ВОССТАНОВЛЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ИЛИ ЛОЖНАЯ ПАМЯТЬ?

Психоаналитики предполагают, что с помощью защитного механизма вытеснения люди хоронят в бессознательном травмирующие воспоминания детства. Они считают также, что в некоторых ситуациях, таких, как сеанс психотерапии, индивид может вспомнить свои забытые переживания.
Эта тема попала на первые страницы газет, когда люди начали сообщать о пережитом в детстве сексуальном насилии и возбуждать на этой основе судебные дела против тех, кто, как они теперь вспоминают, был виновен в насилии. Хотя одни профессионалы убеждены в подлинности воспоминаний о сексуальных приставаниях и считают, что человеку наносят серьезный ущерб, когда не верят в реальность его прошлых переживаний, однако другие — сомневаются в их подлинности и относятся к ним как к разновидности синдрома «ложной памяти». Тогда как одни специалисты считают эти внезапные открытия памяти полезными и целительными для тех, кто долгое время подавлял и вытеснял травму, причиненную насилием, другие — предполагают, что эти «воспоминания» вызываются провоцирующими вопросами терапевтов, убежденных, что подобное насилие имело место.

В одной статье, опубликованной в профессиональном психологическом журнале, задается вопрос: «Какие существуют научные доказательства подлинности воспоминаний о сексуальном насилии, которые были "вытеснены", а затем "вспомнились" с помощью психотерапевта? Каким образом ученые, юристы и сами расстроенные пациенты отличают истинные воспоминания от ложных?» К сожалению, у нас нет ясных ответов на эти вопросы. С одной стороны, мы знаем, что люди могут забывать события, которые впоследствии припоминаются. С другой стороны, мы также знаем, что люди могут «припоминать» события, которые в действительности никогда не происходили. Как бы то ни было, психологи по-разному относятся к ценности доказательств, касающихся того, могут ли люди восстанавливать первоначально «вытесненные» воспоминания. И кроме того, даже если подобные воспоминания можно припомнить, то в настоящее время мы не имеем реальных возможностей, чтобы отличить восстановленные воспоминания от «ложной памяти».

Источники: American Psychological Society Observer, July, 1992, p. 6; Loftus, 1993; New York Times, April 8, 1994, p. Al; Williams, 1994.

Психоанализ: теория личности \ 29

Они считают, что существуют серьезные экспериментальные подтверждения того, что события или воспоминания, казалось бы, безнадежно забытые, могут быть восстановлены. Что гораздо труднее продемонстрировать в лаборатории, так это защитную функцию вытеснения, т.е. то обстоятельство, что усилия не допустить вытесненные идеи в сознание вызваны стремлением минимизировать психологическую боль. Тем не менее, вместо того чтобы говорить о том, что отсутствие экспериментальных доказательств вынуждает нас отказаться от данного понятия, Эрдели и Голдберг сосредоточиваются на принципиальной ограниченности попыток воссоздать сложные феномены в лабораторных условиях.

Обсуждая результаты клинических и лабораторных исследований, они выдвигают предположение, что «эти два подхода приносят ощутимо различные плоды. Подобные различия, как мы полагаем, отражают неотъемлемые различия в двух подходах, а не некое особое непостоянство феноменов самих по себе. Сущность клинического подхода состоит в его способности вскрыть истинную сложность когнитивных процессов... С клинической точки зрения доказательства существования механизма вытеснения очевидны и поразительны. Вместе с тем слабость клинического подхода заключается в неопределенности, неточности метода... Сила лабораторно-экспе-риментального подхода в отличие от клинического заключается в его методической мощи, его фундаментальная слабость — в неспособности иметь дело с подлинно сложными процессами» (Erdelyi & Goldberg, 1979, pp. 383—384).

В результате, в то время как практикующие психоаналитики считают доказательства в поддержку концепции вытеснения вполне убедительными, исследователи-экспериментаторы полагают, что контролируемых свидетельств в пользу вытеснения, полученных в лабораторных условиях, не существует, и, может быть, пришло время отказаться от подобных поисков (Holmes, 1990).

Прежде чем закончить обсуждение видов психологической защиты, необходимо отметить еще один защитный механизм, который используется человеком, чтобы выразить свои побуждения, не вызывая у себя тревоги. Этот механизм, имеющий важное социальное значение, называют сублимацией. В этом случае исходный объект удовлетворения замещается более высокой культурно значимой целью, далеко отодвинутой от непосредственного выражения инстинкта. В то время как другие защитные механизмы сталкиваются с инстинктами «лоб в лоб» и так или иначе ограничивают их разрядку, при сублимации инстинкт преобразуется и направляется в новый и полезный канал. По контрасту с другими защитами здесь Я не должно постоянно наращивать расход энергии, чтобы предотвратить разрядку. Фрейд интерпретировал создание Мадонны Леонардо да Винчи как сублимацию сексуального влечения к матери. Приобретение профессий хирурга, мясника или боксера в большей или меньшей степени может означать сублимацию агрессивных импульсов. Работа психиатра может представлять собой сублимацию желаний подглядывать за чужой жизнью, в том числе за ее интимными моментами. В целом, как уже отмечалось, Фрейд считал, что в способности человека сублимировать сексуальную и агрессивную энергию заключена суть цивилизации.

<< | >>
Источник: Лоуренс А. Первин, Оливер П. Джон. ПСИХОЛОГИЯ ЛИЧНОСТИ. Теория и исследования. — М.: 607 с.. 2001

Еще по теме ВОССТАНОВЛЕННЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ ИЛИ ЛОЖНАЯ ПАМЯТЬ?: