§ 1. Ощущения и восприятие. Их роль и значение в профессиональной деятельности юриста


Как уже отмечалось, одной из содержательных сторон личности является подструктура психических форм отражения, которая включает психические, познавательные процессы, имеющие ярко выраженный индивидуальный характер и в силу этого во многом определяющие личностные особенности человека.
К ним прежде всего относятся перцептивные процессы: ощущения, восприятие, с помощью которых человек принимает сигналы окружающего мира, отражает свойства, различает признаки вещей, ощущает состояние собственного организма[68]. Рассмотрим их более подробно.
Ощущения. Простейшей формой психического отражения являются ощущения. Ощущение — это элементарный психический познавательный процесс непосредственного отражения отдельных свойств предметов и явлений материального мира, а также состояния собственного организма человеком.
В ощущениях проявляются познавательные, эмоциональные и регуляторные функции психики. Ощущения всегда эмоционально окрашены, поскольку связаны с жизнедеятельностью организма, сигнализируя человеку о характере и силе воздействий. Ощущения не только связывают нас с внешним миром, являются основным источником познания, но и выступают основным условием нашего психического развития. Например, в искусственно создаваемых условиях сенсорной изоляции, лишающей субъекта ощущений, его психическая жизнь, сознание существенно нарушаются, вследствие чего могут появляться галлюцинации, навязчивые идеи и другие расстройства психики.
В настоящее время насчитывается большое количество разнообразных ощущений, которые классифицируются следующим образом:
ощущения, отражающие свойства предметов, явлений внешней среды (экстероцептивные) в результате воздействия раздражителя не

посредственно на анализатор (контактные) или на расстоянии от него (дистантные);
ощущения, фиксирующие состояние внутренних органов (интеро- цептивные);
ощущения, отражающие положение нашего тела (проприоцептив- ные) и характер его движения (кинестетические).
К контактным экстероцептивным ощущениям относятся, например, вкусовые, осязательные ощущения. Зрительные, слуховые, обонятельные являются разновидностью дистантных экстероцептивных ощущений.
Обычно в «чистом» виде отдельные ощущения появляются редко, поскольку раздражители действуют сразу на несколько анализаторов, вызывая целую гамму разнообразных ощущений. Примером таких сложных ощущений могут быть вибрационные, температурные, болевые ощущения.
По силе и длительности воздействия выделяют слабые, средние и сильные ощущения, измеряя которые можно судить в целом о чувствительности тех или иных анализаторов к определенным раздражителям, что имеет самое непосредственное отношение к оценке показаний свидетелей о том, что и как они слышали, видели и т.д.
Чтобы правильно оценивать показания свидетелей, других участников уголовного, гражданского процесса, необходимо знать об основных закономерностях, свойствах ощущений, которые влияют на формирование показаний. К этим свойствам ощущений необходимо отнести следующие.
Чувствительность анализатOpa'.Это способность психики к отражению свойств предметов, явлений с большей или меньшей точностью. Чувствительность анализатора (зрительного, слухового и т.д.) определяется минимальной силой стимула, который различает человек, а также минимальной разницей между двумя стимулами, способными вызвать изменения в ощущении.
Минимальная сила раздражителя, способная вызвать ощущение, называется нижним абсолютным порогом чувствительности, который характеризует уровень абсолютной чувствительности анализатора к раздражителю. Между абсолютной чувствительностью и величиной порога существует обратно пропорциональная зависимость: чем ниже порог ощущения, тем выше чувствительность.
Наряду с нижним существует верхний абсолютный порог чувствительности, определяемый максимальной силой раздражителя, когда ощущение возникает адекватно действующему раздражителю. Дальнейшее увеличение силы раздражителя вызывает ощущение боли.

Нижний и верхний пороги определяют зону чувствительности анализатора к соответствующему раздражителю.
Кроме того, существует порог чувствительности к различению (разностный порог), определяемый минимальной величиной различения силы (большей или меньшей) двух раздражителей. С возрастанием силы раздражителя величина порога различения (разностный порог) возрастает.
У людей эти пороги чувствительности (нижний, верхний, разностный) индивидуальны. В зависимости от возраста и других обстоятельств они меняются. Острота чувствительности нарастает с возрастом, достигая максимума к 20—30 годам. На временные отклонения чувствительности от обычной нормы влияют такие факторы, как время суток, посторонние раздражители, психическое состояние, утомление, болезнь, беременность у женщины и т.д. Оценивая качество ощущений свидетеля, обвиняемого, необходимо также выяснять, не подвергался ли субъект воздействию побочных раздражителей (алкоголя, наркотических или подобных им фармакологических веществ), которые повышают либо резко притупляют чувствительность анализаторов.
Все это следует учитывать при допросах, во время следственных экспериментов, проводимых в целях проверки качества ощущений. Например, исследуя вибрационную чувствительность у подозреваемого в симуляции глухоты, можно довольно просто изобличить его во лжи. Достаточно за спиной «больного» бросить на пол небольшой предмет, чтобы проверить его симулятивное поведение. Действительно больной человек с пораженным слухом с ненарушенной вибрационной чувствительностью ответит на этот раздражитель. Симулянт же, если он не знает о развитом вибрационном ощущении глухих, не среагирует на этот раздражитель. Разумеется, после такой предварительной пробы подозреваемый должен быть направлен на судебно-психологическую либо комплексную медико-психологическую экспертизу[69].
Анализируя свидетельские показания, основанные на ощущениях, следует помнить, что в рецепторную деятельность различные искажения могут вноситься подпороговыми раздражителями, которые хотя и не вызывают четких ощущений в силу своей незначительной величины, однако создают, особенно при неоднократном воздействии, очаг возбуждения в коре головного мозга, способный вызывать галлюцинаторные образы, различные ассоциативные связи с ранее зафиксированными ощущениями. Иногда это проявляется у свидетелей в том, что первоначальный образ, какое-то смутное ощущение в последующем трансформируется как бы в реальное явление. Причем такие возникшие ложные образы, нечеткие ощущения бывают настолько стойкими, что начинают влиять на формирование ошибочных свидетельских показаний. И следователю (суду) в подобных случаях приходится прилагать значительные усилия, чтобы разобраться в том, что именно соответствует истине, а что является добросовестным заблуждением допрашиваемого.
См.: Кертес И. Тактика и психологические основы допроса. М., 1965. С. 32.

На возможные искажения в ощущениях также может оказывать влияние так называемый сенсорный эффект, т.е. тот фоновый шум, который периодически бывает в каждом анализаторе. Это ощущение сенсорным органом самого себя независимо от того, воздействует на него в данный момент какой-либо раздражитель или нет. Значение сенсорного эффекта возрастает при воздействии раздражителей, имеющих небольшую силу, когда трудно бывает отличить самопроизвольное сенсорное возбуждение анализатора от ощущения какого-либо слабого сигнала. В подобных случаях возникает ситуация перцептивной неопределенности, которая чаще всего предрасполагает к принятию ошибочных решений, особенно в экстремальных ситуациях в системе «человек — машина», встречающихся во время происшествий, связанных с эксплуатацией различных технических устройств, транспортных средств.
Адаптация. Данная закономерность выражается в изменениях чувствительности анализатора под длительным воздействием раздражителя в виде понижения или повышения порога чувствительности. В результате адаптации ощущение может полностью исчезать, особенно в процессе продолжительного действия раздражителя. Примерами этого могут служить: адаптация к запаху обонятельного анализатора у человека, длительное время работающего с пахучими веществами; слуховая адаптация к постоянно воздействующим шумам и т.д.
В некоторых случаях в результате адаптации может наступать притупление ощущений под воздействием сильного раздражителя, например временное снижение чувствительности зрительного анализатора, после того как мы из полутемного помещения попадаем в условия яркой освещенности (световая адаптация). Эти виды адаптации называют негативными, так как приводят к снижению чувствительности анализаторов. Отрицательное воздействие оказывает адаптация к свету и темноте, особенно в условиях тусклого освещения. В этих условиях у водителей автотранспортных средств увеличивается время реакции, ухудшается локализация движущихся объектов. Темновая адаптация приводит к задержке передачи сигнала от затемненного глаза в мозг. Отсрочка в передаче сигнала ведет к тому, что человек видит предмет как бы с некоторым запозданием, что иногда способствует возникновению аварийных ситуаций на дорогах с интенсивным встречным автомобильным движением[70].
Однако проявление адаптации не всегда носит отрицательный характер. Нередко чувствительность анализатора в результате адаптации может не только понижаться, но и значительно повышаться. Например, так случается при воздействии слабого раздражителя на зрительный анализатор в полутемном помещении (при устойчивости к темновой адаптации) или на слуховой анализатор в условиях полной тишины, когда наш слуховой анализатор начинает фиксировать довольно слабые звуковые раздражители (слуховая адаптация). Иначе говоря, чувстви
тельность анализаторов под воздействием слабых раздражителей повышается, а под действием сильных — снижается.
Данную закономерность необходимо учитывать в следственной (судебной) практике при оценке свидетельских показаний, когда, к примеру, субъект, стремящийся ввести следователя (суд) в заблуждение, ложно утверждает, что он не видел каких-либо объектов, поскольку «было темно». На самом же деле с учетом продолжительности его пребывания в условиях относительной темноты и появления у него темно- вой адаптации это может быть и не совсем так. Известно, что человек, попавший в затемненную комнату, через 3—5 мин. начинает различать проникающий туда свет, видеть предметы. Через 20—30 мин он уже достаточно хорошо ориентируется в темноте. Пребывание в абсолютной темноте повышает чувствительность зрительного анализатора к свету за 40 мин в 200 тысяч раз[71].
Степень адаптации наших анализаторов различна. Высока адаптируемость у обонятельных, тактильных анализаторов. Несколько медленнее адаптируются вкусовые, зрительные ощущения.
Взаимодействие ощущений. В повседневной жизни на наши рецепторы воздействует масса раздражителей, под влиянием которых мы постоянно испытываем различные ощущения. В результате взаимодействия разных ощущений чувствительность анализаторов изменяется: либо возрастает, либо снижается. Этот механизм взаимодействия ощущений может влиять на полноту и объективность свидетельских показаний, на качество следственного эксперимента. Например, в условиях воздействия очень сильного шума авиационного мотора световая чувствительность сумеречного зрения может падать до 20% своего прежнего уровня[72]. Также значительно понижается зрительная чувствительность при воздействии на обонятельный рецептор неприятного запаха. Последнее обстоятельство следует иметь в виду при осмотре места происшествия, трупа со значительными трупными изменениями, во время эксгумации. В подобных случаях приходится прилагать дополнительные усилия к выполнению на должном уровне всего объема работы, чаще делать перерывы.
Общая закономерность подобных явлений состоит в том, что слабые раздражители одной анализаторной системы повышают чувствительность других анализаторов при взаимодействии ощущений, а сильные — понижают ее. Это явление называется сенсибилизацией.
Кроме того, в процессе взаимодействия ощущений под влиянием одного раздражителя могут появляться ощущения иной модальности, характерные для другого раздражителя, не воздействующего в данный момент на анализатор. Данное явление получило название синестезия. Например, у некоторых лиц под воздействием звуковых раздражителей могут возникать яркие зрительные образы, различные вкусовые ощущения и т.д.

Известный отечественный психолог А.Р. Лурия описал такую необычайную чувствительность у некоего Ш. Идя как-то с ним из института, А.Р. Лурия поинтересовался у Ш., не забудет ли тот дорогу. «Что вы, — ответил Ш., — разве можно забыть? Ведь вот этот забор. Он такой соленый на вкус и такой шершавый, и у него такой острый и проницательный звук...»1.
При взаимодействии ощущений может иметь место явление, называемое контрастом ощущений. Это происходит в тех случаях, когда один и тот же раздражитель ощущается анализатором в зависимости от качественных характеристик другого раздражителя, действовавшего на этот же анализатор одновременно с ним или последовательно (например, последовательный контраст вкусовых ощущений). Иногда контрастные явления приводят к ошибкам в ощущениях, а следовательно, и в свидетельских показаниях.
Последовательные образы. Нередко при длительном воздействии на анализатор раздражитель продолжает ощущаться даже после того, как он прекратил свое действие. Какое-то время человек его еще «видит», «слышит» и т.д. Эти ощущения в виде последовательных образов имеют значение при оценке решений, принимаемых в экстремальных условиях.
Закономерность наших ощущений в виде последовательных зрительных образов использована при создании кинематографического эффекта, как бы движущегося на экране изображения. Критическая частота мельканий, когда мы перестаем замечать смену кадров, соответствует 30 вспышкам в секунду и более. При кинопроекции обычно частота мельканий достигает 72 вспышек в секунду, и мы видим объекты в движении, не замечая последовательно сменяющихся проекций. При низкой же частоте мельканий вспышек, например 5—10 раз в секунду, возможно появление ярких световых пятен, неподвижных фигур, причем этот эффект может быть исключительно отчетливым. Стимуляция сетчатки зрительного рецептора яркими вспышками света иногда доходит до того, что начинает вызывать неприятные ощущения, приводящие к головной боли и тошноте2.
Знание данной закономерности может пригодиться, например, при оценке действий водителя, не справившегося с управлением машины в темное время суток в условиях интенсивного встречного движения транспорта.
Пространственная локализация раздражителя. Пространственная рецепция осуществляется с помощью дистантных анализаторов, ощущающих сигнал на расстоянии. Обычно в этом процессе участвует несколько анализаторов с подключением контактных рецепторов. В некоторых случаях возможны искажения в результате взаимодействия ощущений, особенно под влиянием анализатора ведущей модальности.
‘ ЛирияА.Р. Маленькая книжка о большой памяти. (Ум мнемоннста). М., 1968. С. 24.
¦ Cm.: Грегори Р.Л. Указ. соч. С. 123—124.

На точность пространственной локализации раздражителя в значительной степени может влиять положение тела, головы.
Определенную дезорганизацию в рецепторную деятельность, в ощущения своего тела, пространства вносят необычные состояния, условия деятельности, например невесомость. Вот, как описывает свои ощущения в этом состоянии наш первый космонавт Ю.А. Гагарин, который в первые секунды невесомости, по его словам, «почувствовал, что самолет перевернулся и летит в таком перевернутом положении... В течение всего периода невесомости, — вспоминает он, — испытывал неприятное, труднохарактеризуемое, незнакомое ранее ощущение неестественности и беспомощности... Мне казалось, что изменилась не только обстановка в самолете, но и что-то во мне самом. Чтобы избавиться от этого неприятного ощущения, пробовал в невесомости писать, дотягиваться руками до различных предметов. Все это выполнял без особых затруднений. Тем не менее чувство беспомощности, неуверенности не проходило и мучило меня»[73].
Каждый человек имеет свой индивидуальный уровень развития чувствительности, определенные качественные характеристики анализаторных систем, составляющие сенсорную организацию его личности. Существенное влияние на работу органов чувств оказывает тип нервной системы субъекта. Люди с сильной нервной системой обнаруживают большую выносливость и устойчивость, чем люди со слабой нервной системой, однако последние наделены большей чувствительностью (Б.М. Теплов, А.Р. Лурия). Изменяя интересы, установки субъекта с помощью аутотренинга, речевой инструкции, меняющей значимость раздражителя путем придания ему важного «сигнального» значения, можно добиваться повышения или понижения чувствительности анализатора, подчинять ее целям и задачам деятельности.
Профессиональная деятельность предъявляет повышенные требования к сенсорной организации юриста. В его деятельности ведущими видами чувствительности являются прежде всего зрительная, слуховая, обонятельная.
Болезненные органические ощущения оказывают отрицательное влияние на функционирование различных анализаторов, снижают уровень их чувствительности, что отражается в целом на всей деятельности юриста. В качестве примера можно привести выдержку из служебной характеристики на одного молодого следователя, в которой отмечалось, что наблюдающееся у него «повышенное внимание к болезненным ощущениям, развитая на этой почве мнительность в отношении своего здоровья отрицательно влияют на его служебную деятельность, мешают ему выдерживать связанные с работой физические и психологические перегрузки».
Безусловно, профессиональная деятельность предъявляет повышенные требования к сенсорной организации сотрудников правоохранительных органов. Поэтому юристам, особенно прокурорско-следст-

венным работникам, необходимо уметь управлять своими ощущениями: стимулировать положительные и волевыми усилиями нейтрализовать воздействие на психику отрицательных ощущений.
Восприятие. Более совершенной формой отражения по сравнению с ощущениями является восприятие.

Восприятие — это психический процесс отражения предметов и явлений во всей совокупности их свойств и признаков при непосредственном воздействии этих объектов на органы чувств.
В ходе восприятия в сознании человека возникает целостный образ различных предметов и явлений. Знание закономерностей процессов восприятия помогает лучше понимать механизм формирования свидетельских показаний, выявлять психологические истоки ошибок следователя, суда и на этой основе давать рекомендации по повышению эффективности их правоохранительной деятельности.
В зависимости от ведущей роли того или иного анализатора можно назвать следующие виды восприятия: зрительные, слуховые, обонятельные, вкусовые, кинестетические.
Исходя из организации процессов восприятия выделяют произвольное (преднамеренное) и непроизвольное восприятие. Как правило, наиболее эффективно произвольное восприятие, называемое также наблюдением. Юристу следует вырабатывать в себе такое производное от данного вида восприятия качество, как наблюдательность.
К свойствам и закономерностям восприятия относятся следующие.
Предметность, целостность, структурность восприятия. В повседневной жизни человека окружают разнообразные явления, предметы, наделенные различными свойствами. Воспринимая их, мы изучаем их в целом. Такое предметное восприятие оказывает регулирующее воздействие на познавательную деятельность человека, на развитие его перцептивных способностей.
Наглядно проявление данной закономерности перцептивной деятельности можно проследить при рассматривании рис. 4.1. Пятна, не связанные контуром, создают образ собаки (см. рис.4.1 ,а). Причем мы отличаем пятна на теле собаки от сходных пятен фона. И даже в тех случаях, когда пятно вообще не является изображением конкретного предмета, наше сознание стремится найти в нем сходство с каким-то объектом, на-. делить его некоторой предметностью, как это, например, имеет место при рассматривании бесформенных пятен теста Г. Роршаха (см. рис. 4.1, б), напоминающим многим испытуемым летучую мышь. В зависимости от особенностей восприятия, личного опыта человека у него подсознательно очень часто происходит своеобразный перебор признаков пятна. Наконец, среди них выделяются ведущие признаки и в конце концов в зависимости от нашего воображения мы делаем вывод, что пятно напоминает какой-то предмет, например бабочку, летучую мышь и т.д.
Все это, может быть, выглядело бы как просто развлекательные опыты, если бы в жизни, в более сложных условиях практической деятельности не проявлялись те же самые закономерности восприятия. Например, следователь, осмотрев труп со смертельными повреждениями

Рис. 4.1. Предмет восприятия
Рис. 4.1. Предмет восприятия


головы, должен исследовать и орудие убийства, изъятое у подозреваемого, выявить на изъятом предмете основные, ведущие признаки, выделяющие его в качестве орудия убийства, с помощью которого причинена строго определенной конфигурации черепно-мозговая травма. И если следователь видит среди ведущих признаков совсем не те или вовсе не замечает нужные из них, то и результат его поисков будет отрицательным: на орудии преступления не будут обнаружены микроследы-наложения, т.е. те признаки, на основании которых можно доказать причастность подозреваемого лица к совершенному преступлению. Эту, казалось бы, простую истину, наглядно иллюстрирующую перцептивные истоки некоторых профессиональных ошибок следователя, не следует забывать. На данную закономерность восприятия обращал внимание известный французский психолог Ж. Пиаже, который писал, что «восприятие осуществляется не путем копирования или точного измерения, а как бы уподобляется процессу отбора, при котором запечатлеваются не все точки или микросегменты фигуры, а лишь те, на которые пал выбор; в этом случае выбранные элементы или микроэлементы, т.е. те, которым было отдано предпочтение, будут переоцениваться в сравнении со всеми остальными»1.
В отличие от ощущений в результате восприятия складывается целостный образ предмета, явления, в том числе и такого сложного, как преступление. В силу этой закономерности человек обычно при недостатке информации стремится сам восполнить недостающие элементы воспринятого объекта, что иногда приводит к ошибочным суждениям. Поэтому при допросе свидетелей нужно выяснять не только, что они, к примеру, видели, слышали, но и на чем основаны их утверждения о тех или иных свойствах воспринятого ими объекта.
Фресс П., Пиаже Ж. Экспериментальная психология. Вып. VI. С. 21.

Активность восприятия. Обычно процесс отбора, синтеза признаков предмета носит избирательный, целенаправленный поисковый характер. В этом процессе действует активное организующее начало, подчиняющее себе весь ход познания. Проникая в изучаемое явление, мы по-разному группируем его сенсорные свойства, выделяем необходимые связи. Это придает преднамеренный, активный характер восприятию. Активность восприятия выражается в участии эффекторных (двигательных) компонентов анализаторов: движение руки при осязании, движение зрачков глаз, перемещение тела в пространстве относительно изучаемого предмета познания. При восприятии знакомых предметов перцептивный процесс может быть в той или иной мере свернут.
Осмысленность восприятия. Восприятие у человека тесно связано с его мышлением, поскольку перцептивные образы нередко имеют разное смысловое значение. Мы не только воспринимаем, но и одновременно с этим изучаем предмет познания, пытаемся найти объяснение его сущности. «Сознательно воспринять предмет — это значит мысленно назвать его, т.е. отнести воспринятый предмет к определенной группе, классу предметов, обобщить его в слове»1.
Осмысленный характер воспринимаемых образов можно проиллюстрировать графическими рисунками, на которых обычно изображаются так называемые неоднозначные двухмерные фигуры, создающие своеобразный эффект «стереографической двусмысленности», вызывающие у зрителя впечатление объема, благодаря чему двухмерное плоскостное изображение превращается в трехмерный объект. Например, в зависимости от того, как осмысливаем фигуру (рис. 4.2), как воспринимаем ее, мы по своему желанию видим попеременно то лестницу, спускающуюся вниз, то уступчатый карниз, поднимающийся вверх справа налево. И хотя в том и другом случае проекция изображения на сетчатке глаза остается неизменной, мы видим попеременно два совершенно различных объемных объекта, имеющих чисто внешнее контурное сходство.
Хорошо прослеживается активная роль нашего мышления при рассматривании изображения фигуры на рис. 4.3, известной как куб Неккера (по имени исландского ученого, впервые описавшего свойства этой фигуры).
Небольшим волевым усилием можно произвольно «переворачивать» этот куб в пространстве, попеременно меняя положение его ближней и дальней к зрителю
вертикальных плоскостей.              Рис. 4.2. Лестница Шредера
Петровский А.В. Введение в психологию. С. 141.

Рис. 4.3. Куб Неккера
Рис. 4.3. Куб Неккера


Благодаря активной роли нашего мышления, диктующего, что нужно нам видеть, мы начинаем избирательно реагировать именно на те визуальные стимулы, на основе которых и создается определенный, «нужный» нашему сознанию предметный образ, отличающийся от других перцептивных образов. Таким образом, осмысленный, избирательный перцептивный процесс приводит нас к тому, что образ восприятия переходит в образ сознания (в том числе, как нередко случается, и в ошибочный образ), под воздействием которого мы оказываемся в дальнейшем, к сожалению, и тогда, когда благодаря этому совершаем досадные промахи и ошибки в познавательной деятельности.
Активная роль мышления в процессах восприятия дала основание известному английскому психологу Р.Л. Грегори, посвятившему многие годы изучению закономерностей зрительного восприятия, образно назвать наш зрительный анализатор «разумным глазом», подчеркнув неразрывную связь зрительного восприятия с мышлением и обратив внимание на регуляцию перцептивной деятельности мыслительными процессами. «Восприятие, — писал он, — своего рода мышление. И в восприятии, как и в любом виде мышления, достаточно своих неоднозначностей, парадоксов, искажений и неопределенностей. Они водят за нос даже самый разумный глаз, поскольку именно они являются причинами ошибок (и сигналами ошибок) как в наиболее конкретном, так и в наиболее абстрактном мышлении»[74].
Благодаря такому механизму восприятия человек нередко, даже не осознавая, видит то, что хочет видеть, а не то, что объективно есть на самом деле. Этим свойством восприятия можно в ряде случаев объяснить многие изъяны поисковой деятельности следователя во время осмотра места происшествия, когда он «видит» далеко не все то, что необходимо для установления истины. Это подтверждает и проведенный нами анализ нераскрытых дел, связанных с убийствами. Одна из причин того, что некоторые тяжкие преступления оказываются нераскрытыми, лежит именно в отсутствии должной перцептивной организации
Грегори Р.Л. Разумный глаз. С. 68.

зрения, в психологической неподготовленности следователя к такому многоплановому восприятию, каким является восприятие обстановки места происшествия.
Существенной стороной осмысленности перцептивной деятельности является вербализация воспринятого. «Процесс восприятия предмета никогда не осуществляется на элементарном уровне, в его состав всегда входит высший уровень психической деятельности, в частности речь» .
Вербализация увиденного обостряет восприятие, помогает выделить существенные признаки и их отношения. Пожалуй, нет лучшего способа увидеть объект, чем заставить себя воспроизвести его, используя различные способы. При этом велико значение не только монологической внутренней или устной, но и письменной речи. Вот почему требование законодателя о протоколировании следственных действий, изготовлении слепков и оттисков следов, вычерчивании планов и схем имеет под собой не только криминалистическую, но и психологическую основу.
Практика убедительно подтверждает: посредственное качество протокола осмотра места происшествия, как правило, свидетельствует о поверхностной познавательной деятельности следователя. То есть, уже на начальном перцептивном уровне нередко создаются предпосылки для возникновения в последующем очень серьезных осложнений по делу[75].
Организация поля восприятия. Существенное значение в перцептивной стороне познавательной деятельности имеет также организация поля восприятия, благодаря чему отдельные элементы объединяются в единое целое и в результате возникает целостный образ изучаемого объекта.
Человек всегда стремится организовать поле восприятия таким образом, чтобы видеть тот или иной образ, связанный с его прежними представлениями, некоторыми знакомыми ему предметами, с определенными личными предпочтениями, установками. Иногда это приводит к воссозданию некоего синтетического образа, далеко не соответствующего, особенно в деталях, тому реальному предмету, который воспринимается.
Активное мыслительное организующее начало перцептивного процесса особенно легко выявляется при рассматривании рис. 4.4. С небольшим напряжением можно произвольно различным образом группировать зрительную информацию, переходя от одного варианта к другому, выявляя хотя и простейшие, но различные образы: группировки из четырех квадратов, из девяти, крест из двух рядов квадратов, рассекающий поле по вертикали и горизонтали, при том что проекция данного чередования квадратов на сетчатке глаза нисколько не меняется.
Тенденция к мысленной организации зрительного поля положена в основу разработанной в криминалистике методики использования идентификационного комплекта рисунков для получения собирательных ри-

сованных портретов разыскиваемых лиц по показаниям свидетелей с использованием различных фрагментов человеческого лица.
Апперцепция. Данное свойство проявляется в особой зависимости восприятия от содержания психической жизни человека, особенностей его личности, опыта, знаний, интересов. В течение жизни человек постоянно подвергается воздействию раз-

в (раздражи
              лей). Постепенно у него накапли-
'              вается определенный перцептив
ный опы? взаимодействия с ними,
предметный, интеллектуальный опыт определения (узнавания) количественных и качественных характеристик различных раздражителей, своего рода банк перцептивных гипотез, позволяющий ему быстро реагировать на действия всевозможных стимулов, своевременно выбирая из этого, условно говоря, банка ту из гипотез, которая более всего соответствует качественным характеристикам очередного стимула. С обогащением перцептивного опыта процесс определения характера раздражителя и выработки реакции на него с последующим принятием решения приобретает все более свернутый характер. И чем богаче такой опыт, чем разнообразнее накопленные перцептивные гипотезы, тем быстрее происходит восприятие и опознание стимула.
Простейшим наглядным примером смены перцептивных гипотез в процессе восприятия является чередование зрительных образов, когда мы рассматриваем, например, графические рисунки с так называемой пиктографической двусмысленностью (рис. 4.5). В первом случае это известный рисунок В.Е. Хилла «Моя жена и теща», на котором попеременно видятся то пожилая, то молодая женщины; на втором рисунке — то лицо индейца, то фигура мальчика-эскимоса в зимней одежде.
Перцептивные гипотезы могут приобретать чувственную форму, и тогда мы видим не столько объект, сколько саму перцептивную гипотезу. Не этим ли психологическим феноменом объясняются те очевидные ошибки, когда следователь «видит» на месте происшествия следы не убийства, а самоубийства, хотя фактически материальная обстановка противоречит такому «видению»?
Особенно быстрые ответы и решения приходят на привычные, знакомые человеку сигналы. Но так бывает далеко не всегда, особенно когда субъект контактирует с новым объектом кратковременно. Вспомним, как иногда медленно выбирает свидетель из группы предъявленных ему для опознания лиц. В этой ситуации восприятие людей и сличение их с ранее воспринятым образом разыскиваемого проходит как

Рис. 4.5. Примеры пиктографической двусмысленности
Рис. 4.5. Примеры пиктографической двусмысленности


бы в несколько этапов. Запечатленный в сознании образ прежде воспринятого человека наряду с другими образами (гипотезами) в ответ на новый стимул (предъявление следователем лиц для опознания) подтверждается не сразу.
К данному вопросу мы еще вернемся в последнем разделе учебника при рассмотрении психологических особенностей проведения следственных действий.
Константность восприятия. Данное свойство состоит в способности перцептивной системы воспринимать объекты с определенным, близким к реальному постоянством их формы, величины, цвета и т.д., независимо от условий, в которых это происходит. Например, под каким бы ракурсом мы ни смотрели на тарелку, независимо от ее проекции на сетчатку глаза в виде круга или эллипса, она все равно воспринимается круглой. Белый лист бумаги и при ярком свете, и в условиях пониженной освещенности воспринимается белым.
Константность восприятия вырабатывается в процессе усвоения человеком жизненного, профессионального опыта. Она является необходимым условием его жизнедеятельности, обладая механизмом обратной связи, с помощью которого перцептивная система постоянно подстраивается к нужному объекту и условиям его восприятия. Однако константность сохраняется лишь до определенных пределов. При резком изменении освещения, при воздействии на воспринимаемый предмет контрастного по цвету фона константность может нарушаться, а это, в свою очередь, может приводить к отдельным ошибкам в свидетельских показаниях.
Разрушающее воздействие на константность может оказывать состояние эмоциональной напряженности, например аффект. Поэтому, допрашивая свидетеля, целесообразно выяснить не только особенности воспринятого им объекта, т.е. что он видел, слышал, но и его состояние, а также условия, в которых протекала его перцептивная деятельность,
и только после этого следует давать оценку его утверждениям о форме, величине, цвете и других свойствах того или иного предмета.
Иллюзии. Искажение воспринятых предметов является одной из наиболее интересных проблем, с которой сталкивается следователь во время проведения следственных действий, в процессе оценки показаний свидетелей. Так как значительное количество информации участники уголовного процесса получают с помощью зрительного анализатора, наибольшую актуальность приобретают зрительные иллюзии.
Причины иллюзий носят как объективный, так и субъективный характер. К объективным предпосылкам появления иллюзий относятся: отсутствие контрастности между предметом и фоном, эффект иррадиации, приводящий к тому, что светлые предметы выглядят большими по сравнению с такими же по размеру темными предметами и т.д. Например, белый квадрат на черном фоне кажется большим, чем такой же квадрат, но на белом фоне (рис. 4.6,а). Совершенно одинаковые по диамеру круги, обрамленные разными по диаметру кружками, кажутся также разными (рис. 4.6,6). Параллельные линии, пересеченные линиями, пересекающимися в центре, воспринимаются непараллельными (рис. 4.6,в) ит.п.
Рис. 4.6. Примеры зрительных иллюзий
Рис. 4.6. Примеры зрительных иллюзий


К причинам субъективного характера, способствующим появлению иллюзий, следует отнести адаптацию анализаторов, утомление рецепторного механизма и т.п.
Если иллюзии возникают под влиянием реально воздействующих сенсорных раздражителей, но ошибочно расшифрованных нашими анализаторами, то это галлюцинации — результат патологических нарушений перцептивных процессов, приводящих к тому, что возникновение образов не обусловлено в данный момент воздействием каких бы то ни было объектов на рецепторы.
<< | >>
Источник: Романов В.В.. Юридическая психология: Учебник. 1998

Еще по теме § 1. Ощущения и восприятие. Их роль и значение в профессиональной деятельности юриста:

  1. Коммуникативная подструктура профессиональной деятельности юриста. 
  2. Раздел IV Психология профессиональной деятельности юриста
  3. Правовая регламентация профессиональной деятельности юриста. 
  4. § 4. Внимание в профессиональной деятельности юриста
  5. § 1. Социально-психологическая характеристика профессиональной деятельности юриста
  6. § 2. Структурно-психологический анализ профессиональной деятельности юриста
  7. § 1. Методы изучения личности в профессиональной деятельности юриста
  8. Глава 12 ПОЗНАВАТЕЛЬНАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА
  9. § 3. Мышление и воображение. Их роль в деятельности юриста
  10. Закономерности памяти и их проявление в профессиональной деятельности юриста
  11. Воображение и его значение в деятельности юриста.
  12. § 3. Способы преодоления отрицательных психических состояний в профессиональной деятельности юриста
  13. РАЗДЕЛ              ЧЕТВЕРТЫЙ ПСИХОЛОГИЯ ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА
  14. Жалинский А.Э.. Введение в специальность "Юриспруденция". Профессиональная деятельность юриста, 2009
  15. Глава 15 ОРГАНИЗАЦИОННО-УПРАВЛЕНЧЕСКАЯ ПОДСТРУКТУРА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА
  16. Глава 13 ОБЩЕНИЕ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА (КОММУНИКАТИВНАЯ ПОДСТРУКТУРА)
  17. Глава 4 ПСИХИЧЕСКИЕ (ПОЗНАВАТЕЛЬНЫЕ) ПРОЦЕССЫ, УЧЕТ ИХ ЗАКОНОМЕРНОСТЕЙ ЮРИСТОМ В ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
  18. Глава 11 ОБЩАЯ СОЦИАЛЬНО-ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРОФЕССИОНАЛЬНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ ЮРИСТА. ТРЕБОВАНИЯ, ПРЕДЪЯВЛЯЕМЫЕ К ЕГО ЛИЧНОСТИ