§ 1. Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения


Первая попытка проведения судебно-психологической экспертизы в России относится к 1883 г. Экспертиза, которую мы сейчас называем судебно-психологической, тогда была названа известным юристом, общественным деятелем А.Ф.
Кони экспертизой чувств и впечатлений. И хотя он не мог не признать ее интересной, тем не менее отнесся к ней скептически ввиду ее субъективного характера, низкого научного уровня, что определялось общим состоянием развития психологической науки в то время[153].
В дореволюционный период активным сторонником внедрения психологических знаний в уголовный процесс был известный русский юрист Л.Е. Владимиров, который предлагал проводить в суде психологические исследования для выяснения психического состояния подсудимого «при отсутствии достаточности мотива», для определения силы аффекта и некоторых других вопросов[154].
В 1929 г. вышла первая монография, посвященная судебно-психологической экспертизе А.Е. Брусиловского. В ней намечались основные направления использования психологических знаний при расследовании уголовных дел, в которых обвинение «строилось на показаниях малолетних свидетелей», при расследовании железнодорожных катастроф, убийств, самоубийств и некоторых других преступлений[155]. В это же время проводились исследования А.В. Внуковым, Я.М. Канторови
чем, А.С. Тагером в области практического применения психологических знаний в уголовном процессе.
Интересными и многообещающими в те годы были эксперименты А.Р. Лурии, направленные на выявление «психических следов» преступления, разработку методики психологической диагностики возможной причастности к совершенному преступлению заподозренных в нем лиц[156].
Наряду с этим высказывались и довольно расплывчатые суждения, например о медико-психологическом обследовании подозреваемых в целях решения вопроса о том, не относятся ли они по своим психологическим особенностям к числу возможных преступников. Эти и подобные им взгляды подвергались справедливой критике.
К сожалению, в последующие годы возобладала крайняя точка зрения о недопустимости вообще какой бы то ни было судебно-психологической экспертизы, поскольку она якобы умаляла роль суда, подменяла «судейское убеждение произволом, который лишь завуалирован квазинаучным облачением»-. Некоторые авторы в своих обличениях судебнопсихологической экспертизы доходили до совершенно абсурдных утверждений — будто с ее помощью «протаскиваются» в уголовный процесс «фашистско-неоломброзианские идеи»[157].

Тем не менее разумный взгляд на использование судебно-психологической экспертизы в уголовном процессе и прежде всего по делам о несовершеннолетних пробил себе дорогу. На рубеже 60-х гг. гонения на нее постепенно прекратились. Началась активная исследовательская работа ведущими учеными-юристами страны (А.В. Дулов, Г.М. Минь- ковский, М.М. Коченов, А.Р. Ратинов, Л.И. Рогачевский, Я.М. Яковлев и др.), нацеленная на создание теоретического фундамента и внедрение ее практических рекомендаций в уголовный процесс[158]. Были проведены первые экспертные психологические исследования по конкретным уголовным делам.
В 1964 г. во всех юридических вузах страны в качестве обязательной учебной дисциплины вводится судебная психология. Это еще больше активизировало разработку проблем судебно-психологической экспертизы.
В 1978 г. в Прокуратуре СССР совместно с представителями Верховного Суда СССР, учеными-юристами, психологами состоялось заседание, посвященное использованию судебно-психологической экспертизы. На этом совещании было принято решение о дальнейшем расширении исследовательских работ в области судебно-психологической экспертизы, более широком внедрении их результатов в практику борьбы с преступностью.

В институте прокуратуры в секторе психологических проблем борьбы с преступностью (проф. А.Р. Ратинов) была создана экспертная группа психологических исследований (рук. М.М. Коченов), на которую возлагалась разработка и координация научно-исследовательских работ в области судебно-психологической экспертизы, что дало свои положительные результаты. Например, если в 1969—1970 гг. по всей стране удалось выявить всего лишь около 20 уголовных дел, по которым проводилась судебно-психологическая экспертиза, то в последующие годы она заняла прочное, равноправное место среди других видов экспертных исследований.
В 1980 г. Прокуратурой СССР во все подведомственные прокуратуры было разослано методическое письмо, посвященное судебно-психологической экспертизе, которое, с одной стороны, явилось своеобразным итогом проделанной работы в этом направлении, а с другой — открыло еще больший простор применению психологических знаний в форме экспертизы при расследовании (рассмотрении в судах) уголовных дел[159]. 
<< | >>
Источник: Романов В.В.. Юридическая психология: Учебник. 1998

Еще по теме § 1. Предмет судебно-психологической экспертизы, основания и поводы ее назначения: