О.С. Лукьянец ТРАДИЦИОННОЕ ОТНОШЕНИЕ К КОНФЛИКТАМ В МОЛДАВСКОМ СЕЛЕ

Обращение к означенной в названии статьи теме было продиктовано как слабой степенью ее изученности в современной молдавской этнографической литературе, так научной и практической ее значимостью. В качестве основных для освещения указанной проблемы будут использованы литературные источники, личные наблюдения автора и паремиологичес- кий материал.

Многочисленные конфликты, в том числе и межэтнические, которыми были ознаменованы последние десятилетия прошлого и начала XXI в., способствовали активизации поисков менее болезненных выходов из них. Вполне закономерным представляется усиление внимания различных слоев общества в тот период к традиционным культурам, одной из характеристик которых была толерантность1. Рассмотрим проявление этого феномена в молдавской народной культуре.

Пословицы и поговорки, отразившие многовековой опыт и мудрость народа, свидетельствуют о негативном отношении молдаван к конфликтам. «Там, где царит мир, будет благополучие, процветание, а где война - бедность» - гласит одна из молдавских пословиц. В других сообщается о том, что «счастье обходит места, где правят ссоры и оскорбления» и «рая враждой и ненавистью не достичь»2.

Толерантность в мировидении молдаван связана с представлением об умении творить добро, о добре как таковом и о доброте. «Делать добро всегда лучше, нежели творить зло» - говорится в одной из молдавских пословиц; «Разбрасывай свою доброту и налево, и направо, а в другой для себя ситуации найдешь ее» - гласит другая.

Сотворенное человеком добро, в представлении молдавских крестьян, всегда к нему возвращается. Совершивший хороший, добрый поступок, вправе рассчитывать на такое же к себе отношение. Согласно народной морали, молдаванин должен был дарить добро не только милым его сердцу людям, а любому, каждому. Злые деяния человека также возвращаются к нему - верили в народе. «Тот, кто роет яму другому, сам в нее попадет», «Кто сеет зло, его и пожнет», «Хочешь добра, не делай другим зла» - учат молдавские пословицы3.

Народный опыт не мог не зафиксировать противоречивый характер самой жизни человека. В пословицах и поговорках молдаван встречаются такого рода факты. В них подмечено, что «зло творить легче, чем добро», «зло спешит быстрее, нежели добро». И все же злой, недобрый человек негативно воспринимался сельским сообществом, что также нашло отражение в пословицах и поговорках: «не делай зла, и недобрым словом тебя никто не помянет». Одна пословица предостерегала, что «злой человек как уголь, если не сожжет тебя, то закоптит». «Если народ платит тебе ненавистью, то ничего не значат ни честь, ни власть твоя» - утверждала другая4.

Репутация дурного, злого человека не сулила ничего хорошего. Как правило, с ним старались не общаться. В народе верили, что плохой человек, войдя в чужой дом, мог навредить домочадцам, а также негативно повлиять на результат выполняемой ими работы. Опасен он был, полагали крестьяне, и новобрачным, и новорожденным. Вот почему полагалось защищаться и от явной, и от тайной злобы с помощью известных в крестьянской среде магических практик.

Согласно народной молве, возникновение ссор было делом рук дьявола. Порой отдельные люди в своем коварстве, творимых кознях были значительно искусней самого черта. В молдавской народной сказке «Черт и баба» рассказана подобная история. Супружеская пара жила счастливо и мирно, не реагируя на происки хвостатого, что привело его в отчаянье. И тогда одна пожилая женщина предложила черту свои услуги за определенную плату. Клеветой, хитростью она так искусно столкнула супругов, что испугала самого черта.

Известный писатель И. Друцэ в романе «Белая церковь» вывел образ такого человека, разжигающего распри, богатеющего на военных конфликтах. Неудивительно, что писатель наделил его фамилией, в переводе на русский язык означающей «жестокий, свирепый» (cruntu). Сельчане не считают его христианином, ибо весь его стиль жизни и мировосприятия был сориентирован на зло, из двух жизненных ситуаций он всегда выбирал войну, ссору, силовые разборки. Дурной вестью для него было сообщение о примирении любых конфликтующих сторон. Сельчане порой завидуют его благосостоянию, но самого его не уважают и стараются обходить стороной, не ожидая от него ничего хорошего для себя5.

