<<
>>

§ 1. Первые защитники

Первыми адвокатами в Екатеринбургском судебном округе были приглашенные присяжные и частные поверенные из других городов, в частности Москвы, Казани, Перми, а также бывшие мировые судьи, следователи, прокуроры и другие лица, имевшие опыт работы в системе правосудия.

С самого основания окружного суда при нем служили присяжный поверенный И.А. Белорусов, помощник присяжного поверенного М.С. Стравинский, частный поверенный В. г. Казанцев. В 1876-1879 гг. при суде по "чужим делам ходили" частные поверенные Николаев, Опалев, Сергиевский, Гурский, помощник присяжного поверенного Сысоев.

В 1880 г., например, в состав екатеринбуржской окружной адвокатуры были приняты действительный студент А.И. Казанцев, кандидат права В.Ф. Долгов, бывший судебный следователь И.В. Простосердов, пожелавший служить в Камышлове, а также переведенные из Тифлисской судебной палаты коллежский регистратор Бибиков-второй и из Московской - Погодин*(121).

Процесс вовлечения в адвокатуру представителей различных ведомств хорошо виден из содержания судебных прений по делу, рассмотренному судом присяжных в 1879 г. Дело возникло по поводу долга купчихи Пономаревой нескольким кредиторам на сумму в 8 тыс. руб., огромную по тем временам. Один из адвокатов обвинялся в мошенничестве как поверенный кредитора. Обвинение поддержал прокурор, а защитником подсудимого был недавно приехавший и малознакомый еще местной публике присяжный поверенный С.А. Бибиков (чтобы не путать с братом, его в прессе называли Бибиков-второй). Речь прокурора, оглашавшего обвинительное заключение, длилась полтора часа. "Наша адвокатура, - говорил он, - еще молода, она еще не сложилась в одну корпорацию, могущую за себя постоять, а потому она более, чем кто-либо, нуждается в содействии общества... Если представители сообщества в лице присяжных будут строго судить тех из адвокатов, которые попадаются в преступлениях, то в самом непродолжительном времени толпа непрошеных гостей в адвокатуру, образовавшаяся от наплыва разных сомнительных личностей, станет редеть, и останутся лишь те, которые в действительности способны осуществить идею адвокатуры".

Прокурор настаивал на обвинительном вердикте. Возражая ему, адвокат подсудимого С.А. Бибиков, указав на Англию и Францию как страны, где адвокаты пользуются большим уважением, заседают в парламенте и т.п., охарактеризовал и адвокатуру в России: "Суд присяжных для нас новинка... стало быть, и адвокат для нас человек еще новый. К каждому новому явлению человек подходит и с любопытством, и с недоверием: долго и долго нужно ему приглядываться к этому новому явлению, чтобы отбросить свой страх и недоверие и взглянуть на него без предубеждения. Дурную славу распространяют и поддерживают враги...

Чем энергичнее, деятельнее адвокат, тем большее число недоброжелателей окружают его. А кто же эти адвокаты по своему бывшему положению, т.е. кем были эти люди, прежде чем стали адвокатами? Да это те же бывшие судебные следователи, те же бывшие товарищи прокуроров, те же прокуроры, те же бывшие председатели окружных судов и бывшие профессора университетов - люди, почти все получившие высшее юридическое образование".

Далее Бибиков досконально разобрал существо дела и в заключение сказал: "Господа присяжные заседатели, закон воспрещает защитнику и обвинителю разъяснять вам, какому наказанию подлежит подсудимый в случае его обвинения, и я не стану говорить вам ни о том строгом наказании, которое грозит ему, ни о тех ужасных последствиях, которые сопряжены с этим наказанием для моего подзащитного в случае его обвинения. Я не стану просить у вас ни милости, ни снисхождения, как вам указывает на то господин прокурор. Я унизил бы вас, ввел бы вас в заблуждение, если бы стал просить милости и снисхождения там, где я должен просить правды, одной чистейшей правды и теплого сердечного отношения к судьбе подсудимого. Познакомившись с делом и приняв на себя данную судебную защиту, я ни на одну минуту не усомнился, что бояться обвинительного приговора мне нечего, если я имею дело с вашим судом, судом совести, беспристрастия и правды". Присяжные заседатели приняли вердикт, "коим само событие преступления признано недоказанным "*(122).

Первоначально Екатеринбургский окружной суд был открыт как "судебное место" III разряда - рядовой провинциальный окружной суд в уездном городе.

Однако объем его работы был настолько большим, что в 1877 г. окружной суд переведен в "судебное место" II разряда, т.е. дополнительно было организовано 2е уголовное отделение. Екатеринбургский окружной суд, по существу, вышел на губернский уровень.

Екатеринбургский округ занимал одно из первых мест в России по числу тяжких преступлений на душу населения. В гражданском отделении окружного суда количество исков в 1875-1884 гг. колебалось от 339 до 542, а цена их - от 776 тыс. до 1595 тыс. руб.*(123)

Таблица 1

Количество судебных заседаний и судебных дел, рассматривавшихся в уголовных отделениях окружного суда

Количество судебных | Количество судебных дел |

заседаний

| 1878 г. | 1879 г. | 1880 г. | 1882 г. | 1883 г. | 1884 г. | 1 1

С участием присяжных Iі І Iі

256 | 245 | 273 | 287 286 | 288 | заседателей | | | | | I 1 1 1 1 і

Без участия присяжных | 56 | '58 | 36 | 3б | 30 | 42 | заседателей | | | | | I 1 1 Распорядителей | 276 | 278 | 302 | 189 | 213 | нет | | | | | | | данных | 1 I 1

Обвинено, чел. 9

о 1

1233 I 966 1 | . 1

| 953 | 814 1 | ?M | 1 I | 1 I 1 1 1

Оправдано, чел. 3

00

О | 416 472

1 . 1

553 701 580 |

1 III 1 О профессионализме уральских присяжных поверенных можно судить по числу оправданных по суду. С 1878 по 1883 гг. оно увеличивалось постоянно. Так, по данным газеты "Екатеринбургская неделя", лишь "...в течение сессии с 7 по 13 февраля (1883 г.) в Екатеринбургском окружном суде из 55 подсудимых 36 вышли оправданными, т.е. процент оправданных 65,5"*(124).

Значительную роль адвокатов в деле защиты прав личности подчеркивали и представители прокуратуры. В конце 1902 г. в Екатеринбургском окружном суде провожали уходившего на повышение в Казанскую судебную палату прокурора Н.Н. Казина. Говоря о необходимости солидарного взаимодействия суда, прокуратуры и адвокатуры в деле "великой цели правосудия", Казин на прощальном банкете, устроенном в его честь, отметил: "Присяжная адвокатура нередко предупреждает судебные ошибки, столь возможные в человеческом суде, и всегда энергически и убежденно добивается от суда милости и снисхождения тем подсудимым, которых несчастье и горькая доля толкнули на путь преступления. При этом я должен заявить, что присяжная адвокатура Екатеринбургского судебного округа всегда честно и высоко держит свое знамя, серьезно и с большим значением исполняет свои благотворные задачи"*(125).

10 ноября 1904 г. было издано высочайшее повеление об учреждении совета присяжных поверенных при Казанской судебной палате; 8 мая 1905 г. в Казани состоялось общее собрание присяжных поверенных Казанского судебного округа, на котором присутствовали 50 адвокатов. Был избран совет в составе председателя Ю.М. Смельницкого, товарища председателя Ф.А. Брокмиллера и 12 членов совета, среди которых екатеринбургский адвокат Н.Ф. Магницкий *(126).

В истории русской адвокатуры основными формами адвокатской стажировки служили сословный и личный патронат. В Екатеринбургском окружном суде патронат носил смешанный характер.

В состав помощников присяжных поверенных могли входить как лица, имеющие высшее образование, так и не получившие такового. При этом ввиду явной нехватки адвокатов их функции зачастую выполняли помощники. Так, если в 1907 г. при Екатеринбургском окружном суде их было 7 человек*(127), то в 1917

г. там служило уже 25 помощников, многие из которых с успехом занимались самостоятельной адвокатской деятельностью *(128). На практике с принятием новых основ судоустройства и судопроизводства помощники присяжных поверенных, имеющие опыт более пяти лет, стали самостоятельно выступать в судах по гражданским и уголовным делам. Реализация их функций осложнялась множеством пробелов в законодательстве. Адвокатское сообщество в пределах своих полномочий пыталось их восполнить. Так, в 1872 и 1878 гг. в Петербурге, а затем в Москве были изданы Правила об организации помощников присяжных поверенных; вскоре после образования совета присяжных поверенных Казанской судебной палаты им были приняты аналогичные Правила.

В декабре 1906 г. в Казани общим собранием помощников образован комитет помощников присяжных поверенных Казанской судебной палаты, состоящий из председателя, его товарища и трех членов, избираемых общим собранием помощников. Собрание установило кворум, равный половине числа помощников, живущих в Казани. Это объяснялось тем, что многим помощникам было трудно добираться до города, отстоящего от места их службы на сотни, а иногда и тысячи километров.

Компетенции комитета подлежали: отправление товарищеского суда над помощниками по делам о нарушении ими профессиональных и корпоративных обязанностей, возбуждаемых по усмотрению комитета; разработка вопросов, касающихся интересов помощников; заведование кассой помощников присяжных поверенных*( 129).

В 1874 г. появился еще один разряд адвокатов, ходатаев по чужим делам - частные поверенные. В отличие от присяжных частные поверенные получали право на хождение по делам как от окружных судов, судебных палат, так и от съездов мировых судей. Причем если свидетельство выдавал мировой съезд, то поверенный имел право ходатайствовать только по делам у мировых судей.

По закону от 5 декабря 1874 г. было приостановлено создание советов присяжных поверенных. Изменения в законодательстве, касающиеся судебных органов, в том числе адвокатуры, окружные суды проводили в жизнь с помощью так называемых Особых наказов окружных судов. Особый наказ Екатеринбургского окружного суда статью "О присяжных и частных поверенных" начинал с прав и обязанностей общего собрания отделений суда. Собрание принимало на себя функции приостановленных к открытию советов присяжных поверенных. Эти функции включали уведомление адвокатом председателя суда о своем выезде (временном) с места постоянного жительства, об обязательной очередности присяжных поверенных по уголовным делам*(130).

Надзор за частными поверенными осуществлялся окружным судом в несколько ином ключе. Прежде чем принять на службу частного поверенного, о нем собирали необходимые сведения. Например, когда частный поверенный Екатеринбургского окружного суда К.А. Герц в 1908 г. обратился с ходатайством о выдаче ему свидетельства на ведение чужих дел в Иркутском судебном округе, председатель Иркутской судебной палаты обратился с прошением к старшему председателю Казанской судебной палаты "сообщить отзыв о нравственных качествах и благонадежности г-на Герца"*(131).

Иногда такие проверки служили поводом для конфликта адвокатского сообщества Среднего Урала с властями. Так, в 1907 г. Министерство юстиции приказало Екатеринбургскому окружному суду немедленно отобрать выданное этим судом И.Л. Левенталю свидетельство на право ведения чужих дел, так как он был "иудейского вероисповедания". За него ходатайствовали наиболее авторитетные екатеринбургские адвокаты: Белорусов, Хволос, Расснер, Кронеберг. Лишь год спустя министр юстиции разрешил Левенталю быть помощником присяжного поверенного *(132).

Количество дел на Урале увеличивалось достаточно быстро. Так, только за 5 лет, с 1893 по 1897 гг., число гражданских исков в окружном суде увеличилось с 221 до 328, а средняя сумма исков составляла ежегодно 1 млн. руб.*(133) Численность же присяжных поверенных на Среднем Урале, напротив, росла медленно. Если в 1883 г. их было при Екатеринбургском окружном суде 10, то в 1900 г. - 17 человек*(134). Это привело к тому, что к концу XIX в. возросло число подпольных адвокатов. Среди них были уволенные в запас военные нижние чины, писари, недоучившиеся студенты и т.п. Кроме того, как упоминалось выше, правительство ограничило поступление евреев в адвокатуру, многие из них пошли в стряпчие.

Подпольные адвокаты брали гораздо меньшую плату, чем и привлекали малоимущих граждан. Уже не отдельные стряпчие, а целые фирмы начинали

оказывать юридические услуги населению в начале ХХ столетия.

Екатеринбургская пресса тех лет писала, что эти ходатаи "заполняют собой торговые площади в базарные дни и ярмарки, снуют по питейным заведениям и постоялым дворам, выслеживают свою добычу, чтобы при удобном случае вцепиться в нее и обобрать в форме ли гонорара, за безграмотную и бессмысленную галиматью, именуемую "прошением", или за написание расписки на продажу лошади, или даже просто за учинение где-либо требуемой за неграмотного подписи". Корреспонденция заканчивалась призывом к принятию мер для прекращения "деятельности подонков общества, промышляющих за счет полного невежества народа в сфере законов"*(135).

Впрочем, иногда среди таких ходатаев встречались и подлинные самородки из низших слоев общества. Об этом, в частности, свидетельствует дело крестьянина Билимбаевского завода П. Шилкова, который получил медаль за труды по этнографии, был действительным членом Уральского общества любителей естествознания и членом-корреспондентом Русского географического общества*(136).

Если говорить об организационной структуре екатеринбургской адвокатуры, то в конце XIX в. существовал кабинет, а к началу ХХ в. возникло бюро присяжных поверенных - нечто вроде промежуточного звена между комитетом и отделением совета присяжных поверенных. Бюро избиралось общим собранием адвокатов окружного суда, но оставалось в подчинении и под надзором Екатеринбургского окружного суда*(137).

В Екатеринбурге первая юридическая консультация была открыта в ноябре 1907 г. при участии магистратуры и прокуратуры суда. В первый год существования консультации было дано 743 юридических совета. Однако вскоре ее действия были стеснены тем, что отдельное помещение было отобрано и консультация ютилась в общей комнате присяжных поверенных, но тем не менее адвокаты продолжали свою работу, давая всем обращающимся юридические советы. Бедным советы давались бесплатно. Контингент обращающихся состоял преимущественно из крестьян (50%) и мещан (35%). В начале 1915 г. по распоряжению Казанской судебной палаты консультация была закрыта*(138).

В 1915-1917 гг. присяжная адвокатура Среднего Урала расширилась, возросло количество присяжных поверенных и помощников. Теперь не только в уездных городах, но и в крупных заводских поселениях жили и работали адвокаты. Три адвоката было на Нижне-Тагильском заводе, по одному - в Березовском, Режевском, Богословском заводах, один помощник присяжного поверенного служил в посаде "Турьинские рудники"*(139).

Постепенно выявлялась и специфика адвокатской деятельности на Среднем Урале.

На 25-летии Екатеринбургского окружного суда в 1899 г. его председатель барон А.А. Медем подчеркивал, что "в нем (в суде. - В.С.) изумительное разнообразие дел, и живая работа его мало имеет общего с монотонной деятельностью многих других судов центральной России, которые редко оперируют с какой-нибудь сотней статей Уложения о наказаниях, между тем как деятельность Екатеринбургского суда настолько разнообразна, что в его практике не встречались лишь весьма немногие преступления" *(140).

Выдающуюся роль в становлении и развитии нового судопроизводства на основах справедливости и гуманизма сыграл институт присяжных заседателей. В июле 1904 г. в Екатеринбургском окружном суде слушалось дело Кучеровой, обвиняемой в краже паспорта. Присяжные заседатели вынесли оправдательный вердикт и обратились к председателю суда с просьбой выдать Кучеровой 10 руб. из кружки для пожертвований в пользу оправданным подсудимым. Председатель суда просьбу присяжных удовлетворил *(141).

В 1909 г. после окончившейся в Екатеринбурге июньской сессии присяжные заседатели подали председателю окружного суда заявление по поводу небрежного ведения предварительного следствия. Причиной послужило дело супругов Морозовых и Астахова, безвинно просидевших в предварительном заключении 15 месяцев, причем Морозов заразился в тюрьме тифом и умер. В заявлении говорилось о "чрезмерной медлительности предварительного следствия и продолжительном напрасном томлении в тюрьмах подсудимых" *(142).

Из-за малочисленности присяжных поверенных Екатеринбургский окружной суд при выездных сессиях иногда отказывал подсудимым в назначении защитников. Однако при выездной сессии с участием присяжных заседателей защитники, естественно, были. Время от времени в Екатеринбург приглашались по сложным и запутанным делам иногородние адвокаты.

19-20 сентября 1913 г. в Екатеринбургском окружном суде рассматривалось дело социал-демократов. На скамье подсудимых си дели М.А. и С.А. Черепановы,

Н.А. Мартьянова, И.А. Луппов, А.М. Капустин, А.И. Парамонов, И.И. Чемезов, Л.В. Трубина, И.С. Шварц, Е.А. Преображенский, г.М. Шкапин и Е.Г. Бош. В тюрьме они находились уже 1 год и 11 месяцев. Всем подсудимым было предъявлено обвинение в том, что они установили постоянную связь с ЦК партии, получали и распространяли революционную литературу, занимались подготовительной работой по созыву за границей весной 1912 г. Всероссийской конференции РСДРП, организовали выборы делегатов на конференцию от екатеринбургской, каслинской, тюменской и других уральских парторганизаций.

Судебный процесс проводило особое присутствие (выездная сессия) Казанской судебной палаты во главе с председателем ее Уголовного департамента Дравертом. Обвинение поддерживал товарищ прокурора Христианович. Для защиты подсудимых были приглашены петербургский присяжный поверенный Соколов, специализировавшийся на ведении политических процессов, московские адвокаты Михеев и Керенский, депутат 4-й Государственной думы, присяжный поверенный, в недалеком будущем министр юстиции и глава Временного правительства России. Местная адвокатура была представлена присяжным поверенным Шнейдером и помощниками присяжных поверенных Севруком, Шульманом и Шапиро.

Защитники доказывали инсценировку "организованности" лиц, сидящих на скамье подсудимых. Защитник подсудимой Бош адвокат А.Ф. Керенский свою речь начал так: "Достаточно было коснуться кусочком правды этого дела, чтобы обвинение против Бош пало само собой, и прокурорская власть должна была признать недоразумение. Но ведь целый год обвинение над Бош висело крепко, целых два года жандармское следствие не постаралось даже вникнуть в содержание отобранного у Шишкина письма, чтобы убедиться яснее ясного, что "Екат." не Екатеринбург, а Екатеринослав. И это типичное явление настоящего процесса. Комиссаров (начальник Пермского губернского жандармского управления. - В.С. ) отдал приказ: едет Шварц - дайте мне организацию. И жандармы стараются. По старым кличкам, по прежним адресам они плетут свою сеть сооружения организации, сеть рвется, петли спускаются, но в нее попадают живые люди, которых хватают по одним буквам, по одному подозрению, и они сейчас на суде. Они два года ждали своей участи, в том числе и полуглухая девушка Мартьянова, спрятавшая по доброму сердцу неразвернутый сверток старых брошюр, которые могли найти у близких ей людей... Левых упрекают в сомнениях в русском правосудии, и я предлагаю палате доказать этим идейным социал-демократам, что их мнение несправедливо, что русский суд обладает социальной справедливостью" *(143).

По приговору особого присутствия Казанской судебной палаты Черепанова, Трубина, Шварц и Луппов были приговорены к различным видам наказания. Черепанов, Капустин, Чемезов, Шкапин, Бош и Преображенский за недоказанностью обвинения были оправданы.

На следующий день, 21 сентября, в зале Екатеринбургского общественного собрания А.Ф. Керенский прочитал доклад на тему "Итоги первой сессии 4-й Государственной думы", который состоял из четырех частей. 1.

Условия деятельности Думы в области законодательства и запросов. 2.

Бюджет и бюджетные прения. 3.

Взаимоотношения партий. 4.

Государственная дума, правительство и общественное мнение.

По свидетельству газеты "Уральская жизнь", этот доклад вызвал в городе широкий резонанс*(144).

Еще один процесс с приглашенным адвокатом относится к всколыхнувшему весь горнозаводской Урал делу об убийстве в июле 1909 г. управляющего Богословским горным округом Н.И. Шелкунова его 14-летней дочерью Александрой. Убийство было совершено днем, при свидетелях. Дочь застрелила отца из его же браунинга. Для защиты подсудимой (по закону Александра попадала под уголовную ответственность) были приглашены опытные присяжные поверенные Таубман из Санкт-Петербурга и Кронеберг, представлявший местную адвокатуру. По решению суда Александра была помещена в психиатрическую лечебницу, откуда через два года адвокатам удалось ее вызволить *(145).

Уральские адвокаты играли видную роль и в общественно-политической жизни края. Депутатами (гласными) Екатеринбургской городской думы были присяжные поверенные С.А. Бибиков, ДМ. Веселов, С.И. Кванин,

Н.Ф. Магницкий и К.М. Гавриленко. Все они были избраны от конституционнодемократической партии, причем некоторые едва не пострадали за свои убеждения (подробнее см.: Смирнов В.Н. , Усманов Р.Р. История адвокатуры Среднего Урала. Екатеринбург, 1999. С. 77-80).

Адвокат П.А. Кронеберг в 1908 и 1911-1915 гг. являлся председателем Екатеринбургского музыкального кружка и участвовал в концертах как пианист- аккомпаниатор и дирижер. В 1913-1914 гг. он входил в городскую театральную дирекцию, ведавшую делами оперного театра*(146).

На средства присяжной адвокатуры Казанской и Саратовской судебных палат с марта 1915 г. развернулся на фронте передовой врачебно-питательный отряд (подробнее см.: Смирнов В.Н. Адвокатура и власть: история взаимоотношений. Екатеринбург, 2004. С. 67-68).

К лету 1917 г. численность адвокатов Екатеринбургского округа составляла 75 человек. Из них присяжных поверенных - 37, помощников присяжных поверенных - 25, частных поверенных - 13 человек*(147). Кроме того, десятки частных поверенных, ходатаев по чужим делам, действовали при уездных судах.

Можно говорить о том, что к 1917 г. на Урале сформировалось корпоративное сословие адвокатов.

<< | >>
Источник: Смирнов В.Н.. Адвокатура и адвокатская деятельность ./ В.Н. Смирнов , А.С. Смыкалин - М.: Проспект; Екатеринбург: Уральская гос. юрид. академия.. 2010

Еще по теме § 1. Первые защитники:

  1. 2.3. Защитник
  2. § 3. Защитник
  3. 8.4.1. Защитник
  4. Защитник.
  5. §4. Защитник
  6. § 5. Полномочия защитника
  7. Участие защитника (ст. 248 УПК РФ).
  8. 7.6. Назначенный защитник или адвокат
  9. § 2. Допрос при участии защитника .
  10. ПЕРВЫЕ РЕАКТИВНЫЕ ВОЗДУШНЫЕ ИЗВОЗЧИКИ
  11. 4. УЧАСТИЕ ЗАЩИТНИКА НА СТАДИИ ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО РАССЛЕДОВАНИЯ
  12. Новые полномочия защитника по собиранию доказательств.
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -