А.Д. Коростелев ИССЛЕДОВАНИЕ ДИНАМИКИ СЕТИ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ В ПРИУРАЛЬЕ: ПРОБЛЕМА ВЫДЕЛЕНИЯ МИКРОЗОН РАССЕЛЕНИЯ

В условиях сокращения численности населения Российской Федерации, в особенности сельского, при одновременном нарастании мирового продовольственного кризиса и повышении в мировой экономике спроса на посевные площади, особую актуальность приобретает проблема сохранения населения пустеющих сельскохозяйственных территорий. Рецепты, предлагаемые для решения этой задачи, обычно формулируются в рамках ограниченного экономического подхода, т.е. сугубо в терминах восполнения трудовых ресурсов, без учета факторов этнокультурной среды и исторических закономерностей этногрупповых форм расселения.

Исследование динамики сети сельских поселений на Южном и Среднем Урале показывает, что на протяжении нескольких столетий здесь возникали и исчезали особые «расселенческие» зоны с характерной географической конфигурацией, хозяйственной спецификой и этническим составом, причем устойчивость каждой «зоны» во времени отнюдь не исчерпывается экономическими причинами. Почему в одном случае большое и богатое село за какие-нибудь три десятилетия бесследно исчезает, а экономически слабая деревенька существует столетие? Этнокультурные характеристики населения в этих процессах крайне важны, но их роль понятна далеко не во всех случаях.

Уже имеющиеся знания говорят о том, что по крайней мере на протяжении XX в. этническая специфика жителей была неизменным атрибутом процессов, связанных с эволюцией сети сельских поселений в смешанных регионах1. Проводившаяся в 60-70-е годы XX в. ликвидация «неперспективных» деревень привела к миграции совершенно иного качества, не предусмотренной инициаторами этой политики.

Пренебрежение фактором этнической мозаичности территорий не только приводит к просчетам в миграционном планировании, но может также вызвать и появление общественно-политических последствий. В одних случаях упразднение населенного пункта воспринимается обществом как акт административных преобразований или экономической целесообразности, а в других - как политика этнического неравенства, что может породить проблемы на местном уровне.

Кроме того, при планировании региональной политики, как правило, учитываются лишь различия между субъектами Федерации, тогда как внутрирегиональные различия, зачастую более контрастные, обычно ускользают от внимания. В то же время в регионах с полиэтническим составом населения такие местные различия также нередко приобретают этнический характер или воспринимаются населением как таковые.

Традиционный подход этнической географии, оперирующий обобщенным понятием «этническая территория», зачастую абстрагируется от ре ально существующей сети поселений, с установившимися между ними хозяйственными, культурными, бытовыми и иными связями, и от процессов эволюции системы сельского расселения. Кроме того, при таком подходе часто ускользают от внимания особенности природно-географических условий, в которых существуют эти поселения, транспортных коммуникаций, административных границ и др.

Имеющиеся на сегодняшний день исследования эволюции сети сельских поселений на протяжении длительных исторических периодов по отдельным регионам, как правило, не касаются этнической специфики, либо затрагивают этот вопрос как один из дополнительных. Исследований, которые были бы ориентированы в первую очередь на изучение динамики сети сельских поселений в сочетании с динамикой этнической мозаичности, до настоящего времени практически не имеется.

При этом принципиально важен переход от исследования поселений как некоей совокупности безотносительно к их местоположению и соседству к изучению именно сети поселений. Необходим комплексный анализ процессов эволюции сети сельских поселений, который рассматривал бы особенности расселения с учетом административных границ (как нынешних, так и существовавших в прошлом), речной сети и водоразделов, расположения лесов и обрабатываемых земель, особенностей хозяйственного освоения территории, наличия хозяйственных связей между поселениями (в рамках крупных сельскохозяйственных предприятий или сферы притяжения промышленного центра), изменений транспортной сети и, безусловно, этнокультурной характеристики населения (причем не только этнической принадлежности, но и такой, например, как особенности брачных и религиозных связей между поселениями).

Задача такого исследования, с нашей точки зрения, состоит в том, чтобы на основании анализа историко-статистических и картографических материалов: -

выделить исторически сложившиеся зоны расселения; -

провести анализ эволюции сети сельских поселений внутри этих зон; -

в соответствии с характером эволюции выделить варианты (модели) динамики систем расселения; -

определить роль пространственно-географического, этнического и административного факторов для каждой модели.

Настоящая статья посвящена первому из перечисленных этапов анализа, не столь простому, как может показаться на первый взгляд, точнее, общему подходу к выделению микрозон расселения. Для некоторых регионов России выделение таких сложившихся микрозон, кустов, гнезд сельских поселений не представляет проблемы. Речь идет в первую очередь о тех территориях, где господствует приречной тип заселения ввиду сложных условий освоения водоразделов, - в таежной, степной или горной местности. Однако для средней полосы, где расселение исторически приняло относительно равномерный характер, проблема не столь проста, и в отграничении какой-то части территории в качестве отдельного объекта анализа неизбежно будет присутствовать больший или меньший элемент субъективизма. Можно выявить те населенные пункты, с которыми сложились или существовали в прошлом наиболее тесные и жизненно важные отношения для отдельного поселения или небольшой группы поселений, но покрыть такими исследо ваниями большую территорию - слишком сложная задача. К тому же необходимо исследовать разнообразные связи - демографические, социальные, экономические, транспортные и др.

Часто в качестве такой микрозоны выбирается территория, находящаяся под юрисдикцией отдельного сельсовета (сельской администрации) или относившаяся в советское время к отдельному колхозу или совхозу, что во многих случаях совпадает. Безусловно, хозяйственные связи и административное деление - важные основания для выделения микрозон расселения. Однако одного только этого критерия может быть недостаточно. Во-первых, при этом не учитываются этнокультурная близость жителей селений и исторически сложившиеся связи между ними, что не всегда соотносится с границами сельсоветов. Во-вторых, ввиду сложного экономического положения, в котором в настоящее время находятся многие сельскохозяйственные предприятия, значение таких факторов уменьшилось. В-третьих, необходимо учитывать и другие виды связей, установившиеся между жителями разных селений, - семейные и родственные, транспортные (основанные на конфигурации дорожной сети), школьные (ведь есть случаи, когда в одной школе учатся дети из деревень, которые административно относятся не только к разным сельсоветам, но и к разным районам и даже к разным субъектам Федерации).

И самое главное - границы сельсоветов многократно изменялись, тогда как для поставленной задачи необходимо провести анализ эволюции сети поселений внутри определенной заданной территории. Это означает, что такую административную единицу, как сельсовет, можно рассматривать в качестве основы для выделения микрозоны расселения только в том случае, когда исследуется определенный временной срез или, в крайнем случае, такой период, в течение которого границы этой административной единицы оставались неизменными. Однако даже и в этом случае необходимо учитывать не только административные и экономические связи.

Следует отметить при этом, что изменение административного деления внутри районов часто, в свою очередь, вызывается изменениями в самой системе расселения. Налицо замкнутый круг. Получается, что мы должны исследовать изменение системы расселения в пределах каких-то зон, границы которых сами зависят от изменения системы расселения.

Для дореволюционного периода важную информацию о связях селений, а часто и об их происхождении, несет факт принадлежности их к одному и тому же сельскому обществу или иному традиционному социально-территориальному подразделению.

Так, в отношении башкирских селений следует обратить внимание на их принадлежность к одной и той же башкирской волости или тюбе.

Линия, которая когда-то была границей между башкирскими волостями, как оказалось, в некоторых случаях может иметь значение не только для самих башкир, но и для того населения, предки которого когда-то поселились на башкирских землях на положении припущенников2. Можно ограничиться только одним фактом. Районный центр Калтасы в Башкирии и окружающие его марийские и русские деревни, с одной стороны, и марийские деревни, которые находятся несколько западнее, на р. Качмаш, - с другой, согласно всем справочникам по административному делению при любых изменениях этого деления, постоянно относились к разным сельсоветам. Об историчес ком характере этого рубежа говорит то обстоятельство, что в 20-е годы XX в. здесь проходила граница между Краснохолмской и Калегинской волостями, в дореволюционный период - между Киебаковской и Кутеремской волостями, а ранее к востоку от этой линии находились деревни припущенников Ички-Еланской башкирской волости, а к западу - деревни припущенников Гарейской башкирской волости. Таким образом, несмотря на тот факт, что на протяжении разных эпох менялись характер административно-территориального деления и его составляющие, черта, некогда разграничившая земли двух родоплеменных групп башкир, продолжает иметь определенное значение и в наши дни для населения иной этнической принадлежности, которое забыло о существовании этих родоплеменных групп уже много лет тому назад.

Немаловажную роль для выделения микрозон расселения играет речная сеть. Как показывает изучение эволюции системы расселения, во многих случаях заселение территорий различными группами населения начиналось с речных долин, а водоразделы осваивались позже. Поэтому более тесные связи могли складываться в пределах бассейнов рек, а водоразделы на каком-то этапе служили рубежами между микрозонами расселения. Что же касается водораздельных селений, то они могли возникать как в ходе развития сети приречных поселений, если их растущему населению требовались новые площади для осуществления хозяйственной деятельности, так и в ходе расселения новых, «пришлых» групп населения, если приречные территории были заняты прежним населением. Иными словами, можно выделить как водораздельные селения, генетически связанные с приречными, так и водораздельные зоны расселения, появление и эволюция которых должны рассматриваться отдельно. Поэтому в процессе выделения микрозон необходимо учитывать не только современную картину расселения, но и историю заселения и освоения территории в предшествовавшие периоды.

Кроме того, надо иметь в виду и то, какую роль играет река для местных жителей не только в их хозяйственной деятельности, но как объединительный или же разграничительный фактор. С этой точки зрения важно отличать, с одной стороны, реку как основной объединитель, вокруг которой складывается сеть поселений, где жители ощущают свое пространственное единство, а с другой - реку-рубеж, реку-границу. При этом можно привести факты, когда одно превращается в другое. Так, на карте, составленной в 1944-1945 гг., от районного центра Караидель в Башкирии до южной границы Караидельского района показано семь паромных переправ через р. Уфа (в Бердяше, Ново-Янсеитове, Айдосе, Верхне-Тургенееве, Кирзе, Тураеве и Атамановке). В 1959 г. на реке была построена Павловская ГЭС. Возникло Павловское водохранилище, под водой оказался ряд селений. На карте, составленной в 1983 г., мы видим только две переправы. Но дело не только в этом. Если до постройки водохранилища все сельсоветы, расположенные вдоль течения р. Уфа на этом участке, включали деревни на обоих берегах реки, то после этого в новых конфигурациях административного деления каждый сельсовет включает деревни либо только на левом берегу, либо только на правом. Так, река-объединитель превратилась в реку-рубеж.

Безусловно, важным критерием выступает этнический состав жителей. Часто в качестве микрозоны вполне можно выделить группу селений, жители которых принадлежат к одной и той же национальности, отличающейся от национальности жителей соседних деревень. Но и этот критерий не является абсолютным. Во-первых, могут существовать кусты селений, между жителями которых давно установились тесные взаимоотношения, но которые, тем не менее, принадлежат к различным национальностям. Во-вторых, формальное совпадение этнической принадлежности не всегда означает то, что люди воспринимают соседей в качестве социально или культурно близкой группы3. В-третьих, этнический состав отдельных селений может меняться, тогда как наша задача состоит в том, чтобы выделить микрозону как территорию с фиксированными границами. Это означает, что и данный критерий может работать только в сочетании с другими.

Еще один критерий - транспортная связь, дорожная сеть. При неоспоримости того факта, что наличие тесных взаимоотношений между жителями селений обычно связано с существованием дороги между ними, этот критерий при выделении микрозон носит вспомогательный характер. К тому же его роль двоякая. С одной стороны, наличие дороги могло облегчать освоение территории и возникновение новых поселений. Так было, например, в восточной, «зауфимской» части Караидельского района Башкирии, когда в конце XIX в. вдоль Сибирского тракта и южнее его стали возникать новые русские деревни и поселки. Это служит основанием для того, чтобы селения, связанные с этим трактом, выделить в качестве отдельной микрозоны. С другой стороны, если генетически связанные и находящиеся на небольшом удалении одно от другого селения с некоторых пор стали относиться к разным сельсоветам и к разным сельскохозяйственным предприятиям, дорога между ними может перестать использоваться и попросту зарасти. Так произошло с деревнями Староямурзино и Новоямурзино в Балтачевском районе Башкирии. Таким образом, если в первом случае наличие дороги было фактором изменения структуры поселенческой сети, то во втором ее отсутствие стало не фактором, а напротив - результатом изменения такой структуры.

Тем не менее в случае неясности в отношении того, к какой из соседних микрозон следует отнести то или иное селение, имеет смысл обращать внимание также и на конфигурацию дорожной сети.

Как известно, негативный результат - это тоже результат. Поэтому отсутствие дороги, соединяющей два селения, может рассматриваться как аргумент в пользу того, что их следует отнести к разным микрозонам расселения. То же самое, конечно, можно сказать и о различии в этническом составе населения двух деревень, и о расположении их в разных речных бассейнах, и о постоянной принадлежности их к различным административным единицам при любых изменениях административного деления, и, тем более, о случаях, когда названные факты встречаются одновременно.

Подводя итог сказанному, необходимо признать, что при выделении микрозон расселения необходимо проследить всю эволюцию расселения в данной местности, ключевые моменты истории существующих сейчас и существовавших ранее населенных пунктов, не упуская из виду ни одного из названных здесь критериев. 1 Мазур Л.Н. Села и деревни Среднего Урала в XX веке: статистико-этнографическое описание. Екатеринбург, 2003; Коростелев А.Д. Динамика расселения и этнической идентификации населения Ермекеевского района Башкирии (вторая половина XIX - конец XX в.) // Этностатистические траектории Южного Урала. Динамика расселения народов Башкирии: Сб. статей. М., 2006. 2

«Припущенники» - категория населения, поселившегося в Башкирии в XVII-XIX вв. на землях башкир-вотчинников (реже на землях других владельцев) на особых условиях. В этническом отношении включала татар, марийцев, удмуртов, чувашей, а также часть самих башкир, переселившихся с территории своих вотчин на земли других башкирских волостей. 3

Подробнее см.: Коростелев А.Д. Свои и чужие: когда «не работает» этническая идентичность // Бюллетень сети этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов. 2008. № 81. Июль-август.

<< | >>
Источник: сост. М.Н. Губогло, Н.А. Дубова. Феномен идентичности в современном гуманитарном знании : к 70-летию академика В.А. Тишкова ; Ин-т этнологии и антропологии им. Н.Н. Миклухо-Маклая РАН. - М. : Наука. - 670. 2011

Еще по теме А.Д. Коростелев ИССЛЕДОВАНИЕ ДИНАМИКИ СЕТИ СЕЛЬСКИХ ПОСЕЛЕНИЙ В ПРИУРАЛЬЕ: ПРОБЛЕМА ВЫДЕЛЕНИЯ МИКРОЗОН РАССЕЛЕНИЯ:

  1. Требования в области охраны окружающей среды при размещении, проектировании, строительстве, реконструкции городских и сельских поселений
  2. I. Расчет показателей динамики и структуры валовой продукции промышленности и сельского хозяйства КНР
  3. § 1. Значение и проблемы выделения видов преступности
  4. 2.2.3 Динамика российского рынка маркетинговых исследований
  5. § 2. Проблемы выделения экономической преступностии преступности в сфере экономики
  6. 2. Проблемы экономической динамики в работах представителей шведской школы
  7. 3. Министерство сельского хозяйства, как федеральный орган исполнительной власти, осуществляющий полномочия в области управления сельским хозяйством
  8. 4. «Развитие капитализма в России»: исследование общего и особенного в генезисе капитализма & сельском хозяйстве пореформенной России
  9. 22.9. Колонии-поселения
  10. 2.3.1 Определение проблемы исследования
  11. §8. Колонисты в России поселенные.
  12. Проблема потребности и прогностические исследования
  13. 4.2. Определение проблемы и формулирование целей маркетинговых исследований
  14. 1.2. ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ ИСТОРИИ НАУК
  15. I этап. Определение проблемы и формулирование цели международного маркетингового исследования
  16. 1. ИСТОРИЧЕСКИЙ ОБЗОР ИССЛЕДОВАНИЙ ПРОБЛЕМЫ БЕДНОСТИ.