Еще Д. Кантемир писал о разрушительном воздействии частых военных действий на характер людей. Непостоянство, нестабильность в их поведении, отсутствие понимания ими ценности жизни привели, как полагал мыслитель, к особой жестокости, поэтому, убивая, они не считают даже это гре- хом6.

Ион Друцэ в упомянутом романе пишет о потере духовности жителями одного из молдавских сел, растоптанного военными действиями. И у его жителей нет жалости к обездоленным, тем более нет для них защиты, нет единения. Писатель устами своей героини подводит итог: и это уже не село, а простое скопище людей7. Общественное мнение играло прежде важную роль, а объединенными усилиями сельчане могли решить важные вопросы. Пословицы и поговорки молдаван являются дополнительным тому аргументом. «Если рвется одно звено, вся цепь распускается» - гласит одна из них. В другой утверждается, что там, «где человек один, силы нет, а где много - сила растет»8.

Негативно относясь к конфликтам, осложнившим и без того его непростую жизнь, молдавский крестьянин учился избегать их, а если они и случались, то старался найти способ быстро потушить огонь вражды. Этот опыт, передававшийся из поколения в поколение, был закреплен в пословицах и поговорках. Одним из способов уйти от ссоры была такая черта в поведении, как терпение. «С терпением можно и море перейти, а со злом и ручей - непреодолимая преграда», «терпение помогает получить масло из сметаны» - сулились в пословицах и поговорках выгоды, которые мог получить терпеливый человек. В реальной же жизни терпения без границ быть не могло. И хорошо оно, терпение, к месту - учила одна из пословиц, а в другой давался совет бояться людей, которым все по нраву, все по вкусу9.

Стремясь соблюсти меру во всем и положительно оценивая подобное поведение, крестьянин-молдаванин именно в этом видел действенное средство уйти от ссор, разногласий, перебранок, способных при определенных условиях перерасти в затяжные, глубокие конфликты. Его наблюдения, раздумья, опыт запечатлела пословица, гласящая, что «Маленькие причины порождают большие ссоры»10.

В крестьянской среде особым достоинством считалась сдержанность и в речах. Чувство меры в вербальном поведении помогало избежать конфликтов. Молчание в народном представлении ассоциировалось с золотом, медом, удовольствием. «Молчание часто дороже ответа», «молчи или скажи что-то лучшее, более умное, нежели молчание» - учили молдавские посло- вицы11.

Излишняя откровенность, бывало, обходилась недешево: «Скажешь правду, и тебе разобьют голову». В других пословицах звучало предостережение: «Не любую правду нужно говорить», «Если хочешь мира, спокойной жизни, смотри, слушай и молчи»12.

Воспринимая умение молчать как особый дар, какую-то высокую добродетель, молдаванин не умалял значения слова, умения говорить друг с другом в реальной, повседневной жизни. Особенно важны они были в налаживании нормальных отношений. «Где ведется диалог, там нет места гневу», «Хороший разговор способен потушить пожар быстрее, чем бочка воды» - утверждают молдавские пословицы. Ласковое словцо, верили сельчане, способно воздвигнуть серьезные преграды для ссор, перебранок, конфликтов. «Сладкие речи больше хлеба могут дать», «Медовые уста способны привести к важному результату» - подытоживали житейский опыт крестьян молдавские пословицы.

Предотвратить конфликт могло помочь и умение крестьянина подавить в себе гнев. В различных жанрах устного народного творчества молдаван говорится о последствиях совершенных под воздействием гнева действий. «Гнев к добру не ведет», «Гнев старит, а смех молодит» - утверждают пословицы и поговорки. Одна из молдавских народных притч так и называется «Горе тому, кто не умеет обуздать свой гнев»13.

Многоликие конфликтные ситуации имеют множество обозначений в языке, что свидетельствует в определенной степени о частоте их возникновения в деревенской среде (rafuiala, cearta, du§manie, vrajba, ura, manie, gal- ceava, sfada). Пословицы и поговорки молдаван зафиксировали состояния, возникающие в результате ссоры, а также народные выражения, обозначающие направленные на создание конфликтной атмосферы действия. Следовательно, в различных источниках должны содержаться и материалы, освещающие методы, используемые молдаванином для преодоления конфликтов. Иностранцы, посетившие Молдову в конце XVI - начале XVII в., отмечали отсутствие громких судебных процессов по поводу разразившихся в среде молдаван ссор. Возникающие разногласия они пытаются решить с помощью друзей с обеих сторон, что является, по мнению одного из путешественников, хорошей традицией. Иногда в роли примирителя выступал господарь, пользующийся непререкаемым авторитетом. Другие заграничные визитеры писали о бытовавшем у молдаван обычае на Пасху и Рождество прощать своих недругов. В эти дни в Молдове выпускали из темниц заключенных. Подобная практика была известна и другим народам14.

Антиохийский патриарх Макарий в 50-е годы XVII в. писал о практиковавшемся обычае выпускать всех заключенных в субботу так называемой «белой недели», ибо в первую пятницу великого поста закрывались все трибуналы, и господарь не появлялся нигде, кроме церкви. Об этом же свидетельствовал и Павел Алеппский, побывавший в Молдове в период между 1654-1656 гг.15

Важную роль в сохранении мира среди сельчан или скорейшем примирении конфликтующих сторон призваны были сыграть этические нормы, сообразно которым строилась вся жизнь сельского сообщества. Они прежде всего предусматривали послушание детей. Считалось грехом ругаться с родителями, а проклятие матери воспринималось как самая суровая кара. В молдавской мифологии есть образ умершего, проклятого отцом и матерью (afurisit), представляющего опасность для мира живых. Герои молдавских народных сказок, за какие-то проступки наказанные родителями, безропотно несут свой крест и осознают необходимость искупления этой вины. Один из них, превращенный в лошадиную голову и только ночью обретающий лик золотоволосого юноши, знает, что, лишь заслужив прощение родителей, он сможет навсегда вернуть человеческий облик.

Пословицы и поговорки молдаван также учат внимательному, уважительному отношению к родителям и более старшим по возрасту сельчанам, независимо от наличия той или иной степени родства с ними. «Благословение родителей, - говорилось в одной из пословиц, - укрепляет дом детей». Другие пословицы напоминали, что «старых людей следует почитать, как своих родителей». Мнение взрослых, пожилых людей являлось определяющим при решении важных вопросов, что нашло отражение в ряде пословиц у молдаван. Одна из них гласила: «В присутствии стариков молчи и слушай»16.

Послушание было одной из черт поведения, которая помогала уходить от конфликтов. В молдавских народных сказках герои, отличающиеся послушанием, несмотря на превратности судьбы, становились счастливыми и в конце концов обеспечивали своим родным материальное благополучие. В первые недели жизни ребенка родители пытались предугадать, будет ли он послушным. Знаком, предвещавшим непослушание, было поведение младенца во время ритуала крещения. Если при погружении в воду он пищал, это всеми воспринималось как предупреждение о появлении на свет непослушного дитя. Такие предсказания, верили в народе, были необходимы. Узнав раньше о зле, можно было предотвратить или ослабить его действие. Матери мечтали о том, чтобы во взрослой жизни их дети стали всеобщими любимцами, приятными в общении людьми. Народная мудрость предполагала разумное послушание. В паремиях молдаван говорилось: «Слушай и младших, и старших, а решение принимай сам». В молдавской семье и малые, и старые были заинтересованы в сохранении нормальных, уважительных взаимоотношений. Существовала система запретов и предписаний, знакомая с детства каждому. В определенной степени это помогало уйти от конфликтных ситуаций, сохранив в семье лад.

Наказание детей в большие праздники воспринималось как дурное предзнаменование. В эти дни ребятишки старались вести себя примерно, чтобы не навлечь на себя гнев родителей. В противном случае, говорили в ряде молдавских сел, конфликтных ситуаций в отношениях детей с родителями на протяжении длительного времени не избежать. Нельзя было оскорблять друг друга и сеять раздор, чтобы в течение всего года жить без ссор и перебранок. Взрослые подавали детям пример. Они воздерживались наказывать своих детей в праздничные дни. К Рождеству рассорившиеся соседи, родственники непременно должны были примириться. Молдаване говаривали, что хранить злобу в душе в такой большой праздник - грех. В канун постов также полагалось искать примирения и непременно следовало наладить испортившиеся отношения17. Как известно, христианская мораль предполагала в эти периоды не только воздержание от пищи, но и от дурных поступков, злых мыслей.

Судебные разбирательства конфликтов сельчан, как отмечали исследователи, не проводились во время важных полевых работ весной, летом и в период сбора винограда с 15 сентября до 15 октября. Тяжбы не рассматривались в течение 12 дней Рождества, в первую неделю великого поста, страстную и пасхальную недели. В это время не полагалось даже исправникам собирать налоги.

Благоприятным временем для примирения, кроме больших праздников, у молдаван считались периоды, когда совершались некоторые обряды семейного цикла. Так, знаток основ традиционного быта молдаван, упоминавшийся писатель И. Друцэ в романе «Белая церковь» сообщал о фактах примирения рассорившихся родственников во время похорон кого-то из их родных. Его герой из рода Крунту, отгородившийся от глаз сельчан, постоянно осуждавших его, высоким плетнем, общался с родственниками, с которыми был в ссоре - «на ножах», во время похорон. Но как только был брошен последний ком земли в вырытую могилу, родственники расходились, чтобы никогда даже не слышать друг о друге18. Единение, пусть даже временное, скорее всего было продиктовано желанием не портить отношения с предками. Отголоски культа предков и культа мертвых слышны в традиционных культурах достаточно долго, тем более в XVII - начале XVIII в., о которых и повествует писатель в своем романе. Общественное мнение было на страже этих традиций.

Встречаются факты примирения находившихся в ссоре соседей в случае смерти кого-то из близких у одной из сторон в более близкое к нам время (Ставчены, 90-е годы XX в.). В данном случае можно увидеть следы традиционного уклада жизни молдаван, согласно которому смерть одного из сельчан и его похороны воспринимались как событие, в котором должно было участвовать все село, тем более соседи. В основе этого явления, возможно, лежат народные представления о том, что покойник мог навредить людям. Отсюда и шло стремление всячески ублажать умершего19. В определенной мере с культом предков был связан и обычай пе куптьор, когда девушка выступала инициатором заключения брака. Это был конфликт не только межличностного свойства. Нарушались принятые обществом правила заключения брака. Девушка, прокравшись в дом парня, пряталась на печи, ассоциировавшейся с местом, связанным с предками. При всем нежелании парня жениться и противодействии его родителей он обязан был в этом случае взять ее в жены. Если родители парня продолжали препятствовать, село их осуждало. Возникшая конфликтная ситуация разрешалась при помощи неписаных законов, соблюдаемых молдавским селом. Автор статьи наблюдал данную практику даже в середине 60-х годов XX в. (с. Сесены, тогда -

Каларашский район). Эта нетрадиционная практика заключения брака была описана в художественной литературе.

Молодые, не получив благословения родителей, становились изгоями в своей среде и обрекали себя на скитания до тех пор, пока не были ими прощены. Паремии молдаван подтверждали важность согласия родителей на брак своего сына или дочери. От этого, свято верили в крестьянской среде, зависело счастье новой семьи20.

Крестьяне полагали, что их благополучие зависит и от их связи с предками. Для сохранения хороших, добрых отношений с ними совершались многочисленные обряды. Не допускалось и мысли о том, что возможен конфликт с предками. Со временем подобные представления забылись, однако в обществе сельчан практикуются и сегодня ритуалы поминального свойства, продолжают бытовать и определенные запреты. Так, например, не разрешалось ничего уносить с кладбища. Если такие проступки и имели место, то в недавнем прошлом они осуждались. За виновником, преступившим дедовские законы, надолго закреплялась «слава» никчемного человека. Факт такого рода автором был зафиксирован в 60-е годы ХХ в. (с. Сесены). Человек в возрасте около 30 лет унес венки с могилы недавно похороненного, уважаемого в селе директора школы к себе домой и спрятал их на чердаке. Очень быстро злоумышленник был найден. Детям долго как бы в назидание взрослые показывали на него пальцем. Усмешки, ехидные фразы сельчан сопровождали его не один десяток лет. Соблюдение нормы, принятых этических канонов было необходимым условием для сохранения или приобретения вновь мира в сельской среде.

Общественное мнение было решающим при рассмотрении конфликта, где одной из сторон был «чужак», а другой - все село. Если он не соблюдал принятых правил, его изгоняли с территории села. Таким образом разрешались подобные спорные ситуации. Еще путешественники, побывавшие в Молдове в XVII в., писали об этом. Крестьяне, по их свидетельствам, путнику давали приют, необходимые продукты, но плохого поведения гостя, если он был лишен человеческих качеств, могли и побить21.

Умение вести себя в чужом доме, стремление соблюсти норму - существующие каноны - могло уберечь от конфликтов. Ион Друцэ в своем романе «Клопотница» описал, как стать уважаемым гостем, не нарушив общепринятых правил: «...Если судьба или удача бросили тебя в воды этого праздника, ты должен быть достойным гостем, уметь правильно испробовать угощение, вовремя сказать доброе слово хозяевам, иначе какой смысл имеет наше пребывание в этом мире, именуемом жизнь»22.

Не все спорные вопросы были в центре внимания сельского сообщества. Так, внутрисемейные ссоры решались домочадцами. Женщина 65 лет, уроженка с. Корнова, но давно живущая в поселке городского типа Ставчены, в 1997 г. на вопрос автора о том, была ли реакция со стороны соседей на конфликты между супругами, ответила отрицательно. Более чем 30-летнее проживание автора в данном населенном пункте дает ему право сделать вывод о том, что в любые конфликтные ситуации соседи стараются не вмешиваться, если не затронуты их интересы. В лучшем случае будут наблюдать за всем происходящим, стоя у окна, слегка отодвинув шторы. Вмешательство посторонних лиц, как правило, не практиковалось. Согласно народной философии, молдаванин с трезвой головой в ссоры других не вмешивается, он молчит во время шумных споров23.

Известный современный этнограф Е.А. Постолаки, делясь воспоминаниями о своей маме Ольге Яровой, урожденной Юрчининной, рассказала о том, как нужно вести себя, если вспыхнет ссора. «Не тот глуп, кто выпил и скандалит, а тот, кто ввяжется в этот конфликт, желая подкорректировать поведение скандалиста» (Nu-i prost cel care a baut §i face scandal, dar e mai prost acela, care ati pune mintea cu el §i vrea sa-l indrepte)24.

Неоднократно упомянутый и цитируемый И. Друцэ в своем романе «Белая церковь» описал конфликтную ситуацию, возникшую между толпой и личностью - героиней романа Екатериной. Все село насмехалось над ней, над ее бедностью, искренней верой, подвижничеством, и на ее защиту из всего этого скопища людей не встал никто. Только ее приемыш, маленький бессильный человечек рискнул бросить вызов насмешникам: «...Целое село издевалось над одним человеком - вещи известные у нас в Молдове, но подожди, кажется, нашелся кто-то, готовый встать на ее защиту. Маленький птенчик, подвязанный крестообразно платком на груди, концы которого связаны на спине, опустив полы одежды Екатерины, поднял с земли камушек и направился к ним против тех, кто осмелился надсмехаться над его матe-

рью»25.

Невмешательство в чужие ссоры, особенно внутрисемейные, было продиктовано прежде всего представлением о том, что «мой дом - моя крепость», в котором существуют свои собственные законы. К тому же многолетний опыт не одного поколения учил крестьян, что расширение границ конфликта не способствует его разрешению, скорее, наоборот. Ситуация, описанная И. Друцэ, сложилась в населенном пункте, пострадавшем от военных действий. В нем нет церкви, нет единения, утрачены традиции. Героиня романа, эта набожная женщина, своим стремлением вернуть сельчан к прежней жизни, к христианским добродетелям, выбивается из толпы, на данный момент она чужая среди них. Отсюда и насмешливо-презрительное отношение к ней. Быть услышанным и неосмеянным в любом коллективе - задача не из самых легких. В этом сумело убедиться на своем собственном опыте огромное число людей в разное время, в разных странах и на любых континентах.

И все же рано или поздно носители и создатели традиционных культур искали примирения, от которого зависела их жизнь, благосостояние. Паремии молдаван свидетельствуют о том, что часто путь к миру лежал через осознание своей неправоты: «ошибка имеет право на прощение», «не ошибается только тот, кто ничего не делает», «признанная ошибка наполовину прощена»26. Зачастую крестьяне верили, что виной их страданий были их собственные грехи, неправильное поведение. И. Друцэ в романе «Бремя нашей доброты» описывает такой эпизод, когда для сельчан страшным испытанием стало нашествие волков. Люди просят прощения у родственников, соседей, домочадцев и, совершая крестное знамение, обращаются за помощью к Господу Богу. Народная философия пыталась оценить последствия конфликта между человеком и природой, предлагала пути восстановления утраченного равновесия.

В крестьянской среде бытовало мнение, что природные катаклизмы были следствием дурных поступков и злой воли каких-то людей. Следовало прибегнуть к магическим практикам, чтобы предотвратить или по возможности ослабить эти явления. Все обычаи и обряды молдаван, направленные на вы зывание дождя или на его прекращение, служат своеобразной иллюстрацией. Один из примеров такого рода содержится в книге, повествующей о имевших место в крае событиях после 1918 г. Памятники Александру I и Александру II готовили к сносу, предварительно закрыв их полностью полотном. 10 июня 1918 г. в кафедральном парке собралась огромная толпа, в которой было много женщин, требовавшая открыть памятники. В толпе говорили, что закрытие памятников вызвало сильную засуху. Автор книги видит в данном акте влияние пророссийски настроенного духовенства27. Надо полагать, что если бы в народе не были живы представления о причинах засухи и т.п., то вряд ли удалось собрать такую массу людей. О других причинах, толкнувших народ выразить свой протест действиям властей, говорить не буду, поскольку это не является темой данной статьи. Но и они очевидны.

В крестьянской среде верили, что в конечном итоге спор будет разрешен в пользу того, за кем правота, а злой, недобрый человек будет наказан. Представления и чаяния сельчан отразил паремиологический материал28.

Другие жанры устного народного творчества также зафиксировали подобные настроения жителя молдавского села. Так, в народной сказке «Поп в козьей шкуре» повествуется о бедняке, попавшем из-за своего нищенского состояния в критическую ситуацию. Ни поп, ни сельчане не хотели помочь ему похоронить умерших близких. Терпение, смекалка, умение выносить удары судьбы помогли крестьянину выйти из конфликта без потерь. Он сумел по обычаю похоронить умерших и к тому же смог сохранить свою жизнь, без ропота отдав найденные золотые монеты попу. Богатые, но жадные поп и попадья были наказаны, на всю жизнь оставшись в козьих шкурах - Рора cu pele de capra (поп в козьей шкуре)29. Пословицы и поговорки молдаван учили, что «тот, кто не довольствуется малым, не будет иметь и большего», «кто хочет много выиграть, рискует потерять и ту малость, которая у него была»30.

Разрешение конфликтных ситуаций часто зависело от силы духа, моральных качеств вовлеченных в нее сторон. В одной из сказок-притчей молдаван говорится о молодом человеке, принявшем важное решение - сохранить жизнь своему отцу, несмотря на приказ императора умертвить всех стариков в стране. Он не только выполнил свой сыновний долг, но и получил, благодаря советам и опыту своего отца, богатый урожай в сложных климатических условиях. Соблюдение им этической нормы помогло, как повествует притча, восстановить важную роль стариков в жизни молодых людей / De cand nu-i voie de omorat oameni batrani (так как не позволено убивать стариков)31.

При возникновении спорных вопросов у молдаван было принято обращаться к уважаемым на селе людям. Эта практика была зафиксирована в произведениях устного народного творчества. Так, в одной из притч повествуется о вражде двух братьев, рассорившихся из-за дележа отцовского наследства. В конце концов они обратились за помощью к старому человеку, давшему им такой совет и в такой форме, что они поняли, как далеко зашли в своих распрях, став посмешищем среди сельчан, и решили помириться. Следует заметить, что и в свидетели приглашали, как правило, добрых, мудрых, чаще - пожилых людей.

В сельской среде полагали, что если конфликт завершался братоубийством, следовало вывести из этой трагедии определенные уроки в назидание другим. Так, в одной из демифологизированных сказок рассказывается о том, как из зависти старший брат убил младшего. И тогда их лики были помещены на луне, чтобы ночью, когда буйствуют злые духи, люди, увидев все произошедшее, не сворачивали бы с праведного пути - Ымпэрциру ку сфа- дэ; Дой фраць мокань (разрешение ссоры двумя братьями моканами)32.

Негативно воспринимая конфликтные ситуации разного рода и стремясь как можно быстрее разрешить их, крестьяне свое поведение старались выстроить, исходя из знаний, которые сегодня мы бы отнесли к народной психологии. Это было важно не только для них самих, но и для подрастающих поколений. Опыт сельчан молдаван, доказывающий возможность не допустить возникновения конфликта или быстро локализовать его, учил молодых людей соблюдать общепринятые нормы, видеть в них важное средство сохранения спокойствия и мира.

Отразившись в пословицах и поговорках, знакомых каждому с детства, эти представления и опыт народа выполняли важную воспитательную роль, являлись одной из составляющих систем традиционного воспитания. Переданный опыт позволял вести себя адекватно реальности. Известный американский культуролог и этнолог Лесли Уайт отмечал: «.человек должен быть способен вести себя соответственно ситуации». В этом существенную помощь ему оказывают знания, которые он может приобретать бесконечно. «.Его чувственный опыт переводится в понятия и накапливается в его вербальной традиции. Кроме того, он может легко передаваться от одного индивида, поколения или народа - к другому»33.

Вера крестьянина в торжество справедливости помогала ему жить, преодолевать трудности. И это тоже был урок молодым поколениям - с надеждой на светлое будущее смотреть на мир. Вот почему, должно быть, пословицы и поговорки гласили: «Все плохое напиши на проточной воде, а все хорошее высеки на камне», «Все несправедливости забудь на песке, а благодеяния сохрани на мраморе», «Плохое пусть все смоется, а хорошее пусть прибавляется»34.

Последним штрихом к статье, в которой, без претензий на исчерпывающее изложение, автор рассмотрел традиционное отношение молдаван к конфликтам, могут быть слова русского писателя Личутина, сказанные, правда, по другому поводу и о другом народе, но вполне уместные и здесь: «Прежней культуры нам уже не испить, а земно поклониться ей надо. И что-то, что было до нас, и в нас вольется»35. 1

Башиева С., Геляева А. Толерантность и норма как основа этнического мировидения народов Кавказа (лингвокультурологический аспект) // Известия Международной Академии Высшей школы. М., 2002. № 4. С.101-107; Российский старый порядок: опыт исторического синтеза // Отечественная история. 2000. № 6. С. 43-93; Лукьянец О. Русские о мире и ссорах, путях решения конфликтов // Вестник Славянского университета. Кишинев, 2002. С. 97-98. 2

Grosu E. Dictionar de proverbe §i zicatori. Chisinau, 2007. P. 120, 126. 3

Ibid. P.74 4

Провербе ши зикэторь / Ред. В. Чиримпей. Кишинэу, 1981. Р. 48. 5

Folclor din Tara fagilor. Chisinau, 1990. P. 235-236; Druta I. Povara bunatatii noastre // Scri- eri. In 4 vol. Chisinau, 1990. Vol. 3. P. 183. 6

Лукьянец О. Этнографические материалы в трудах Дм. Кантемира // Мысль. Кишинев, 2003. № 4. C. 55. 7

Druta I. Op. cit. P. 79. 8

Grosu E. Op. cit. P. 79, 80. 9

Ibid. P.118, 119. 10 Ibid. P. 120. 11

Ibid. P. 57-58. 12

Ibid. P. 118, 65, 58. 13

Ibid. P. 80, 57, 55, 56, 120; Крестомацие де фолклор молдовенеск / Ред. В. Чиримпей. Кишинэу, 1989. C. 168. 14

Calatori straine despre Tarile Romane. Vol. 3. Bucuresti, 1971. P. 173-174; Vol. 6. Bucurec- ti, 1973. P. 56; Лукьянец О. Русские о мире и ссорах, путях решения конфликтов. C. 97-98. 15

Berechet §t. Procedura de judecata la Slavi §i Romani. Chisinau, 1926. P. 102-103; Calatori straine despre Tarile Romane. Vol. 6. P. 56. 16

Крестомацие де фолклор молдовенеск. C. 133-138; Grosu E. Op. cit. P. 35, 33, 63. 17

Зеленчук В. Религиозные верования // Молдаване. Кишинев, 1977. С. 270; Constanti- nescu O., Stoian I. Din datina Basarabiei. Chisinau, 1936. Р.17, 48, 86, 137; Лукьянец О. Традиционные этические нормы у молдаван // Этносоциология и этносоциологи. М., 2008. С. 228237; Grosu E. Op. cit. P. 48. 18

Berechet §t. Op. cit. P.147; Druta I. Gp. cit. P. 185. 19

Зеленчук В. Указ. соч. С. 270, 285, 286. 20

Grosu E. Op. cit. P. 35. 21

Iorga N. Istoria romanilor prin calatori. Bucuresti, 1928. Vol. I. P. 323. 22

«...Daca soarta ori norocul te-au adus §i te-au varsat §i pe tine in apele acelei petreceri,

trebuie sa fii musafir destoinic, sa §tii a gusta bucate, sa §tii a spune o vorba frumoasa stapinilor, pentru ca, altminteri, ce rost ar avea aceasta trecere a noastra prin lume, care se nume^te viata. (Druta I. Clopotnita // Scrieri. In 4 vol. Chisinau, 1990. Vol. 4. P. 416). 23

Grosu E. Op. cit. P. 119, 120. 24

О. Iurci§in-Iarovoi, 1918, Taul - в пересказе Е.А. Постолаки. 25

«...Ma rog, un intreg batandu-^i joc de un singur om - lucruri cunoscute la noi in Moldova, dar stai ca pare sa se gaseasca unul care cearca sa-i ia apararea... Un pui§or imbrobodit, cu bas- maua facuta cruce la piept §i apoi legata la spate, se desprinda de poala Ecaterinei, ridica de jos un bulgara§ §i porne^te cu el impotriva celor ce §i-au gasit sa rada de maica lui» (Druta I. Biserica alba. P. 213). 26

Grosu E. Op. cit. P. 100. 27

Druta I. Povara bunatatii noastre // Scrieri. In 4 vol. Chisinau, 1990. Vol. 2. P. 14; Giurg-

ea E.N. Din trecutul §i prezentul Basarabiei. Buc., 1928. P. 89. 28

Grosu E. Op. cit. P.75, 74, 76. 29

Folclor din Tara fagilor. P. 243-244. 30

Grosu E. Оp. cit. P. 93. 31

Folclor din Tara fagilor. P. 242. 32

Крестомацие де фолклор молдовенеск. C. 169, 173. 33

Уайт Л. Избранное: Эволюция культуры. М., 2004. С. 333. 34

Grosu E. Op. cit. P.74, 75, 77. 35

Цит. по: ПодюковИ. Народная фразеология в зеркале народной культуры. Пермь, 1990.

С. 9.

<< | >>
Источник: сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М. : Наука. - 670. 2011

Еще по теме О.С. Лукьянец ТРАДИЦИОННОЕ ОТНОШЕНИЕ К КОНФЛИКТАМ В МОЛДАВСКОМ СЕЛЕ:

  1. Способы урегулирования конфликтов, используемые участниками педагогического процесса, и их отношение к конфликтам
  2. § 2. Договорные отношения в традиционных обществах
  3. МОЛДАВСКИЕ ЛЕТОПИСИ О РОССИИ
  4. СКОЛЬКО РАБОТАЕТ ВОСПИТАТЕЛЬ В СЕЛЕ?
  5. §7. Племя Молдавское.
  6. 3. Принципы, которыми конфликтующие стороны должны руководствоваться в отношении жертв вооруженных конфликтов и ведения военных действий 1.
  7. 3. Принципы, которыми конфликтующие стороны должны руководствоваться в отношении жертв вооруженных конфликтов и ведения военных действий 1.
  8. Конфликт между формальной и неформальной системами отношений
  9. РАЗДЕЛ 1. МИРОВЫЕ КРИЗИСЫ И КОНФЛИКТЫ В ИСТОРИИ МЕЖДУНАРОДНЫХ ОТНОШЕНИЙ НОВОГО И НОВЕЙШЕГО ВРЕМЕНИ
  10. 2. Урегулирование и разрешение политических конфликтов в условиях взаимозависимости конфликтующих сторон
  11. § 1 МЕСТО ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА В СТРУКТУРЕ СОЦИАЛЬНЫХ КОНФЛИКТОВ
  12. КЛАССИФИКАЦИЯ КОНФЛИКТОВ. СПЕЦИФИКА ПОЛИТИЧЕСКОГО КОНФЛИКТА
  13. Деловая игра «Конфликт на промышленном предприятии» к теме «Конфликты в организации»
  14. Игра «Трудовой конфликт» к теме: «Межличностные конфликты»
  15. 2. ТРАДИЦИОННОЕ ГОСПОДСТВО