<<
>>

§ 3. Правовое регулирование объединений юридических лиц

Для современной капиталистической экономики характерными являются отношения власти и подчинения, разнообразные формы зависимости между участниками хозяйственного оборота. Концентрация и централизация капитала и производства приводят не только к образованию монополий, но и к появлению в хозяйственной жизни иных структур, образно говоря, молекулярного уровня.

Это различного рода объединения юридически самостоятельных субъектов (обычно юридических лиц), связанных отношениями экономической зависимости. Такие объединения в современном буржуазном законодательстве и в юридической доктрине называются по-разному: <связанные предприятия>, <системы компаний>, <организации организаций>, <товарищества товариществ>, <товарищества второй ступени>, а также <группы компаний> или просто <группы>. Последний термин все шире используется в научной литературе, мы и будем употреблять его в дальнейшем.

Сущность группы заключается в том, что это экономическое единство или организация, состоящая из самостоятельных субъектов права. Для капиталиста эта форма предпринимательской деятельности обладает рядом бесценных достоинств. Анализируя правовой статус группы, бразильский юрист Фабио Компарато дает ей восторженную характеристику. Он пишет: <Отныне крупное предприятие заменено группой предприятий, обеспечивающей, как в таинстве Святой Троицы, единство в различии. Обнаруживается, что централизация контроля вполне совместима с децентрализацией управления; последняя даже способствует усилению первой. Юридическая техника предложила необходимые инструменты для достижения этого результата в виде юридического лица и финансового участия в товариществе. Благодаря первому закрепляется имущественная автономия и осуществляется умножение точек приурочивания правоотношений. С помощью второго гарантируется единство управления различными имуществами. В результате можно с успехом обладать контролем без бремени собственности, господством - без хозяйственных рисков>[212].

Группа имеет существенные преимущества перед другими способами концентрации капитала, например по сравнению с поглощениями, слияниями юридических лиц. Создание зависимой дочерней компании, как правило, не требует длительных и дорогостоящих формальностей. Но самое главное - зависимое общество рассматривается как самостоятельный субъект права. Это значит, что оно может осуществлять деятельность, отличную от уставной деятельности материнской компании. Нередко в форме дочерней компании создается новое производство. У дочерней компании есть решающее преимущество перед филиалом и агентством. Филиал хотя и обладает относительной хозяйственной самостоятельностью, в том числе он имеет свое материальное обзаведение, собственную клиентуру, руководитель филиала пользуется свободой в распоряжении своими весьма широкими полномочиями, но все же юридически остается лишь составной частью общества. Руководитель филиала обладает правами в силу делегации.

Но чаще всего дочерние компании учреждаются не по соображениям производственной необходимости, а из желания укрыть прибыли от фиска или кредиторов, избежать налогообложения либо ограничительного действия законодательства в странах, где оперирует компания. Имеют здесь место и такие <психологические> причины, как стремление отвести угрозу национализации, скрыть истинные размеры предприятия. Большинство дочерних компаний и являются такими <обществами-фасадами>. Показательно, что в ряде случаев, рассматривая дела, где ответчиком выступает дочерняя компания, французские суды презюмировали обман, т.е. полагали, что эта компания всего лишь ширма, с помощью которой материнское общество стремится обойти закон[213]. В США по указанным причинам (предоставление налоговых льгот и иных преимуществ) большое распространение получила практика учреждения <однобанковых холдингов>, в которых материнская (холдинговая) компания осуществляет управление одним-единственным банком. Бразильский Закон № 6404 от 14 декабря 1976 г. об акционерных обществах признал правомерность дочерней компании, единственным участником которой является другое бразильское торговое товарищество (ст.

251-253). Этому же примеру последовал и новый английский Закон о компаниях 1985 г.

Распространение групп в хозяйственной жизни капиталистических стран породило многочисленные проблемы. Среди них обычно выделяют четыре наиболее важные и сложные для практического решения. Это проблемы защиты интересов меньшинства акционеров в зависимых обществах; охраны прав кредиторов товариществ, входящих в группу; защиты интересов государства, на территории которого действует группа; предоставления гарантий трудящимся, занятым на ее предприятиях.

Суть возникающих коллизий лучше всего проиллюстрировать на конкретном примере. Предположим, что компания А обладает контрольным пакетом акций компании В. Исходя из своих интересов, компания А принимает решение о концентрации всех доходов зависимых обществ на своих счетах. С этой целью она проводит через общее собрание компании В резолюцию о переводе себе всех прибылей последней. В результате акционеры меньшинства компании В, владеющие 30% ее капитала, не получат дивидендов по своим акциям. Акционеры же большинства с лихвой компенсируют указанные потери получением высоких дивидендов по акциям компании А. Судебная и административная практика капиталистических стран свидетельствует о многочисленных и чрезвычайно разнообразных случаях злоупотреблений властью со стороны контролирующих обществ[214].

Классическое буржуазное право попросту игнорировало существование отношений экономической зависимости между самостоятельными в правовом отношении участниками оборота, исходя, как верно заметили французские юристы Р. Уэн и Ф. Горэ, из <атомистской концепции> экономики[215]. Судебная практика капиталистических государств вплоть до первой мировой войны исходила из постулата, что существование юридического лица само по себе является достаточным основанием, чтобы считать его полностью независимым от других субъектов, не принимая во внимание имеющиеся между ними отношения экономической субординации.

<Эта юридическая независимость, - подчеркивают сами буржуазные правоведы, - в принципе плохо согласуется с реальностью>[216].

Такое <вопиющее расхождение между юридическими формами и их экономической сущностью>[217] стало иногда оборачиваться и против интересов других капиталистов, а также и самого буржуазного государства. Именно эти причины вынудили судебную практику и законодателя все чаще учитывать фактическую зависимость одной компании от другой.

Но до сих пор в большинстве капиталистических стран законодательство о группах все еще находится на этапе становления. Нормы, регулирующие отношения между экономически зависимыми компаниями, как правило, распылены по многочисленным актам различной отраслевой принадлежности. В ряде государств изданы акты, регламентирующие оригинальные институты, которые используются для правового оформления групп (например, в странах общего права приняты законы о холдинговых компаниях, во Франции - об объединениях с общей экономической целью). Однако к настоящему времени только в двух государствах (ФРГ и Бразилии) имеется обобщающее правовое регулирование внутренних отношений в группе. Это книга III западногерманского Закона об акционерных обществах 1965 г., а в Бразилии - главы ХХ-XXII Закона об акционерных обществах 1976 г. В других капиталистических странах разработаны проекты соответствующих нормативных актов. Так, во Франции предложения правительства по закону о группах товариществ были представлены в Национальное собрание еще в 1970 г. В стадии обсуждения находится проект директивы ЕЭС о группах компаний. Необходимо подчеркнуть, что все эти проекты, как, впрочем, и бразильский закон, взяли за образец регулирование <связанных предприятий> в праве ФРГ.

Буржуазная правовая доктрина стала проявлять растущий интерес к проблемам взаимоотношений экономически зависимых компаний. В работах западных авторов предприняты попытки дать определение группы, разработать новый правовой механизм решения проблем, которые возникли в связи с широким распространением объединений юридических лиц, и т.д.

При этом в юридической литературе четко обозначились два подхода к определению группы.

В соответствии с первым группой следует считать юридически самостоятельные организации (единицы), связанные отношениями экономической зависимости, а также проводящие единую хозяйственную политику. На таком широком понимании группы настаивают авторы одной из сравнительно-правовых работ, посвященной этому вопросу. В качестве группы, по их мнению, следует рассматривать <совокупность обществ, имеющих между собой прямые или косвенные финансовые связи и ясно следующих общей или согласованной экономической политике>[218].

Сторонники второй точки зрения считают, что не всякое объединение юридических лиц, которые руководствуются общей стратегией поведения на рынке, можно отнести к группе. Группой являются только такие организации, в которых один из участников обладает контролем над другими. Иначе говоря, между ними должны существовать отношения власти и подчинения или субординации. <Группой товариществ, - пишут М. Меркадаль и М. Жанин, - называют объединение, образованное несколькими товариществами, каждое из которых имеет собственное юридическое существование, но соединено с другими разнообразными связями, в силу которых одно из них, называемое материнским обществом, осуществляет контроль над зависимыми товариществами и обеспечивает единство решений>[219].

Специалисты по трудовому праву, давая определение группы, используют понятие хозяйской власти. По их мнению, в качестве участников группы следует рассматривать юридические лица, объединенные общими экономическими интересами, что выражается в единой хозяйской воле и власти[220].

Западногерманский акционерный закон дает определение группы (связанных предприятий - по принятой в нем терминологии) путем перечисления отдельных ее разновидностей. Согласно  15, <связанные предприятия - это самостоятельные в правовом отношении предприятия, являющиеся по отношению друг к другу предприятиями, которые находятся в управлении обладателей большинства долей участия, и предприятиями, участвующими с большинством голосов, а также зависимыми и господствующими предприятиями, предприятиями, входящими в концерн, взаимно участвующими предприятиями или сторонами в предпринимательском договоре>.

В законе содержится расшифровка каждой из названных разновидностей связанных предприятий[220]. Право ФРГ придерживается широкой трактовки группы. К связанным предприятиям оно относит как объединения, построенные на началах субординации, так и объединения, базирующиеся на началах координации. В экономической литературе они обычно именуются объединениями соответственно вертикального и горизонтального типа.

Бразильский закон также регулирует обе эти разновидности групп, хотя сам термин <группа> он использует лишь в отношении группы вертикального типа, которая образуется, согласно ст. 265, материнским обществом и его дочерними компаниями, и с оговоркой, что господствующее общество и его дочерние компании заключили соглашение, в силу которого они приняли на себя обязательство содействовать своими средствами и своими усилиями достижению намеченных целей или участвовать в совместной деятельности или в совместных операциях.

В других капиталистических государствах законодатель не дает общих определений группы, а предписания, регулирующие отношения с участием зависимых и господствующих обществ, он адресует материнским, дочерним, контролирующим компаниям. Необходимо отметить, что подавляющая часть этих норм относится к группам, образованным на началах субординации.

Ключевым понятием для характеристики этих объединений юридических лиц вертикального типа является понятие контроля. Сам термин <контроль> трактуется в западной юридической литературе неоднозначно. В странах общего права контроль всегда понимался как синоним господства. Во французском правоведении первоначально он отождествлялся с проверкой, надзором. В настоящее время во всех капиталистических странах этот термин обычно истолковывается в первом из указанных значений. Контроль следует отличать от влияния, поскольку не всякое влияние, как справедливо отмечалось в литературе, можно считать контролем[221]. Контроль - <это определяющее влияние на руководство компанией>[222]. Такой позиции придерживается судебная практика и законодательство капиталистических государств. Так, в постановлении суда г. Нанси от 3 февраля 1921 г. говорилось: <Контролировать общество - значит иметь над ним преобладающее влияние, господствовать над ним, направлять его, руководить им>[223]. В конечном счете понятие контроля сводится к возможности для материнского общества навязывать зависимой компании принятие определенных решений, а также назначать и смещать руководящие органы последней. Именно из такого представления о контроле исходит законодательство капиталистических стран, когда оно определяет, какую компанию следует считать материнской, какую дочерней или зависимой. Например, в соответствии с  2 ст. 243 указанного бразильского закона <компания признается обладающей контролем над другим обществом, если она постоянно располагает решающим голосом в принятии им решений и имеет возможность избирать большинство управляющих>.

Экономической предпосылкой существования контроля за деятельностью юридически автономных обществ является система участий. Это признают с б?льшими или меньшими оговорками и буржуазные авторы. Известный французский экономист Ф. Перру пишет: <Преимущественное основание и способ осуществления экономической власти есть обладание капиталом>[224]. Конечно, это не исключает и других форм экономической зависимости компаний, но они все же носят вспомогательный, дополнительный характер.

И в полном соответствии с этой истиной буржуазный законодатель, давая определение <контролирующего>, <материнского>, <господствующего> либо <зависимого>, <дочернего> общества, всегда ис-пользует критерий обладания капиталом, уточняя его с количественной и с качественной стороны.

Так, например, ст. 354 французского Закона о торговых товариществах 1966 г. считает компанию дочерней[225], если более половины ее капитала принадлежит другому товариществу. Если же товарищество владеет от 10 до 50% капитала другого, то оно признается как обладающее участием в этом последнем.

Французский Закон № 85-705 от 12 июля 1985 г., возложивший на головное товарищество группы обязанность составления консолидированных счетов, устанавливает, что одно товарищество контролирует другое: если оно прямо или косвенно обладает частью капитала, дающей ему большинство голосов в общих собраниях этого товарищества; или если оно одно располагает большинством голосов в силу соглашения, заключенного с другими участниками или акционерами; или если с учетом конкретных обстоятельств, например в связи с широким распространением акций среди публики, оно фактически имеет возможность благодаря голосам, которыми оно владеет, проводить свою точку зрения на общих собраниях. При этом учитываются голоса, которыми товарищество обладает как непосредственно, так и через другие товарищества, подконтрольные ему. Закон закрепляет презумпцию контроля, если товарищество владеет непосредственно или косвенно более 40% голосов и никакой иной акционер или общество не обладает непосредственно или косвенно большей частью голосов.

Развернутое определение понятий <материнская компания>, <дочерняя компания> содержится в новом английском Законе о компаниях 1985 г. В соответствии со ст. 736 этого акта компания считается дочерней по отношению к другой, если последняя является ее членом и контролирует образование ее совета директоров или же владеет более чем половиной номинальной стоимости ее паевого капитала. Закон уточняет, чт? понимать под контролем за образованием совета директоров.

В праве США компания признается контролирующей другую компанию или банк, если она: прямо или косвенно владеет, контролирует или обладает более 25% голосов; или осуществляет контроль за выборами большинства директоров или назначением доверительных собственников; или признана мотивированным определением совета управляющих Федеральной резервной системы (ФРС), оказывающей прямо или косвенно <контролирующее влияние> на управление или принятие решений (пп. 2 п. <а> ст. 1841 раздела 12 Свода законов США, т.е. Закона о банковых холдинговых компаниях 1956 г.)[226].

В настоящее время законодательство большинства капиталистических стран принимает во внимание существование группы товариществ главным образом для того, чтобы возложить на материнскую компанию обязанность информировать акционеров, публику, работников о состоянии дел в группе.

Согласно Седьмой директиве ЕЭС, которая уже учтена в законодательстве отдельных стран Общего рынка, торговое товарищество, находящееся во главе группы, должно помимо своих собственных счетов составить и опубликовать консолидированные счета. Консолидация счетов направлена на то, чтобы представить финансовое положение и результаты деятельности группы товариществ таким образом, как если бы они составляли одно товарищество. Все операции, совершенные внутри группы, во внимание не принимаются. В счетах отражаются лишь операции с третьими лицами. Содержание этой обязанности и методы консолидации зависят от степени контроля, осуществляемого материнским обществом над другими товариществами, входящими в группу. Указанные счета вместе с отчетом об управлении группой представляются очередному общему собранию акционеров головного общества.

Кроме того, компания обязана в случае приобретения ею определенного финансового участия в капитале других товариществ информировать эти последние о величине такого участия. В отчетах органов материнской компании должна быть отражена и деятельность контролируемых обществ.

Судебная и административная практика капиталистических стран в спорах о национальности юридического лица, в делах о несостоятельности, при рассмотрении трудовых конфликтов, в антитрестовских и в некоторых иных спорах стала постепенно учитывать фактическую зависимость одной компании от другой. В частности, в двух своих первых решениях, относящихся к группам товариществ, Комиссия Европейских сообществ сочла, что соглашения, заключенные между материнским обществом и дочерними компаниями, не подпадают, с учетом тесной зависимости, существующей между объединившимися товариществами, под действие статьи 85 Римского договора[227].

Отношения экономической зависимости, контроля все шире принимаются во внимание и буржуазным законодательством, особенно в вопросах налогообложения, определения условий допуска и функционирования на национальной территории иностранных лиц, несостоятельности, регулирования трудовых отношений.

Например, в соответствии с французским Законом № 65-566 от 12 июля 1965 г. из облагаемых налогом прибылей материнского общества исключаются дивиденды, полученные от дочерних компаний. А в ряде случаев налоговое законодательство Франции игнорирует существование юридического лица. Так, если общество владеет не менее 95% капитала другого, то с согласия министра экономики и финансов оно вправе включать результаты деятельности дочернего товарищества в свои налоговые документы, как если бы это дочернее товарищество было простым структурным подразделением материнского общества.

Что же касается защиты интересов акционеров меньшинства в рамках группы, то здесь разработанный правовой механизм предлагает законодательство ФРГ (и в несколько меньшей мере - законодательство Бразилии). Этот механизм не является единым для всех связанных предприятий. Различные нормы регулируют взаимоотношения между господствующими и зависимыми предприятиями, предприятиями, входящими в концерн, а также предприятиями, заключившими предпринимательские договоры.

