<<
>>

§ 2. Ходатайства, жалобы защитника на неполноту предварительного следствия

В Кировский районный суд г. Екатеринбурга

адвоката Смирнова В.Н. по делу подсудимого Гущина В.А.

Ходатайство

Расследование уголовного дела в отношении Гущина произведено с грубыми нарушениями уголовно-процессуального закона, односторонне, неполно и необъективно.

I 1.

Уголовное дело N 15908 в отношении Гущина возбуждено 17 октября 1995 г. органом дознания (т. 1 л.д. 1), его постановлением от 25 октября 1995

г. направлено прокурору г. Екатеринбурга по подследственности (т. 1 л.д. 263, 268). В тот же день приказом прокурора г. Екатеринбурга по названному делу и по уголовным делам N 16008, 16108 в отношении Кравченко и Бычковой образована следственно-оперативная группа под началом старшего следователя горпрокуратуры В. (т. 2 л.д. 177). Он принял все три дела к своему производству (т. 1 л.д. 269), 9 января 1996 г. соединил их в одно - N 15908 (т. 4 л.д. 3). 12 января 1996

г. постановлением заместителя прокурора города в следственнооперативную группу включен также старший следователь горпрокуратуры А. (т. 4 л.д. 17). Затем В. переводят на должность зам. прокурора Кировского района г. Екатеринбурга. Оставшийся в следственно-оперативной группе А. дело к своему производству не принял.

В соответствии со ст. 129 УПК РСФСР предварительное следствие производится в порядке, установленном настоящим Кодексом. Если дело поручено нескольким следователям, один из них принимает дело к производству и руководит действиями других следователей. Полномочия следователя в силу ст. 127 УПК осуществляются в рамках находящегося в его производстве уголовного дела.

Со дня перевода В. на должность зам. прокурора района к его компетенции относится лишь деятельность этой прокуратуры (ст. 19 Федерального Закона "О прокуратуре Российской Федерации"). Вышестоящий прокурор - прокурор г. Екатеринбурга - не поручал В. в его новой должности расследования уголовного дела в отношении Гущина и других, и оно с момента перевода В.

не находилось в производстве какого-нибудь следователя.

В. как прокурор неправомочен был расследовать дело и по той причине, что ранее в нем участвовал в качестве следователя. Согласно ст. 59, 63 УПК он подлежит отводу и обязан был сам устраниться от дела. Однако провел все следственные действия, включая предъявление Гущину нового обвинения, дважды выполнил требования ст. 201-204 УПК, составил обвинительное заключение, сам его утвердил. В результате полностью исключил контроль надзирающего прокурора за законностью предварительного следствия, установленный гл. 18 УПК РСФСР.

Таким образом, собирание и закрепление доказательств по делу осуществлены ненадлежащими лицами. Такие доказательства не могут быть положены в основу обвинительного приговора в силу требований ч. 3 ст. 68 УПК и разъяснений Пленума Верховного Суда РФ в п. 16 постановления N 18 от 31 октября 1995 г. "О некоторых вопросах применения судами Конституции Российской Федерации при осуществлении правосудия". 2.

Допущены и другие существенные процессуальные нарушения: 1)

20 октября 1995 г. мною письменно заявлен отвод оперуполномоченному 1

МРО ОБЭП г. Екатеринбурга С., возбудившему уголовное дело N 15908 и принявшему его к своему производству в связи с тем, что С. произвел задержание Гущина с нарушением закона и противодействовал моему свиданию с Гущиным наедине; я просил освободить Гущина на подписку о невыезде. Гущин поддержал ходатайства. Они были возобновлены перед следователем В. 26 октября 1995 г. на допросе обвиняемого Гущина и занесены в протокол (т. 1 л.д. 327-329). Также 20 октября 1995 г. я подал жалобу прокурору г. Екатеринбурга, в которой просил отстранить С. от расследования по основаниям п. 10 ст. 211 УПК (копия жалобы в деле).

Упомянутое ходатайство С. скрыл, к материалам дела не приобщил, следователь на злоупотребления не реагировал, прокурор на жалобу защитника не ответил.

19 июня 1996 г. по моему ходатайству В. принял постановление о служебном расследовании злоупотребления С., результаты которого решил представить в суд.

Одновременно написал в постановлении, что С. якобы не выполнял следственных действий после получения дела прокуратурой г. Екатеринбурга. Между тем С., несмотря на заявленный ему и не разрешенный прокурором отвод, был включен в следственно-оперативную группу (т. 2 л.д. 177) и фактически участвовал в ней. Например, 20 ноября 1995 г. он допрашивал свидетеля Курлович Г.Р. (т. 8 л.д. 61). Материалы служебного расследования по С. в суд не поступили.

Тем же постановлением В. дополнил предварительное следствие новыми материалами, представленными мною, и в соответствии с ч. 4 ст. 204 УПК должен был вновь ознакомить обвиняемых и их защитников с делом в порядке ст. 201-203 УПК. Изложенное в постановлении мнение В. о том, что те материалы не касаются прав других обвиняемых, неверно, хотя бы потому, что сомнительное и недобросовестное участие в следственно-оперативной группе С. затрагивает интересы всех обвиняемых; 2)

25 июня 1996 г. по окончании следствия мною заявлено и поддержано Гущиным ходатайство о прекращении уголовного дела. По смыслу ч. 4 ст. 205 УПК следователь обязан разрешить ходатайство и объявить заявителям свое постановление до составления обвинительного заключения. Нам же, мне и Гущину, данное постановление (как и упомянутое выше постановление от 14 июня 1996 г.) было выслано и поступило спустя два месяца. Это видно из входящей регистрации в мой адрес и по почтовым штемпелям на конверте по адресу Гущина: отправка 9 августа, поступление на ПЖДП 17 августа, в мой адрес - 16 августа. В то время дело уже находилось в суде.

Так обвиняемый и защитник лишились предусмотренного ст. 218 УПК права обжаловать прокурору постановление об отказе в прекращении уголовного дела; 3.

В п. 12 Постановления N 3 Пленума Верховного Суда СССР от 30 марта 1990 г. "О судебной практике по делам о взяточничестве" предписано: "Любой предмет взятки должен получить денежную оценку на основании государственных розничных цен, расценок или тарифов за услуги, а при их отсутствии - на основании заключения экспертов".

Вопреки этому стоимость жилья - предметов взяток по делу оценена на основании письма В. в Екатеринбургский городской фонд имущества актом председателя этого фонда (т. 9 л.д. 13). Последний в письме В. от 1 апреля 1996

г. демонстрирует явную заинтересованность в деле и незаконно вторгается в чужую компетенцию. Он позволил себе квалифицировать жилищные сделки между "одинокими престарелыми гражданами" и "должностными лицами интерната" как "уголовно-наказуемые деяния". Также он считает, что жилье подлежит возврату в муниципальную собственность, и просит допустить в суд назначенного им представителя фонда для предъявления соответствующего иска (т. 9 л.д. 5).

Все приведенные нарушения уголовно-процессуальных норм привели к лишению и стеснению гарантированных законом прав обвиняемых, повлияли на всесторонность, полноту и объективность исследования по делу.

II 1.

Гущину вменено получение взяток в виде квартир и комнат от престарелых и инвалидов - за их помещение в УДИ вне очереди, существующей в Главном управлении социальной защиты населения Свердловской области (ГУСЗН). Он "устно договаривался о выписке путевок с должностными лицами ГУСЗН", предлагал гражданам-собственникам жилья "за внеочередное помещение в УДИ и в отдельную палату подарить ему или его жене комнату или квартиру". По предварительному сговору с зам. директора УДИ Кравченко и гл. бухгалтером Бычковой Гущин устранял препятствия, "которые могли возникнуть" у тех при устройстве в УДИ вопреки очереди граждан, "желающих отдать им свое жилье". "Не возражал либо непосредственно ходатайствовал перед ГУСЗН о выписке путевок для тех или иных лиц вне очереди, зная, что Бычкова и Кравченко получают за это взятки в виде комнат и квартир, и заранее обещая последним скрыть их преступную деятельность".

По предъявленному обвинению никто из подсудимых не признал вину.

Гущин суду показал, что пенсионеры и инвалиды поступают в УДИ по путевкам ГУСЗН, он к их оформлению отношения не имеет, никогда не просил ГУСЗН о каких-либо путевках. Содействия Кравченко и Бычковой в получении ими квартир за поселение в УДИ не оказывал, в их сделках не участвовал. Планировка палат в интернате - это одно- и двухместные комнаты. В одноместных проживают как те, кто передал жилье сотрудникам интерната, так и другие, примерно в равном соотношении. УДИ является "Учреждением в условиях внутрибюджетного хозрасчета с применением арендных отношений", имеет право 10% мест распределять самостоятельно.

Кравченко и Бычкова также отрицали преступный сговор с Гущиным и личное свое участие в устройстве граждан в УДИ по вмененным эпизодам.

Свидетель Башкирцев Н.М., начальник отдела учреждений ГУСЗН, сообщил, что ГУСЗН не имеет своего жилищного фонда. Раньше действовали правила о выделении работникам интернатов жилья, освобождаемого теми, кто поселяется в интернаты, но приватизация все изменила. ГУСЗН одобряло и теперь считает правильной практику передачи жилья в распоряжение УДИ от поступающих туда граждан. В персональное распределение такого жилья среди сотрудников УДИ ГУСЗН не вмешивалось. По договору аренды с УДИ он может распоряжаться 10% плановых путевок.

Свидетель Башкирцев Г.А., специалист отдела учреждений СЗН, рассказал, что путевки в УДИ он выписывал по ежемесячным заявкам Кравченко. Гущин ни разу не просил о внеочередном поселении в УДИ. Очередь в ГУСЗН соблюдалась, изменения в ней происходили с учетом престарелого возраста очередников, по просьбам о воссоединении родственников и другим уважительным причинам.

Свидетель Вахрушев Б.Г., ныне исполняющий обязанности директора УДИ, сообщил, что практика передачи жилья работникам УДИ узаконена, ее никто не оспаривал, это единственный способ улучшения жилищных условий. Жалоб от проживающих в УДИ по поводу отчуждения ими жилья не было и нет. Все они довольны и не согласны, что судят подсудимых.

Допрошенные судом сотрудники УДИ, свидетели Лукошина Т.А., Рябинкина Н.П., Вахрушева Е.Б., Репина Т.А., Горохова О.И., Гущина Т.Е., Дедюхина Е.С. объяснили, что они комнаты и квартиры купили или получили в дар без какого-либо понуждения по личным симпатиям проживающих в УДИ, по родственным с ними отношениям, с уплатой стоимости жилья сразу или частями, в том числе оформленного как дарение, с обязательствами оплаты оперативного лечения, ритуальных услуг и с другими условиями. Со всеми сохраняются добрые отношения. Поселение таких лиц в УДИ происходило на законных основаниях, по путевкам ГУСЗН, которые поступающие оформляли в общем порядке.

Показания свидетелей подтвердили проживающие в УДИ отчуждатели жилья, свидетели Макарова В.Л., Лазарева Д.А., Марар-Костяк К.И., Вагина В.В. К Гущину и другим подсудимым они никаких претензий не имеют. Гущина характеризуют как доброго, отзывчивого человека, заботливого директора и сожалеют, что его потеряли.

Рассмотренные судом доказательства опровергают выводы органов предварительного следствия о нарушениях существующей в ГУСЗН очереди при поселении в УДИ, об "устных договоренностях" на этот счет Гущина с должностными лицами ГУСЗН и "устранении Гущиным препятствий" в пользу Кравченко и Бычковой. Равным образом не имеется каких-либо признаков преступного сговора между Гущиным, Кравченко и Бычковой.

Передача гражданами жилья Гущину, Кравченко и Бычковой по договорам купли-продажи или в дар происходила добровольно, возмездно, не обусловливалась незаконными действиями иди бездействием Гущина при устройстве на проживание в УДИ. Выделение таким гражданам одноместных палат происходило наравне с теми, кто не передавал жилье работникам УДИ.

Здесь наличествуют гражданско-правовые отношения. К такому решению пришли и органы предварительного следствия в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела против 47 работников УДИ, в том числе жены подсудимого Гущина - Гущиной Т.Е. (т. 8 л.д. 152-153), а также в постановлении

о прекращении уголовного дела за отсутствием состава преступления у Кравченко в период, когда она не являлась зам. директора УДИ (т. 8 л.д. 154-155).

Против граждан, передавших Гущину и другим свое жилье "в качестве взятки", уголовное дело не возбуждалось, обвинение им не предъявлялось, все они были допрошены как свидетели. Поэтому постановление о прекращении против них уголовного дела (т. 8 л.д. 158-159) незаконно. С другой стороны, в постановлении констатируется, что все те граждане помещены в УДИ по социальным и медицинским показаниям, они "не сознавали преступность совершаемых ими действий" - дачу взяток в виде комнат и квартир. Другими словами, они не имели умысла на дачу взятки. А раз так, если лицо, передающее имущество другому лицу, не сознает, что передает этот предмет именно в качестве взятки, и не имеет умысла на дачу взятки, то не может быть и состава преступления - получения взятки. 2.

Передача гражданами, поступающими или проживающими в УДИ, своего жилья сотрудникам УДИ и получение теми такого жилья принципиально не являются преступными. Во-первых, из-за особенного статуса УДИ как "Учреждения в условиях внутрибюджетного хозрасчета с применением хозрасчетных отношений", полномочного самостоятельно распоряжаться 10% плановых путевок.

Во-вторых, подобные взаимоотношения допустимы по Федеральному закону "О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов". Статья 24 Закона установила, что услуги, входящие в федеральный перечень гарантированных государством услуг, могут быть оказаны гражданам бесплатно, а также на условиях частичной или полной оплаты. Средства, поступающие от оплаты социальных услуг, зачисляются на счета учреждения социального обслуживания и направляются на дальнейшее развитие социального обслуживания и стимулирование труда социальных работников. Оплата социальных услуг может производиться за счет средств, полученных от продажи или иного отчуждения принадлежащего на праве собственности гражданам пожилого возраста и инвалидам имущества, включая жилые помещения, ценные бумаги и иное имущество, на основании договоров, заключаемых в соответствии с законодательством Российской Федерации.

Органы предварительного следствия не учли изложенные обстоятельства при предъявлении Гущину и другим подсудимым обвинения в получении взяток.

Нарушения уголовно-процессуального закона органами предварительного следствия являются существенными, неполноту предварительного следствия нельзя восполнить в судебном заседании.

На основании изложенного и в соответствии со ст. 258 УПК РСФСР и п. 7 постановления Пленума Верховного Суда СССР "О некоторых вопросах, связанных с применением судами уголовно-процессуальных норм, регулирующих возвращение дел на дополнительное расследование"

прошу:

уголовное дело в отношении Гущина В.А. направить на дополнительное расследование прокурору г. Екатеринбурга.

Адвокат В.Н. Смирнов

4 ноября 1996 г.

В Чкаловский районный суд г. Екатеринбурга

адвоката Смирнова В.Н. по делу подсудимого Гущина. В.А.

<< | >>
Источник: Смирнов В.Н.. Адвокатура и адвокатская деятельность ./ В.Н. Смирнов , А.С. Смыкалин - М.: Проспект; Екатеринбург: Уральская гос. юрид. академия.. 2010

Еще по теме § 2. Ходатайства, жалобы защитника на неполноту предварительного следствия:

  1. 5.5. Ходатайства и жалобы на стадии предварительного расследования
  2. § 5. Ходатайство защитника прокурору и в суд в порядке предварительного слушания дела
  3. 1.2. Условия допуска защитника на дознание и предварительное следствие
  4. Глава II Права и возможности защитника на предварительном следствии
  5. 2.1. Процессуальные права защитника, участвующего в деле в ходе дознания и предварительного следствия
  6. 2.2. Некоторые организационные вопросы, решаемые при участии защитника в дознании и предварительном следствии
  7. Глава 2. ПРОЦЕССУАЛЬНЫЕ И ОРГАНИЗАЦИОННЫЕ ВОПРОСЫ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ДОЗНАНИЯ И ПРЕДВАРИТЕЛЬНОГО СЛЕДСТВИЯ С УЧАСТИЕМ ЗАЩИТНИКА
  8. 6.1. Наличие у подозреваемого, обвиняемого физических недостатков, либо психического расстройства как основание обязательного участия защитника в предварительном следствии и дознании
  9. Права и обязанности адвоката о размере оплаты труда адвоката, участвующего в качестве защитника в уголовном судопроизводстве поназначению органов дознания, органов предварительного следствия, прокурора или суда Постановление Правительства Российской Федерации от 4 июля 2003г. №400
  10. § 2. Формы предварительного расследования: предварительное следствие и дознание
  11. Эльза Мурадьян. Ходатайства, заявления и жалобы, 2009
  12. 8.2. Приостановление предварительного следствия, когда подозреваемый или обвиняемый скрылся от следствия либо место его нахождения не установлено по иным причинам
  13. Глава 8. Ходатайства и жалобы
  14. ГЛАВА 18 ХОДАТАЙСТВА И ЖАЛОБЫ
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -