<<
>>

Лекция 1 О ОСОБЕННОСТИ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТОМ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО ЖИЛИЩНЫМ И ТРУДОВЫМ ДЕЛАМ А.А.ШУГАЕВ, аспирант

22 декабря 2004 г. Государственная Дума одобрила два ключевых документа - Жилищный и Градостроительный кодексы Российской Федерации, а уже 24 декабря 2004 г. они были одобрены Советом Федерации.
И, наконец, перед самым Новым 2005-м годом Жилищный кодекс (далее по тексту - ЖК РФ) и закон о введении его в действие подписал Президент России В.В.Путин. Следует отметить, что ЖК РФ, вступивший в действие с I марта 2005 г., более полно соответствует сложившимся рыночным отношениям в жилищной сфере и отвечает реалиям жизни на сегодняшний день. Давно созрела необходимость урегулирования новых вопросов, которые приходилось разрешать судебными прецедентами (применение права по аналогии), восполнявшими пробелы в праве, и вот, наконец, мы получили новый кодифицированный акт, регулирующий отношения в жилищной сфере. Стоит признать, что указанный Кодекс не является идеальным правовым документом, и многие вопросы опять придется решать с помощью подзаконных актов и Постановлений Верховного и Конституционного судов. Это, в первую очередь, следует учитывать адвокатам при оказании правовой помощи клиентам в этих вопросах. Необходимо подчеркнуть, что в ЖК РФ появились новые главы и разделы, содержание которых ранее вообще отсутство- 182 вало либо помещалось в одной-двух статьях. К примеру, целая глава (3) посвящена переводу жилых помещений в нежилые и нежилых — в жилые, что в прежнем Кодексе было помещено в одной единственной статье (9). Нельзя сказать, что перевод жилых помещений в нежилые достаточно подробно урегулирован указанной выше главой, так как отдельный закон, посвященный данным правоотношениям, просто необходим, но тем не менее условия, порядок перевода, отказ в переводе и документы, необходимые для перевода, указаны в новом Кодексе достаточно полно. Также, целая глава (4) посвящена переустройству и перепланировке жилого помещения, что в старом Кодексе содержалось в одной единственной небольшой статье (84).
Глава 4 в общем порядке предусматривает понятие, виды, основания, документы для переустройства и перепланировки жилого помещения. В данной главе, кроме того, указывается порядок проведения действий по переустройству и перепланировке, и органы, принимающие такие решения. Отказ возможен в строго определенных случаях (ст. 27). Особо стоит отметить ст. 29, которая регулирует последствия самовольного переустройства и самовольной перепланировки. Если после получения соответствующего предписания жилое помещение не будет приведено в первоначальное состояние, то в отношении к собственнику применяется санкция по продаже с публичных торгов его помещения, а по отношению к нанимателю - расторжение с ним договора найма. Отдельный раздел посвящен праву собственности и другим вещным правам на жилые помещения. Если вернуться к Жилищному Кодексу 1983 г., то там праву собственности посвящалось три статьи, входящие в дополнительную главу «1». Данный раздел включает в себя главу, которая прежде никогда не содержалась в Жилищном кодексе - это 6-я глава об общем имуществе собственников в многоквартирном доме и органах управления таким имуществом. В вышеуказанном разделе есть несколько нововведений, на которые адвокаты должны обратить особое внимание. Во-первых, это ст. 31, которая предусматривает право собственника в судебном порядке выселить из квартиры бывшего члена своей семьи, что значительно «облегчит» ситуацию для многих собственников, имеющих в своей квартире зарегистрированных, но не проживающих бывших членов своей семьи, которые квартирами не пользуются, квартплату не платят и выписываться не хотят. Однако должна сложиться соответствующая судебная практика применения этой статьи. Второе, на что стоит обратить внимание - это ст. 32, которая четко указывает на необходимость возмещения рыночной стоимости жилых помещений собственникам при изъятии их для государственных и общественных нужд. Возможно также, в качестве альтернативы, предоставление другого жилого помещения. И наконец, третье, с Нем до конца не могли определиться суды в своих решениях из-за противоречивости законодательства.