Закон признает за господствующим предприятием право на дачу правлению зависимого предприятия обязательных указаний, но лишь при наличии между ними договора подчинения. Эти указания в отношении руководства делами общества подлежат исполнению, даже если они невыгодны для зависимого акционерного общества, но служат интересам господствующего предприятия или предприятия, с которым это последнее входит в концерн. Правда, договор может оговорить необязательность для зависимого предприятия всех или части таких указаний. Правление зависимого предприятия обязано следовать указаниям господствующего предприятия или предприятия, с которым это последнее входит в концерн, разве только они явно не противоречат этим интересам. Представитель господствующего предприятия или его владелец обязан давать зависимому акционерному обществу указания с <заботливостью порядочного и добросовестного руководителя>. В противном случае они могут быть привлечены к ответственности за причиненный таким образом вред. Бремя доказывания добросовестности лежит на руководителях господствующего предприятия. В качестве потерпевшего, имеющего право на предъявление иска, может выступать само зависимое акционерное общество, его отдельные участники, а также кредиторы. К ответственности наряду с указанными лицами могут быть привлечены также члены правления и административного совета зависимого акционерного общества, если они действовали с нарушением своих обязанностей.

При отсутствии договора подчинения господствующее предприятие не должно использовать свое влияние для склонения зависимого акционерного общества или акционерной коммандиты к совершению невыгодных для них сделок или операций или к несовершению операций, которые для них могут быть выгодными. В случае, когда такие операции все же будут совершены под воздействием господствующего предприятия, то их убыточные последствия должны быть компенсированы господствующим предприятием.

Правление зависимого акционерного общества при отсутствии договора подчинения обязано в первые три месяца каждого хозяйственного года составить отчет об отношениях данного акционерного общества со связанными предприятиями. В отчете отражаются все сделки, которые заключило акционерное общество с господствующим предприятием или с предприятием, связанным с этим последним, а также сделки, совершенные по предложению или в интересах указанных предприятий. Точно так же в отчете перечисляются все другие операции, которые акционерное общество совершило или не совершило в истекшем году по предложению или в интересах этих предприятий. При этом указывается: исполнение сделок, полученное по ним встречное удовлетворение, а по операциям - их основания и положительные и убыточные последствия для акционерного общества. В отчете правления зависимого общества должен содержаться вывод, причинен ли обществу ущерб, а если причинен, то в каком объеме. Сообщение акционерного общества публикуется в его бюллетене.

Названный отчет об отношениях со связанными предприятиями проверяется ревизорами, затем наблюдательным советом, который и докладывает о результатах своего расследования общему собранию акционеров. Заключение ревизоров включается в сообщение наблюдательного совета в качестве составной его части. Кроме того, для проверки деловых связей зависимого акционерного общества со связанными предприятиями судом по ходатайству любого акционера могут назначаться специальные ревизоры.

Если в результате влияния, осуществленного господствующим предприятием на зависимое, последнему причинен ущерб и этот ущерб не был возмещен до конца хозяйственного года, или в связи с этим ущербом господствующее предприятие не гарантировало зависимому обществу право на какие-либо эквивалентные преимущества, то господствующее предприятие обязано возместить возникший в результате этого ущерб зависимому акционерному обществу, акционерам. К ответственности за данный ущерб могут быть привлечены равно члены правления зависимого акционерного общества, если они не указали в отчете невыгодные сделки или операции или не упомянули невыгодные последствия этих сделок или операций, а члены наблюдательного совета отвечают при нарушении возложенных на них обязанностей по проверке отчета.

Предоставив предприятиям, заключившим договор подчинения, важное право на дачу обязательных указаний и возложив на те из них, которые не совершили такого договора, ряд обременительных обязанностей, западногерманский законодатель рассчитывал побудить предпринимателей юридически оформлять существующие между ними отношения экономической субординации. Однако, как отмечают юристы из ФРГ, из-за отсутствия ясности и простоты указанные предписания не достигли цели[228]. В девяноста случаях из ста господствующие и зависимые предприятия не заключали между собой договоров подчинения.

Закон 1965 г. предусмотрел специальный механизм контроля за заключением предпринимательских договоров, а также особые гарантии акционерам меньшинства. В частности, подчеркивается, что всякий предпринимательский договор должен быть одобрен большинством в 3/4 общего собрания акционерного общества. Этот договор подлежит обязательной регистрации в торговом реестре. В законе уточняется, что размер переводимых акционерным предприятием прибылей другому предприятию не должен превышать максимальной величины, указанной в  301. Если существует договор подчинения или отчисления прибылей, то другая сторона обязана компенсировать любой возникший во время действия договора годичный дефицит, коль скоро он не должен быть покрыт за счет сумм, переведенных во время действия договора в свободные резервы.

Этот нормативный акт регламентирует также отношения между предприятиями концерна, когда одно из них включается в состав другого путем операции, называемой западногерманским законодателем фузией. Оригинальность этой операции заключается в том, что включенное акционерное общество продолжает сохранять свою правосубъектность, хотя и в усеченном объеме. Оно выступает в обороте от своего имени. Однако по обязательствам включенного акционерного общества солидарную ответственность несет с ним и основное акционерное общество. Последнее вправе давать правлению включенного общества указания в отношении ведения дел акционерного общества. Правление не может уклоняться от исполнения этих указаний, если только они не противоречат явно интересам господствующего предприятия или предприятия, с которым это последнее входит в концерн. Включенное акционерное общество не становится структурным подразделением основного, вот почему прекращение основной компании не означает прекращения включенного товарищества.

Положения западногерманского законодательства о связанных предприятиях свидетельствуют об усилении хозяйственной функции судебных органов. Суды, рассматривая споры между связанными предприятиями или по их поводу, должны выносить решения с учетом таких категорий, как экономическая целесообразность, эффективность. В результате во многих случаях суды выступают по существу в качестве органов хозяйственного управления.

Для юридического оформления групп, наряду с традиционными правовыми инструментами: договором, товариществом, могут использоваться и новые конструкции, специально предназначенные для этих целей.

Оригинальной правовой формой кооперации и централизации производства является объединение с общей экономической целью во французском праве, предусмотренное Ордонансом № 67-821 от 23 сен-тября 1967 г. Согласно ст. 1 данного ордонанса, объединения с общей экономической целью могут быть образованы двумя или несколькими физическими или юридическими лицами для осуществления любых мероприятий, содействующих облегчению или развитию экономической деятельности членов объединения, улучшению или росту результатов этой деятельности. Судебная практика истолковала это положение таким образом, что объединение вправе заниматься той только деятельностью, которая является продолжением деятельности участников. Форма объединения с общей экономической целью используется для создания несколькими предприятиями совместных служб, в частности экспортных и импортных контор, рекламных бюро, научно-исследовательских лабораторий и институтов.

В отличие от товарищества, по французскому праву, указанные объединения могут и не преследовать целей извлечения выгоды. Они могут создаваться без общего капитала. Объединения, которые оформлены в форме товариществ, базируются на системе участий. Для объединений же с общей экономической целью отношения финансовой подчиненности если не исключаются, то, во всяком случае, не составляют конститутивного элемента. Далее. В объединениях товарищеского типа централизованное руководство по важнейшим стратегическим вопросам охватывает все сферы деятельности участников объединения, тогда как в объединениях с общей экономической целью централизованное руководство должно распространяться только на сферу совместного ведения его членами отдельных видов деятельности.

Конечно, приведенные выше критерии разграничения объединений в форме товариществ и объединений с общей экономической целью в известной мере условны. Во-первых, объединения с общей экономической целью не являются формой исключительно концентрации производства, а объединения товарищеского типа - концентрации и централизации капитала. Во-вторых, несмотря на относительную самостоятельность, концентрация производства и [концентрация] капитала выступают как две стороны единого процесса. Здесь можно говорить лишь о преобладании элемента концентрации производства в объединениях с общей экономической целью или элемента концентрации и централизации капитала в объединениях товарищеского типа.

Объединение с общей экономической целью, будучи правовой формой экономической группы, занимает как бы промежуточное положение между объединениями договорного и товарищеского ха-рактера.

Ордонанс явился одним из первых во французском праве законодательных актов, прямо регламентирующих организацию и функционирование экономической группы. Мы можем констатировать, что с его принятием французское законодательство в известной степени перешло на качественно новую ступень в регулировании экономических объединений, состоящих из юридически самостоятельных субъектов права.

При разработке юридического статуса объединения с общей экономической целью его создатели ставили двуединую задачу. Прежде всего создать максимально эластичную разновидность юридического лица, которая с одинаковым успехом могла бы использоваться для правового оформления разнообразной по характеру совместной деятельности нескольких предприятий или фирм. Во-вторых, обеспечить безопасность третьих лиц в их отношениях с объединением. Решение было найдено в сочетании широкой автономии, свободы участников в установлении правил организации и функционирования объединения с использованием апробированных практикой положений законодательства о торговых товариществах, и прежде всего - законодательства о товариществах - объединениях лиц. Некоторые французские юристы расценивают юридический статус объединения с общей экономической целью как применение права торговых товариществ к соглашениям об экономическом сотрудничестве[229]. Но уже в силу самого факта применения положений права товариществ к новой сфере общественных отношений эти правила не могут оставаться прежними. Они трансформируются с учетом содержания тех отношений, формой которых они становятся. Свобода участников объединения в установлении правил его образования и функционирования, а также право создавать объединения без капитала определили принцип ответственности участников объединения по его долгам. Кредитор объединения вправе требовать от любого участника исполнения обязательства, лежащего на объединении, лишь после того, как окажется тщетной попытка добиться его исполнения от самого объединения. Таким образом, ответственность участников объединения по его долгам является солидарной. Ордонанс допускает освобождение участников объединения от солидарной ответственности в силу соглашения с третьим лицом. Органами объединения являются: общее собрание, администраторы и контрольные органы (ревизоры по счетам и контролеры за управлением).

Ордонанс закрепляет принцип верховенства общего собрания, которое вправе принимать решения по любому вопросу. Каждый участник объединения располагает одним голосом. Однако указанное положение может быть изменено в договоре. Текущее управление осуществляется одним или несколькими администраторами.

Очевидный успех этой правовой формы кооперации хозяйственной деятельности явился одной из причин принятия 25 июля 1985 г. Регламента ЕЭС о европейском объединении с общей экономической целью.

Анализ развития законодательства и судебной практики капиталистических стран показывает, что экономические отношения зависимости между юридическими лицами принимаются буржуазным правом во внимание там и тогда, где и когда, в основном, того требуют или общие интересы буржуазного государства (например, в вопросе о национальности юридического лица), или же интересы монополий (налогообложение). Напротив, когда речь идет о защите интересов мелких вкладчиков или подчиненных компаний в объединениях товариществ, то тут заполнять <законодательный вакуум> явно не торопятся. Это отвечает интересам финансового капитала с его <правом сильного>.

Примечания:

[212] Fabio K. Comparato. Les groupes de soci?t?s dans la nouvelle loi brezilienne des soci?t?s par actions // Revue internationale de droit compar?. 1978. № 3. Р. 792.

[213] Verdier J.-M. Filiales et participations // Repertoire de soci?t?s. T. 1. № 128.

[214] Очень часто, как показало исследование жалоб акционеров меньшинства во французскую Комиссию по биржевым операциям, господствующая компания скрывает от них совершение важных операций, непосредственно затрагивающих положение рядовых акционеров, например факт уступки контрольного пакета акций иностранной фирме. Нередко руководители общества искусственно уменьшают биржевую цену акций путем выплаты заниженного дивиденда по ним или с помощью биржевых махинаций, с тем чтобы выкупить ценные бумаги у акционеров меньшинства по выгодному для себя курсу и т.п. (Bezard P., Dabin L., Echard J.-F., Jadaud B., Sayag A. Les groupes de so-ci?t?s. Une politique legislative. P., 1975. Р. 52-67).

[215] Houin R., Gor? F. La reforme des soci?t?s commerciales. P., 1967. P. 12.

[216] Mercadal M., Janin M. Op. cit. Р. 904.

[217] Despax M. Op. cit. Р. 107.

[218] Bezard P. et al. Op. cit. Р. 14.

[219] Mercadal M., Janin M. Op. cit. Р. 895.

[220] В частности, зависимыми предприятиями признаются самостоятельные в правовом от-ношении предприятия, на которые другое предприятие (господствующее) может оказывать непосредственно или косвенно определяющее влияние. Одним из видов господствующих и зависимых предприятий являются, по существу, взаимно участвующие предприятия, объединенные под единым руководством. Предполагается, что зависимое предприятие образует с господствующим предприятием концерн. Предприятиями концерна признаются стороны в договорах подчинения или в договорах о включении одного предприятия в другое. Но и не зависящие одно от другого предприятия могут рассматриваться как концерн, если они объединены под общим руководством. Весьма расплывчатыми являются статьи закона о предпринимательских договорах. К ним относятся договоры, в силу которых одно акционерное общество или акционерная коммандита подчиняет руководство своего общества другому предприятию (договор подчинения) или обязуются отчислять всю прибыль другому предприятию (договор отчисления прибыли). Предпринимательскими признаются также договоры, согласно которым акционерное общество или акционерная коммандита обязуются руководить предприятием за счет другого предприятия; либо обязуются объединить свою прибыль или прибыль отдельных предприятий целиком или частично с прибылью других предприятий или отдельных заводов других предприятий с целью распределения общей прибыли (договор общей прибыли); либо принимают на себя обязанность отчислять часть своей прибыли или прибыль отдельных своих предприятий целиком или частично другому предприятию (договор отчисления части прибыли); либо сдают в аренду или передают на каких-либо иных условиях свое предприятие другому (договор аренды предприятия, договор передачи предприятия).

[221] Dupuy Y. Essai de definition du groupe. Grenoble, 1977. Р. 77.

[222] Mercadal M., Janin M. Op. cit. Р. 897.

[223] G.P. 1921, 2.397.

[224]  Perroux F. Pouvoir et ?conomie. P., 1973. Р. 131. Другие исследователи, изучавшие деятельность различных объединений юридических лиц во Франции, пришли к аналогичному выводу. <Группу, - пишут они, - нельзя представить без системы участия в капитале множества товариществ. Каким бы ни было влияние, которое можно осуществлять на предприятие в силу особых финансовых или коммерческих связей, влияние, которое можно осуществлять в силу участия в капитале, отличается, по мнению управляющих группами, от всех прочих форм воздействия своим постоянством и тем, что оно естественно распространяется на все руководство обществом> (Bezard P. et al. Op. cit. Р. 20-21).

[225]  Следует иметь в виду, что термин <дочерняя компания> французские законы, как, впрочем, и нормативные акты Испании, Бразилии и ряда других стран, предпочитают не употреблять. Для обозначения такого зависимого общества применяется термин <филиал>. А тот институт, который в англо-американском праве называется филиалом, во Франции именуется отделением.

[226] Совет управляющих ФРС установил дополнительный перечень оснований, при наличии которых компания признается контролирующей. Правда, указанные презумпции могут быть опровергнуты заинтересованной компанией. В частности, допускается признание в качестве контролирующей компании, оказывающей значительное влияние на общее управление или общий ход текущей деятельности контролируемого предприятия.

[227] Christian et Nielsen. J.O.C.E. 5 juillet 1963. NL 165/12; Codak. J.O.C.E. 7 juillet 1970. NL 147/24.

[228] W?rdinger H. Aktien und Konzernrecht. Karlsruhe, 1973. S. 294.

[229] См.: Материалы XXVII съезда КПСС. М., 1986. С. 15.

<< | >>
Источник: Кулагин М.И.. Избранные труды по акционерному и торговому праву. 2004

Еще по теме § 3. Правовое регулирование объединений юридических лиц:

  1. § 4. Некоммерческие организации: потребительские кооперативы, учреждения и объединения юридических лиц
  2. Серебряков И. П. ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ОБОРОТА ДРАГОЦЕННЫХ МЕТАЛЛОВ
  3. III. ПОНЯТИЕ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА. КОРПОРАЦИЯ И УЧРЕЖДЕНИЕ
  4. IV. БУРЖУАЗНЫЕ ТЕОРИИ ЮРИДИЧЕСКОГО ЛИЦА (ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ)
  5. § 1. Юридическое лицо
  6. 1. Механизм правового регулирования.
  7. § 1. Объединение юридических лиц (ассоциации, союза) как участник гражданских правоотношений
  8. Правовое положение, создание, реорганизация и ликвидация юридических лиц
  9. § 2. Виды юридических лиц публичного права
  10. § 1. Государство как юридическое лицо публичного права
  11. § 9. ЮРИДИЧЕСКОЕ ЛИЦО С ТОЧКИ ЗРЕНИЯ СОВРЕМЕННОГО РОССИЙСКОГО ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА (авторская позиция)
  12. § 3. Правовое регулирование общественных объединений
  13. § 3. Правовое регулирование общественных объединений
  14. Правовое регулирование прокурорского надзора за исполнением законов о противодействии легализации преступных доходов
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -