<<
>>

§ 7. Адвокатура в Российской империи

Становление и развитие адвокатуры России представляет научный интерес по двум основным причинам. Первая - многие черты дореволюционной адвокатуры сохранились в последующих периодах правового регулирования.

Вторая - ныне именно адвокат стал одной из ключевых фигур судебной системы, поскольку, с одной стороны, он пользуется большим доверием общественного мнения по сравнению с судьей или прокурором, с другой - с введением суда присяжных роль адвока

та реально возросла. Именно с этих позиций история становления и развития российской адвокатуры является актуальной и востребованной в современных условиях. При этом одни авторы исторический обзор адвокатуры начинают с XIV-XV вв., с Псковской судной грамоты, а другие - со второй половины XIX в. - времени реформ Александра II. Нам представляется более убедительным второй подход.

Россия в период с XV до начала XX в. прошла несколько этапов социально-экономического и политического развития, каждый из которых был связан с определенными формами государственности, государственного управления и местного самоуправления. В XIX в. в результате модернизации на смену сословно-представительной монархии пришли абсолютная с коллегиальной, а затем и министерской системами государственного управления. Страна стала называться Российской империей и в таком виде российская монархия просуществовала вплоть до 1905 г.

До середины XIX в. об адвокатуре как общественном и правовом институте речи быть не могло. Этот институт не был востребован обществом и государством и для его появления не сложилось ни политических, ни экономических, ни социальных предпосылок. Образование адвокатского сословия в России — явление достаточно молодое, ведущее свое начало с Великой Судебной реформы 1864 г. (всего-то 140 лет). Следует отметить, что даже в такое знаменательное, исторически переломное время, как «эпоха Петра» с его важными государственными реформами, отношение прежних правителей Руси к роли и значению адвокатов (в те времена людей, оказывающих представительские услуги в судах или услуги по написанию жалоб, называли «ходатаями», или «ябедниками») совершенно не претерпело никаких изменений в лучшую сторону.

Петр I, например, как и его предшественники, считал ходатаев товарищами воров и душегубцев. По мнению царя, адвокат своими пространными ходатайствами больше утруждает судью и запутывает дело, чем ведет к его скорейшему разрешению. В указе Елизаветы 1752 г. деятельность ходатаев вообще была поставлена почти вне закона: «.. .к крайнему неудовольствию нашему слышим разорение и притеснение наших подданных от ябедников».

Екатерина II считала адвокатов главными виновниками гибели французской монархии и свершения революции в Париже. По этой причине она категорически отрицала в России саму идею адвокатуры западного типа. А Император Николай I в беседе с князем Голицыным, отстаивавшем необходимость введения адвокатуры, с такой же уверенностью заявлял: «Нет, князь, пока я буду царствовать, России не нужны адвокаты. Поживем и без них!» Потому в течение всего дореформенного периода российской истории, как и в первые годы после Октябрьского переворо

та 1917 г., правовые представители были аморфной группой без соответствующего профессионального обучения, организации и названия. Адвокатской практикой занимались в основном государственные служащие невысокого ранга или находившиеся в отставке. Будучи сведущими в тонкостях бюрократических процедур и языка и занимая относительно скромное место в государственной машине, эти малые функционеры- адвокаты были вполне естественным, хотя и жалким заменителем настоящих адвокатов-профессионалов. В то же время, несмотря на отсутствие в России адвокатуры «западного типа» (т. е. такой, какой она стала после реформы 1864 г.), судебное представительство и своеобразный институт защиты на Руси все же существовали, вопреки отрицательному к нему отношению различных недоброжелателей из «властных структур». «Стряпчие и поручники» (судебные представители) были даже упомянуты в судебниках и уложениях времен царя Алексея Михайловича в качестве наемных поверенных. Однако эти дореформенные «адвокаты» «не существовали у нас в качестве юридического института».

Не имевшие никаких сведений юридических - ни теоретических, ни практических, они пользовались дурной славой хищников и мошенников. Приспосабливаясь к порокам одиозного дореформенного суда, сами заражаясь, а то и щеголяя этими пороками, стряпчие и ходатаи XIX в. по примеру средневековых подьячих ловили, ябедничали, мошенничали за любую мзду. «Берут по двугривенному и штофу водки за сочинение просьбы, — писал о них в 1860 г. авторитетный юрист А. В. Лохвицкий, — по пяти и десяти целковых за фальшивый паспорт; есть у них и такса за фальшивое свидетельство, за фальшивую подпись и проч. ... В одно и то же время пишут бумаги и истцу и ответчику и, конечно, с обоих берут деньги».

Впоследствии Свод законов Российской империи закрепил право за любым лицом, которое может быть истцом или ответчиком, производить тяжбу и иск через поверенного, определив, что поверенный действует в суде вместо доверителя и представляет его лицо. Конечно, это была далеко не профессиональная защита. Ее архаичность и низкий уровень диктовались архаичностью самой тогдашней жизни, патриархальностью быта и нравов, заскорузлостью государственных институтов и самого феодального российского общества, отдаленного от европейской цивилизации ровно настолько, насколько российская судебная система была отделена от передовых образцов судопроизводства некоторых своих соседей по континенту. Занятие стряпчеством в России стояло на самой низшей социальной ступени. От родства с такими предшественниками русские адвокаты, естественно, открещивались категорически. Следует отметить, что большое негодование у людей вызывал российский дореформенный суд.

Поэтому представим, что мог сделать в таком суде стряпчий (адвокат), чем он мог помочь своему клиенту? Пока «корень зла» сидел в судах да, кроме того, пока отношение властей к адвокатам проявлялось с явно негативным оттенком, было очевидно, что честному благонадежному ходатаю в российских судах делать нечего. Потому и отношение к адвокатам у властей было соответствующее.

Так, в «Замечаниях членов Государственного Совета и Министерства юстиции на проект положения

о              присяжных поверенных» констатировано, что в обществе и между правительственными лицами распространено убеждение, очень верное и основательное, что одна из причин бедственного положения нашего судопроизводства заключается в том, что лица, имеющие хождение по делам, большей частью люди очень сомнительной нравственности, не имеющие в основном никаких сведений - ни юридических, ни практических.

Однако, как бы ни обвиняла власть «крапивное семя» в неблагонадежности и безнравственности, причины, по которым в России стала возможной такая адвокатура, исходили во многом от самой власти. А оценки, данные адвокатам того времени властью, — это типичнейший прием подмены понятий и смешения причин со следствием, используемый и поныне в идеологической обработке сознания общества. Ясно же, что при той судебной системе, которая существовала в России, иного от адвокатов нельзя было и ожидать. Такое положение в адвокатуре оставалось до самого конца дореформенного периода. Правда, законом Российской империи от 14 мая 1832 г. деятельность судебных представителей (стряпчих) впервые была более или менее законодательно упорядочена, регламентирован порядок отбора членов и деятельности этого института. Но относилось это не ко всей судебной системе, а только к коммерческим судам, при которых создавался и работал институт судебных стряпчих. Объяснение этому кроется в экономической составляющей бытия. Бурный рост промышленности, производства, развитие капиталистических отношений вызвали острейшую необходимость серьезной защиты частной собственности, купеческого сословия, предпринимательства, крупных и мелких промышленных и торговых капиталов. И такая защита появилась еще задолго до судебной реформы 1864 г. в виде коммерческих судов и «адвокатов» нарождающегося нового класса российской буржуазии. В 1850-1860-х гг. А. Н. Радищев подавал в Комиссию сочинения законов Александра I особое мнение о праве «судимых» выбирать себе защитника («судимому или обвиняемому в преступлении дозволено избирать себе для совета кого он хочет, а если никого не имеет, то такого человека дать ему от суда»).

Отмечая один из пороков дореформенного суда, декабрист М. С. Лунин писал: «Нет адвоката, чтоб

говорить за дело». Словно продолжая эту мысль, декабрист Н. И. Тургенев готов был признать судопроизводство в России нормальным только при условии, «когда будут у нас адвокаты». Та же мысль выражена и в конституционных проектах идеологов декабризма. Правда, П. И. Пестель настороженно относился к «адвокатскому красноречию», полагая, что оно «великое может иметь влияние» на судей в отрицательном смысле, а именно помешает им «отделить существо дела от цветов красноречия», но в подготовительных материалах к Русской Правде он тоже признавал необходимым для судебного разбирательства наличие «судьи-защитника» («адвоката обвиняемого»), который «ищет доказательств в невиновности» своего подзащитного.

Что же касается Н. М. Муравьева, то он в третьем, окончательном варианте своей «Конституции», записал безоговорочно: «В каждом уездном городе, в областных и в столице полагается особое сословие адвокатов, в которое поступают люди, получившие в университетах аттестаты в том, что они имеют надлежащие сведения в юридических и словесных науках». Позднее М. В. Буташевич-Петрашевский, сам находясь под следствием, просил объявить царю, что «России нужно, весьма нужно введение адвокатов».

Царизм, однако, воспринимал все эти суждения как еретическую химеру отдельных злоумышленников, о которой гласно «нельзя было и заикаться». Лишь после смерти Николая I, в условиях обозначившейся политической «оттепели», русское общество сравнительно громко и широко стало обсуждать и ставить на порядок дня вопрос об учреждении адвокатуры.

Разбором мелких дел занимался мировой суд, а высшей кассационной инстанцией был правительствующий Сенат. Следует подчеркнуть, что коммерческие суды дореформенной России стали уже тогда состязательными, сравнительно объективными государственными структурами, где судьи вынуждены были считаться с законом, правилами и обычаями делового оборота и принимать грамотные и обоснованные судебные решения.

Стряпчие в этих судах отбирались по строжайшему принципу избирательности, с предъявлением аттестатов об образовании, послужных списков, свидетельств о званиях и т. п. Коммерческий суд мог зарегистрировать претендента в качестве судебного стряпчего, а мог и отказать в регистрации без указания причин.

Кроме того, суд наделялся правом исключения лиц из числа судебных стряпчих с указанием причин. Во всех же остальных судах России положение оставалось прежним. И в этих условиях адвокатура (судебные стряпчие, ходоки по делам), будучи сама неизбежным порождением господствовавшей инквизиторской системы правосудия, в свою очередь

играла значительную роль и оказывала серьезное влияние на дальнейшую деморализацию правосудия, подводя общественное сознание к необходимости коренных перемен и реформирования правовых институтов государства. И вот через 30 с лишним лет после создания института стряпчих в коммерческих судах великие государственные умы подошли, наконец, к осознанию необходимости серьезных правовых реформ и в других сферах российского общества.

Принципиально иным, по сравнению со стряпчими и ходатаями, был прежде всего правовой, буржуазный статус адвокатуры, которая родилась в качестве полноценного юридического института. Прежде всего это касалось всей судебной системы, понимания того, что без состязательного способа судопроизводства невозможен дальнейший исторический процесс на пути к цивилизованным общественным отношениям. А состязательное судопроизводство, в свою очередь, невозможно при отсутствии правильно организованной адвокатуры. Ряд статей уставов 1864 г. явно противопоставлял присяжных поверенных дореформенным стряпчим, декларируя, что адвокат «не может не только быть в одно и то же время поверенным обеих спорящих сторон, но и переходить по одному и тому же делу последовательно от одной стороны к другой» (ст. 402); «не должен оглашать тайн своего доверителя не только во время производства его дела, но и в случае устранения от оного и даже после окончания дела» (ст. 403); «за умышленные ко вреду доверителей действия присяжные поверенные по жалобе тяжущихся и по исследовании их вины могут, сверх взыскания с них убытков, быть подвергнуты уголовному суду» (ст. 405). Вступая в сословие, каждый присяжный поверенный давал по узаконенной форме «Клятвенное обещание» «хранить верность» царю, «исполнять в точности» законы и «охранять интересы» своих доверителей, памятуя о том, что за все это он должен «дать ответ пред Законом и пред Богом на страшному суде его». Чтобы подчеркнуть отличие присяжных поверенных от лиц, не принадлежащих к их сословию, Госсовет 22 января 1866 г. учредил особый знак (серебряный, с изображением герба судебного ведомства в дубовом венке), который полагалось носить в петлице на левой стороне фрака.

Итак, состоявшаяся в 1864 г. судебная реформа явилась выражением прогрессивных либеральных правовых идей общества и стала началом европейского публичного права в России. Реформа решительно порвала с прошлым не только в строительстве судебной системы, но и в отношении к адвокатской профессии. К ноябрю 1864 г. обсуждение реформы было закончено, и 20 ноября 1864 г. император Александр II утверил Судебные Уставы, направленные на места для исполнения со знаменитым манифестом. Эту дату принято считать и датой начала юридического

бытия российской адвокатуры. Согласно Судебным Уставам прием в присяжные поверенные должен был осуществляться Советом присяжных поверенных. Но поскольку в начальный момент работы новых судебных установлений Советов еще не было, Временными правилами предусматривалось образование в каждой губернии особых комитетов из председателей и товарищей председателей судебных палат, с возложением на эти комитеты рассмотрения прошений о принятии в число присяжных поверенных и представлением об окончательном их утверждении министру юстиции, с правом обжалования действий министра в Сенате. 29 октября 1865 г. император утвердил «Положение о введении в действие Судебных Уставов» от 20 ноября 1864 г.

В соответствии с этими Правилами комитет немедленно по открытии в округе судебной палаты обязан был пригласить посредством публикации в ведомостях всех желающих поступить в присяжные поверенные и отвечающих требованиям закона. Закон же предписывал, что присяжными поверенными могут быть лица, имеющие аттестаты университетов или других высших учебных заведений об окончании курса юридических наук или о сдаче экзамена в сих науках, если они сверх того прослужили не менее пяти лет по судебному ведомству в таких должностях, при исправлении которых могли приобрести практические сведения в производстве судебных дел, или также не менее пяти лет состояли кандидатами на должностях по судебному ведомству или же занимались судебной практикой под руководством присяжных поверенных в качестве их помощников. В последующем, после набора комитетом определенного числа адвокатов, которые были утверждены министром юстиции, предполагались проведение собраний и создание Совета присяжных поверенных.

В соответствии со ст. 358 Учреждения судебных установлений присяжные поверенные округа судебной палаты, если их не менее двадцати, входят в палату с просьбой о разрешении избирать Совет. Вследствие такой просьбы палата назначает одного из членов председателем в общем собрании присяжных поверенных при выборе членов Совета. А уже после избрания Совета желающий поступить в число присяжных поверенных подавал о том прошение в сам Совет. При этом в прошении должно было указываться, в каком именно городе избирает себе место жительства, а также то, что для поступления его в присяжные нет ни одного из препятствий с тем, что если впоследствии откроется противное, то он подлежит не только исключению из числа поверенных, но и преданию суду.

Сразу же после опубликования в 1862 г. Основных положений судебной реформы в среде молодых людей, занимающихся или предполагаю

щих заняться судебными делами, начались активные приготовления к этому важному занятию. При этом подготовка осуществлялась к деятельности и судебной, и прокурорской, и адвокатской. Конечно же, наиболее привлекательной казалась деятельность в роли адвоката, ибо с ней у прогрессивно (либерально) настроенной части населения ассоциировалось окончание бесправного российского «кривосудия», феодального беспредела и произвола чиновников. Создавались кружки, проводились собрания, обсуждения злободневных, наболевших в обществе вопросов. Особенно активно шло обсуждение судебной реформы на страницах печати.

В это время окончательно складывается система чинопочитания, когда чувство личного достоинства уступает место должностному статусу. Например, старший по чину и должности в письме к младшему собственноручно подписывал лишь фамилию, младший же был обязан собственноручно, помимо подписи, обозначить звание и чин. Отсутствие этого обозначения считалось грубым нарушением правил и рассматривалось как оскорбление. По-разному проставлялась и дата подписания документа: начальник ставил число сверху, а подчиненный - снизу. Отмеченные особенности и можно считать первоосновой формирования процессуальной этики адвоката.

Возвращаясь в дореволюционную Россию, отметим, что создание нового судебного института присяжных поверенных все-таки приветствовалось. Итак, законодательная база для образования адвокатуры была создана. Но нужно подчеркнуть, что внутренней организации у поверенных не существовало и зачастую на данной должности находились люди, не имевшие не только юридического, но и общего образования. А для женщин первоначально доступ к получению юридической профессии был вообще закрыт.

Период законодательства Судебных Уставов 1864 г. в России был достаточно лояльным по отношению к степени чистоты профессионализма. Закон считал адвокатуру несовместимой только с выборной и государственной службами. Однако существовали некоторые ретроградные ограничения, о чем мы акцентировали внимание выше, к которым относился нормативный запрет присвоения звания приватного поверенного женщинам. В то же время таких ограничений не могло быть для женщин, желающих стать членами сословия адвокатов. По мнению ученых-юристов того времени, частная адвокатура в России не пользовалась успехом и относилась к «уличной» адвокатуре. Ее профессиональный уровень и авторитет часто были предметом критики и высказывались мнения о ликвидации права на неорганизованную правовую защиту.

Политические страсти приводили к пренебрежительному отношению некоторых адвокатов к своей профессиональной обязанности и защита по уголовно-политическим делам, несмотря на предусмотренное законом обязательное участие защитника, превращалась в формальную процедуру.

Следует отметить, что в начале 90-х гг. XIX в. в Сибири с большим успехом дела в судах вели женщины-адвокаты Аршаулова и Кичеева. Стремление женщин к получению профессии адвоката являлось характерной особенностью не только для столичных городов, но и удаленных от центра губерний. Процесс формирования совершенно нового независимого правозащитного института присяжных поверенных к 18661867 гг. был полностью завершен и началась их активная деятельность в новых судах Российской империи. Первый состав адвокатуры, сформированный профессионально и грамотно, в дальнейшем обеспечил прекрасную преемственность, высочайшую степень подготовки новых кадров, а главное - честность и принципиальность в отстаивании интересов своих клиентов при осуществлении судопроизводства; наработал богатейшую практику защиты. Постепенно в адвокатуре сложились великолепные традиции корпоративной чести, высокой культуры, независимости, смелости, мужества, которые адвокатское сословие никому не позволяло нарушать и свято оберегало от «засорения».

Созданная в 1864 г. государством сверху российская адвокатура с первых лет своего существования не была поддержана обществом и только по мере утверждения частной земельной собственности и изменений в правосознании крестьян она становится, примерно с начала XX в., востребованной в крестьянской среде, а следовательно, и во всем обществе, так как Россия и в этот период оставалась крестьянской страной. Этот процесс прослеживается в развитии дореволюционной адвокатуры.

Судебная реформа Александра II породила целое созвездие блистательных адвокатов. Создание российской адвокатуры, таким образом, уже само по себе явилось громадным переворотом в общественной жизни страны, в правосознании людей, в отношении власти к закону и человеку. Конечно же, российская власть терпела адвокатуру как данность, но не жаловала и уж тем более не любила ее. Это факт. Адвокатура никогда и ни в чем не встречала поддержки у властных структур. Помимо общих неблагоприятных условий, от которых адвокатура страдала как часть целого, она подвергалась еще специальным давлениям, действовавшим различным образом и свидетельствующим о несоответствии новых судебных уставов не только государственному строю, но и общему культурному уровню почти безграмотного населения страны. И было бы противоестественно, если бы адвокатура осталась чужда окружающим влияниям.

Основные выводы После проведения судебной реформы 60-х годов Х1Х ст. провозглашаются демократические принципы ведения судопроизводства, одним из которых закрепляется право на защиту. С этого времени в уголовном производстве появляется адвокат, который выступает не как представитель (помощник) обвиняемого, а выполняет непосредственную функцию защиты. В XIX в. впервые появляются нормы, которые предусматривают уголовно-правовую ответственность чиновников различных рангов, к числу которых были отнесены присяжные и приватные поверенные, хотя все же отдельной нормы о запрете угрозы или насилия в отношении адвоката еще не существовало. Адвокатура, как и суд присяжных, сумела просуществовать в своем почти первозданном виде вплоть до самой революции 1917 г. Какие бы мощные авторитеты ни стояли за попытками их уничтожения, они не могли быть реализованы объективно, ибо любой регресс не имеет исторической перспективы.

\т/ Ключевые слова

«Ходатаи», «ябедники», стряпчие, поручники, присяжные

и приватные поверенные.

^ Некоторые термины и определения

Чиновники - люди, которые состоят на службе по управлению государством.

Присяжный поверенный — после проведения в начале 60-х годов Х1Х в. судебной реформы в России так назывался адвокат, который имел высшее юридическое образование, практический стаж судебной работы и был помощником присяжного поверенного не менее пяти лет.

Приватный поверенный — после проведения вначале 60-х годов Х1Х в. судебной реформы в России так назывался адвокат, который достиг 18-летнего возраста (за исключением женщин), сдал экзамен в окружном суде или судебной палате и получил свидетельство на право ведения судебных дел.

Из краткого словаря уголовно-блатного жаргона

Расстелиться, раскладка — признаться, дать правдивые показания.

Сдать за всю масть — донести на всех членов криминальной группы.

Крылатые цитаты и любопытные высказывания

Надлежит законы и указы писать явно, чтоб их не перетолковать. Правды в людях мало, а коварства много.

Петр I (1672—1725), российский император

Издавая закон, ставь на место того, кто должен ему подчиняться.

Екатерина II (1729—1796), российская императрица

Слуги, не имеющие господина, не становятся от этого свободными людьми - лакейство у них в душе.

Генрих Гейне (1797—1856), немецкий поэт

Идея судебного процесса заключается в том, что если заставить двух лжецов разоблачать друг друга, правда всплывет наружу.

Джордж Бернард Шоу (1856—1950), английский драматург

Полезные оперативные тезисы для адвоката Политическая борьба прямо стимулирует рост преступности, хотя в избирательной программе любого лидера неизменно присутствует, как первоочередная задача, пункт, посвященный борьбе с этой самой преступностью. Догадки приходят не раньше и не позже, а именно тогда, когда ситуация в них уже не нуждается.

74

? Контрольные вопросы, темы докладов и сообщений Что означал термин «крапивное семя», аргументируйте, почему? Российская адвокатура в период 1860-1917 гг.: общая социально-правовая характеристика. Какова разница между присяжными и приватными поверенными, объясните особенности? Ответственность адвокатов. Российские адвокаты на политических процессах.

ш Литература Арсеньев К. К. Заметки о русской адвокатуре. - СПб., 1875. Архипова Т. Г., Румянцева М. Ф., Сенин А. С. История государственной службы в России XVIII-XIX вв.: Учеб. пособ. - М.: Омега-Л, 1999. Васьковский Е. В. Организация адвокатуры. — СПб., 1893. Гаврилов С. Н. Актуальные вопросы организации адвокатуры и участия защитника в уголовном процессе в России: История и современность. - М., 1998. Гессен И. В. История русской адвокатуры. - М.: Юристъ,

1997. Гошуляк В. В. Исторический очерк развития российской адвокатуры как института, востребованного гражданским обществом // Право и политика. - 2004. - № 4. - С. 103111. Винавер М. М. Очерки об адвокатуре. - СПб., 1902. Дядькин Л. А. Судебно-процессуальные воззрения декабриста Н. И. Тургенева // Вопросы истории государства и права. - Саратов, 1977. - Вып. 1. - С. 66. Зотова Л. М. Женское лицо дореволюционной адвокатуры // Право и образование. - 2003. - № 5. - С. 148-152. Кони А. Ф. Отцы и дети судебной реформы. - М.: Издание Т-ва Сытина И.Д., 1914.

Ларин А. М. Председательствующий в суде по делу И. Засулич // Вступительная статья в книге А. Ф. Кони. Избранные труды и речи. - Тула: Автограф, 2000. - 24-33. Макалинский П. В. С.-Петербургская присяжная адвокатура. - СПб., 1889. Российские адвокаты на политических процессах. - М.,

2002. Русские судебные ораторы в известных уголовных процессах XIX века. - Тула: Автограф, 1997. Сергеев В. И. Проблемы становления российской адвокатуры в историческом контексте судебных реформ XIX и XXI веков: Российская адвокатура и судебная система на рубежах столетий // Российский судья. - 2001. - № 11. - С. 39-47. Смолярчук В. И. А. Ф. Кони и его окружение. - М.: Юрид. лит., 1990. Сословная организация адвокатуры / Под ред. М. Н. Гер- нета. - Пг., 1914; М., 1916. — Т. 2-3. Тимофеев А. Г. Судебное красноречие в России. Критические очерки. - СПб., 1900. Томсинов В. А. Из истории адвокатуры в России: Эпоха становления // Законодательство. - 1999. - № 6-7. Черкасова Н. В. Формирование и развитие адвокатуры в России (60-80-е годы XIX в.) - М., 1987.

<< | >>
Источник: О.В. Синеокий. АДВОКАТУРА КАК ИНСТИТУТ ПРАВОВОЙ ПОМОЩИ И ЗАЩИТЫ. 2008

Еще по теме § 7. Адвокатура в Российской империи:

  1. 1.6. ПРАВОВЫЕ СОСТОЯНИЯ В РОССИЙСКОМ ДОРЕВОЛЮЦИОННОМ ПРАВЕ*
  2. Введение
  3. 1.1. Понятие адвокатуры, ее значение и деятельность
  4. 2.1. Адвокатура России в период до судебной реформы 1864 г.
  5. 2.2. Адвокатура России в период с 1864 до 1917 г.
  6. Глава 3. Судебные уставы 1864 г. и создание института адвокатуры в Российской Империи
  7. § 6. Жалоба гражданина в Конституционный Суд Российской Федерации
  8. § 7. Адвокатура в Российской империи
  9. § 1. Юридическая природа адвокатуры и ее организационные формы
  10. Список литературы
- Авторское право - Аграрное право - Адвокатура - Административное право - Административный процесс - Акционерное право - Бюджетная система - Горное право‎ - Гражданский процесс - Гражданское право - Гражданское право зарубежных стран - Договорное право - Европейское право‎ - Жилищное право - Законы и кодексы - Избирательное право - Информационное право - Исполнительное производство - История политических учений - Коммерческое право - Конкурсное право - Конституционное право зарубежных стран - Конституционное право России - Криминалистика - Криминалистическая методика - Криминальная психология - Криминология - Международное право - Муниципальное право - Налоговое право - Наследственное право - Нотариат - Образовательное право - Оперативно-розыскная деятельность - Права человека - Право интеллектуальной собственности - Право собственности - Право социального обеспечения - Право юридических лиц - Правовая статистика - Правоведение - Правовое обеспечение профессиональной деятельности - Правоохранительные органы - Предпринимательское право - Прокурорский надзор - Римское право - Семейное право - Социология права - Сравнительное правоведение - Страховое право - Судебная психиатрия - Судебная экспертиза - Судебное дело - Судебные и правоохранительные органы - Таможенное право - Теория и история государства и права - Транспортное право - Трудовое право - Уголовное право - Уголовный процесс - Философия права - Финансовое право - Экологическое право‎ - Ювенальное право - Юридическая антропология‎ - Юридическая периодика и сборники - Юридическая техника - Юридическая этика -