Это вопрос о преимущественном праве покупки комнаты в коммунальной квартире. Статья 42 однозначно предусматривает преимущественное право покупки соседями комнаты, продаваемой другим собственником данной квартиры. Статья 161 ЖК РФ предусматривает обязанность, именно обязанность собственников многоквартирного дома осуществлять управление своим домом. Следующий раздел, самый объемный, касается договора найма жилого помещения. Здесь также появились ощутимые изменения, на которые мы рекомендуем обратить внимание. Во-первых, установлено, что жилье предоставляется только нуждающимся в нем лицам. Теперь получать жилье по договору социального найма смбгут только малоимущие граждане, все остальные, скорее всего, будут либо приобретать жилье в собственность по различным программам (2Молодая семья», ипотечные программы, различные субсидии), либо получать жилье по договору коммерческого найма. Во-вторых, норма предоставления жилья будет высчитываться не по жилой, а по общей площади, и в новом Кодексе она не указана в отличие от предыдущего (ст. 38 ЖК РСФСР - норма 12 кв. м жилой площади). Теперь все органы местного самоуправления сами будут определять норму площади жилья в зависимости от своих возможностей - что совсем не радует в связи с полной незащищенностью Кодексом большинства населения в отношении базовой нормы получения жилья. Кроме нормы предоставления вводится так называемая учетная норма - это норма, при которой человека должны будут ставить на учет по улучшению жилищных условий. Учетная норма так же, как и норма предоставления, Кодексом не определена, ее должны будут определять органы местного самоуправления сами. В-третьих, при переселении из сносимого жилья органы власти и местного самоуправления имеют право предоставлять нанимателям квартиры, равнозначные тем, которые у них изымаются (ст. 89 ЖК РФ). В Жилищном Кодексе РСФСР от 1983 г. прямо предусматривалась обязанность предоставления нанимателям жилья по норме предоставления и с запретом заселять в одну комнату разнополых граждан (ст.ст.
96, 40, 41 ЖК РСФСР). Теперь стоит дождаться изменений в местном законодательстве, и если региональное законодательство пойдет по пути, предложенному разработчиками кодекса, нанимателей сносимых домов ждут большие разочарования в надежде улучшения жилищных условий при сносе домов. В-четвертых, теперь не существует первоочередного и внеочередного предоставления жилья. Все будут стоять в одной очереди за одним маленьким исключением, когда узкой категории граждан будет предоставляться жилье вне очереди (лицам, жилые дома которых признанны непригодными для проживания; детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей; гражданам, страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний - ст. 57 ЖК РФ). В-пятых, законодатель четко предусмотрел (ст.ст. 83, 90 ЖК РФ) возможность расторжения договора найма и выселения лица, не оплатившего более, чем за шесть месяцев плату за жилье и коммунальные услуги, в другое жилое помещение по нормам вселения в общежитие. Несмотря на ряд отрицательных моментов (а нужно признать, что новый кодекс менее «социален», чем действующий до настоящего времени) новый ЖК РФ ввел ряд норм, которые раньше отсутствовали в законодательстве. Например, в ст. 66 предусмотрена ответственность наймодателя за неисполнение обязанностей по содержанию и ремонту жилья, что позволит гражданам с большей гарантией на положительной исход отстаивать свое право. Вполне ясно изложен порядок вселения членов семьи в занимаемую нанимателем площадь. Теперь Кодекс закрепил право на вселение нанимателем независимо от согласия наймодателя и от размера площади, его детей, супруга и родителей. Для вселения остальных членов требуется соблюдение нормы жилой площади и согласие наймодателя. Нет в новом Жилищном кодексе таких понятий, как право на дополнительную площадь и разделение лицевого счета (ст. 39 - право на дополнительную площадь, ст. 86 ЖК РСФСР - заключение отдельного договора найма с членом семьи нанимателя). Либо данные понятия будут определены и регулироваться другими законами, либо теперь не будут больные или заслуженные в своей сфере лица иметь право на больший и необходимый им метраж, а из квартир делать «коммуналки» станет просто невозможно.
Если коснуться служебного жилья, то и здесь нас ждут некоторые изменения. К примеру, раньше без предоставления другого жилья нельзя было выселить из служебных жилых помещений достаточно широкий круг лиц, что давало людям, работающим на предприятиях, и их семьям гарантии того, что они не останутся на улице, проработав на предприятии достаточно долгий срок (ст. 108 ЖК РСФСР). Теперь этот перечень значительно сужен (до членов семьи военнослужащих и других должностных лиц силовых государственных органов, погибших или пропавших без вести при исполнении должностных обязанностей; пенсионеров по старости; инвалидов 1-й и 2-й групп, инвалидность которых получена в связи с выполняемой работой; членов семьи работника, который умер). В новый Жилищный кодекс введен полный раздел (шестой) о товариществе собственников жилья. Также предусмотрен новый раздел по урегулированию вопросов оплаты жилого помещения и коммунальных услуг. Ранее этим вопросам в предыдущем Жилищном кодексе уделялось внимание всего в нескольких статьях, а порядок предусматривался в Правилах, утвержденных Постановлением Правительства. Сейчас Кодексом закреплены как понятия и содержание услуг, так и их оплата: порядок внесения и размер. Остановимся более подробно на существенных недочетах нового Жилищного кодекса, с которыми, бесспорно, адвокаты уже сталкиваются в процессе оказания правовой помощи гражданам по жилищным вопросам. Как мы уже отмечали ранее, согласно ЖК РФ право на бесплатное предоставление жилого помещения органами местного самоуправления имеют только малоимущие граждане. При этом признание граждан малоимущими относится к компетенции органов местного самоуправления. Это на деле будет означать, что в разных городах и весях черта «малоимущности», необходимая для постановки в очередь, будет разной. Скажем, согласно п. 2 ст. 14 ЖК РФ в компетенцию органа местного самоуправления входит «установление размера дохода, приходящегося на каждого члена семьи, и стоимости имущества, находящегося в собственности членов семьи и подлежащего налогообложению, в целях признания граждан малоимущими и предоставления им по договорам социального найма жилых помещений муниципального жилого фонда».
Указанная норма субъективна, неконкретна и дает шйрокое поле для злоупотреблений и чиновничьего, а также судебного произвола. Как уже подчеркивалось, вне очереди жилые помещения с 1 марта 2005 г. будут предоставляться гражданам, жилые помещения которых признаны в установленном порядке непригодными для проживания и ремонту и реконструкции не подлежат; детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей; а также страдающим тяжелыми формами хронических заболеваний, перечень которых устанавливает Правительство России. То есть новый ЖК РФ исключил из числа первоочередников на получение социального жилья практически все категории граждан, которые ранее таким правом обладали (инвалиды и т.п.), что вряд ли можно признать правильным. Необходимо подчеркнуть, что в соответствии с ЖК РФ право на получение жилья от государства сохраняется в прежнем порядке для всех, кто встал на учет до 1 марта 2005 г. Однако бесплатно приватизировать полученные помещения эти очередники уже не смогут, а те, кто получит свое жилье до 1 марта 2005 г., смогут бесплатно приватизировать жилье только до 2007 г. С 1 января 2007 г. бесплатная приватизация будет полностью прекращена. Вызывает сомнение целесообразность включения в текст ЖК РФ нормы о страховании жилых помещений (ст. 21). Как нам представляется, страхование имущества - это предмет другого нормативного акта. К тому же, как бы невзначай, население таким образом подготавливают к обязательному страхованию жилых помещений (по аналогии с ОСАГО), что в перспективе может привести к социальному недовольству населения, особенно малоимущей его части, а также появлению многочисленных исков в судебные органы. Норма ЖК РФ о правах и обязанностях граждан, проживающих совместно с собственником в принадлежащем ему жилом помещении (ст. 31) существенно ухудшила правовое положение граждан в случае прекращения семейных отношений с собственником жилья. В этом случае право пользования жилым помещением за бывшим'членом семьи собственника жилого помещения по общему правилу не сохраняется. Это правило в первую очередь коснется престарелых родителей одного из супругов при разводе последних, иждивенцев и других категорий социально незащищенных граждан. Кроме того, продажа собственником принадлежащего ему жилья разом избавит его от всех забот по сохранению прав бывших родственников на пользование этим жильем. Весьма спорной является норма ЖК РФ, связанная с последствиями намеренного ухудшения гражданами своих жилищных условий (ст. 53). Согласно этой статье граждане, которые с намерением приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях совершили действия, в результате которых такие граждане могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях, принимаются на учет в качестве нуждающихся в жидых помещениях не ранее чем через пять лет со дня совершения указанных намеренных действий. Поскольку норма неконкретна, под «совершением намеренных действий с целью приобретения права состоять на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях» можно понимать рождение в семье одного или нескольких детей. Статья 58 ЖК РФ - «Учет законных интересов граждан при предоставлении жилых помещений по договорам социального найма» - предусматривает условие, согласно которому «при предоставлении жилых помещений по договорам социального найма заселение одной комнаты лицами разного пола, за исключением супругов, допускается только с их согласия». Однако Закон не отвечает на важный вопрос: «А если такого согласия не будет?». Значит ли это, что в таком случае жилое помещение по договору социального займа гражданам предоставлено не будет? Представляется, что данная проблема кодексом практически не урегулирована, что впоследствии может привести к конфликтным ситуациям. Пунктом 3 (подп. «4») ст. 67 ЖК РФ на нанимателя жилого помещения по договору социального найма возложена обязанность «проводить текущий ремонт жилого помещения», т.е. за свой счет. Возложение такой обязанности на нанимателей жилых помещений по договору социального найма, среди которых значительная часть - это малоимущие граждане, не вполне корреспондируется с идеей об усилении социальной поддержки этих категорий граждан России. Согласно п. 9 ст. 156 ЖК РФ «граждане, признанные в установленном порядке малоимущими гражданами и занимающие жилые помещения по договорам социального найма, освобождаются от внесения платы за пользование жилым помещением (платы за наем)». В то же время п. 1 ст. 83 и ст. 90 ЖК РФ предусматривают возможность выселения по договору социального найма в принудительном порядке нанимателя и проживающих совместно с ним членов его семьи из жилого помещения, в случае невнесения в течение более 6 месяцев без уважительных причин платы за жилое помещение и коммунальные услуги. В соответствии со ст. 10 Федерального Закона о введении в действие Жилищного кодекса РФ «одновременно с заключением договора аренды земельного участка для строительства многоквартирного дома с застройщиком должен заключаться предварительный договор купли-продажи того же земельного участка». Далее закон устанавливает, что «в существующей застройке земельные участки, на которых находятся сооружения, входящие в состав общего имущества многоквартирного дома, жилые здания и иные строения будут предоставляться в качестве общего имущества в общую долевую собственность домовладельцев в порядке и на условиях, которые установлены законом». Проще говоря, в первом случае при покупке жилья в собственность цена за 1 кв. м будет автоматически возрастать за счет цены за «земельный участок», а во втором случае граждане - собственники жилья будут платить дополнительные налоги на Имущество. И в том и другом случаях рынок жилья в России значительно удорожает. Согласно ст. 14 того же Закона «жилищный или жилищностроительный кооператив, в котором все его члены полностью внесли паевые взносы за предоставленные этим кооперативом жилые помещения, будут подлежать до 1 января 2007 г. преобразованию в товарищества собственников жилья либо ликвидации. По истечении этого срока кооперативы будут подлежать ликвидации в судебном порядке по требованию органа, осуществляющего государственную регистрацию юридических лиц. Данная норма весьма негативно, в первую очередь, коснется жилищных и жилищно-строительных кооперативов, созданных в хру- 190 щевских «пятиэтажках» конца 70-х- начала 80-х гг. прошлого столетия, где в основном сегодня проживают граждане пенсионного или предпенсионного возраста, зачастую одинокие. Кроме того, настоящий Закон вообще не ответил на ключевой вопрос о последствиях принудительной ликвидации этих кооперативов. Остается только догадываться, что данный вид жилья в этом случае будет переведен в разряд социального. Проще говоря, у нищих собственников отнимут последнее. Определенные трудности существуют и при оказании правовой помощи гражданам по трудовым делам. И происходит это, в первую очередь, из-за несовершенства законодательных юридических актов, содержащих нормы о труде. Трудовой кодекс Российской Федерации (далее по тексту - Кодекс), принятый 30 декабря 2001 г., является определенным этапом в реформировании всего российского законодательство. Он призван закрепить экономические преобразования, происходящие в нашей стране. С точки зрения регулятора новых отношений, складывающихся в обществе, Кодекс выполняет, в первую очередь, производственную функцию в ущерб защитной своей функции, о паритете которых и даже о преимуществе последней декларировалось законодателями в процессе разработки этого кодифицированного правового акта. Следует признать это главным недостатком указанного документа. В условиях, когда серьезно возрастает число индивидуальных и коллективных трудовых конфликтов, вызванных массовыми задержками и невыплатами денег за выполненный труд, нарушениями в области охраны труда, необходимо существенно переориентировать все российское законодательство о труде на выполнение им в первую очередь защитной функции. Снижение на уровне Кодекса социально-трудовых гарантий наемных работников, уменьшение роли профсоюзов в установлении условий труда, размытость и неконкретность значительного количества статей Кодекса - вот неполный перечень тех недостатков, которые следует устранять весьма оперативно. В противном случае, последствия от нарушения «баланса сил» в производственном процессе могут быть самыми негативными и, в конечном счете, могут угрожать экономической безопасности Российской Федерации в целом. Как уже отмечалось, Кодекс значительно ограничил права выборных профсоюзных органов в решении вопросов установления условий труда, что вряд ли можно признать правильным. Те вопросы труда, которые по старому КЗоТ РФ решались с согласия или предварительного разрешения выборных профсоюзных органов, в настоящее время определяются работодателем лишь «с учетом мнения» этих профсоюзных органов. При этом мнение профсоюза не является императивным для работодателя и в конечном итоге может им просто игнорироваться (ст. ст. 372- 373 Кодекса). Как нам представляется, вопросы увольнения наемных работников по инициативе работодателя, привлечения их к сверхурочным работам и работам в выходные дни, введения суммированного учета рабочего времени и графиков сменности, установления различных видов оплаты труда должны предварительно согласовываться с соответствующими выборными профсоюзными органами. Отказ профсоюза от согласования таких вопросов должен означать для работодателя невозможность установления конкретных условий труда, против которых возражает профсоюз. Кодекк совершенно не учел существование сегодня профсоюзного плюрализма. Более того, в определенной степени прослеживаются тенденции выхолащивания этой абсолютно позитивной тенденции, попытки навязать идеи «централизма» и «пропорциональности» в области социального партнерства. Скажем, Кодекс регламентирует порядок ведения коллективных переговоров. Статья 37 Кодекса устанавливает, что при «наличии в организации двух или более первичных профсоюзных организаций ими создается единый представительный орган для ведения коллективных переговоров, разработки единого проекта коллективного договора и его заключения. Формирование единого представительного органа осуществляется на основе принципа пропорционального представительства в зависимости от численности членов профсоюза. Если единый представительный орган не создан в течение пяти календарных дней с момента начала коллективных переговоров, то представительство интересов всех работников организации осуществляет первичная профсоюзная организация, объединяющая более половины работников». Не иначе, как дискриминационной указанную норму не назовешь. Уже сегодня она провоцирует профсоюзы не на социальное партнерство, а на социальное соперничество, что противоречит основополагающим принципам социального партнерства, заложенным в Конституции Российской Федерации и ст.ст. 23 и 24 Кодекса. Это же самое можно сказать и о ст. 372 Кодекса, регламентирующей порядок учета мнения выборного профсоюзного органа, представляющего интересы работников организации при принятии локальных нормативных актов, содержащих нормы трудового права. Согласно этой статье работодатель перед принятием решения направляет проект локального нормативного акта, содержащего нормы Трудового права, и обоснование по нему в выборный профсоюзный орган, представляющий интересы всех или большинства работников данной организации. Статья 337 Кодекса озаглавлена как «Обязанности работодателя по созданию условий для осуществления деятельности выборного профсоюзного органа». Согласно ей «в организации численностью свыше 100 человек работодатель безвозмездно предоставляет в пользование действующим в организации выборным профсоюзным органам как минимум одно оборудованное, отапливаемое, электрифицированное помещение, а также оргтехнику, средства связи и необходимые нормативные правовые документы». Следовательно, если в организации только 99 работников, работодатель с себя эти обязанности снимает. Представляется, что указанные нормы Кодекса требуют нового осмысления и существенной переработки. Одним из недостатков Кодекса является огромное количество прямых или косвенных отсылок к иным законам, постановлениям Правительства РФ, другим подзаконным нормативным юридическим актам. Их около сотни. По сути, Кодекс не является юридическим документом прямого действия, что дает серьезный повод считать его некими основами законодательства о труде, в развитие которых требуется принятие сотен, а может быть, и тысяч подзаконных нормативных юридических актов. Зачастую Кодекс отсылает к тем нормативным актам, которых просто не существует и они появятся в неопределенном будущем. Речь здесь может идти не только о слабости юридической техники Кодекса, но также и о серьезном ущемлении прав граждан, подрыве их доверия к Кодексу, о некоей профанации закона, что совершенно недопустимо. Так, ст. 133 Кодекса определено, что минимальный размер оплаты труда устанавливается „одновременно на всей территории Российской Федерации федеральным законом и не может быть ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека. Указанная норма на практике абсолютно не работает. Не секрет, что значительная категория наемных работников страны сегодня получает заработную плату ниже размера прожиточного минимума трудоспособного человека. Многочисленные обращения этих работников в суды различных инстанций не дают никаких результатов: им отказывают в исках, поскольку соответствующий федеральный закон не принят. Аналогичные недочеты содержатся в ст.ст. 57, 59, 60, 65, 66, 69, 86, 90, 92, 94, 96, 98, 100, 112, 113, 115, 116, 117, 118, 119, 128, 135, 139, 142, 143, 144, 145, 147, 149, 153, 161, 165, 168, 169, 170, 180, 183, 184, 189, 192, 196, 198, 204, 210, 211, 213, 215, 216, 221, 222, 226, 229, 232, 234, 241, 244, 246, '252, 253, 257, 265, 268, 272, 274, 277, 282, 292, 293, 302, 303, 313, 314, 316, 317, 327, 329, З^О, 331, 334, 337, 340, 341, 343, 349, 350, 351, 378, 379, 383, 412, 419 и некоторых других. По нашему мнению, указанные статьи Кодекса подлежат серьезной доработке. Отдельные статьи Кодекса являются анахронизмом. Во всяком случае, они совершенно не отвечают современным реалиям и прямо противоречат Конституции Российской Федерации. Так, ст. 131 Кодекса декларирует, что «выплата заработной платы производится в денежной форме в валюте Российской Федерации (в рублях)». Указанная норма полностью соответствует ч. 3 ст. 37 Конституции РФ, которая зафиксировала, что «каждый имеет право на... вознаграждение за труд без какой бы то ни было дискриминации и не ниже установленного федеральным законом минимального размера оплаты труда...». В то же время ст. 131 Кодекса «разрешает» производить оплату труда в иных формах (например, в виде продуктов питания, некоторых товаров и т.п.), что возвращает нас в эпоху натурального обмена. Представляется, что норма об оплате труда в не денежной форме должна быть из Кодекса исключена. Существенно недоработаны в Кодексе отдельные статьи, регулирующие вопросы заключения трудового договора. В частности, ст. 64 Кодекса запрещает необоснованный отказ в заключении трудового договора. По смыслу данной нормы работодатель должен доказать (во всяком случае этого требуют суды) обоснованность любого отказа. Однако в Кодексе нет четкого ответа на вопрос о том, что же такое необоснованный отказ в заключении трудового договора. Расплывчатость данной нормы влечет за собой в ряде случаев возникновение трудовых споров, что вряд ли следует признать правильным. Статьей 67 Кодекса установлено, что «трудовой договор, не оформленный надлежащим образом, считается заключенным, если работник приступил к работе с ведома или по поручению работодателя или его представителя». В то же время, в этой же статье предусмотрено «фактическое допущение работника к работе» без ведома или по поручению работодателя. Более того, в этом случае, работодатель обязан оформить трудовой договор в письменной форме не позднее трех дней со дня фактического допущения работника к работе. Налицо наличие в одной статье двух взаимоисключающих норм, что также может привести к возникновению трудовых споров. По сути, основополагающие ст.ст. 64 и 67 Кодекса изначально сформулированы таким образом, что в случае их примене ния они будут провоцировать индивидуальные или коллективные трудовые конфликты. Не совсем надлежащим образом решен в Кодексе и еще один ключевой вопрос - вопрос о трудовом статусе работника. Еще в октябре 1992 г. в ст. 25 КЗоТ РСФСР была внесена редакционная поправка, дающая право работодателю без согласия работника с соблюдением определенных процедур существенно изменять системы и размеры оплаты труда, льготы, режимы работы; устанавливать или отменять неполное рабочее время, совмещение профессий, изменять разряды и наименования должностей и т.п. Новый Кодекс пошел еще дальше. Так, ст. 73 Кодекса «Изменение существенных условий трудового договора» допускает изменение определенных сторонами существенных условий трудового договора по инициативе работодателя при продолжении работником работы без изменения трудовой функции по причинам, связанным с изменением «организационных или технологических условий труда». При этом не дается расшифровки терминов «существенные условия трудового договора» и «технологические условия труда». Такие «резиновые» формулировки дают работодателю фактически право при любых условиях переводить работника без его согласия на другую работу (т.е. изменять ему трудовую функцию), что является абсолютно недопустимым. Начнем с того, что и теория и практика обогатились новым понятием «технологические условия труда», которые могут быть положены в основу изменения работнику существенных условий трудового договора. Скажем, если вместо пива крепостью 10 градусов, организация завтра начнет выпускать такое же пиво, но крепостью 8 градусов, налицо изменение технологических условий труда и) следовательно, можно начинать «зачистки» трудового коллектива. Полагаем, что ст. 73 Кодекса в этой части должна быть существенно переработана. Как уже отмечалось, среди норм, занимающих в Кодексе одно из важнейших мест, особого внимания заслуживают нормы регулирования заработной платы. После принятия Кодекса среди этих норм на первое место вышли нормы об ответственности работодателя за задержку заработной платы, нарушение сроков ее выплаты (ст.ст. 142, 234 и 236). Разбросанные в различных главах Кодекса нормы этих статей по существу должны составлять единый механизм, направленный на регулярность выплаты заработной платы и других выплат, причитающихся работнику. Этот механизм - новшество в российском трудовом законодательстве, и на него возлагались большие надежды, как на средство защиты прав наемных работников. Однако эти надежды не оправдались. Так, ст. 142 Кодекса озаглавлена как «Ответственность работодателя за нарушение сроков выплаты заработной платы и иных сумм, причитающихся работнику». Сама «ответственность» работодателя в данной статье прописана в общей форме с отсылками к «иным федеральным законам». В то же время здесь же самым подробным образом регламентирована процедура отказа работника от работы в случае задержки выплаты заработной платы на срок более 15 дней. Мы не спорим, что такая норма, очевидно, должна быть в Кодексе, однако ее следует привести в надлежащий вид. С другой стороны, при чем здесь ответственность работодателя? Скорей, речь идет об ответственности (без вины) наемного работника за безответственные действия работодателя, который не платит заработную плату. С учетом массовости случаев невыплаты заработной платы наемным работникам по вине работодателей следует не просто переработать данную статью, но и концептуально ее переосмыслить. Бесспорно, что работодатель должен нести ответственность за задержки в выплате работникам заработной платы. В то же время следует предусмотреть механизм, при котором приостановка работником работы на период до выплаты задержанной суммы должна рассматриваться как простой по вине работодателя и оплачиваться в соответствии со ст. 157 Кодекса в размере не менее двух третей средней заработной платы работника. Как вариант такая приостановка работы может оплачиваться и в размере средней заработной платы работника. Второй путь более социально справедлив. В Кодексе достаточно слабо, как уже отмечалось, решены вопросы ответственности за нарушение или неисполнение содержащихся в нем норм. Кодекс возлагает широкий круг обязанностей на работодателей, но очень редко устанавливает ответственность за их неисполнение. Так, Кодекс предусматривает, что «преследование работников за использование ими допустимых законодательством способов самозащиты трудовых прав запрещается (ст. 380). Но о юридических последствиях нарушения или несоблюдения этого запрещения в Кодексе почти ничего не говорится. Принимая во внимание, что в Конвенциях о запрещении принудительного труда, к которым присоединилась Россия, к принудительному труду относится нарушение установленных сроков выплаты заработной платы, применение принудительного труда в указанной форме должно влечь за собой уголовное наказание. Совершенствованию практики применения норм Кодекса будет способствовать создание специальных судов по трудовым спорам, которые существуют в других странах. Такая специализация позволит рассматривать как трудовые споры, так и споры по вопросам социального обеспечения более оперативно и более квалифицированно. Абсолютно непоследовательна логика законотворцев при формировании Раздела XII Кодекса «Особенности регулирования труда отдельных категорий работников». Почему, скажем, специально в Кодексе должны быть урегулированы особенности труда только работников транспорта, педагогических, дипломатических работников, работников религиозных организаций, наемных работников Вооруженных Сил РФ, медицинских работников и профессиональных спортсменов (соответственно, главы 51-55 Кодекса)? А как быть, например, с работниками атомной энергетики, горнодобывающей промышленности, ведущими взрывоопасные работы и т.д.? Разве их труд не подлежит регулированию на уровне Кодекса? Думается, что при выборе категорий работников для включения в Кодекс как подлежащих особому регулированию, законотворцы руководствовались не какими-то четко выработанными критериями, а скорее делали это под нажимом определенного лобби, стремившегося «продавить» нужные им нормы в Кодексе. Должны быть, по нашему мнению, учтены в Кодексе и некоторые новые аспекты трудового статуса работодателей, которые, прежде всего, являются основными участниками социального партнерства. В этом смысле следует доработать Кодекс с учетом принятого 27 ноября 2002 г. Федерального Закона «Об объединениях работодателей». Раздел II Кодекса необходимо, по нашему мнению, дополнить специальной главой, посвященной этой теме. Неслучайно в связи с этим Пленум Верховного Суда Российской Федерации принял Постановление от 17 марта 2004 г. №2 «О применении судами Российской Федерации Трудового кодекса Российской Федерации», где в определенной степени проанализированы недостатки действующего трудового законодательства и даны предложения и рекомендации судебным органам по их устранению. В первую очередь это касается сроков рассмотрения трудовых дел в судах, на что должно быть обращено особое внимание адвокатов, оказывающих правовую помощь клиентам. Следует учитывать, что в соответствии со ст. 154 ГПК РФ трудовые дела о восстановлении на работе должны рассматриваться судами до истечения месяца со дня поступления заявления в суд, а другие трудовые дела, подсудные мировому судье, должны быть рассмотрены мировым судьей до истечения месяца со дня принятия заявления к производству. В указанные сроки включается в том числе и время, необходимое для подготовки дела к судебному разбирательству (глава 14 ГПК РФ). Нормы Кодекса распространяются на всех работников, заключивших трудовой договор с работодателем, и, соответственно, подлежат обязательному применению всеми работодателями (юридическими или физическими лицами) независимо от их организационно-правовых форм и форм собственности. Кодекс не распространяется на военнослужащих при исполнении ими обязанностей военной службы, членов советов дире кторов (наблюдательных советов) организаций (за исключением лиц, заключивших с данной организацией трудовой договор), лиц, работающих по договорам гражданско-правового характера, других лиц, если это установлено федеральным законом, кроме случаев, когда вышеуказанные лица в установленном Кодексом порядке одновременно не выступают в качестве работодателей или их представителей. Важно учитывать, что если между сторонами заключен договор гражданско-правового характера, однако этим договором фактически регулируются трудовые отношения между работником и работодателем, к таким отношениям в силу ст. 11 Кодекса должны применяться положения Кодекса. Много трудовых споров возникает сегодня в связи с отказом в приеме на работу. Действующее законодательство декларирует, что труд свободен и каждый имеет право свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также иметь равные возможности при заключении трудового договора без какой-либо дискриминации, т.е. какого бы то ни было прямого или косвенного ограничения прав или установления прямых или косвенных преимуществ при заключении трудового договора в зависимости от пола, расы, цвета кожи, национальности, языка, происхождения, имущественного, социального и должностного положения, места жительства (в том числе наличия или отсутствия регистрации по месту жительства или пребывания), а также других обстоятельств, не связанных с деловыми качествами работников. Между тем в целях оптимального согласования интересов работодателя и лица, желающего заключить трудовой договор, и с учетом того, что, исходя из содержания ст. 8, ч. 1 ст. 34, ч.ч. 1 и 2 ст. 35 Конституции РФ и абзаца ч. 1 ст. 22 Кодекса: «работодатель в целях эффективной экономической деятельности и рационального управления имуществом самостоятельно, под свою ответственность принимает необходимые кадровые решения (подбор, расстановка, увольнение персонала), и заключение трудового договора с конкретным лицом, ищущим работу, является правом, а не обязанностью работодателя», а также из того, что Кодекс не содержит норм, обязывающих работодателя заполнять вакантные должности или работы немедленно по мере их возникновения, необходимо учитывать, делалось ли работодателем предложение об имеющихся у него вакансиях (например, сообщение о вакансиях передано в органы службы занятости, помещено в газете, объявлено по радио, оглашено во время выступлений перед выпускниками учебных заведений, размещено на доске объявлений), велись ли переговоры о приеме на работу с данным лицом и по каким основаниям ему было отказано в заключении трудового договора. Зачастую вопреки требованиям закона с работником заключается срочный трудовой договор. Решая вопрос об обоснованности заключения с работником срочного трудового договора, адвокат должен учитывать, что такой договор заключается, когда трудовые отношения не могут быть установлены на неопределенный срок с учетом характера предстоящей работы или условий ее выполнения. Многократность заключения срочных трудовых договоров на непродолжительный срок для выполнения одной и той же трудовой функции может свидетельствовать о заключении трудового договора фактически на неопределенный срок. Постановление Пленума Верховного Суда от 17 марта 2004 г. №2 касается и других не менее важных аспектов наемного труда и является весьма важным правовым документом, направленным на упорядочение правоприменительной практики.
<< | >>
Источник: А.А.КЛИШИН и др.. АДВОКАТУРА. Сборник лекций. 2005

Еще по теме Лекция 1 О ОСОБЕННОСТИ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТОМ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО ЖИЛИЩНЫМ И ТРУДОВЫМ ДЕЛАМ А.А.ШУГАЕВ, аспирант:

  1. Лекция 1 О ОСОБЕННОСТИ ОКАЗАНИЯ АДВОКАТОМ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ ПО ЖИЛИЩНЫМ И ТРУДОВЫМ ДЕЛАМ А.А.ШУГАЕВ, аспирант
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -