, при внимательном рассмотрении выясняется, что счет происхождения не обязательно предполагает веру в то, что одни генеалогические связи сильнее других, тем более признания родства

  1. Необходимо подчеркнуть, что позднее Мердок стал выделять и еще один тип счета происхождения — «амбилинейный» (см., например: [Murdock, 1967]). Амбилинейная десцентная группа (amtrilineal descent group)представляет собой группу лиц, ведущих свое происхождение от одного предка, как через мужчин, так и через женщин. Этим она отличается как от патрилинейных, так и от матрилинейных десцентных групп/родов (patnlmeal/matrilin-eal descent groups).Вместе с тем с последними ее объединяет происхождение от одного предка как критерий принадлежности к родственной группе. С другой стороны, это обстоятельство отличает амбилинейные десцентные группы от билатеральных родственных групп, при определении принадлежности к которым факт происхождения от общего предка не играет сколько-нибудь важной роли. Классической областью распространения амбилиней-ных десцентных групп считается Полинезия, однако эта форма социальной организации встречается и в других регионах мира. — А К.

34

ребенка с одним из родителей при отрицании такового применительно к другому, хотя в исключительных случаях подобные ситуации и описаны. В норме счет происхождения представляет собой культурное правило, в соответствии с которым индивид причисляется к определенной родственной группе для осуществления определенных социальных целей, например взаимной помощи

или регулирования брачных отношений. Разнообразные типы родственных групп, складывающиеся в результате действия разных норм счета происхождения, будут проанализированы в гл. 3- Противоинцестуозные табу, обычно доминирующие в пределах нуклеарной семьи, оказывают и иное крайне важное воздействие на социальную организацию. В соединении с универсальным требованием совместного проживания в браке они одновременно ведут и к прекращению совместного проживания родителей и хотя бы некоторых из их детей после вступления последних в брак Муж и жена не мoгут оставаться одновременно в собственных семьях ориентации после основания новой семьи прокреации, как минимум один из них должен оставить прежнюю. При этом количество возможных альтернатив не так велико, и все общество приняло одну из них или какую-либо из комбинаций в качестве культурно предпочитаемого правила послебрачного поселения (residence). Если обычай требует от жениха оставить его родительский дом и жить вместе со своей невестой в доме ее родителей либо в расположенном рядом с ним жилище, то подобный тип послебрачного поселения называется матрилакалъным. Если же, с другой стороны, невеста в нормальном случае перемещается в дом родителей жениха или в расположенное рядом с ним жилище, то подобное послебрачное поселение называется патрило-кальным. Необходимо подчеркнуть, что последний тип послебрачного поселения означает не просто уход жены из родительского дома, чтобы жить с мужем, но создание своего семейного очага в доме родителей мужа или по соседству с ним.

Некоторые общества позволяют паре жить вместе с родителями любого из супругов; при таких обстоятельствах вариант брачного поселения определяется под действием таких факторов, как относительное богатство и статус семей или личные предпочтения участников брачного союза. Подобный тип брачного поселения называется билокальным12. Когда новобрачные, как в нашем собственном [североамериканском. — А К] обществе, основывают новое домохозяйст- Л См.: [Hoebel, 1939:446]. Данный тип брачного поселения также предлагалось обозначать как «амбилокальный» (примеч. авт.). Отмечу, что именно этот тип брачного поселения преобладает в настоящее кремя в Москве и других крупных городах России, хотя большинство их обитателей и предпочло бы скорее «неолокальное» (см. ниже) брачное поселение.—АД".

35

во отдельно и, как правило, даже на заметном расстоянии от родительских домов обоих супругов, то такой тип послебрачного поселения обозначается как неалокальный. В этнографической литературе его, к сожалению, часто путают с патрилокальным. Пятая альтернатива, которую мы обозначим как авункулокальпое23 поселение, преобладает в нескольких обществах, предписывающих женатой паре селиться вместе с братом матери (дядей по матери) жениха, а не родителями кого-либо из супругов и не в отдельном доме.

Хотя теоретически можно представить себе и другие типы брачного поселения, пять вышеописанных альтернатив, по отдельности либо в определенной комбинации покрывают все случаи нашей выборки из 250 обществ мира. Добуанцы (Меланезия) демонстрируют особую комбинацию матрилокального и авункулокального поселения, когда два типа чередуются друг с другом на протяжении всей совместной семейной жизни пары. Более часто встречающийся компромисс заключается в том, что матрилокальное поселение требуется в самом начале семейной жизни пары, обычно в течение года или до рождения первого ребенка, за чем следует постоянное пат-рилокальное поселение. Для обозначения этой комбинации, реально представляющей собой лишь особый вариант патрилокального поселения, мы предлагаем использовать термин «матри-патрило-кальное поселение». На наш взгляд, он предпочтительнее терминов «промежуточное» или «переходное» поселение (ср.: [Tylor, 1889: 245269]). Распределение 250 обществ нашей выборки по указанным типам выглядит так: 146 патрилокальных, 38 матрилокальных, 22 ма-три-патрилокальных, 19 билокальных, 17 неолокальных и 8 авунку-локальных. Вполне вероятно, что в некоторых племенах, относительно которых этнографами утверждается их патрилокальное поселение, в действительности преобладает неолокальное.

Тип послебрачного поселения отражает общие экономические, социальные и культурные условия. При их изменении соответствующим образом меняются тип брачного поселения и в результате пространственное распределение родственников. Это приводит к серии адаптивных сдвигов, за чем в конечном счете может последовать реорганизация всей социальной структуры. Фундаментальная роль трансформаций типов брачного поселения в эволюции социальной организации будет продемонстрирована в гл. 8.

Непосредственное влияние, оказываемое типом брачного поселения на социальную структуру, заключается в том, что в одном месте собирается определенный подбор родственников вместе с их се-

  1. Термин предложен Кребером [Kroeber, 1938: 301]. Однако в течение нескольких лет перед этим данный термин использовался автором этой книги в его университетских лекционных курсах — интересный случай параллельного изобретения (примеч. авт.).

  1. мьями прокреации. Патрилокальное и матри-патрилокальное поселение объединяет определенное число патрилинейно связанных мужчин вместе с их женами и детьми. Матрилокальное и авункуло- кальное поселение собирает вместе матрилинейных родственников и их семьи. Билокальное поселение приводит к аггрегированию в одном месте билатеральных родственников. Из подобных локальных кластеров родственников могут развиваться два основных типа социальных групп — расширенные семьи и кланы. Эти социальные группы будут рассмотрены соответственно в гл. 2 и 4. Неолокальное брачное поселение считается единственным типом, препятствующим развитию подобных надсемейных родственных объединений.

Член брачного союза, который не должен менять места жительства при заключении брака, обладает определенными преимуществами перед партнером. Он или она остается дома в знакомом физическом и социальном окружении, и его или ее семья прокреации можег поддерживать близкие отношения с его или ее семьей ориентации. Другой же супруг, однако, должен в какой-то степени порвать со своим прошлым и установить новые социальные связи. Этот «разрыв с прошлым» не столь серьезен, если браки заключаются в той же локальной общине, тот изменивший место жительства супруг все-таки остается жить достаточно близко от своей семьи ориентации для поддержания с ней непосредственных повседневных отношений. Однако при общинной экзогамии24 один из супругов живет среди относительно чужих людей, по отношению к которым нужно адаптироваться и приспосабливаться; от них теперь приходится зависеть в плане получения поддержки, защиты и прочих социальных благ, получаемых раньше от родственников и друзей. Они, таким образом, оказываются в психологически и социально невыигрышном положении в сравнении с оставшимся дома.

Хотя переселение из одной общины в другую при заключении брака возможно при любом типе брачного поселения, данные нашей выборки показывают, что оно регулярно встречается только при патрилокальном, матри-патрилокальном или авункулокальном поселении, т.е. когда именно женщина, а не мужчина покидает родительский дом; подтверждающие данные приведены в табл. 2. В то время как доминирование мужчин вследствие их большей физической силы может быть частичной причиной того, что женщины покидают свою общину при заключении брака несравненно чаще, чем мужчины, автор, вслед за Линтоном [Linton, 1936: 165], склонен ис-

  1. Термин «экзогамия» относится к правилу заключения брака, запрещающему индивиду выбирать супругу/супруга из той же локальной, родственной или статусной группы, к которой он/она сама принадлежит. Сопутствующий термин «эндогамия» относится к правилу, требующему от него или нее жениться/выйти замуж в пределах его/ее группы (примеч. авт.).

37

кать объяснение данного феномена прежде всего в экономических факторах, особенно связанных с разделением труда по полу. Подробно это будет разобрано в гл. 8 в связи с гигантским значением данных фактов для эволюции социальной организации.

ТАБЛИЦА 2             

Локальность брачного поселения

или тенденция к ней

Общинная

экзогамия

Локальная община ни экзогамна, ни эндогамна

Общинная эндогамия или тенденция к ней

Патрилокальность

54

40

7

Матри-патрилокальность

5

6

2

Авункулокальносгь

4

2

0

Амбилокальность

2

9

3

Неолокальность

0

9

4

Матрилокальность

5

2

17

КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ 2: Дж. П. Мердоктак и не сумел освоить в адекватном объеме методики прикладного статистического анализа (данная информация была получена мной от д-ра Мелвина Эмбера, президента Региональной картотеки по отношениям между людьми при Йельском университете, и исполнительного директора этой организации д-ра Кэрол Р. Эмбер. Данная организация, в создании которой Дж. П. Мердок принимал самое активное участие, представляет собой основной центр, координирующий кросс-культурные исследования во всем мире. Мелвин и Кэрол Эмберы были аспирантами Мердока и хорошо знали его лично). Как правило, он ограничивался применением довольно архаичных и не вполне адекватных статистических методик.

В «Социальной структуре» он, как правило, ограничивается подсчетом коэффициента Йула (Q), величины х2 и связанного с ней показателя значимости связи (публикуемого к тому же в абсолютно нестандартной форме). Отчасти, конечно, Мердока оправдывает то обстоятельство, что работать ему приходилось в докомпьютерную эпоху, когда подсчет статистических коэффициентов приходилось делать вручную, что для некоторых величин было крайне трудоемким и утомительным. В целом

складывается впечатление, что Мердок старался пользоваться наименее трудоемкими статистическими методиками, даже если они и не были оптимальными для анализа соответствующих корреляций. Иногда же он (как и в случае табл. 2) ограничивается качественным анализом таблиц, даже если их статистический анализ вполне возможен.

38

В раде случаев я решил дополнить таблицы собственным статистическим анализом. Приведу его результаты для табл. 2: р = + 0,45; а = 0,000 000 001.

Я отдаю себе отчет в том, что большинству читателей эти цифры ничего не говорят. Однако это не так уж страшно. Рискну утверждать, что прикладная математическая статистика «для пользователя» не так уж сложна. Чтобы эта книга могла быть по-настоящему полезна, в том числе и читателю, недолюбливающему математику, сделаю необходимые пояснения. Корреляция (зависимость) между двумя показателями обычно характеризуется двумя цифрами. Первая из них характеризует силу связи между признаками. Чаще всего (в зависимости от типа данных) используются коэффициент корреляции Пирсона, обозначаемый обычно строчной латинской буквой г, и коэффициент ранговой корреляции Спирмена, обозначаемый греческой буквой р (в англоязычной литературе часто используется название этой буквы в латинской графике — Rho или Spearman's Rho). Такие коэффициенты принимают значения от -1,0 до + 1,0. Значение +1,0 означает полную («функциональную») положительную связь между признаками. Если между ними существует причинно-следственная связь, это будет значить, что увеличение значения величины А приводит к однозначно определенному УВЕЛИЧЕНИЮ значения величины Б.

Значение - 1,0 означает полную («функциональную») отрицательную связь между признаками. Если между признаками существует причинно-следственная связь, это будет означать, что увеличение значения величины А приводит к однозначно определенному УМЕНЬШЕНИЮ значения величины Б.

В «мире людей» закономерности, описываемые функциональными зависимостями, почти не встречаются. Практически все соци-оантропологические закономерности проявляют себя в виде корреляций с силой от 0,3 до 0,8, значения выше 0,8 почти не встречаются. Для понимания «рационального смысла» коэффициента корреляции рекомендуется возвести его в квадрат. В нашем случае мы получим 0,45x0,45 - 0,2, или 20%. Соответственно можно предполагать, что в роли причины среди пары признаков выступает скорее локальность брачного поселения, а в роли следствия — общинная экзогамия/эндогамия, и, следовательно, цифру эту можно интерпретировать следующим образом: локальность брачного поселения определяет, будет ли община экзогамной, агамной или эндогамной, на 2096, т.е. перед нами несомненно важный, но не очень сильный фактор.

Обычно в матстатистике корреляция считается сильной, если она характеризуется коэффициентом более 0,7, средней — при коэффициенте между 0,5 и 0,7 и слабой, если он меньше 0,5. Нужно сказать, что подобная классификация, видимо, имеет некоторый

39

смысл в отдельных областях применения матстатистики, например в биологии или экономике. Но для кросс-культурных антропологических исследований имеет смысл рассматривать корреляции с коэффициентом более 0,7 как сверхсильные, от 0,5 до 0,7 сильные, от 0,3 до 0,5 средние и только ниже 0,3 как слабые. Как можно видеть, коэффициент корреляции в нашем случае имеет положительное значение, т.е. она положительна. Но каков смысл этого утверждения? Необходимо знать, какие ранги были присвоены обеим переменным. Учитывая, что ранжирование значений переменных было проведено в табл. 2 Мердоком вполне удачно, мне осталось их только пронумеровать. Локальность брачного поселения была ранжирована следующим образом: патрилокальность = 1, матри-патрилокальность = 2, авункулокальность = 3, амбилокаль-ность = 4, неолокальность = 5, матрилокальность = 6. Общая логика ранжирования сведена к тому, что максимальное значение имеет случай, когда мужчина максимально меняет свое поселение при заключении брака, а женщина — минимально (т.е. муж переселяется жить к родственникам жены), а минимальное — прямо противоположным образом. Общинная эндогамность/экзогамность была ранжирована следующим образом: общинная экзогамия или тенденция к ней = 1; локальная община ни экзогамна, ни эндогамна = 2; общинная эндогамия или тенденция к ней = 3. В подобном контексте положительное значение коэффициента корреляции означает, что в ситуации, когда мужчины систематически переселяются к родственникам жен, в обществе развивается тенденция к развитию общинной эндогамии (а значит, мужчины-родичи будут жить в одной общине). В противоположном случае наблюдается тенденция к общинной экзогамии, а в промежуточном случае (амби- или неолокальность) община будет, как правило, агамной (ни экзогамной, ни эндогамной). Отметим, что все это вполне соответствует логике первой гипотезы Мердока.

Рассматриваемая нами корреляция, однако, характеризуется еще одной величиной (а = 0,000000001). Это показатель статистической значимости корреляции. В англоязычной научной литературе для его обозначения чаще используется строчная латинская буква р (по первой букве слова probability, «вероятность»). Каков смысл этой величины? Каков смысл утверждения, что, например, статистическая

значимость некой корреляции равна 0,01 (или корреляция значима на уровне 0,01)? Поясним: вероятность того, что подобная корреляция могла появиться в результате случайности, при отсутствии реальной закономерной связи между признаками равна 0,01, т.е. существует один шанс из ста, что наблюдаемая корреляция стала результатом случайности. Понятно, что вероятность эта довольно низка, так что обычно в подобном случае гипотеза о наличии связи между признаками будет считаться нашедшей подтверждение. Ис-

40

торически сложилось так, что в качестве порогового уровня статистической значимости принимается 0,05 (~ 5%, или, другими словами, - 1 шанс из двадцати). Иными словами, при получении показателей значимости менее 0,05 соответствующая гипотеза считается успешно прошедшей статистическую проверку, если же этот показатель более 0,05, то соответствующая гипотеза считается неподтвержденной. Подчеркну, что никакого рационального основания данная конвенция не имеет. Речь идет именно об исторически сложившейся в академическом сообществе научной практике. Применяемый в настоящее время способ оценки статистической значимости корреляций не считается единственно возможным и создает заметные трудности для восприятия у людей, начинающих осваивать прикладную матстатистику. Действительно, с трудом воспринимается то обстоятельство, что чем МЕНЬШЕ значение а, тем ВЫШЕ статистическая значимость связи; что а = 0,000001 служат индикатором высочайшей статистической значимости связи, а = 0,8, i гаоборот, говорит о предельно низкой статистической значимости (т.е. корреляция здесь не считается статистически значимой). Однако ничего не поделаешь, с этой академической конвенцией придется считаться.

Необходимо подчеркнуть, что связь между силой корреляции и статистической ее значимостью в определенной степени сложна. Речь идет о достаточно самостоятельных величинах. Корреляция может быть сильной и вместе с тем иметь крайне низкую статистическую значимость. И наоборот, она может быть крайне слабой и иметь вместе с тем высочайшую статистическую значимость. В примере с табл. 2 мы имеем дело с корреляцией высочайшего уровня статистической значимости (а = 0,000000001): имеется лишь один шанс из МИЛЛИАРДА, что наблюдаемая корреляция стала результатом случайности, а закономерная связь между двумя рассматриваем ыми переменными отсутствует. Следовательно, можно уверенно говорить о существовании закономерной связи между двумя данными признаками. Таким образом, наш статистический анализ однозначно подтвердил правильность гипотезы Мердока. В период работы над «Социальной структурой» Мердок имел в распоряжении сводку данных по достаточно ограниченному числу культур мира (250), он продолжал собирать данные и после завершения работы. В 1962 г. он стал систематически публиковать формализованные данные по культурам мира в журнале «Ethnology». В 1967 г. на основе отдельных выпусков этой сводки данных им был подготовлен монографический выпуск «Этнографического атласа», содержащего формализованную информацию по 862 культурам мира [Murdock et al, 1967]. По сути дела, это была кросс-культурная база данных на бумажных носителях, и уже в том же году «Атлас» был переведен в машиночитаемый формат. Одна-

41

ко Мердок продолжал публиковать в «Ethnology» формализованные описания культур мира и позднее, доведя их число к 1973 г. до 1267. Впрочем, полный печатный вариант «Этнографического атласа» так и не был опубликован, но появились целых три его электронные версии [Murdocket al., 1986; 1990; 1999-2000]. Проверим, подтвердится ли гипотеза Мердока по этой заметно более обширной сводке данных. Для проверки я использовал переменные VII и VI5 последней электронной версии «Атласа» [Murdock et al., 1999-2000] с дополнительной перекодировкой, направленной на сближение ранжирования данных с их ранжированием в «Социальной структуре». Результаты выглядели следующим образом: р = + 0,16; а = 0,0000002. Корреляция осталась в предсказанном Мердоком направлении, безусловно, статистически значимой, однако стала откровенно слабее. Хотя «Этнографический атлас» Мердока и считается самой обширной на настоящий момент сводкой кросс-культурных социоантро-пологических данных, ее выборка не вполне репрезентативна — некоторые этнографические регионы (например, североамериканские индейцы) представлены в ней избыточно, а другие (Европа) откровенно недостаточно.

С другой стороны, в 1969 г. Дж П. Мердок совместно Д. Р. Уайтом предложил так называемую «Стандартную кросс-культурную выборку», состоящую всего из 186 обществ, вполне равномерно представляющую все основные этнографические провинции мира [Murdock, White, 1969]. Поэтому статистический анализ этой выборки иногда дает более достоверные результаты, чем анализ «Этнографического атласа». Результаты статистического анализа данной выборки выглядели следующим образом: р = + 0,23; а = 0,002. (Для проверки я использовал переменные V215 и V219 последней электронной версии базы данных по стандартной кросс-культурной выборке [STDS, 2001]). -АК.

Типы брачного поселения и в особенности степень, в какой они предполагают перемещение женщин из одной общины в другую, значимо связаны со способами заключения брака. Если невеста при заключении брака оставляет родительский дом, ее нуклеарная семья теряет производительного работника, в особенности родители теряют потенциальный источник помощи и поддержки в преклонном возрасте. Более того, они лишаются потенциальной возможности

получать поддержку и от зятя (мужа дочери), если бы он жил и работал с ними, при матрилокальном поселении. Поэтому не вызывает большого удивления, что родители, как правило, соглашаются позволить дочери оставить их через посредство патрилокаль-ного или авункулокального брака только при условии получения ими существенной компенсации.

42

Если женщина, даже перемещаясь в дом мужа после заключения брака, все-таки остается в той же самой общине, подобная утрата оказывается для ее родителей не столь серьезной, поскольку помощь и поддержка супругов могут даже оказаться равноценными полной компенсации. Однако если она перемещается в иное поселение, тот или иной вид компенсации ее родителям становится почти неизбежным.

Способы заключения брака распадаются на два основных типа: (1) связанные с перемещением значительных материальных ценностей или услуг и (2)не связанные с этим [Westermarck, 1922: V. 2. 354-431]- Там, где требуется компенсация того или иного рода, она может состоять как из материальных ценностей, так и из услуг, что воплощается соответственно в уплате калыма, в обмене невесты на сестру (или иную родственницу) жениха или в отработке женихом за невесту в пользу ее родителей. Там, где подобная компенсация не практикуется, брак может отмечаться обменом дарами приблизительно равной ценности между обеими сторонами, невеста может получить приданое из ценных предметов или свадьба может не сопровождаться какими-либо перемещениями ценностей и совершаться через, скажем, похищение невесты, тайный побег пары или относительно неформальное начало совместного проживания. Похищение невесты как обычный способ заключения брака встречается исключительно редко и не наблюдается ни в одном из обществ нашей выборки, а побег невесты с женихом обычно легитимизируется позднее через выполнение обычных обрядов и выплату соответствующих компенсаций (калыма и т.п.). Данные по 250 обществам, обобщенные в табл. 3, показывают, что та или иная компенсация родителям невесты сопровождает брак там, где тип брачного поселения предполагает перемещение невесты из родительского дома.

ТАБЛИЦА 3

Гип брачного поселения

Браки с компенсацией родителям компенсации ИТОГО невесты родителям невесты

Браки без

Калым Обмен женщинами

Отработки за невесту

Патрилокальное

103

10

2

25

140

Матри-

6

0

13

2

21

патрилокалыюе

Авункулокальное

2

0

4

2

8

Ьилокальное

6

2

1

10

19

Неолокальное

0

0

2

15

17

Матрилокалыюе

4

0

8

24

36

ИТОГО

121

12

30

78

241

43

МАТЕМАТИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ 3: р = + о,57; а lt; 0,00000000000000001. Таким образом, проделанный нами математико-статистический анализ данных Мердока полностью подтверждает обоснованность его выводов. Связь между покиданием невестой родительского дома и получением компенсации ее родителями является достаточно сильной и статистически значимой вне каких-либо возможных сомнений. —А К.

Уплата калыма и передача сестры либо другой родственницы в обмен за жену почти что исключительно коррелируют с патрило-кальным поселением. Отработки за невесту обычно сопровождаются матри- патрилокальным поселением и достаточно типичны при матрилокальном браке, от которого первое не всегда четко отличается в этнографических описаниях. Уплата калыма или иного рода компенсация особенно приняты в случае, если невеста перемещается не только из своего дома, но и из локальной общины, в которой она выросла. Подтверждающие данные (только для патрилокальных и матри- патрилокальных обществ) обобщены в табл. 4.

ТАБЛИЦА 4

Невеста покидает после брака Браки с компенсацией родителям              Браки              без              компенсации

свою локальную общину              невесты              родителям невесты

Калым Обмен Отработки за женщинами невесту

Обычно или всегда 44              6

6

4

Иногда или часто 27

2

4

8

Редко или никогда 5

0

1

6

МАТЕМАТИКО-СТАТИСТИЧЕСКИЙ КОММЕНТАРИЙ К ТАБЛИЦЕ 4: р = + 0,23; а = 0,02. Таким образом, проделанный нами математико-статистический анализ данных Мердока в целом подтверждает обоснованность его выводов. Связь между покиданием невестой локальной общины и получением компенсации ее родителями для патрилокальных и матри-патрилокальных обществ является статистически значимой; отмечу вместе с тем, что связь между признаками в этом случае крайне слаба — уход невесты после заключения брака из своей локальной общины всего лишь на 5% детерминирует среди этих обществ получение ее родителями компенсации. Таким образом, мы имеем здесь дело со статистически значимым, но очень слабым фактором. —А К.

Отдельные случаи часто бывают показательными. Среди папуасов абелам, например, обычный калым не выплачивается, если вступающая в брак пара происходит из одного и того же поселения.

44

Среди медных эскимосов, если дочь остается в своей общине после вступления в брак, они с мужем помогают ее родителям и выплаты калыма не требуется, но в исключительных случаях патрилокальных межобщинных браков жених должен выплачивать родителям невесты соответствующую компенсацию. Среди патрилокальных хула и юроков Северо-Западной Калифорнии мужчина, не способный заплатить калым полностью, платит половину и живет вместе с тестем, работая на него и находясь в состоянии, называемом «полубраком». В восьми обществах нашей выборки мы сталкиваемся с практикой, особенно часто встречающейся в Индонезии, и обозначаемой там как ambil- anak2/K. В этих обществах, если в семье есть дочери, но нет сыновей, исключение для обычного патрилокального поселения делается применительно к одной из дочерей, выходящей замуж без уплаты за нее обычного калыма, а муж переселяется к ее родителям, как бы замещая им сына, в результате чего брак оказывается матрилокальным.

Калым считается более чем компенсацией родителям за фактическую потерю ими дочери, покидающей их дом при заключении брака. Как правило, это еще и гарантия того, что с молодой женой будут хорошо обращаться в новом доме. Если этого не происходит, она может вернуться к родителям, и муж потеряет свои финансовые вложения в нее. Это и есть истинная функция калыма, что показано целым поколением антропологов; при этом к аналогичным выводам пришли и исследователи древних цивилизаций (см., например: [Burrows, 1938:1-72]). Калым рассматривается в качестве платы за товар как нечто, сопоставимое с суммой, уплачиваемой при покупке раба, крайне редко (если вообще когда- либо так рассматривается).

Поскольку заключение брака считается обычным способом создания нуклеарной семьи, брачные отношения представляют собой самую основу семейной структуры, а регулирование брачных отношений при помощи сексуальных табу ведет к далеко идущим последствиям для нее, нам было необходимо рассмотреть все эти аспекты брака. Другие аспекты будут рассмотрены в последующих главах для анализа иных характеристик социальной структуры. Что касается свадебных обрядов, обычаев, связанных с разводом, и других неструктурообразующих аспектов брака, мы советуем читателю, интересующемуся данными вопросами, обратиться к монографии Ве-стермарка и иным аналогичным работам.

5 Развернутый анализ этой практики с разбором отдельных случаев см. в: [Sumner, Keller, 1927: V. 3.1654-1658] (примеч. авт.). 

| >>
Источник: Дж. П. Мердок. Социальная структура. Пер. с англ. А. В. Коротаева. — М.: ОГИ, . - 608 с.. 2003

Еще по теме Глава 1 НУКЛЕАРНАЯ СЕМЬЯ:

  1. Глава 4 Семья в кризисе
  2. Нуклеаризация семьи, эволюция ее размера и состава
  3. Глава 13. Современная семья и право
  4. Глава 1 НУКЛЕАРНАЯ СЕМЬЯ
  5. Глава 2 СОСТАВНЫЕ ФОРМЫ СЕМЬИ
  6. Глава 3 КРОВНОРОДСТВЕННЫЕ ГРУППЫ
  7. Глава 4 КЛАН
  8. Глава 5 ОБЩИНА
  9. Глава 6 АНАЛИЗ РОДСТВА
  10. Глава 7 ДЕТЕРМИНАНТЫ ТЕРМИНОЛОГИИ РОДСТВА